Исчезающая практика

Использование кассетного оружия Россией и Грузией в августе 2008 г.

Краткое содержание

ВходеконфликтавокругЮжнойОсетиивавгусте 2008 г. иРоссия, иГрузияиспользоваликассетноеоружие, котороектомувременичастьмеждународногосообществаужепризналазапрещенным. ВобщейсложностиврезультатеэтогокюгуотадминистративнойграницысЮжнойОсетиейпоменьшеймере 16 гражданскихлицпогиблииеще 54 получилиранениякакнепосредственновмоментудара, такиврезультатепоследующегосрабатываниянеразорвавшихсясуббоеприпасов. Опасностьдлягражданскогонаселениясохраняется: пооценкаморганизацийпоразминированию, кавгусту 2009 г. предстоитобезвредитьнеразорвавшиесясуббоеприпасынаплощади, какминимум, в 15 млн. кв. м. ИспользованиекассетныхбоеприпасоввГрузиинагляднопоказало, почемуэтооружиедолжнобытьзапрещеновпринципе, анетолькорегулироваться.

Хотяколичествопримененныхкассетныхбоеприпасовичислопотерьвыглядятотносительнонебольшимипосравнениюстакимиконфликтамипоследнеговремени, какливанский 2006 г. ииракский 2003 г., августовский конфликт на Кавказе в очередной раз высветил опасность, исходящую от такого оружия. Как и обычно в таких ситуациях, кассетные боеприпасы применялись по целому ряду населенных районов, что сопровождалось значительными гражданскими потерями во время боевых действий и после их окончания. Значительное количество неразорвавшихся суббоеприпасов на протяжении еще не одного месяца будут представлять смертельную опасность для людей и лишать их возможности добывать себе средства к существованию. Ситуация усугубляется тем, что кассетные боеприпасы применялись обеими сторонами в условиях относительно небольшой площади театра военных действий.

Менее чем за три месяца до этих событий 107 государств приняли конвенцию о всеобъемлющем запрещении кассетных боеприпасов. Ни Россия, ни Грузия в этом процессе участия не принимали, и применение ими кассетного оружия стало проявлением пренебрежения к складывающемуся международному консенсусу.

В ходе работы в зоне конфликта в августе и в районах Гори и Карели в сентябре и октябре Хьюман Райтс Вотч было документировано поражение российскими кассетными боеприпасами семи населенных пунктов или прилегающих территорий, грузинскими – девяти. В марте 2009 г. норвежская организация по разминированию Norwegian Peoples Aid сообщила об обнаружении относящихся к августу следов применения российских кассетных боеприпасов еще в двух селах. Сотрудники Хьюман Райтс Вотч детально опросили около 100 свидетелей, сотрудников организаций по разминированию, военных и гражданских чиновников и ознакомились с вещественными материалами. Они пришли к заключению, что большинство гражданских потерь были вызваны российскими боеприпасами непосредственно в момент удара и что грузинские боеприпасы также служили причиной гибели и ранения гражданских лиц как непосредственно при поражении территории, так и впоследствии.

Кассетные боеприпасы бывают как артиллерийскими, так и авиационными и в зависимости от типа могут содержать от нескольких десятков до нескольких сотен боевых элементов. Непосредственно в момент удара они представляют опасность для гражданского населения, поскольку поражают значительную территорию, что в случае применения по населенным районам делает гражданские потери практически неизбежными. Опасность сохраняется и после окончания военных действий: разбросанным на земле остается большое количество неразорвавшихся суббоеприпасов, готовых сработать от малейшего воздействия.

Российская сторона использовала два типа боевых элементов: авиационные АО-2,5  РТМ и артиллерийские 9Н210. Министерством иностранных дел Нидерландов по итогам расследования гибели голландского оператора в Гори был сделан вывод о том, что российской стороной применялась также тактическая ракета «Искандер» (СС-26) с кассетной головной частью, снаряженной неизвестными суббоеприпасами. Грузинская сторона использовала боевые элементы М-85, которыми снаряжаются 160-мм реактивные снаряды МК-4 израильского производства.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что российские войска в нескольких случаях применяли кассетные боеприпасы по населенным районам Грузии. 8 и 12 августа 2008 г. поражению подверглось село Вариани, в результате чего погибли трое и были ранены 16 мирных жителей в возрасте от 8 до 70 лет. В их числе был 13-летний Бека Георгишвили, который пошел проститься с другом перед тем, как уехать с семьей из села. В момент взрыва он помогал другу накачивать велосипед. Бека получил проникающую черепно-мозговую травму, осколок застрял в голове.

Еще девять мирных жителей погибли и 30 были ранены в результате российских ударов по Гори и Руиси 12 августа. В Гори удар пришелся по центральной площади, где в тот момент находились мирные жители и журналисты. В Руиси поражению подверглись две части села, что не только сопровождалось гражданскими потерями, но и оставило после себя значительный процент неразорвавшихся суббоеприпасов (в одном районе, где проводилось разминирование, процент отказа составил 35%).

Вопреки собранным Хьюман Райтс Вотч фактам, выводам официального голландского расследования и информации организаций по разминированию Россия неизменно отрицает использование кассетного оружия «в районе грузино-осетинского конфликта».

Грузинская сторона поначалу ограничивалась осуждением России за использование ее силами кассетных боеприпасов, однако после запросов Хьюман Райтс Вотч 1 сентября публично признала применение грузинскими войсками реактивных систем GradLAR-160 с ракетами МК-4, снаряженными суббоеприпасами М-85. Как утверждал тогдашний первый замминистра обороны Бату Кутелия, удары наносились исключительно по российским войскам, находившимся между Цхинвали и Рокским туннелем. Независимым подтверждением этого Хьюман Райтс Вотч не располагает.

При этом как нами, так и грузинскими и международными специалистами по разминированию, суббоеприпасы М-85 были обнаружены южнее Цхинвали. Хьюман Райтс Вотч были собраны многочисленные доказательства наличия суббоеприпасов М-85 и фрагментов ракет МК-4 в полосе Гори – Цхинвали к югу от административной границы с Южной Осетией. Непосредственно в результате поражения этого района по меньшей мере один мирный житель погиб и по меньшей мере двое были ранены в селах Тирдзниси и Шиндиси. Впоследствии в результате подрыва неразорвавшихся суббоеприпасов, которые присутствовали в указанной полосе еще в марте 2009 г., погибли по меньшей мере трое и были ранены по меньшей мере шестеро мирных жителей в трех селах. Так, в Броцлети в августе 2008 г. при подрыве двух М-85 один человек погиб на месте, двое получили ранения.

В октябре 2008 г. тогдашний первый замминобороны Бату Кутелия не мог объяснить Хьюман Райтс Вотч наличие грузинских суббоеприпасов к югу от административной границы с Южной Осетией. Он утверждал, что правительство разбирается в ситуации, и дал понять, что Тбилиси намерен обратиться за разъяснениями к израильскому поставщику. В феврале 2009 г. Министерство обороны Грузии подтвердило эту информацию, сообщив Хьюман Райтс Вотч, что расследование продолжается. Результаты этого расследования должны быть обнародованы.

Обнаруженные Хьюман Райтс Вотч следы применения грузинской стороной кассетных боеприпасов не соответствовали тем, которые обычно остаются в такой ситуации. Район поражения находился ближе минимальной дальности реактивных снарядов, преобладали неразорвавшиеся М-85, многие из которых даже не стояли на боевом взводе, опрошенные свидетели не упоминали о присутствии российских войск в соответствующем районе в момент его поражения. Одним из возможных объяснений может быть массовый технический сбой. В феврале 2009 г. Минобороны Грузии отмечало, что рассматривает, среди прочего, и возможность «отказа системы вооружения».

Сотрудниками Хьюман Райтс Вотч исследовались также социально-экономические последствия использования кассетных боеприпасов. В ходе выездов на места нами было найдено значительное количество неразорвавшихся российских и грузинских суббоеприпасов на полях, где местные жители выращивают различные культуры. Они говорили, что теперь боятся выходить в поле, чтобы собрать урожай. По оценкам сотрудников по разминированию на февраль 2009 г., местность может быть очищена не ранее августа 2009 г. В результате пропал урожай, который служит для многих семей основным источником средств к существованию.

Опасность, исходящая от неразорвавшихся суббоеприпасов, диктует необходимость оперативного и эффективного разминирования. Российские войска проводили масштабные работы такого рода в Горийском районе перед тем, как 10 октября они были отведены за административную границу с Южной Осетией. Теперь России следует обеспечить содействие в других формах. После отвода российских войск грузинские военные также проводили разминирование. В настоящее время эту работу продолжают профильные международные организации, однако они сталкиваются с рядом проблем, таких как зимняя погода, неквалифицированные действия местных жителей, пытающихся очистить местность своими силами, и нехватка достоверной информации.

Действия участников вооруженного конфликта регламентируются международным гуманитарным правом, или законами и обычаями войны. Воюющие стороны обязаны проводить различие между комбатантами и гражданскими лицами и воздерживаться от неизбирательных нападений. Применение кассетных боеприпасов по населенным районам или поблизости от них следует считать заведомо неизбирательным. Это оружие, имеющее малую точность и высокий процент отказа и применяемое по площадям, вызывает предвидимые гражданские потери как непосредственно в момент его применения, так и впоследствии. Хьюман Райтс Вотч полагает, что применение кассетного оружия по населенным районам или поблизости от них следует с большой долей уверенности, хотя и не автоматически, также признавать заведомо избыточным, поскольку ожидаемые гражданские потери и гражданский ущерб оказываются несоразмерными искомому военному преимуществу.

Применив кассетное оружие в ситуации, не позволявшей провести различие между военными целями и гражданскими лицами и гражданскими объектами, Россия нарушила нормы международного гуманитарного права. Удары по селам и прилегающим территориям, а также по городу Гори были изначально неизбирательными и, поэтому, незаконными. Не исключено, что они также были избыточными. Основанием для такого заключения служит отсутствие фактов, которые указывали бы на присутствие грузинских войск в зоне поражения, в сочетании с размером предвидимого гражданского ущерба.

Поскольку Хьюман Райтс Вотч не проводила детального расследования в районе, по которому, как официально признает Тбилиси, грузинские войска применяли кассетное оружие (см. раздел «Методология»), мы не имеем возможности оценивать соответствие его применения нормам международного гуманитарного права. В случае, если грузинские войска целенаправленно наносили удары по тем районам южнее административной границы, где нами были обнаружены суббоеприпасы, такие удары были бы нарушением законов и обычаев войны. Однако если даже если эти районы оказались в зоне поражения вследствие технического сбоя, это только подчеркивает недопустимую опасность, исходящую от кассетного оружия, которая усугубляется большим количеством суббоеприпасов.

Россия и Грузия должны принимать во внимание их обязательства по пятому протоколу к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (Протокол по взрывоопасным пережиткам войны, к которым относятся и неразорвавшиеся боевые элементы кассетных боеприпасов).  Россия официально заявила о своем присоединении к Протоколу 21 июля 2008 г. (для нее он вступил в силу через полгода), Грузия – 22 декабря 2008 г. Хотя для Грузии Протокол вступит в силу только в июне 2009 г., в переходный период она должна воздерживаться от действий, которые «лишили бы договор его объекта и цели».

В соответствии с Протоколом по взрывоопасным пережиткам войны, государства, «где уместно», оказывают содействие усилиям по разминированию, включая обезвреживание боевых элементов кассетных боеприпасов. Такое содействие включает предоставление информации о типе, количестве и местах применения кассетных боеприпасов. Принимаются также «все возможные меры предосторожности» для защиты гражданского населения на затронутой территории, включая проведение разъяснительной работы. Помощь в решении этих проблем оказывает каждое государство-участник, «которое в состоянии делать это».

Использование Россией и Грузией кассетного оружия не только вызывает вопросы с точки зрения существующих международных норм, но и прямо противоречит стандартам, закрепленным в новой Конвенции по кассетным боеприпасам. В мае 2008 г. она была принята 107 государствами, среди которых немало тех, кто имеет их на вооружении, производит или располагает запасами. Конвенция запрещает любое использование, производство, оборот и накопление запасов кассетных боеприпасов и предусматривает целый ряд мер по минимизации последствий их применения, в том числе разминирование, разъяснительные мероприятия и помощь пострадавшим. Конвенция была открыта для подписания в Осло 3 декабря 2008 г., к марту 2009 г. ее подписали 96 государств и шесть ратифицировали.

Хотя ни Россия, ни Грузия, не участвовали в процессе разработки этого документа, а сам он еще в силу не вступил, подписание Конвенции 96 государствами свидетельствует о поддержке ее принципов значительной частью международного сообщества. Конвенция является самым действенным инструментом, чтобы не допустить впредь использования этого оружия и, соответственно, минимизировать, а впоследствии и устранить, негативные последствия его использования для гражданского населения. Гуманитарный ущерб от применения кассетных боеприпасов в Грузии должен подтолкнуть государства к подписанию и ратификации Конвенции.

Россия и Грузия должны подписать и ратифицировать Конвенцию как можно скорее. Помимо прочего, это открыло бы всем сторонам конфликта доступ к международному содействию мерам по снижению ущерба, включая разминирование и разъяснительную работу среди населения. Если в настоящее время они не могут пойти на это, обеим сторонам следует безотлагательно принять временные меры по минимизации гуманитарных последствий использования кассетного оружия. В соответствии с положениями гуманитарного права о допустимом применении военной силы они не должны в будущем применять кассетные боеприпасы по населенным районам, а также должны запретить их дальнейшее производство и оборот, приступить к уничтожению запасов и принять меры к тому, чтобы исключить возможность гибели гражданских лиц в результате подрыва неразорвавшихся суббоеприпасов. В первую очередь необходимо обеспечить содействие усилиям по разминированию в Грузии, в том числе – при необходимости – в Южной Осетии. В рамках этого содействия международным организациям по разминированию должны быть предоставлены сведения о типе, количестве и местах применения кассетных боеприпасов.

Россия и Грузия должны также каждая провести независимое, беспристрастное и эффективное расследование того, каким образом ими применялись кассетные боеприпасы, и обнародовать его результаты. Необходимо принять меры в связи с последствиями и юридическими аспектами использования кассетного оружия. Россия должна признать факт применения ее силами кассетных боеприпасов на территории Грузии и свою ответственность за это. В ходе расследования с российской стороны должно быть установлено, несут ли отдельные командиры ответственность за нарушение гуманитарного права в связи с неизбирательным и избыточным применением кассетного оружия. В ходе расследования с грузинской стороны должны быть рассмотрены не только возможные нарушения гуманитарного права, но и возможность массовых технических сбоев и причин их возникновения. Москва должна предоставить информацию о грузинских кассетных боеприпасах, которыми поражались районы, контролировавшиеся российской стороной, включая тип, количество и места нанесения ударов; Тбилиси должен предоставить аналогичные сведения по российским кассетным боеприпасам. Как уже отмечалось, обе стороны должны также обнародовать данные о своих собственных ударах с применением кассетных боеприпасов. Обе стороны должны обеспечить прозрачность своих расследований и их открытость для контроля со стороны общества.

К Конвенции по кассетным боеприпасам должны в кратчайшие сроки присоединиться другие государства, заинтересованные в искоренении гуманитарных последствий применения кассетных боеприпасов, последним примером которых служит ситуация в Грузии. Конвенция вступает в силу и становится юридически обязывающим документом через шесть месяцев после ее ратификации тридцатью государствами. Необходимость расширения круга участников Конвенции диктуется еще и тем, что это позволит усилить воздействие на остальные государства и сделать использование кассетного оружия неприемлемым с точки зрения репутационных последствий. Такие последствия уже приводят к сокращению масштабов использования других видов оружия, в частности противопехотных мин, и есть все основания рассчитывать на то, что аналогичная ситуация сложится и с кассетными боеприпасами. Подписание и ратификация Конвенции максимально возможным числом государств послужат остальным, в том числе и России, и Грузии, сигналом о том, что международное сообщество отныне считает кассетное оружие вне закона.

Методология

Настоящий доклад основан на широких полевых исследованиях в Грузии. При его подготовке также использовались материалы других полевых и документальных исследований, проводившихся Хьюман Райтс Вотч в области кассетных боеприпасов.

Во время августовского конфликта сотрудники Хьюман Райтс Вотч находились в Грузии и первыми документировали применение российскими войсками кассетных боеприпасов по Гори и Руиси. Дополнительные исследования проводились нами после прекращения военных действий 12 августа 2008 г. в полосе Гори – Цхинвали к югу от административной границы с Южной Осетией. В октябре мы осуществили 10-дневную миссию с целью оценки гуманитарных последствий применения кассетного оружия. Расследовались как потери непосредственно при ударе, так и долговременные последствия, включая случаи гибели людей и потерю урожая.

В рамках подготовки сводного доклада, опубликованного 23 января 2009 г., было осуществлено несколько выездов в Южную Осетию с целью документирования нарушений гуманитарного права грузинскими, российскими и югоосетинскими силами. Отдельного расследования применения Грузией кассетных боеприпасов в Южной Осетии не проводилось. К тому времени Хьюман Райтс Вотч уже был собран большой объем информации об ущербе от грузинского кассетного оружия к югу от административной границы. Из Южной Осетии не поступало никаких сообщений (в том числе от СМИ или республиканских властей) о каких-либо гуманитарных последствиях применения кассетных боеприпасов. Сотрудники Хьюман Райтс Вотч, расследовавшие нарушения гуманитарного права на территории Южной Осетии, лишь в одном единственном случае столкнулись с упоминанием о кассетном оружии (данный случай приводится в настоящем докладе); никаких сообщений о гражданских потерях в результате его применения не поступало. В письме от 13 октября 2008 г. относительно ряда связанных с конфликтом вопросов, Хьюман Райтс Вотч отдельно просила Минобороны России предоставить информацию о применении Грузией кассетных боеприпасов в Южной Осетии, поскольку территория последней фактически контролируется Россией. В ответе министерства от 30 января 2009 г. этот вопрос не освещался. В ответе российской Генеральной прокуратуры от 27 февраля 2009 г. упоминалось применение Грузией кассетных боеприпасов по населенным районам, но не приводилось никаких данных о гражданских потерях или гуманитарных последствиях. С учетом всех этих обстоятельств, а также в силу ряда проблем организационного характера, Хьюман Райтс Вотч сочла направление специализированной миссии в Южную Осетию нецелесообразным.

В октябре 2008 г. сотрудники Хьюман Райтс Вотч посетили 19 из 20 населенных пунктов к югу от административной границы с Южной Осетией, которые были обозначены профильной британской НПО HALO Trust как находящиеся в зоне «непосредственной опасности подрыва», в том числе боевых элементов кассетных боеприпасов. В 15 населенных пунктах нами были документированы следы поражения кассетными боеприпасами. Наши сотрудники осматривали неразорвавшиеся боевые элементы, места взрыва сработавших суббоеприпасов, а также повреждения соседних построек. В каждом месте проводилась фотосъемка и фиксировались GPS-координаты. Были опрошены десятки человек, непосредственно пострадавших от кассетного оружия, в том числе многие взрослые и дети, получившие ранения непосредственно в момент поражения кассетным оружием или впоследствии – при подрыве неразорвавшихся боевых элементов. Наши сотрудники также встречались со специалистами по разминированию, которые обезвреживают неразорвавшиеся суббоеприпасы и организуют работу по очистке местности.

Наконец, сотрудники Хьюман Райтс Вотч встречались с грузинскими гражданскими и военными чиновниками, включая тогдашнего первого замминобороны Бату Кутелия, и вели с грузинскими властями официальную переписку. В январе 2009 г. мы также встречались с новым министром обороны Грузии.

Хьюман Райтс Вотч обращалась к российской стороне с официальными запросами и по неформальным каналам – на переговорах в рамках Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия. В письме от 30 января 2009 г. российский МИД в очередной раз заявил, что кассетное оружие российскими войсками не применялось.

Рекомендации

В интересах смягчения гуманитарных последствий применения кассетных боеприпасов в ходе августовского конфликта вокруг Южной Осетии и исключения возможности возникновения аналогичных ситуаций в будущем Хьюман Райтс Вотч предлагает следующие рекомендации:

Правительству России

  • Подписать Конвенцию по кассетным боеприпасам, которая была открыта для подписания 3 декабря 2008 г., и оперативно ратифицировать ее.
  • Принять на национальном уровне временные меры по минимизации последствий применения кассетных боеприпасов, в частности: запретить их применение по населенным районам, запретить дальнейшее производство и передачу, приступить к уничтожению запасов.
  • Признать факт применения кассетного оружия российскими войсками на территории Грузии.
  • Оказать содействие усилиям по ликвидации гуманитарных последствий, включая разминирование, в интересах недопущения гражданских потерь при подрыве оставшихся в Грузии неразорвавшихся боеприпасов. Такое содействие должно, насколько возможно, отвечать стандартам Конвенции по кассетным боеприпасам и, как минимум, - положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, который для России вступил в силу в январе 2009 г. Оба международных договора предусматривают оказание усилиям по разминированию материально-технического, финансового и кадрового содействия.
  • Незамедлительно предоставить работающим в Грузии организациям по разминированию точные координаты мест применения кассетных боеприпасов и данные об их типе и количестве. Это необходимо как собственно для очистки местности, так и для организации разъяснительной работы среди населения.
  • Провести беспристрастное и независимое расследование случаев применения российской стороной кассетных боеприпасов на территории Грузии. Такое расследование должно разрешить вопросы относительно соответствия их применения нормам гуманитарного права; их возможного целенаправленного применения по населенным районам; типа, количества и надежности срабатывания примененных боеприпасов; наличия или отсутствия в каждом случае конкретных военных целей; возможного объединения в одну нескольких отдельно расположенных и самостоятельных целей, а также возможного осознанного или беспечного игнорирования предвидимых последствий для гражданского населения и гражданских объектов. Результаты такого расследования должны быть обнародованы.
  • Исполнить обещание расследовать обстоятельства удара по Гори и обнародовать результаты расследования.
  • Применить меры дисциплинарного воздействия, а при наличии оснований – и уголовного преследования, к лицам, ответственным за применение кассетного оружия с нарушениями норм гуманитарного права.

Правительству Грузии

  • Подписать Конвенцию по кассетным боеприпасам, которая была открыта для подписания 3 декабря 2008 г., и оперативно ратифицировать ее.
  • Принять на национальном уровне временные меры по минимизации последствий применения кассетных боеприпасов, в частности: запретить их применение по населенным районам, запретить дальнейшее производство, импорт и экспорт, приступить к уничтожению запасов и принять меры для обеспечения того, чтобы исключить гибель или ранение гражданских лиц в результате подрыва неразорвавшихся боеприпасов на территории Грузии.
  • Обеспечить координацию с международными организациями по разминированию, в том числе предоставив им данные о разминировании силами грузинских военных, точные координаты районов поражения кассетными боеприпасами, а также информацию о типе и количестве применявшихся боеприпасов. Это необходимо как собственно для очистки местности, так и для организации разъяснительной работы среди населения. Меры по ликвидации гуманитарных последствий должны, насколько возможно, отвечать стандартам Конвенции по кассетным боеприпасам и, как минимум, - положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, который для Грузии вступит в силу в июне 2009 г.
  • Оказать содействие любым усилиям по ликвидации гуманитарных последствий применения кассетных боеприпасов, которые могут потребоваться в Южной Осетии, в том числе предоставив для целей разминирования данные о наносившихся ударах. Такое содействие должно, насколько возможно, отвечать стандартам Конвенции по кассетным боеприпасам и, как минимум, - положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия.
  • Провести беспристрастное и независимое расследование случаев применения кассетных боеприпасов грузинской стороной. Такое расследование должно разрешить вопросы относительно соответствия их применения нормам гуманитарного права; их возможного целенаправленного применения по населенным районам; типа, количества и надежности срабатывания примененных боеприпасов; наличия или отсутствия в каждом случае конкретных военных целей; возможного объединения в одну нескольких отдельно расположенных и самостоятельных целей, а также возможного осознанного или беспечного игнорирования предвидимых последствий для гражданского населения и гражданских объектов. Его составной частью должно стать продолжающееся расследование обстоятельств поражения грузинскими кассетными боеприпасами населенных частей Горийского района, включая вопросы о причинах недолета реактивных снарядов, о необычно большом проценте несрабатывания боевых элементов и о причинах отсутствия у них механизма самоуничтожения. Правительство должно обеспечить открытость расследования для контроля со стороны общества.

Правительствам всех стран мира

  • В кратчайшие возможные сроки подписать и ратифицировать Конвенцию по кассетным боеприпасам и обеспечить ее соблюдение.

Общие технические и правовые вопросы

Кассетный боеприпас представляет собой контейнер, который может быть снаряжен несколькими десятками или сотнями боевых элементов. Не достигая поверхности, контейнер раскрывается, высвобождая боевые элементы, которые разлетаются на значительное расстояние. Как правило, кассетные боеприпасы и их боевые элементы не имеют систем наведения.

Использование кассетного оружия вызывает серьезные гуманитарные последствия: гражданские потери непосредственно в момент удара в силу большой площади поражения и впоследствии – в результате подрыва большого количества неразорвавшихся суббоеприпасов. Такие потери фиксировались сотрудниками Хьюман Райтс Вотч в Косово, Афганистане, Ираке, Ливане и Израиле.[1] В ходе августовского конфликта вокруг Южной Осетии кассетные боеприпасы применялись как Россией, так и Грузией, и вновь в результате этого имели место случаи гибели и ранения мирных людей.

Во многих случаях применение кассетных боеприпасов противоречит существующим нормам гуманитарного права. Законы и обычаи войны запрещают такие средства и методы ее ведения которые не позволяют проводить различие между военными целями и гражданскими лицами и гражданскими объектами, в том числе заведомо неизбирательное применение определенных видов вооружений. Пятый протокол к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, не затрагивая прямо кассетные боеприпасы, обязывает принимать меры по минимизации последствий применения того или иного оружия в постконфликтный период. Конвенция по кассетным боеприпасам развивает этот принцип, полностью запрещая применение кассетных боеприпасов и устанавливая круг мер по ликвидации гуманитарных последствий. Конвенция еще не вступила в силу, однако при ее принятии в мае 2008 г. согласие с ее положениями выразили 107 государств. Конвенция была открыта для подписания в Осло 3 декабря 2008 г. и по состоянию на март 2009 г. была подписана 96 государствами.

Гуманитарные последствия применения кассетных боеприпасов

Кассетные боеприпасы предназначены для поражения больших площадей, и именно это является их основным достоинством для военных. Это оружие позволяет уничтожать крупные цели, такие как аэродромы и батареи ракетных установок, и мобильные цели, такие как танки и пехота, тем более что многие суббоеприпасы являются кумулятивно-осколочными. Однако военное преимущество от применения кассетных боеприпасов необходимо соотносить с последствиями для гражданских лиц и гражданских объектов как непосредственно в момент удара, так и в последующий период.

Вследствие большой площади разлета боевых элементов кассетные боеприпасы нередко вызывают более серьезные гуманитарные последствия, чем другие виды вооружений. Даже в случае поражения цели, что не гарантировано из-за отсутствия, как правило, систем наведения, суббоеприпасы могут приводить к гибели или ранению гражданских лиц в зоне поражения. Вероятность этого повышается в случае применения кассетных боеприпасов по населенным районам или прилегающим территориям, что имеет место довольно часто. В случае применения кассетных боеприпасов в ситуации, когда комбатанты и гражданские лица находятся на одной территории, гражданские потери практически неизбежны.

Применение кассетных боеприпасов также чревато долговременными последствиями, поскольку большое количество боевых элементов не срабатывает. Определенный процент отказа присутствует во всех системах вооружений, однако для кассетных боеприпасов эта проблема стоит острее в силу одного только закона больших чисел. Негативно сказываются на их надежности и особенности устройства, связанные с ценой и размером. В большинстве случаев производители и военные говорят о проценте отказа в условиях испытаний в пределах 5 – 20%, однако в реальных боевых условиях этот показатель обычно бывает выше. В результате после каждого удара остаются неразорвавшиеся суббоеприпасы, что не только снижает эффективность боевого применения, но и создает серьезную опасность для гражданского населения, поскольку срабатывание может произойти в любой момент от малейшего воздействия. Нередко трудноразличимые из-за особенностей местности, неразорвавшиеся суббоеприпасы фактически превращаются в противопехотные мины, смертельно опасные для жителей, которые возвращаются в район поражения. Это приводит и к серьезным социально-экономическим последствиям, поскольку земля выводится из производительного оборота.

Международное гуманитарное право

В ходе конфликта вокруг Южной Осетии в августе 2008 г. и российские, и грузинские вооруженные силы были обязаны соблюдать требование гуманитарного права о защите гражданского населения и других лиц, не принимающих непосредственного участия в военных действиях или переставших принимать такое участие. Законы и обычаи войны также регламентируют допустимые средства и методы ведения военных действий. Основными международными договорами о защите гражданского населения в период вооруженного конфликта являются четыре Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительный протокол I 1977 г. И Россия, и Грузия являются их участниками.[2]

Принцип избирательности

Принцип избирательности является одним из основополагающих международно-правовых положений в области защиты гражданского населения во время вооруженного конфликта. Он обязывает стороны при всех обстоятельствах проводить различие между гражданскими лицами и объектами и военными целями[3] и наносить удары только по последним.[4] Под военными целями понимаются комбатанты и те объекты, «которые в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которых при существующих в данный момент обстоятельствах дает явное военное преимущество».[5] Гуманитарное право также запрещает нападения, при которых военные цели и гражданские лица или гражданские объекты поражаются без различия.[6]

Такие нападения противоречат принципу избирательности и считаются незаконными. К ним относятся нападения, не направленные против конкретной военной цели, а также нападения с использованием методов и средств, которые не могут быть применены по конкретной военной цели, или последствия которых не могут быть ограничены.[7] Запрещаются, также удары, при которых в одну военную цель объединяется ряд явно отдельно расположенных и самостоятельных военных целей.[8]

С этим связан и принцип пропорциональности. Применение избыточной силы противоречит требованию избирательности, поскольку при таких нападениях ожидаемые сопутствующие гражданские потери и гражданский ущерб были бы несоразмерными искомому конкретному и прямому военному преимуществу.[9]

Меры предосторожности

Законы и обычаи войны требуют от сторон конфликта постоянно стремиться щадить гражданское население и ограждать гражданских лиц и гражданские объекты от последствий военных действий. В частности, следует принимать все разумные меры предосторожности при выборе средств и методов нападения, чтобы свести к минимуму гражданский ущерб, и воздерживаться от неизбирательных нападений.[10] Непринятие противником одной или нескольких мер предосторожности не освобождает другую сторону от этого обязательства.

Гуманитарное право и кассетные боеприпасы

Неизбирательность

Кассетные боеприпасы вызывают серьезные вопросы с точки зрения целого ряда положений гуманитарного права. Их применение по населенным районам или прилегающим территориям следует считать заведомо неизбирательным, поскольку это оружие не может быть точно направлено против конкретной военной цели, и у суббоеприпасов отсутствуют системы наведения. При нанесении ударов по населенным районам гуманитарные последствия становятся практически неизбежными. Соответственно, нарушается запрет нападения с использованием методов и средств, которые не могут быть направлены против конкретной военной цели.[11]

При отнесении удара с использованием кассетных боеприпасов к неизбирательному следует учитывать не только непосредственные, но и долговременные последствия. Неразорвавшиеся суббоеприпасы убивают и ранят без разбора любого, кто потревожит их. Гуманитарные последствия усугубляются в случае присутствия неразорвавшихся суббоеприпасов в местности, часто посещаемой гражданскими лицами, и в случае высокого процента отказа (в силу конструктивных недостатков, длительного срока хранения, применения в условиях, которые отличаются от расчетных, либо на неправильной высоте или удалении). Дополнительную опасность создает эффект наложения нескольких факторов, когда высокий процент отказа сочетается с большим количеством суббоеприпасов. В такой ситуации возникают вопросы о соблюдении требования гуманитарного права, запрещающего нападения с использованием сил и средств, действие которых не может быть ограничено.[12]

Пропорциональность

Законность нападения определяется также соразмерностью применяемой военной силы. Применение кассетных боеприпасов будет считаться избыточным в случае, если ожидаемые гражданские потери и гражданский ущерб окажутся несоразмерными искомому военному преимуществу. Еще более высока вероятность этого в случае применения кассетных боеприпасов по населенным районам или прилегающей территории, учитывая предсказуемые гражданские потери непосредственно в момент удара.

Ожидаемый гражданский ущерб включает как непосредственные потери, так и негативные последствия в будущем.[13] В настоящее время все большее распространение получает точка зрения, согласно которой долгосрочные последствия должны учитываться при оценке пропорциональности применения кассетного оружия, тем более что такие последствия вполне предсказуемы.[14] Так, в преамбуле итогового заявления 3-й обзорной конференции государств – участников Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия признается «предвидимое воздействие взрывоопасных пережитков войны на гражданское население как фактор, который следует учитывать при применении норм международного гуманитарного права о пропорциональности нападения и мерах предосторожности при нападении».[15] Государства-участники, включая Россию и Грузию, приняли эту формулировку 17 ноября 2006 г.

При широкой трактовке гражданского ущерба намного повышается вероятность того, что он окажется несоразмерным искомому военному преимуществу. Это в особенности относится к ситуации, когда удар наносится по населенному району или прилегающей территории, либо по территории, куда рано или поздно могут вернуться жители. Основываясь на собственных полевых исследованиях в Югославии, Афганистане, Ираке и Ливане, а теперь – и в Грузии, Хьюман Райтс Вотч полагает, что применение кассетного оружия по населенным районам или поблизости от них следует с большой долей уверенности, хотя и не автоматически, признавать заведомо избыточным.[16]

Меры предосторожности

Законы и обычаи войны обязывают стороны принимать все разумные меры предосторожности в интересах сведения к минимуму гражданского ущерба. Учитывая, что в случае применения кассетных боеприпасов по населенным районам или прилегающей территории гражданский ущерб практически гарантирован, такое использование кассетного оружия следует признать незаконным с точки зрения соблюдения мер предосторожности.

Протокол по взрывоопасным пережиткам войны

Пятый протокол к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, - Протокол по взрывоопасным пережиткам войны распространяется, среди прочего на кассетные боеприпасы, которые не сработали или были оставлены.[17] Россия официально заявила о своем присоединении к Протоколу 21 июля 2008 г. (для нее он вступил в силу через шесть месяцев, т.е. в январе 2009 г.), Грузия – 22 декабря 2008 г. Хотя для Грузии Протокол вступит в силу только в июне 2009 г., в переходный период она должна воздерживаться от действий, которые «лишили бы договор его объекта и цели».[18]

Пятый протокол устанавливает обязательства по ликвидации взрывоопасных пережитков войны, призванные минимизировать гуманитарные последствия. Государства-участники обязаны обеспечить их обезвреживание на собственной территории и принять меры по защите гражданского населения, включая осуществление разъяснительных мероприятий.[19] Государства-участники, ответственные за применение таких вооружений, которые оставляют взрывоопасные пережитки, несут особые обязательства. Сторона, которая более не контролирует затронутую территорию, оказывает, где уместно, материально-техническое, финансовое и кадровое содействие разминированию.[20] Государства-участники также должны по мере возможности сохранять информацию о применении боеприпасов, оставляющих взрывоопасные пережитки, в частности тип, количество, и места применения, и передавать эти сведения для целей содействия разминированию и проведения разъяснительных мероприятий среди населения.[21]

Пятый протокол является документом относительно общего характера[22] и не запрещает или даже не ограничивает использование кассетного оружия, однако он все же устанавливает стандарты в области минимизации гуманитарных последствий от неразорвавшихся боеприпасов, в том числе для России и Грузии.

Конвенция по кассетным боеприпасам

Если существующие нормы международного гуманитарного права запрещают применение кассетного оружия, связанное с наиболее серьезными последствиями для гражданского населения, то недавно принятая Конвенция по кассетным боеприпасам предусматривает всеобъемлющее запрещение этого вида вооружений. Будучи договором одновременно разоруженческой и гуманитарной направленности, она не только запрещает его производство, передачу и накопление запасов, но и устанавливает конкретные меры защиты гражданского населения от последствий его применения. Конвенция еще не вступила в силу, и ни Россия, ни Грузия не принимали участия в ее разработке. Тем не менее она отражает нарастающее осуждение кассетных боеприпасов международным сообществом.

В 2006 г., после неудачной попытки согласовать мандат переговоров о протоколе по кассетным боеприпасам к действующей Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия и широкомасштабного их применения Израилем в Ливане, возникла инициатива о выработке самостоятельного договора. Переговоры начались в Осло в феврале 2007 г. и завершились принятием в Дублине 30 мая 2008 г. 107 государствами текста Конвенции по кассетным боеприпасам.[23] 3 декабря 2008 г. она была открыта для подписания, к настоящему времени ее подписали 96 государств, шесть ратифицировали. Конвенция вступает в силу в первый день шестого месяца, считая с месяца, в течение которого был сдан на хранение тридцатый документ о ратификации, принятии, утверждении или присоединении.[24]

Основные положения Конвенции по кассетным боеприпасам

Конвенция содержит ряд ключевых обязательств, имеющих непосредственное отношение к конфликту между Россией и Грузией. Они охватывают как меры по предупреждению использования кассетного оружия, так и меры по ликвидации гуманитарных последствий, если такое оружие уже было применено. Весь этот комплекс мер позволяет охватить как непосредственные, так и долгосрочные последствия применения кассетных боеприпасов. Конвенция не допускает оговорок, что придает ее положениям дополнительную силу.[25]

Статья 1 обязывает участников Конвенции никогда и ни при каких обстоятельствах не применять кассетные боеприпасы, не производить, не передавать и не накапливать их, а также «не помогать, не поощрять и не побуждать кого бы то ни было» к осуществлению такой запрещенной деятельности.[26] Статья 3 обязывает участников уничтожить все кассетные боеприпасы в течение восьми лет с момента вступления Конвенции в силу для соответствующего государства.[27] В соответствии с определением в статье 2 под кассетными боеприпасом поднимается «обычный боеприпас, который предназначен для разбрасывания или высвобождения разрывных суббоеприпасов, каждый из которых весит менее 20 килограммов, и включает в себя эти разрывные суббоеприпасы».[28]

На участников Конвенции налагаются обязательства по принятию мер в интересах ликвидации гуманитарных последствий. Статья 4 обязывает их в течение десяти лет «удалить и уничтожить взрывоопасные остатки кассетных боеприпасов в находящихся под его [государства-участника] юрисдикцией или контролем районах»[29] и обеспечить проведение разъяснительной работы среди населения об их опасности. Государствам-участникам, которые до вступления для них в силу Конвенции применили или оставили кассетные боеприпасы на территории другого государства, «настоятельно рекомендуется» оказать последнему содействие в их обезвреживании.[30] Статья 5 посвящена обязательствам государств-участников в области помощи пострадавшим, к которым отнесены как лица, непосредственно пострадавшие от кассетных боеприпасов, так и затронутые этим их родственники и их общины.[31]

Наконец, Конвенция регламентирует вопросы международного сотрудничества и содействия, обязывая к участию в нем всех государств-участников, «обладающих соответствующими возможностями».[32]

Необходимость расширения круга участников Конвенции

Конвенцию по кассетным боеприпасам должны подписать и ратифицировать как можно больше государств и в кратчайшие возможные сроки. Это поможет предотвратить использование кассетного оружия, подобное тому, которое имело место в Грузии. Подписавшее Конвенцию государство принимает на себя обязательство соблюдать всеобъемлющий запрет, поскольку в переходный период оно обязано воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.[33] С ростом числа подписантов будут нарастать и репутационные издержки в случае применения кассетного оружия. После ратификации Конвенция становится для государства уже юридически обязывающей. Чем скорее подписанты ратифицируют ее, тем скорее она вступит в силу и тем большим будет ее международно-правовой вес.

Даже в переходный период между принятием и вступлением в силу Конвенция может оказывать довольно серьезное воздействие на государства, в том числе и на те, которые пока не являются ее участниками, как в случае с Россией и Грузией. Отраженный в ней широкий международный консенсус служит государствам сигналом о том, что определенные действия будут иметь серьезные репутационные издержки. Вероятность таких издержек уже заставила большинство государств соблюдать положения Конвенции о запрещении противопехотных мин, даже не будучи ее участниками. В последние годы ППМ в сколько-нибудь заметных объемах используются только Бирмой.[34] Есть все основания рассчитывать на то, что Конвенция по кассетным боеприпасам будет иметь аналогичный эффект.

России и Грузии тем более следует максимально оперативно подписать и ратифицировать Конвенцию или, по крайней мере, обеспечить ее фактическое соблюдение. Использование ими кассетного оружия в ходе августовского конфликта вызвало широкое осуждение в международном сообществе.[35] Выражение Москвой и Тбилиси публичной поддержки Конвенции показало бы, что они не отвергают формирующиеся международно-правовые стандарты. Обе стороны могли бы также смягчить гуманитарные последствия, реализовав предусмотренные Конвенцией меры по разминированию, разъяснительной работе среди населения и помощи пострадавшим. Наконец, присоединение к Конвенции дало бы Грузии возможность воспользоваться международным содействием для ликвидации последствий применения кассетных боеприпасов.

Стороны конфликта и типы применявшихся боеприпасов

В ходе конфликта вокруг Южной Осетии в августе 2008 г. рельефно проявились характерные аспекты глобальной проблемы кассетных боеприпасов. Их применяли обе стороны, имели место гражданские потери, при этом военная история участников конфликта и ситуация с кассетными боеприпасами у этих государств серьезно разнятся. Последнее подчеркивает опасность продолжения производства, передачи и накопления запасов. Вне зависимости от того, кто применяет кассетные боеприпасы и какие именно, это оружие создает неприемлемую опасность для гражданского населения и должно быть ликвидировано.

Россия производит собственные кассетные боеприпасы различного типа, экспортирует их и имеет запасы на уровне миллионов суббоеприпасов. Кассетное оружие применялось российскими войсками и прежде, в том числе в Чечне. Грузия собственных боеприпасов не производит. Применявшиеся грузинскими войсками в августе 2008 г. боеприпасы были закуплены в Израиле. Ее запасы намного уступают российским, в Тбилиси утверждают, что в настоящее время на вооружении состоит единственный тип кассетных боеприпасов. Сведениями об использовании кассетного оружия Грузией до августовского конфликта Хьюман Райтс Вотч не располагает.

В ходе конфликта сторонами применялся целый ряд различных типов боеприпасов, которыми снаряжались авиабомбы, реактивные снаряды и тактические ракеты.

Применение, производство, передача и накопление запасов

Обе стороны конфликта принадлежат к числу государств, использующих, производящих, передающих или накапливающих кассетные боеприпасы. Запасами, как минимум, в сотни миллионов суббоеприпасов располагают по меньшей мере 77 государств. 34 страны производят свыше 210 различных типов таких боеприпасов (артиллерийских, авиационных и ракетных). По меньшей мере 13 стран передавали или передают более 50 различных типов боеприпасов, как минимум, 60 государствам и негосударственным вооруженным группировкам.[36] Кассетные боеприпасы применялись по меньшей мере 15 государствами и отдельными негосударственными вооруженными группировками, как минимум, в 32 странах и спорных территориях.[37]

Россия

Россия широко не обнародует данные о своих запасах, однако известно, что она является крупным производителем и экспортером кассетных боеприпасов и располагает значительными запасами. По имеющимся сведениям, в России производством кассетных боеприпасов занимаются следующие компании: ГНПП «Базальт» (авиабомбы), НИИ инженерной механики (артиллерийские снаряды калибра 120, 152, 203 мм), ГНПП «Сплав» (управляемые и неуправляемые ракеты калибра 122, 220, 300 мм).[38] Кассетные боеприпасы советского/российского производства имеются по меньшей мере у 29 стран (Алжир, Ангола, Азербайджан, Белоруссия, Болгария, Хорватия, Куба, Египет, Грузия,[39] Гвинея-Бисау, Венгрия, Индия, Иран, Ирак, Казахстан, КНДР, Кувейт, Ливия, Молдова, Монголия, Перу, Польша, Румыния, Словакия, Судан, Сирия, Уганда, Украина, Йемен).[40]

Российские запасы оцениваются на уровне, как минимум, сотен миллионов суббоеприпасов. Ниже приводится таблица с имеющимися в настоящее время у России типами боеприпасов, составленная по данным из открытых источников.

Типы имеющихся у России суббоеприпасов советского/российского производства[41]

tmp_9nX3oW

Грузия была не первым местом, где Россия использовала кассетное оружие. Кассетные боеприпасы неоднократно применялись в Чечне в 1994 –96 гг. и в 1999 г. В результате этого, по некоторым данным, пострадали по меньшей мере 636 человек, в том числе 301 погиб.[42] В результате, как представляется, самого крупного  в Чечне удара - по грозненскому рынку 21 октября 1999 г. погибли, как сообщалось, более 100 человек.[43] При этом, за исключением 24 случаев, все случаи гибели или ранения из документированных 636 приходятся непосредственно на момент удара. Не исключено, что не все последующие потери были зафиксированы.[44] В качестве средств доставки кассетных боеприпасов применялись авиация, тактические ракеты и реактивные снаряды.[45] Считается, что удар по грозненскому рынку был нанесен тактической ракетой СС-21, которую впоследствии заменил комплекс «Искандер».[46] Многие удары наносились по населенным районам.[47] В 1979 – 89 гг. СССР использовал кассетные боеприпасы в Афганистане.[48]

Грузия

Как утверждал в интервью Хьюман Райтс Вотч в октябре 2008 г. тогдашний первый заместитель министра обороны Бату Кутелия, на вооружении грузинской армии в настоящее время состоят только суббоеприпасы М-85, закупленные у израильской фирмы.[49] Минобороны Грузии отказалось назвать поставщика, однако, насколько известно, единственным производителем в этой стране является фирма Israel Military Industries. Она же поставляла М-85, которые применялись во время ливанской войны 2006 г. Они отличаются высоким процентом отказа, и в Ливане вызывали гражданские потери и гуманитарные последствия социально-экономического характера.[50]

В 2004 г. прошла информация о наличии у ВВС Грузии кассетных бомб РБК-500 и КМГУ (контейнер малогабаритных грузов универсальный), которые снаряжаются различными типами суббоеприпасов.[51] В феврале 2009 г. Минобороны Грузии информировало Хьюман Райтс Вотч, что у него действительно имеются бомбы РБК-500 и блоки БКФ для снаряжения КМГУ, но их срок хранения истек, и они подлежат утилизации.[52] По словам Бату Кутелия, грузинская авиация технически не приспособлена для этих боеприпасов.[53] Сведениями об использовании Грузией кассетного оружия до августа 2008 г. Хьюман Райтс Вотч не располагает, как и информацией о том, чтобы Грузия производила или передавала кому-либо кассетные боеприпасы.

Применявшиеся в Грузии кассетные боеприпасы и боевые элементы

В августе 2008 г. российская сторона применяла два типа суббоеприпасов: АО-2,5 РТМ, которыми снаряжаются авиабомбы серии РБК, и 9Н210, которыми снаряжаются реактивные снаряды РСЗО «Ураган». Грузинская сторона применяла М-85, которыми снаряжаются реактивные снаряды МК-4. Как следует из материалов голландского расследования, которое детально рассматривается ниже, российская сторона также применяла ракетный комплекс «Искандер» с неизвестным типом суббоеприпасов.[54] В осмотренных населенных пунктах сотрудниками Хьюман Райтс Вотч были найдены фрагменты всех этих боеприпасов, включая неразорвавшиеся боевые элементы и контейнеры. Как и большинство других кассетных боеприпасов, они представляют повышенную опасность для гражданского населения из-за большой площади поражения и остающихся неразорвавшихся боевых элементов.

АО-2,5 РТМ

Авиационный российский осколочный суббоеприпас АО-2,5 РТМ предназначен для поражения живой силы и небронированной техники. Представляет собой цилиндр серебристого цвета с закругленными концами и опоясывающим кольцом посередине с пятью полукруглыми стабилизаторами. Вес – 2,5 кг, размеры – 90х150 мм. Перед подрывом разделяется на две части. Радиус поражения: 20 – 30 метров. В Грузии для доставки применялись авиабомбы серии РБК. РБК-250 содержит 60 таких суббоеприпасов, РБК-500 – 108.[55]

9Н210

Этим осколочным суббоеприпасом снаряжаются реактивные снаряды, предназначен для поражения живой силы и небронированной техники. Представляет собой цилиндр серебристого цвета весом 1,8 кг, имеет шесть хвостовых стабилизаторов. В качестве поражающих элементов используются 370 металлических роликов размером 6х6 мм. Вес заряда – 300 г, снабжен механизмом самоуничтожения, который должен  сработать через 110 секунд после отсутствия подрыва при контакте.[56] Однако, как показал последний конфликт, этот механизм срабатывает далеко не всегда. В одном из районов разминирования в Руиси профильная международная организация сообщала, что 35% суббоеприпасов не сработали.[57] В Грузии ими снаряжались 220-мм реактивные снаряды РСЗО «Ураган» (по 30 штук в каждой головной части).[58]

Тактическая ракета «Искандер»

Как следует из доклада по итогам голландского расследования удара по Гори, российские войска по меньшей мере в одном случае применили тактическую ракету «Искандер» (СС-26) с кассетной головной частью. Точных данных об этом комплексе нет, известно только, что он состоит на вооружении российской стороны и, судя по результатам голландского расследования, головная часть ракеты снаряжается 20 суббоеприпасами.[59] Россия отрицает использование комплексов «Искандер» в ходе августовского конфликта, однако сотрудниками Хьюман Райтс Вотч и голландской следственной группой были найдены ее фрагменты (см. ниже).

М-85

Применявшиеся Грузией суббоеприпасы М-85 израильского производства имеют кумулятивно-осколочное действие и предназначены для поражения живой силы и бронетехники. М-85 представляет собой черный цилиндр с одним открытым концом и местные жители нередко сравнивают его с батарейкой или патроном от лампы. К торцу каждого суббоеприпаса крепится лента белого или красного цвета,[60] которая разматывается при освобождении его из кассеты, одновременно ставя его на боевой взвод и ориентируя открытым концом вперед.[61] Кумулятивный заряд способен прожигать броню при перпендикулярном попадании. Внешняя оболочка из металлических колец предназначена для осколочного поражения живой силы. В Грузии 160-мм реактивные снаряды МК-4 снаряжались 104 суббоеприпасами М-85 каждый.[62] РСЗО GradLAR-160 имеет максимальную дальность 45 км.[63]

М-85 производятся в двух модификациях: с механизмом самоуничтожения и без такового. В Грузии нашими сотрудниками было обнаружено значительное количество этих неразорвавшихся суббоеприпасов, и все они не имели механизма самоуничтожения. Тогдашний первый замминобороны Бату Кутелия подтвердил, что и его инженерной службой были найдены преимущественно такие же суббоеприпасы, но не смог дать этому объяснение. По его словам, Грузия закупала у Израиля только модификацию, снабженную механизмом самоуничтожения.

Ливанская война 2006 г. показала, что все модификации М-85 имеют недопустимо высокий процент отказа. Многие военные эксперты до этого утверждали, что модификация с механизмом самоуничтожения  является одной из самых надежных и технически совершенных среди существующих суббоеприпасов.[64] Во время испытаний этот показатель составлял 1,3 – 2,3%.  Однако в Ливане по результатам обследования районов поражения с применением этой модификации эксперты и специалисты ООН по разминированию пришли к выводу, что реальный процент отказа составляет, как минимум, 10%.[65]

ИспользованиекассетногооружияРоссией

Российская сторона применяла кассетные боеприпасы по девяти населенным пунктам или прилегающей к ним территории в полосе Гори – Цхинвали к югу от административной границы. В результате ударов по населенным районам погибли по меньшей мере 12 гражданских лиц и 46 были ранены. Гражданских потерь от неразорвавшихся российских суббоеприпасов Хьюман Райтс Вотч не зафиксировано, однако обнаруженное нами большое количество таких суббоеприпасов дает основания говорить о сохраняющейся опасности для населения.

В ходе неоднократных выездов в районы Гори и Карели к югу от административной границы сотрудники Хьюман Райтс Вотч находили неразорвавшиеся суббоеприпасы, а также фрагменты разорвавшихся суббоеприпасов, бомбовых кассет и реактивных снарядов. Опрашивались также пострадавшие и свидетели и работающие в этих районах сотрудники организаций по разминированию. На основании этих данных было документировано применение российской стороной кассетных боеприпасов в районе населенных пунктов Ахаладаба, Дзлевиджвари, Гори, Пхвениси, Руиси, Вариани и Варианис Мернеоба. В начале 2009 г. сотрудниками норвежской организации по разминированию были обнаружены относящиеся к августу следы применения боевых элементов 9Н210 в селах Квемо Хвити и Земо Никози.[66]

Россия неоднократно официально заявляла, что ее силы не применяли кассетных боеприпасов,[67] однако Хьюман Райтс Вотч пришла к заключению, что документированные случаи следует отнести к действиям именно российских войск. Свидетели утверждают, что удары наносились по грузинским войскам. Хотя последние, как правило, не присутствовали непосредственно в зоне поражения, они часто присутствовали в соответствующем районе, в то время как российских войск там не было. Известно, что применявшиеся боеприпасы производятся Россией и состоят у нее на вооружении (боевые элементы АО-2,5 РТМ и 9Н210, авиабомбы серии РБК, РСЗО «Ураган», ракетные комплексы «Искандер» - см. выше). Грузия признает наличие у нее авиабомб РБК-500, однако утверждает, что их срок хранения истек и что они подлежат утилизации.[68] Хьюман Райтс Вотч не располагает сведениями о наличии у грузинской стороны реактивных снарядов к РСЗО «Ураган» с кассетной головной частью 9Н210 или комплексов «Искандер».[69]

Работающие в регионе международные организации по разминированию относят эти боеприпасы к российским.[70]

Применение российской стороной кассетных боеприпасов по населенным районам или прилегающей территории нарушает норму международного гуманитарного права о запрете неизбирательных нападений.[71]

Гражданские потери непосредственно в момент удара

В девяти случаях российские кассетные боеприпасы поражали населенные пункты или прилегающую территорию, в трех из них (Гори, Руиси и Вариани) в результате этого были убиты или ранены десятки гражданских лиц. Как утверждают многочисленные свидетели, непосредственно в районе поражения в тот момент не было ни грузинских солдат, ни техники, никаких вещественных следов этого Хьюман Райтс Вотч также не обнаружено.

Гори

Как следует из выводов расследования МИД Нидерландов, 12 августа российские войска нанесли по городу Гори удар с применением кассетного боеприпаса. К аналогичному заключению пришла и Хьюман Райтс Вотч. Как сообщил главврач городской больницы Паата Харабадзе, в результате обстрела погибли шесть гражданских лиц, в том числе голландский оператор, 24 были ранены.[72]

Официальное голландское расследование было предпринято именно с целью выяснить обстоятельства гибели оператора телеканала RTL Стэна Сториманса. Прибывшая на место комиссия на основании осмотра территории, ознакомления с фото- и видеоматериалами и вещественными доказательствами, а также опроса свидетелей, должностных лиц и сотрудников неправительственных организаций пришла к заключению, что примерно в 10:45 центральная площадь Гори была поражена российской ракетой «Искандер» с кассетной головной частью, в результате чего погиб сам Стэн Сториманс и были убиты и ранены еще несколько человек.[73]

Расследование установило, что к 12 августа грузинские войска уже покинули город. Сториманс, его коллега Йероен Аккерманс и израильский журналист Цадок Ехезкели прибыли на площадь около 10:30. Оператор, отсняв сюжет, направлялся к такси, и  в этот момент произошел взрыв, в результате которого погибли он сам и несколько жителей, а Ехезкели и значительное число находившихся на площади людей получили ранения.[74] Окружающие здания серьезно не пострадали, осколками выбило стекла и повредило стены, а также такси.[75]

Комиссия не обнаружила на месте неразорвавшихся суббоеприпасов, однако по сделанным в районе площади фотографиям установила российскую ракету «Искандер», которая, как утверждается  в докладе, была снаряжена 20 боевыми элементами.  Комиссия установила, что «вся площадь и несколько прилегающих улиц [пространство размером примерно 300 на 500 м] были поражены одинаковым образом» металлическими элементами размером около 5 мм.[76] «По характеру входных отверстий было установлено, что эти элементы разлетались при множественных разрывах, происходивших как на земле, так и в воздухе».[77] Эти разрывы видны на видеокадрах, сделанных журналистами, и на записях камер наружного наблюдения.[78] Такая ситуация соответствует картине применения кассетного боеприпаса.

Глава следственной миссии Адриан Якобович заявил Хьюман Райтс Вотч, что все поражающие элементы были одинаковыми и что, по его мнению, суббоеприпасы были простыми осколочными. Расследование признало несостоятельной версию о надповерхностном взрыве одиночного боеприпаса, поскольку записи трех камер наружного наблюдения зафиксировали 20 одновременных разрывов. Каждый оставил характерный след с разлетом осколков от центра к краям, как это и происходит при подрыве кассетного суббоеприпаса. По словам главы миссии, воронки от разрывов остались на площади, соседних улицах и даже на домах.[79]

Хьюман Райтс Вотч начала с опроса свидетелей из числа грузинских гражданских лиц и самостоятельно пришла к тому же выводу, что и голландская комиссия. Помимо опроса свидетелей мы ознакомились с видеозаписями и характером повреждений. В двух местах неподалеку от площади нами были найдены фрагменты ракеты «Искандер».

Утром 12 августа на центральной площади Гори собралось несколько десятков жителей, пришедших к зданию городской администрации за гуманитарной помощью. Произошедшее там же ДТП привлекло также случайных прохожих. Там же остановились несколько журналистов. По оценке двух пострадавших, на момент удара там было не меньше 40 гражданских лиц.[80]

Пострадавшие рассказывали Хьюман Райтс Вотч, как за несколько секунд до ранения они наблюдали многочисленные практически одновременные разрывы небольшой мощности. 24-летняя Кети Джавахишвили с соседками пришла на площадь за хлебом.[81] По словам заведующего хирургическим отделением тбилисского Национального медицинского центра им. Гудушаури Мераба Киладзе, она получила тяжелые повреждения печени, желудка, кишечника и геморрагический шок. Врач утверждал, что на выздоровление уйдет несколько месяцев.[82]

54-летний Нодар Мчедлишвили говорит, что пошел к муниципалитету за продуктами для восьмерых беженцев из югоосетинских сел: «Пару секунд со всех сторон было слышно что-то вроде плотной стрельбы. Мы попадали на землю, кто-то потом уже не встал».

Мчедлишвили получил осколочные ранения левой голени и колена. Сначала его отвезли в городскую больницу, оттуда – в Тбилиси. Его рассказ подтверждает и 59-летний Георгий Малхазиани, который получил множественные ранения правой голени.[83]

В Гори размещался штаб грузинской операции в Южной Осетии, однако очевидцы утверждают, что в момент удара по центральной площади никаких войск там не было.[84] Голландским расследованием было установлено, что к 12 августа грузинские войска и полиция уже оставили Гори.[85]

Руиси

12 августа российские войска обстреляли северо-западную и юго-восточную части села Руиси реактивными снарядами из РСЗО «Ураган» с суббоеприпасами 9Н210. В результате в момент удара погибли трое и были ранены шестеро гражданских лиц.

65-летний Сулико Гогинашвили погиб на северо-западной окраине села, когда повел скот на выпас. Обстрел начался около 11:00 и продолжался примерно до 14:00. Рассказывает его 57-летняя жена Иза Гогинашвили: «Когда мы нашли его, он весь был израненный. Голову разнесло… Обе ноги и руку отрезало».[86] Вместе с ним погибла 75-летняя Натела Гураспашвили. Гогинашвили похоронили на третий день, однако Гураспашвили буквально разнесло на куски, которые «невозможно было вместе собрать», поэтому ее похоронили сразу.[87] 45-летний сельский плотник Квича Сааташвили показал нашим сотрудникам фрагменты реактивного снаряда РСЗО «Ураган», найденные им недалеко от того места, где погиб Гогинашвили. У себя дома и в центре села он также нашел осколки от 9Н210.[88]

В тот же день около полудня 68-летний Ушанги Беруашвили отправился из села в Карели, чтобы переждать там бои. Когда начался обстрел, он решил вернуться в Руиси и укрылся в подвале дома недалеко от места, где погиб Гогинашвили. В тот момент, когда он спускался в подвал, «что-то в живот ударило. Кишки повывалились, я их руками заправил обратно».[89]

Жена Беруашвили, которая не пострадала, пошла за помощью. Мимо проезжал глава сельской администрации с семьей, который отвез раненого в больницу в Хашури. Там Беруашвили провел две недели вместе с еще несколькими ранеными из Руиси, среди которых был, в частности, Мзия Ханишвили. У него «располосовало» тонкую кишку, которую ему зашили, но в октябре 2008 г. он говорил, что на выздоровление уйдет не меньше трех месяцев.[90] На момент интервью его жена в Тбилиси пыталась в министерстве здравоохранения договориться о лечении.

На другой стороне села в результате этого же обстрела погиб 76-летний Амиран Вардзелашвили, вышедший из дома в сад. Осколок попал ему прямо в сердце.[91] Одна из шестерых его дочерей - Маринэ в этот момент была дома:

Бомбырвалисьтотам, тотам. Людикричали, плакали. ВзрывнаяволнадонасдоходилаэтобылосовсемрядомснамиВдругслышуотецзовет: «Гела!» - этосын. Выбежали, смотримотецназемлележит, весьвкрови. Наместеумеротосколков. Там, водворе, мыегоипохоронили.[92]

35-летний Гела Вардзелашвили утверждает, что в саду осталась одна большая воронка и 15 маленьких.[93] Они с соседом показывали нашим сотрудникам фрагменты разорвавшегося реактивного снаряда РСЗО «Ураган».

Примерно в 700 м от этого места несколько женщин наблюдали за обстрелом села, собравшись у местной церкви, на которой был большой крест. Как рассказывала 17-летняя Тинатин Беруашвили: «Нам казалось, что русские не будут церковь бомбить».[94] Вместе со своей 40-летней матерью Майей Беруашвили и двумя соседками (56-летней Циури Ханишвили и 50-летней Циалой Беруашвили) она укрылась за большой трубой под деревом, но именно там они и получили множественные осколочные ранения. Стоявшие рядом с церковью дома загорелись.[95] Сама церковь не пострадала, однако на могильных плитах соседнего кладбища присутствовали следы от осколков.

Циала Беруашвили рассказывает, как на кладбище что-то взорвалось:

Мне в левую ногу здоровенный осколок попал. Большая рваная рана образовалась. Я отключилась. Когда в себя пришла, слышу – Тинатин кричит, что мне помощь нужна, что я идти не могу. Вытащили меня.

Циала две недели провела в больнице и еще две недели долечивалась амбулаторно.[96]

Майя Беруашвили осталась на ногах. По ее словам, ей показалось, что выбило глаз, а рука стала «тяжелой». Она получила осколочные ранения в области глаза и лица, а также правой руки, бедра и спины. Увидев, что Циала не может подняться, Майя помогла ей, и они обе отправились за помощью. Сосед на микроавтобусе отвез их в больницу.[97] Извлеченный врачами осколок, который Майя показала сотрудникам Хьюман Райтс Вотч, соответствовал поражающему элементу суббоеприпаса 9Н210.

Тинатин Беруашвили осколком перебило кость правой голени.[98]

Как рассказывала Циури Ханишвили, ее ранило в спину: «Когда я встала, чтобы убежать, несколько осколков мне в зад угодили. И сейчас еще сидят». В перегруженной больнице у нее не смогли извлечь глубоко засевшие осколки.[99]

Эти женщины показали сотрудникам Хьюман Райтс Вотч найденные в районе кладбища фрагменты реактивного снаряда РСЗО «Ураган», а соседский мальчишка приносил им горсть найденных там же поражающих элементов суббоеприпаса 9Н210.

По словам 59-летней Тамары Ходанович, ее 72-летний муж Аржеван Беруашвили проходил мимо прятавшихся у церкви женщин. Рядом с ним разорвался реактивный снаряд, но сам он не пострадал. Тамара Ходанович показывала нашим сотрудникам фрагмент реактивного снаряда - также от РСЗО «Ураган».[100]

В Руиси сотрудники Хьюман Райтс Вотч также осмотрели сад, где имелись неразорвавшиеся суббоеприпасы. Работавшие там сотрудники организации по разминированию показали семь неразорвавшихся 9Н210 и многочисленные фрагменты суббоеприпасов и реактивных снарядов. Окна и стены соседнего дома были повреждены осколками. По оценке руководителя группы разминирования, на его участке площадью 200 тыс. кв. м процент отказа 9Н210 составлял 35%.[101]

Некоторые опрошенные жители говорили, что накануне через село проходили грузинские войска, однако в день удара все они уже вышли из села и находились в нескольких километрах от него.[102] Хозяйка местного магазина рассказывала, как 11 августа грузинские войска и техника по двум дорогам выходили из района села.[103] Один житель, однако, утверждал, что в момент удара грузинские войска в селе все же были.[104] Вне зависимости от наличия или отсутствия в селе грузинских войск применение кассетных боеприпасов по населенному пункту противоречит существующим нормам международного гуманитарного права.

Вариани

8 и 12 августа российские войска наносили удары по селу Вариани с применением суббоеприпасов АО-2,5 РТМ. Следы этого были обнаружены Хьюман Райтс Вотч в двух частях села и на окрестных полях. В общей сложности погибли трое и были ранены 16 гражданских лиц.

Удар по центральной площади

8 августа на площади в центре села собралось больше десятка мужчин. «Это было утром, когда люди выгоняют коров на пастбище… Бомба упала сверху и взорвалась. Все произошло за несколько секунд, мы все попадали на землю. Посмотрел по сторонам – всех раскидало», - вспоминает 70-летний Теймураз Хизанишвили. В нескольких метрах от него лежал убитый Малхаз Бедошвили (около 31 года). Его 65-летний отец Омар «сидел, руками себе раны закрывал. Его в Гори в больницу отвезли, через несколько часов умер там». По словам Хизанишвили, грузинских войск поблизости не было.

Сам Хизанишвили, который на момент интервью в октябре сидел в инвалидной коляске с обеими ногами в гипсе, получил множественные осколочные ранения ног, лица, руки и туловища. Его 43-летний сын Николоз также получил множественные осколочные ранения, включая рваную рану правого бедра. К октябрю ему сделали уже четыре операции, но он все еще не мог передвигаться без костылей и ожидал новую операцию. 70-летней жене Хизанишвили - Тамаре Кокашвили, которая в момент взрыва находилась у себя дома неподалеку, повредило барабанную перепонку, и она почти полностью утратила слух.[105]

67-летняя Изо Хизанишвили, которая жила в непосредственной близости от площади, в момент взрыва была в саду:

Слышу – взрыв громкий. Много. Инструмент побросала и – бежать. У забора меня осколком достало. В спину попало, кровь шла. Сына дома не было, так что я волновалась. Вышла – вижу человек 14 или 15 лежат. Двое мертвые, остальные раненые.

Ей была оказана помощь в горийской больнице.[106]

48-летняя Лия Кереселидзе в момент взрыва была у себя дома неподалеку. После этого она услышала крики и стоны: «Мужа моего [Нико, 56 лет] ранило, он на помощь звал». Мужу в левый бок попало 14 осколков, еще три – в спину. На момент посещения села сотрудниками Хьюман Райтс Вотч он находился в Гори на лечении.[107]

Семья Георгишвили в то утро заканчивала сборы перед отъездом из села. 13-летний Бека пошел попрощаться с друзьями (12-летним Вахо и 8-летней Цирой Уржумелашвили), дом которых находился примерно в 90 метрах от площади. Все трое накачивали новый велосипед Вахо, когда примерно в пяти метрах от них раздался взрыв. Бека получил тяжелое ранение в голову: ему пробило череп, извлечь осколок врачам не удалось. Из-за повреждения головного мозга он не может нормально говорить.[108] Вахо осколки попали в область плеча, Цира также получила осколочное ранение.[109]

На основании свидетельств очевидцев[110] нами были установлены имена 14 человек, получивших ранения при ударе по центральной площади (имена двоих убитых приведены выше):

  1. Каха Адамашвили (около 43 лет)
  2. Илья Аадамашвили (около 31 года)
  3. Темо Аадамашвили (около 27 лет)
  4. Дато Акопов (около 31 года)
  5. Бека Георгишвили (13 лет)
  6. Нико Кереселидзе (56 лет)
  7. Изо Хизанишвили (67 лет)
  8. Михаил Хизанишвили (около 46 лет)
  9. Теймураз Хизанишвили (70 лет)
  10. Николоз Хизанишвили (43 года)
  11. Тамара Кокашвили (70 лет)
  12. Вано Хизанишвили (около 65 лет)
  13. Цира Уржумелашвили (8 лет)
  14. Вахо Уржумелашвили (12 лет)

У дома Лии Кереселидзе сотрудники Хьюман Райтс Вотч осмотрели кассету с маркировкой РБК-500/АО-2,5 РТМ и воронку, которая осталась от бомбы. По словам хозяйки, поблизости нашли еще две кассеты, но к тому времени их уже убрали.[111]

Удар по окраине села

При ударе по другой части села 12 августа один человек погиб, двое были ранены. 59-летний Сулико Зубашвили на улице разговаривал с 78-летним Гайозом Кебадзе и Закро Бузаладзе. Он услышал звук пролетающего над головой самолета, потом – взрыв. Сам он и Бузаладзе были ранены, Кебадзе погиб на месте: «Мне попало в ногу, в грудь, в спину, по пальцам. Сколько взрывов было – не помню. Упал, потом поднялся. У меня кровь шла, оглянулся – Гайоз мертвый лежит. Помочь некому было, так что я пошел домой кровь остановить. Самому не получилось, так что к жене брата пошел. Она позвала медсестру, кое-как перевязали меня. На следующий день я в Гори пошел – скорой-то не было. Оттуда в Тбилиси отвезли. Там в больнице дней 10 или 12 лечился». Бузаладзе был легко ранен в спину, лечение ограничилось первой помощью.[112]

Других потерь 12 августа не было, однако вся местность была засыпана суббоеприпасами АО-2,5 РТМ. 79-летний Галактион Зубашвили сидел на скамейке перед домом в тот момент, когда над головой появились самолеты: «Как чувствовал, что лучше мне в дом пойти. Потом что-то взорвалось… Потом – осколки, дым». Зубашвили зашел в дом. Когда бомбежка кончилась, он нашел три неразорвавшихся суббоеприпаса, три маленькие воронки у  себя во дворе и одну – во дворе у соседа.[113]

68-летний Анзор Зубашвили утверждает, что у него во дворе разорвались, как минимум, два суббоеприпаса. После бомбежки он вышел из подвала: «Стекла побило, и дверь выбита тоже. Деревья, листву посносило. Такое впечатление, что много лет уже не живет никто». Позднее он нашел у себя в доме и во дворе шесть неразорвавшихся АО-2,5  РТМ. Два из них он обнаружил, когда через месяц полез чинить крышу. Он отнес суббоеприпасы вниз, чтобы там их обезвредили специалисты. Еще один суббоеприпас он нашел 16 октября, за два дня до посещения села сотрудниками Хьюман Райтс Вотч.[114]

В ходе посещения села наши сотрудники и сами обнаружили три неразорвавшихся АО-2,5 РТМ и кольцевые стабилизаторы еще от двух. Нам рассказали, что в селе и на соседних полях насчитали еще около 50 суббоеприпасов, которые взорвались во время бомбежки или были обезврежены сотрудниками организаций по разминированию.[115]

Некоторые опрошенные нами жители говорили, что поблизости могли присутствовать какие-то грузинские войска, однако в самом селе в момент ударов их не было.[116]

Другие удары

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч обнаружили следы применения российских суббоеприпасов еще в четырех населенных пунктах или на прилегающей к ним местности. В Ахалдабе суббоеприпасами АО-2,5 РТМ была поражена окраина села со стороны р. Лиахви. Амиран Нацвлишвили, работающий сторожем на рыбной ферме, описывал суббоеприпасы и показывал нашим сотрудникам предупредительные знаки и мешки с песком, оставленные организацией по разминированию. Он говорил, что специалисты предупредили его, что суббоеприпасы трогать нельзя.[117]

11 августа 54-летний Илья Чагалишвили около 11:00 отдыхал на своем поле у села Дзлевиджвари. В этот момент на соседнем поле разорвался реактивный снаряд: «Когда ракета упала и взорвалась, я побежал к дому. Прибегаю – там другая, прямо у меня. Окна выбило».[118] Попавший к нему во двор реактивный снаряд практически полностью не сработал: суббоеприпасы не разлетелись из кассеты и большинство их не разорвалось. Он больше двух недель не решался спать в доме, но снаряд был обезврежен только во второй декаде октября.[119] По его словам, «11-го [августа] никаких грузинских войск здесь не было. Все село пустое. Пять человек только осталось. Кругом никого. Понять не могу, зачем русским обстреливать понадобилось».[120] У Чагалишвили дома и на его поле сотрудниками Хьюман Райтс Вотч было найдено множество фрагментов и суббоеприпасов 9Н210.

В Пхвениси 44-летний Гоча Асанидзе показал сотрудникам Хьюман Райтс Вотч реактивный снаряд РСЗО «Ураган», лежавший в грядках с помидорами на поле у села, и большое количество фрагментов суббоеприпасов 9Н210. Он обнаружил все это, когда вернулся в село в конце августа. В середине октября местность была очищена специалистами по разминированию.[121] Ниже приводятся сведения о поражении этого же села грузинскими суббоеприпасами.

В селе Варианис Мернеоба жители показали нашим сотрудникам девять фрагментов пластин от кассет РБК-250, которые снаряжаются суббоеприпасами АО-2,5 РТМ. Каждая такая бомба имеет три пластины, которые обеспечивают разлет суббоеприпасов. По словам жителей, перед выводом в октябре российские войска проводили масштабное разминирование местности.

В марте 2009 г. норвежская организация по разминированию Norwegian Peoples Aid сообщила Хьюман Райтс Вотч об обнаружении относящихся к августу суббоеприпасов 9Н210 еще в двух селах. Они были найдены в саду у села Квемо Хвити и «на всей территории» села Земо Никози, в том числе в ста метрах за школой (в последнем селе также были найдены фрагменты реактивного снаряда РСЗО «Ураган»).[122] Как показано ниже, оба этих села также оказались в зоне поражения грузинскими суббоеприпасами М-85.

Социально-экономические последствия

В условиях преимущественно аграрного характера затронутого региона неразорвавшиеся российские суббоеприпасы не позволяют собирать урожай и пасти скот, в значительной степени лишая жителей источников средств к существованию. Хотя часть российских ударов по полям могла быть направлена против грузинских военных целей, выбор в пользу применения кассетных боеприпасов с высоким процентом отказа привел к серьезным гуманитарным последствиям в постконфликтный период. Особенно явно эти последствия наблюдались в Вариани, где многим жителям неразорвавшиеся суббоеприпасы мешали обрабатывать поля. 44-летний Нукри Степанишвили уехал из села 11 августа практически одновременно с отходом грузинских войск. Вернувшись через несколько недель, он обнаружил в своем доме два неразорвавшихся суббоеприпаса. 18 октября он нашел еще один неразорвавшийся АО-2,5 РТМ на грядке с капустой. Он сообщил об этом в полицию и показывал суббоеприпас сотрудникам Хьюман Райтс Вотч: «Я так и не собрал урожай. И не буду, пока хоть немного не разминируют». Он опасался, что урожай капусты, который должен был созреть к началу ноября, может пропасть. К тому времени у него уже пропали помидоры, которые во время его вынужденного отсутствия в августе некому было поливать.[123]

68-летняя Тамара Еремова нашла у себя в поле АО-2,5 РТМ: «Теперь урожай собрать не могу… Боюсь подорваться».[124] Она опасалась, что через некоторое время не сможет собрать помидоры, фасоль и кукурузу.

Анзор Зубашвили, во двор и в дом к которому залетело восемь суббоеприпасов, сетовал, что в результате обстрела у него пропало около 15 тыс. цветов, которые он выращивал на продажу. У него также убило корову и курицу.[125]

42-летний Тенго Кебадзе сообщил, что в его вишневом саду грузинские саперы обезвредили 27 суббоеприпасов. На момент интервью у него на поле лежал еще один АО-2,5 РТМ, о котором он не сообщал властям.[126]

Официальная позиция России

С того времени, когда Хьюман Райтс Вотч впервые сообщила об использовании кассетного оружия, российская сторона неизменно отрицает этот факт. На ежедневном брифинге 15 августа зам. начальника Генштаба ВС РФ Анатолий Ноговицын заявил, что «российские военные не применяли кассетные бомбы в районе грузино-осетинского конфликта… Мы не применяем эти кассеты, в этом не было необходимости».[127] Минобороны России не раскрывает понятие «зона грузино-осетинского конфликта», в частности включает ли оно территорию к югу от административной границы.[128] На сентябрьской встрече правительственных экспертов в рамках Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия старший советник МИД России Андрей Малов также утверждал, что кассетное оружие российской стороной не применялось. 30 января 2009 г. МИД России письменно информировал Хьюман Райтс Вотч, что, «несмотря на грузинскую агрессию в Южной Осетии, Российская Федерация не прибегала к использованию кассетных бомб или противопехотных мин».[129]

Минобороны России отрицает использование в Южной Осетии и комплексов «Искандер».[130] Позднее следственная комиссия МИД Нидерландов пришла к заключению, что удар по Гори был нанесен именно этой ракетой. В середине августа сотрудники Хьюман Райтс Вотч лично осматривали в Гори ее фрагменты.

По словам руководителя голландской следственной миссии, российские власти не предоставили никакой информации по инциденту в Гори, сославшись на то, что российской стороне нечего сообщить по этому вопросу.[131] Однако это не помешало Москве 23 октября поставить под сомнение выводы голландского расследования. После обнародования доклада голландской комиссии российская сторона заявила, что «однозначного вывода о принадлежности боеприпаса, осколками которого, по всей видимости, он [Сториманс] был поражён, на основании предоставленных голландцами сведений сделать невозможно. Предъявленные голландской стороной документы и фотографии с места гибели С.Сториманса не являются достаточными доказательствами того, что он погиб в результате применения оружия российской стороной».[132] И далее:

Можно лишь сожалеть, что изложенные в ходе встречи 17 октября в МИД России российской стороной доводы не были услышаны и в этом документе должного отражения не нашли. Мы полагаем, что установление истинных обстоятельств потребует более тщательной работы военных экспертов. Кстати, кассетные боеприпасы имеются на вооружении у грузинской стороны.[133]

Следует отметить, что в своей оценке выводов голландского доклада МИД России прямо не отрицал использования кассетного оружия российской стороной.

Спустя неделю министр иностранных дел Сергей Лавров заявил: «Мы хотим, чтобы все подобного рода инциденты были тщательно расследованы. Тесно сотрудничаем с комиссией, которая была создана правительством Нидерландов. Приняли руководство этой комиссии в Москве… Документация, включая видео- и фотоматериалы, которые нам передали, изучается… В скором времени результаты этого анализа будут представлены голландской стороне».[134]

Правовая оценка

Удары по центральной площади Гори и по селам Руиси и Вариани сопровождались гражданским потерями, в результате удара по селу Дзлевиджвари был разрушен жилой дом. Хьюман Райтс Вотч считает применение кассетных боеприпасов по населенным районам или прилегающим территориям неизбирательным и, поэтому, нарушающим нормы гуманитарного права. Кассетные боеприпасы являются заведомо неизбирательным оружием, когда применяются по местам, где одновременно присутствуют войска и гражданские лица, поскольку в такой ситуации они не могут обеспечить проведение различия между первыми и вторыми.

Эти удары также можно с достаточным основанием считать избыточными. Грузинские войска отступали, и многие свидетели говорили Хьюман Райтс Вотч, что непосредственно в районе поражения их не было. Соответственно, возникают вопросы относительно получения прямого военного преимущества. С другой стороны, налицо гражданский ущерб. В результате применения российскими войсками кассетных боеприпасов было убито или ранено почти 60 человек. С учетом близости населенных пунктов к районам поражения эти потери были предвидимыми, и российская сторона должна была учитывать такую возможность. Хьюман Райтс Вотч считает, что кассетные удары по населенным районам следует считать заведомо избыточными, и документированные случаи подтверждают эту посылку.

В будущем Россия должна следовать не только общим нормам гуманитарного права, но и положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, о признании которого юридически обязывающим она заявила 21 июля 2008 г. В соответствии с этим протоколом Россия, в частности, обязана по мере возможности оказывать содействие обезвреживанию взрывоопасных пережитков войны, к которым относятся и неразорвавшиеся кассетные боеприпасы.[135] Как подробнее рассматривается ниже, перед отводом 10 октября за административную границу с Южной Осетией российские войска провели значительный объем разминирования. Теперь российские военные должны помочь другим продолжить эту работу, в том числе предоставив данные о типе и количестве и местах применения кассетных боеприпасов.

Применявшиеся Россией типы кассетных боеприпасов подпадают под действие недавно принятой конвенции об их всеобъемлющем запрещении.

Россия, как и все другие государства, должна как можно скорее подписать и ратифицировать Конвенцию по кассетным боеприпасам. Если в настоящее время она не может пойти на это, необходимо безотлагательно принять временные меры по минимизации гуманитарных последствий использования кассетного оружия. В соответствии с положениями гуманитарного Россия не должна в будущем применять кассетные боеприпасы по населенным районам, а также должна запретить их дальнейшее производство и оборот, приступить к уничтожению огромных запасов и оказать содействие разминированию, чтобы исключить возможность гибели гражданских лиц в результате подрыва оставшихся в Грузии неразорвавшихся суббоеприпасов.

Использование кассетного оружия Грузией

В ходе августовского конфликта 2008 г. Грузия также использовала кассетное оружие – закупленные у Израиля суббоеприпасы М-85, которыми снаряжались 160-мм реактивные снаряды МК-4. В ответе на запрос Хьюман Райтс Вотч Минобороны Грузии сообщило, что было использовано 24 комплекта боеприпасов к  GradLAR по 13 выстрелов (МК-4) в каждом.[136] Если все эти реактивные снаряды были снаряжены кассетной головной частью, то они должны были содержать 32 448 суббоеприпасов М-85. В документированных Хьюман Райтс Вотч случаях эти суббоеприпасы вызвали меньше гражданских потерь, чем российские: по меньшей мере четверо гражданских лиц погибли и восемь были ранены. Однако, как и при любом применении кассетных боеприпасов, это создало долговременную опасность для гражданского населения и привело к серьезным гуманитарным последствиям социально-экономического характера, которые продолжают ощущаться до настоящего времени.

Министерство обороны Грузии признает применение кассетных боеприпасов 8 –11 августа по российским военным целям в районе между Рокским туннелем и Цхинвали.[137] Поскольку Хьюман Райтс Вотч не проводила в этом районе специализированных исследований, мы не располагаем независимым подтверждением характера применения грузинских кассетных боеприпасов по целям в Южной Осетии. Один из опрошенных нами свидетелей утверждал, что грузинские войска обстреливали кассетными боеприпасами дзарскую дорогу в Южной Осетии. Этот человек был осетинским ополченцем, помогавшим вывозить оттуда раненых гражданских лиц. Он утверждает, что видел «ракету, которая взорвалась в воздухе, а потом стали взрываться маленькие снарядики».[138] Хьюман Райтс Вотч не располагает другим свидетельствами и не имеет информации о каких-либо связанных с этим гражданских потерях.

Россия сообщила о применении Грузией кассетных боеприпасов в Южной Осетии только в феврале 2009 г. В ответе, датированном 30 января 2009 г., на наш запрос о предоставлении такой информации об этом еще не упоминалось. Однако 27 февраля 2009 г. Следственный комитет при прокуратуре РФ сообщил, что при обстрелах гражданского населения и объектов в Южной Осетии вооруженные силы Грузии применяли тяжелое наступательное вооружение: крупнокалиберную артиллерию, РСЗО «Град», 500-килограммовые авиабомбы и кассетные боеприпасы.[139]

В ходе нескольких миссий в Горийском районе к югу от административной границы сотрудниками Хьюман Райтс Вотч были обнаружены неразорвавшиеся суббоеприпасы М-85, ленты от разорвавшихся суббоеприпасов, фрагменты реактивных снарядов МК-4.[140] Нами были опрошены пострадавшие местные жители, специалисты по разминированию и высокопоставленные грузинские чиновники. Было установлено поражение суббоеприпасами М-85 полосы Гори – Цхинвали к югу от административной границы. В зоне поражения оказались девять сел: Броцлети, Дици, Квемо Хвити, Мегврекиси, Пхвениси, Шиндиси, Тирдзниси, Земо Хвити и Земо Никози. Один из жителей также показывал нам фрагмент реактивного снаряда МК-4 и красную ленту от М-85 в Вариани, однако это село расположено южнее и не укладывается в общую географическую картину поражения, поэтому Хьюман Райтс Вотч не может с уверенностью утверждать, что они происходят именно из Вариани.

Несколько рассматриваемых ниже обстоятельств дают основания говорить о возможности поражения этих сел в результате массового технического сбоя. В случае целенаправленного применения грузинской стороной кассетных боеприпасов по этому району это квалифицировалось бы как нарушение нормы гуманитарного права о запрете неизбирательных нападений, поскольку поражению подверглись населенные районы.[141] Если все же имел место отказ системы вооружения, то это подчеркивает опасность применения кассетных боеприпасов, которая многократно усугубляется большим количеством остающихся при отказе неразорвавшихся боевых элементов. Международно-правовую оценку применения Грузией кассетных боеприпасов по району между Цхинвали и Рокским туннелем мы дать не можем, поскольку, как уже отмечалось, Хьюман Райтс Вотч не направляла туда специализированную миссию.

Гражданские потери при непосредственном поражении

При непосредственном поражении сел Тирдзниси и Шиндиси по меньшей мере один человек погиб и двое были ранены. Опрошенные нами свидетели говорят, что в тот момент в том районе присутствовали только грузинские войска и бронетехника.

Шиндиси

Непосредственно при поражении окраины села 9 августа около 15:30 погиб 45-летний Вано Гогидзе и была ранена его 38-летняя сестра Кетино Гогидзе.[142] Поблизости от этого места сотрудниками Хьюман Райтс Вотч были обнаружены М-85.

По словам Зуры Татришвили, в районе Шиндиси были сосредоточены грузинские войска, наступавшие на Цхинвали, и туда же они отходили. Само село войска не занимали, однако значительные грузинские силы находились на соседних полях в ночь с 9 на 10 августа.[143] Два свидетеля утверждают, что грузинские войска и танки проходили через этот район в момент его поражения кассетными боеприпасами, хотя и не в том месте, где зафиксированы гражданские потери.[144]

Тирдзниси

Александр Зерекидзе рассказывает Хьюман Райтс Вотч об обстоятельствах своего ранения при поражении села суббоеприпасами М-85 9 августа примерно в 03:30:

Слышно было громкую стрельбу, и я вышел посмотреть, в чем дело. Крики были, может, ранило кого-то. Не успел выйти, как что-то взорвалось. Я повернулся, и осколками мне в спину, в живот и в ногу попало. Кровь пошла. Дети в доме были, я их прикрыть пытался. Жена первую помощь оказала, кровь остановила. Утром я поехал в больницу в Тквиави, оттуда - в Тбилиси. Через пару дней выписался.[145]

По словам Зерекидзе, в тот день никаких войск в селе не было. Он показал нашим сотрудникам поражающий элемент от М-85 и три небольшие воронки во дворе и в саду, характер которых соответствует разрыву этого суббоеприпаса.

По словам других свидетелей, поражению подвергся центр села. 26-летний Придон Соломонян показывал нашим сотрудникам красную ленту от М-85, которая упала прямо перед магазином:

Много людей уезжало. Это где-то девятого [августа] было, в первой половине дня. Я у себя дома был. Видел, как они падают. Один взорвался, я потом пошел туда, нашел две ленточки красные. Много на село попадало. Везде воронки.[146]
 

Гражданские потери в результате подрыва неразорвавшихся боевых элементов

Хьюман Райтс Вотч документирована гибель по меньшей мере трех человек и ранение шести в результате подрыва неразорвавшихся М-85 в Броцлети, Пхвениси и Шиндиси.[147] В Дици потерь не было, однако два зафиксированных там инцидента свидетельствуют о значительной сохраняющейся опасности для гражданского населения.

Броцлети

38-летний Тариэл Кикилашвили и 48-летний Алика Кикилашвили во время поражения села 11 августа прятались на соседнем поле. По словам первого, «когда бомбы падали, они сначала воздухе взрывались, потом еще много-много. В полях я видел маленькие воронки через каждые два метра».[148] Алика Кикилашвили говорит, что по дороге домой они видели «много маленьких бомбочек».

Через три дня, между часом и двумя пополудни, Алика Кикилашвили пошел в поле проверить коров. По дороге он встретил 46-летнего Теро Сурамели, в руках у которого было два предмета, показавшихся Кикилашвили похожими на патроны от лампочек. Один был с белой лентой, второй – с красной. Кто-то из жителей нашел их в поле и принес Сурамели. Кикилашвили велел ему положить их на землю:

В этот момент у меня зазвонил мобильник. Я в пяти шагах был, и как только ответил – сразу сильный взрыв. Меня как ветром обдало. Не понимал, что происходит… Побежал оттуда, даже не понял, что ранен. Метров 700 или 800 пробежал. Собака залаяла. Я где-то рядом с домом спрятался, [думал – осетины идут]. Потом смотрю – нет никого, понял, что еще что-то. Может, рвануло то, что у Теро в руках было.

Оправившись от шока, Кикилашвили понял, что у него пробиты осколками живот, обе руки и обе ноги. Значительная часть осколков к октябрю 2008 г. еще не была извлечена:

Четыре дня никакой помощи не было. Вот, в левой ноге дырка была. Я ее водкой заливал, чтобы заражения не было. Через четыре дня русские пришли, у них здесь полевой госпиталь был. Кто-то сказал им, что мне нужна помощь, и меня туда взяли. Так я туда-сюда и ходил лечиться.

В момент взрыва Кикилашвили стоял лицом к Сурамели и говорит, что чудом остался жив:

Теро все лицо разнесло. Сплошная рваная рана. Он еще час примерно живой был, а потом умер. Врача не было, лекарств тоже. Кто-то ему раны прикрыл. Похоронили его во дворе, потом на кладбище перенесли.

По словам Кикилашвили, недалеко от них находился еще Амиран Хадури, который был легко ранен. Он прибежал на шум и пытался помочь Сурамели.[149]

В октябре 2008 г. сотрудники Хьюман Райтс Вотч нашли на полях в районе Броцлети два неразорвавшихся суббоеприпаса М-85: один с красной лентой, один - с белой.[150]

Пхвениси

18 августа 72-летний Велико Бедианашвили нашел в поле недалеко от дома неразорвавшийся М-85 с красной лентой и погиб от взрыва. «Их кругом полно валяется. Все поля завалены», - говорил его сын Дурмисхан Бедианашвили.[151] Сотрудники Хьюман Райтс Вотч также обнаружили в Пхвениси фрагменты реактивного снаряда МК-4.

Шиндиси

10 августа примерно в 11:00 несколько мужчин из Шиндиси отправились проверить место, где накануне были взрывы. Там они нашли неразорвавшийся суббоеприпас М-85 с красной лентой, который и принесли в село. При попытке его разобрать боеприпас взорвался: Рамаз Арабашвили (около 40 лет) погиб, еще четверо были ранены[152] (Дато Арабашвили, Малхаз Майсурадзе, Нугзар Майсурадзе и Васо Папуашвили).[153] Соседи отвезли их в больницу в Гори, оттуда – в Тбилиси.[154]

Во время первого посещения Шиндиси 19 августа сотрудники Хьюман Райтс Вотч обнаружили три суббоеприпаса М-85 в северной части села и фрагменты двух реактивных снарядов МК-4. 62-летний Зура Татришвили рассказывал им: «У меня весь сад ими засыпан. Эти маленькие мины в три ряда лежат. Начинаются от дома и тянутся примерно на километр».[155]

19 октября сотрудниками Хьюман Райтс Вотч на полях у села было опознано еще два неразорвавшихся суббоеприпаса М-85. 46-летний Важа Мазмишвили сообщил им, что нашел их за четыре или пять дней до этого. По словам местных жителей, грузинские саперы обезвредили значительное количество, но по прошествии двух месяцев после окончания военных действий на окрестных полях еще встречались неразорвавшиеся суббоеприпасы. Нашим сотрудниками также был найден фрагмент кассеты от головной части реактивного снаряда МК-4.

Дици

В селе Дици потерь не было, однако два зафиксированных там инцидента свидетельствуют об опасности, которую создают для гражданского населения неразорвавшиеся суббоеприпасы.

Первый инцидент напоминает о повышенной опасности, которую неразорвавшиеся суббоеприпасы представляют для детей, поскольку они нередко похожи на игрушку. Семья 40-летнего Омара Миндиашвили, уезжавшая из села на время боев, вернулась в Дици за шесть дней до прибытия туда 17 октября сотрудников Хьюман Райтс Вотч. 13 октября 13-летняя Саломе Миндиашвили и ее двоюродная сестра Мари Миндиашвили играли на верхней веранде и нашли два суббоеприпаса М-85. Мари стала крутить один из них, держа его за ленту. Омар Миндиашвили рассказывает:

Саломезовет: «Папа, смотри, чтоунасестьЯпонял, чтоэтоможетбытьопасноиотнесвполицию. Когдаувиделтамчекусообразил, чтоэтовзрывается. Потелевизоруобъявлениепроэтопоказывали.[156]

Впоследствии на заднем дворе у Миндиашвили сосед нашел еще один суббоеприпас М-85, который 16 октября был обезврежен прибывшим специалистом. Во время посещения села наши сотрудники нашли красную ленту на веранде, где играли дети.

О втором инциденте нам рассказал 57-летний Георгий Баришвили. По его словам, он подобрал неразорвавшийся суббоеприпас на обочине. Тот был похож на патрон от лампы, без ленты, и Баришвили его бросил. Суббоеприпас не взорвался, и Баришвили отдал его сыну, который положил его в воду. После этого произошел взрыв. Точную дату случившегося Баришвили назвать не смог. Он также показал нашим сотрудникам фрагмент 160-мм реактивного снаряда МК-4, который достали из воронки на поле у села. На нем сохранились характерное красное кольцо и хвостовые стабилизаторы.

Социально-экономические последствия

Неразорвавшиеся суббоеприпасы М-85 вызывают не только гражданские потери, но и негативные последствия социально-экономического характера. Местные жители, которые в Горийском районе заняты преимущественно в сельском хозяйстве, вынуждены выбирать между работой в поле, чреватой подрывом на суббоеприпасе, и безопасным пребыванием дома, при котором семья фактически остается без средств к существованию. Большинство опрошенных нами жители выбирали последнее.

Рассказывает Алика Кикилашвили из села Броцлети:

Я в поле не выхожу. Урожай созрел, только травой все заросло, не видно ничего, так что я не хожу. Надеюсь, кто-нибудь разминировать придет. Я выращиваю яблоки и кукурузу, продаю. С этого и живем. Здесь все так живут.  Груши просто пропали, теперь и яблоки.[157]

То же самое говорили и другие жители Броцлети. Георгий Чинчрики после ранения при подрыве боится выходить в поле: «Пока кто-нибудь не разминирует, я боюсь туда возвращаться. Не знаю, почистили уже мое поле или нет».[158] 34-летний Серго Николеишвили говорит, что так думает большинство жителей: «Пока не разминируют, люди боятся урожай собирать. Себе на еду собрать не могут».[159]

Аналогичные настроения наши сотрудники обнаружили и в других селах. В Шиндиси две женщины, которые живут недалеко от того места, где погиб Вано Гогидзе, говорили, что боятся оставшихся на полях суббоеприпасов: «Все сады, все поля наши пропали, потому что никто туда идти не хочет, боятся».[160] Об этом же говорил и 46-летний Дато Лапачи из Тирдзниси.[161] В селе Земо Никози Хьюман Райтс Вотч гражданских потерь не зафиксировала, но по меньшей мере один житель опасался выходить в поле из-за неразорвавшихся суббоеприпасов.[162]

Официальная позиция грузинской стороны

Официальная позиция грузинской стороны по вопросу о применении ее силами кассетных боеприпасов с августа 2008 г. по март 2009 г. претерпела значительные изменения. Сначала в Тбилиси решительно осуждали любое кассетное оружие, затем признали факт его ограниченного применения собственными силами, в итоге допустили возможность поражения собственной территории в результате массового технического сбоя, но при этом продолжали настаивать на военной целесообразности применения кассетных боеприпасов.

Первоначальное осуждение

В августе 2008 г. Грузия неоднократно обвиняла Россию в использовании кассетного оружия, но не признавала его применение собственными войсками. Так, 15 августа МИД Грузии заявил: «Необходимо особо подчеркнуть, что использование кассетных боеприпасов против гражданского населения является тем более циничным в контексте усилий, прилагаемых международным сообществом по ограничению использования и даже запрещению этого вида вооружений».[163] В тот же день президент Михаил Саакашвили на пресс-конференции с госсекретарем США Кондолизой Райс назвал кассетные боеприпасы «негуманным оружием», а русских – «варварами XXI века» и «хладнокровными убийцами», применяющими его против мирного населения.[164]

Признание

В начале сентября, однако, в Тбилиси признали факт использования кассетных боеприпасов грузинским войсками. В обнародованном 1 сентября письме Хьюман Райтс Вотч Министерство обороны Грузии заявило, что реактивные снаряды с кассетной головной частью применялись по российской военной технике и вооружению, выдвигавшимся со стороны Рокского туннеля по дзарской дороге, но они «никогда не применялись против гражданского населения, гражданских целей, а также по населенным районам или поблизости от них».

Министерство обороны заявило, что применялась реактивная система залпового огня GradLAR-160 с ракетами МК-4, снаряженными суббоеприпасами М-85, с дальностью 45 км. В Минобороны также утверждали, что все имеющиеся у Грузии суббоеприпасы М-85 снабжены механизмом самоуничтожения. Несмотря на обнаружение Хьюман Райтс Вотч в Шиндиси суббоеприпасов М-85, в Минобороны утверждали, что по этому району грузинские войска ударов не наносили. Грузинская сторона также утверждала, что ни одна из установок GradLAR-160 не была уничтожена российскими войсками.

В письме отмечалось:

Обнаружение суббоеприпасов М-85 в Шиндиси вызывает многочисленные вопросы… Этот факт требует должного расследования, и грузинская сторона готова участвовать в таком расследовании и оказать всяческое содействие в его проведении. При необходимости, если этого потребуют интересы расследования, мы готовы раскрыть название фирмы-поставщика.[165]

Неясность и расследование

В ходе встречи с представителями Хьюман Райтс Вотч 21 октября 2008 г. тогдашний первый заместитель министра обороны Грузии Бату Кутелия озвучил дополнительные нюансы грузинской позиции. Он утверждал, что Грузия располагает ограниченным количеством М-85 и применяла их исключительно по российским войскам к северу от Цхинвали. При этом он не исключил, что суббоеприпасы, обнаруженные Хьюман Райтс Вотч к югу от Цхинвали, могут быть грузинскими, но внятно объяснить причину их появления там он не смог:

Мы получили сообщения о присутствии М-85 в нескольких грузинских селах. Как они туда попали – неясно. Наша система сама не могла обстрелять этот район… Возможно, имела место нештатная ситуация… Действительно загадка, как они там оказались. Это физически невозможно, чтобы кто-то туда стрелял.

По словам Бату Кутелия, грузинская сторона начала расследование и обратилась к компании-поставщику.[166] Название компании он не раскрыл, однако можно с большой долей уверенности предполагать, что это Israel Military Industries.

Одним из возможных объяснений присутствия большого количества неразорвавшихся М-85 к югу от административной границы может быть массовый технический сбой системы вооружения. За исключением Тирдзниси и Шиндиси Хьюман Райтс Вотч не обнаружено следов штатного срабатывания суббоеприпасов, в то время как следы отказа присутствуют в избытке. Свидетели также утверждают, что в момент поражения соответствующих районов российских войск там не было. Минимальная дальность реактивного снаряда МК-4 составляет 12 км.[167] По словам первого замминобороны, грузинские РСЗО располагались в 8 – 10 км севернее Гори (в ответе на запрос Хьюман Райтс Вотч в феврале 2009 г. Минобороны отказалось уточнить место дислокации пусковых установок, сославшись на то, что это «закрытая» информация).[168] Если верить Бату Кутелия, то зона поражения сел Горийского района оказывается ближе минимальной дальности реактивных снарядов, и это могло быть причиной того, что так много суббоеприпасов не сработали и даже не встали на боевой взвод.

Грузинские официальные лица утверждают, что кассетное оружие применялось исключительно по военным целям в малонаселенных районах к югу от Рокского туннеля. Если же гражданские потери и гуманитарные последствия в густонаселенных частях Горийского района были вызваны массовым техническим сбоем, то это лишь подчеркивает опасность, исходящую от кассетного оружия, когда любой отказ техники многократно усугубляется большим количеством суббоеприпасов.

Бату Кутелия также выразил удивление в связи с большим количеством неразорвавшихся суббоеприпасов, обнаруженных не только сотрудниками Хьюман Райтс Вотч, но и грузинскими саперами. Ни первые, ни вторые не нашли следов, которые указывали бы на наличие у суббоеприпасов механизма самоуничтожения, хотя первый замминобороны утверждал, что закупалась именно эта модификация. По его словам, Министерство обороны совместно с поставщиком намеревалось прояснить и это обстоятельство.[169]

В феврале 2009 г., отвечая на запрос Хьюман Райтс Вотч, Минобороны Грузии не исключило, что причиной поражения сел Горийского района может быть «отказ системы вооружения». Указывалось, что окончательный ответ можно будет дать только по завершении расследования, которое на тот момент продолжалось.[170] Представляется, однако, что это расследование не затрагивает вопросов применения Грузией кассетных боеприпасов в Южной Осетии и его соответствия требованиям международного гуманитарного права. Последнее необходимо для обеспечения полного понимания последствий грузинского использования кассетного оружия в ходе августовского конфликта.

Отвечая на запрос Хьюман Райтс Вотч, Минобороны Грузии также сообщило, что располагает запасами авиабомб РБК-500 и блоков БКФ для снаряжения КМГУ (контейнер малогабаритных грузов универсальный), однако срок их хранения истек, и они подлежат утилизации.[171]

В октябре 2008 г. Бату Кутелия, признав присутствие неразорвавшихся суббоеприпасов в Горийском районе и возможность отказа техники, тем не менее настаивал на военной целесообразности применения кассетного оружия, поскольку это позволило «на два дня задержать наступление русских».[172] Он также сообщил, что МИД запросил позицию его ведомства относительно Конвенции по кассетным боеприпасам:

Министерствообороны, какодноизгосударственныхведомств, впринципеподдерживаеттакуюконвенцию, котораямоглабыпомочьнамизбежатьгражданскихпотерьинеизбирательныхударовпонаселеннымрайонам. Мыготовыприступитькрассмотрениювопроса, нонеготовыобещать, чтоснимемихсвооруженияПосколькуГрузиявсеещенаходитсяподиностраннойвоеннойоккупацией [имеютсяввидуроссийскиевойскавЮжнойОсетиииАбхазии], этооченьчувствительныйдлянасвопрос.[173]

В итоге, хотя Грузия и заявила о присоединении к пятому протоколу к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, Конвенцию по кассетным боеприпасам Минобороны пока подписывать не рекомендовало. В январе 2009 г. министр обороны Василий Сихарелидзе заявил нам, что ищет альтернативу кассетному оружия, но при этом исходит из текущих соображений затрат и безопасности: «Нам нужно что-то более эффективное, нужно, чтобы мы могли себя защитить… Технически, кассетным боеприпасам должна существовать какая-то замена. Как скоро и на что именно мы будем их менять? Мы не знаем».[174]

Правовая оценка

Как уже отмечалось выше, Хьюман Райтс Вотч не проводила отдельного расследования признаваемого грузинской стороной применения кассетных боеприпасов по территории к югу от Рокского туннеля, поэтому не может судить об их соответствии требованиям гуманитарного права. В случае целенаправленного применения грузинской стороной кассетных боеприпасов южнее административной границы последнее квалифицировалось бы как нарушение нормы гуманитарного права о запрете неизбирательных нападений, поскольку применение кассетного оружия по населенным районам Хьюман Райтс Вотч считает неизбирательным.[175] Не исключено, что они также были бы избыточными. Нами не обнаружено никаких фактов, которые свидетельствовали бы о присутствии российских войск в каком-либо из районов в момент его поражения, в то время как гражданские потери имели место как в момент поражения, так и впоследствии. Хьюман Райтс Вотч считает, что удары по населенным районам следует считать заведомо избыточными, и документированные случаи подтверждают эту посылку.

 Если все же к югу от административной границы имел место отказ системы вооружения, то это подчеркивает опасность применения кассетных боеприпасов, которая многократно усугубляется большим количеством остающихся при отказе неразорвавшихся боевых элементов.

С целью ликвидации последствий поражения кассетными боеприпасами участков территории южнее административной границы грузинскими военными были проведены масштабные работы по разминированию (см. ниже). Грузинская сторона должна продолжить усилия в этом направлении и оказать содействие международным неправительственным организациями по разминированию, предоставив им данные о типе, количестве и местах применения кассетных боеприпасов. Необходимо также предоставить соответствующую информацию по Южной Осети работающим там профильным специалистам. В период до вступления для нее в силу пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия Грузия должна соблюдать его основные нормы.

Применявшиеся Грузией кассетные боеприпасы подпадают под действие недавно принятой конвенции об их всеобъемлющем запрещении.

Грузия, как и все другие государства, должна как можно скорее подписать и ратифицировать Конвенцию по кассетным боеприпасам. Как участник Конвенции, Грузия не только примет на себя соответствующие обязательства, но и сможет после вступления ее в силу воспользоваться всем комплексом международных мер содействия в области разминирования, разъяснительной работы среди населения и помощи пострадавшим.

Если в настоящее время она не может пойти на это, необходимо безотлагательно принять временные меры по минимизации гуманитарных последствий использования кассетного оружия. Грузия должна отказаться от применения кассетных боеприпасов по населенным районам и принять меры к тому, чтобы исключить возможность гибели гражданских лиц в результате подрыва оставшихся неразорвавшихся суббоеприпасов. В первую очередь необходимо продолжить оказание содействия мероприятиям по разминированию и разъяснительной работе среди населения.

Разминирование и разъяснительная работа среди населения

Предотвратить дальнейшие гражданские потери от неразорвавшихся боеприпасов может только оперативное и эффективное разминирование. Как говорил руководитель группы по разминированию в Руиси: «Каждый суббоеприпас, который я найду – это чья-то спасенная жизнь».[176] По оценке профильной международной неправительственной организации Norwegian Peoples Aid, осенью 2008 г. предстояло обезвредить «тысячи» неразорвавшихся боевых элементов.[177] На февраль 2009 г. международные организации по разминированию оценивали площадь затронутой территории в 15 млн. кв. м, а сроки завершения работ – не ранее августа 2009 г.[178] Как показывают собственные исследования Хьюман Райтс Вотч, многие суббоеприпасы скрытно лежали на полях с плодовыми или овощными культурами и кукурузой, а большинство оставшихся к февралю были скрыты верхним слоем почвы.[179] Такая ситуация не только приводит к гуманитарным последствиям для местного населения, но и осложняет разминирование.

После окончания военных действий этой работой занимаются как военные саперы, так и профильные неправительственные организации. При этом они сталкиваются с рядом проблем, таких как различия в методах разминирования, нехватка ресурсов, природные условия, неквалифицированные действия со стороны местного населения. Однако при должной координации и продолжении разъяснительных мероприятий среди населения общими усилиями они способны свести к минимуму гражданские потери от неразорвавшихся суббоеприпасов.

Меры, принимавшиеся российской стороной

Перед отводом 10 октября за административную границу Южной Осетии[180] российские войска провели масштабные работы по разминированию местности. Жители сообщали, что такие мероприятия осуществлялись российской стороной в Дици, Квемо Хвити, Тирдзниси, Вариани, Варианис Мернеоба и Земо Хвити.[181] В районе села Вариани многие сообщали о том, что российские саперы обезвреживали неразорвавшиеся суббоеприпасы в домах и садах,[182] несколько жителей других сел говорили, что «русские обезвредили много».[183] Не исключено, что российские войска проводили разминирование и в других местах, однако точных данных об объеме работ нет. Публично российская сторона ничего не говорит об этом, в официальном письме МИД России от 30 января 2009 г. вопрос Хьюман Райтс Вотч о разминировании был оставлен без ответа, как и вопрос, предоставлялись ли российской стороной данные о типе, количестве и местах применения кассетных боеприпасов сотрудникам по разминированию в Грузии или в Южной Осетии.[184] По состоянию на февраль 2009 г. профильные организации, работающие в районах Гори и Карели, такой информации не получали.[185]

В интересах недопущения гражданских потерь от неразорвавшихся суббоеприпасов Россия должна продолжить оказание содействия усилиям по разминированию. Такое содействие должно, насколько возможно, отвечать стандартам Конвенции по кассетным боеприпасам и, как минимум, - положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, который для России вступил в силу в январе 2009 г. Оба международных договора предусматривают оказание усилиям по разминированию материально-технического, финансового и кадрового содействия. Необходимо также незамедлительно предоставить работающим в Грузии организациям по разминированию точные координаты мест применения кассетных боеприпасов и данные об их типе и количестве.

Меры, принимаемые грузинской стороной

О разминировании, проводившемся грузинскими саперами, известно несколько больше. По мере отвода российских войск из районов Гори и Карели туда была введена грузинская инженерно-саперная бригада (80 человек).[186] В октябре 2008 г. местные жители сообщали о работах по разминированию в Броцлети, Дзлевиджвари, Шиндиси, Тирдзниси и Вариани.[187] Не исключено, что такие работы проводились и в других местах. Так, по словам Тенго Кебадзе, в Вариани у него в саду грузинские саперы обезвредили 27 неразорвавшихся суббоеприпасов: «Сразу собрали, как только зашли, когда русские ушли».[188] К февралю 2009 г. грузинские саперы прекратили разминирование, однако профильной неправительственной организацией Norwegian Peoples Aid было подготовлено 24 специалиста из числа граждан Грузии, которые должны были приступить к работе в марте.[189]

Хотя грузинским военными саперами было обезврежено значительное количество суббоеприпасов на большой площади,[190] они занимались преимущественно теми, которые лежат на поверхности. В октябре 2008 г. один из офицеров объяснял: «Мы работаем почти во всех селах командами по шесть человек… Берем село, начинаем расчистку. Как можем, стараемся собрать все с поверхности. Потом передаем территорию [международным специалистам] для подповерхностного разминирования».[191] Как отмечалось в последнем докладе Международной кампании по запрещению противопехотных мин, еще до августовского конфликта Грузия собиралась привести свои нормативы разминирования в соответствие с Международными стандартами противоминной деятельности, но к зиме это еще не было сделано.[192] Один из профильных международных специалистов в октябре 2008 г. заметил: «Грузины очень чисто разминируют на первом уровне и заслуживают всяческих похвал. Многие страны этого не делают». Однако при этом, по его словам, возникают некоторые проблемы (см. ниже).[193]

Офицер из грузинской инженерно-саперной бригады утверждал, что в первую очередь они стремились ликвидировать непосредственную опасность для людей: «Первым делом обезвреживаем все, что красиво выглядит или привлекает детей».[194] Суббоеприпасы сначала собирали, затем уничтожали в безопасном месте. Если такой возможности не было, суббоеприпасы уничтожались на месте.[195]

Грузинские саперы были удивлены тем, что даже на поверхности осталось так много неразорвавшихся суббоеприпасов, особенно М-85: «Что нас как профессионалов удивляет, так это сколько мы их здесь находим. Проблема еще и в том, что большинство – неразорвавшиеся».[196] По словам офицера из инженерно-саперной бригады, они передавали соответствующую информацию в Минобороны для расследования обстоятельств поражения грузинских сел суббоеприпасами М-85.

Грузия должна обеспечить координацию с международными организациями по разминированию, в том числе предоставив им данные о разминировании силами грузинских военных, точные координаты районов поражения кассетными боеприпасами, а также информацию о типе и количестве применявшихся боеприпасов. Меры по ликвидации гуманитарных последствий должны, насколько возможно, отвечать стандартам Конвенции по кассетным боеприпасам и, как минимум, - положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, который для Грузии вступит в силу в июне 2009 г.

Необходимо также оказать содействие любым усилиям по ликвидации гуманитарных последствий применения кассетных боеприпасов, которые могут потребоваться в Южной Осетии, в том числе предоставив для целей разминирования данные о наносившихся ударах. Такое содействие должно, насколько возможно, отвечать стандартам Конвенции по кассетным боеприпасам и, как минимум, - положениям пятого протокола к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия.

Разминирование силами неправительственных организаций

Важную роль в обезвреживании боевых элементов кассетных боеприпасов в Грузии играют специализированные международные неправительственные организации. Разминирование на местах осуществляют Norwegian Peoples Aid (NPA) и британская HALO Trust, координацию обеспечивает Information Management & Mine Action Programs (IMMAP).

HALO Trust, «специализирующаяся на обезвреживании взрывоопасных остатков войны»,[197] приступила к разминированию немедленно, поскольку к тому времени уже работала в Абхазии.[198] На февраль 2009 г. было задействовано 30 групп по 12 человек в каждой.[199] Осуществлялись работы по обследованию и картографированию территорий, на которых присутствовали неразорвавшиеся суббоеприпасы и другие взрывоопасные боеприпасы.[200] В нескольких обследованных сотрудниками Хьюман Райтс Вотч населенных пунктах имелись установленные HALO Trust красные предупредительные знаки, эта НПО также публикует карты опасных районов в полосе Гори – Цхинвали к югу от административной границы.[201] Работы по разминированию проводились, в частности, в Ахалдабе, Броцлети, Пхвениси, Руиси, Шиндиси и Тирдзниси.[202] Как и наши сотрудники, специалисты по разминированию обнаружили три типа суббоеприпасов: АО-2,5 РТМ, 9Н210 и М-85.[203]

NPA, которая не только занимается разминированием,  но и выступает за полное запрещение кассетного оружия,[204] приступила к работе в Грузии в конце сентября 2008 г. Были привлечены специалисты с опытом работы в Боснии и Ливане. С сентября по декабрь 2008 г. в зоне своей ответственности в Руиси площадью 1,5 млн. кв. м специалисты NPA обезвредили 35 суббоеприпасов 9Н210. «Мы начали с Руиси, потому что не могли войти в буферную зону [до 10 октября контролировалась российскими войсками, Россия называла ее «зоной безопасности»], - говорил в середине октября руководитель программ Жозеф Юбер. – Если там ситуация сложнее – мы перейдем туда».[205] В марте 2009 г. прибывший ему на замену Джонатан Гютри сообщал, что они работают в Квемо Хвити, где нашли 9Н210 и М-85, и в Земо Никози, где нашли 9Н210.[206] По их оценкам, разминирование в этих селах может быть завершено к августу 2009 г. Зона ответственности составляет 2 млн. кв. м.[207]

Эти НПО работают по Международным стандартам противоминной деятельности – более жестким, чем грузинские нормативы по разминированию. В октябре 2008 г. в Руиси один из сотрудников объяснял Хьюман Райтс Вотч, что существуют три уровня разминирования: при визуальном осмотре местности определяются свободно лежащие суббоеприпасы, затем те, которые находятся в земле на глубине 10 и 30 см. NPA стремилась обнаружить суббоеприпасы на всех трех уровнях, иногда находя 9Н210 на глубине около 35 см. В Руиси полное разминирование примерно 100 тыс. кв. м силами 12 человек заняло 15 дней. Для гарантированного предотвращения гражданских потерь NPA обследует местность даже в тех случаях, когда жители говорят, что ее уже разминировали. Опасные участки помечаются красными вешками, безопасные – белыми.[208]

Если HALO Trust и NPA непосредственно занимаются разминированием, то IMMAP обеспечивает координацию. Будучи ведущей организацией в области разработки методов обнаружения противопехотных мин и суббоеприпасов, она обеспечивает картографирование и общее руководство работами, в том числе создавая соответствующий координационный центр.[209] В Грузии она обеспечивает взаимодействие всех профильных специалистов (как военных, так и неправительственных) и выполняет функции информационного центра. По словам ее оперативного менеджера, IMMAP в течение семи лет пыталась открыть офис в Грузии, но власти дали на это согласие только после августовского конфликта – в середине октября.[210] С этого времени IMMAP координирует гуманитарные усилия около десятка государственных структур и двух упомянутых НПО и взаимодействует с другими организациями в работе по оценке гражданских потерь.[211]

Разминирование силами местного населения

Как и во многих других конфликтах, где применяются кассетные боеприпасы, жители пытались своими силами обезвреживать неразорвавшиеся боевые элементы. Такие действия создают угрозу как непосредственно для тех, кто этим занимается, так и для окружающих, поскольку обычно применяются небезопасные методы уничтожения. С другой стороны, это осложняет работу специалистов, поскольку боеприпас может быть потревожен, но не обязательно уничтожен. Жители говорят, что пренебрегать риском их вынуждает желание обезопасить свои семьи и необходимость обрабатывать поля.

Характерным примером может служить ситуация, в которой оказался 38-летний Рамаз Патарадзе. Он рассказывал, как на полях у села Шиндиси накрывал М-85 картонными коробками, заваливал сверху хворостом и поджигал. По его словам, между 21 августа и 17 октября он проделывал эту операцию 10 или 15 раз. Он видел предупредительные плакаты и объявления по телевидению, но говорил, что другого выхода у него не было, поскольку он даже в темное время проводит своих коров через поле: «Я туда хожу урожай собирать и коров своих забирать. А что делать-то?»[212] По этому пути шли далеко не все, но еще в феврале 2009 г. в NPA отмечали, что такая проблема сохраняется.[213] Хьюман Райтс Вотч установлено, тем не менее, что масштабы этой практики в Грузии были намного меньше, чем при конфликтах в Ливане, Ираке и Афганистане.[214]

Проблемы

В ходе своей работы специалисты по разминированию сталкиваются с целым рядом проблем, хотя многие со временем снимаются. Эти проблемы могут быть самыми разными: от недостаточной координации до нехватки ресурсов, от природных условий до осложнений, вызванных действиями местных жителей.

Координация

Одной из самых серьезных проблем начального периода было отсутствие координации между различными структурами по разминированию, которые руководствовались разными подходами. Как уже отмечалось, грузинские саперы занимались преимущественно быстрым поверхностным обезвреживанием, в то время как международные организации работали медленнее, но надежнее. Последние, соответственно, нуждались в данных о том, что именно уже сделано. Как отмечал в октябре 2008 г. один из сотрудников: «Проблема в том, что грузинская армия и МВД собирают и уничтожают. Что они конкретно делают – никто не знает. Когда нет фиксации, то возникает информационный провал, и это будет создавать проблемы для дальнейшего разминирования. Нам приходится все делать заново, не зная района поражения…[215] Грузинская армия повсюду мечется. Собирают, что на земле найдут, а если возникают проблемы – обозначений на местности нет, учета нет. Ситуация меняется. Мы просим их ставить вешки».[216] При этом международный координатор отмечал, что недоверие к международным сотрудникам существует и у грузинских военных.[217]

Различие в методике не сводится к чисто теоретическим разногласиям, приводя к реальным последствиям для гражданского населения. Офицер из грузинской инженерно-саперной бригады рассказывал: «Раздаем плакаты, когда местность подчистим, говорим местным, чтобы подождали, пока под землей проверят… Мы никаких гарантий не даем».[218] Женщина из Шиндиси понимала это: «Саперы что увидели – собрали, а по-настоящему местность не проверили. Я в сад к себе не хожу, боюсь. Две штуки у меня рядом с домом упали – да, я видела, что их забрали».[219] Однако других людей запутанная ситуация с разминированием могла ввести в заблуждение.[220] Они могли посчитать, что раз кто-то разминировал, пусть даже только на поверхности, то местность теперь не представляет опасности, хотя на самом деле под поверхностью земли еще могут оставаться неразорвавшиеся суббоеприпасы. Через какое-то время грузинские саперы свернули свою деятельность, и теперь международные специалисты говорят, что у них с военными установились нормальные отношения.[221]

Нехватка ресурсов

На первом этапе заметно ощущалась нехватка ресурсов. Как говорят в международных организациях, серьезной проблемой было достать взрывчатку для уничтожения найденных суббоеприпасов.[222]

Грузинские военные испытывали трудности в связи с утратой снаряжения в ходе военных действий: «Мы [саперы] сами не воевали, просто наше снаряжение к русским попало. У нас были новые миноискатели, специальные машины – все русские захватили. Можно сказать, почти с голыми руками остались, это мешало».[223]

В феврале 2009 г. международные организации сообщали, что эта проблема в целом решена, отмечая, что с разминированием так происходит почти всегда.[224] На тот момент серьезной проблемой оставалась нехватка информации.[225]

Природные условия

Разминирование осложняется также естественными факторами, в частности, когда приходится работать в садах или на кукурузных полях: «Там работать не так-то просто, люди спешат урожай собрать», - говорил один из специалистов. В октябре 2008 г. необходимо было учитывать приближение зимы: «Придется обследовать все село, потому что потом снег пойдет, и мы все следы потеряем».[226] Снег скрывает суббоеприпасы, а при его таянии образуется слякоть, в которую уходят те, которые до этого лежали на поверхности. Приближение зимы вызывало обеспокоенность и у грузинских военных, которые говорили, что хотят закончить разминирование до снега.[227] По информации международных организаций, зима действительно серьезно осложнила работу, и в декабре и январе разминирование на какое-то время приостанавливалось.[228]

Местное население

Определенные проблемы возникают и со стороны местного населения. Как уже отмечалось, некоторые пытаются обезвреживать суббоеприпасы своими силами, и  не всегда квалифицированно. В других случаях жители просят не ставить опознавательных знаков. Рассказывает 26-летний Василий Омадзе из села Сакашети, где специалисты по разминированию обходили поля с металлоискателями: «Они хотели вешки поставить [красные], но местные не дали, сказали, что это только детей привлекать будет. На моем поле тоже хотели поставить, и я не дал».[229]

Разъяснительная работа

С целью минимизации дальнейших гражданских потерь сразу после окончания военных действий несколько групп предприняли согласованные шаги по разъяснению жителям опасности, исходящей от неразорвавшихся суббоеприпасов. По радио и телевидению транслировались соответствующие объявления, в школах и местах размещения беженцев проводились занятия, людям раздавали листовки и плакаты.[230] Эта работа инициировалась преимущественно силами британской HALO Trust[231], в ней также участвовали Министерство образования Грузии и Детский фонд ООН.[232] Грузинские власти оперативно отреагировали и на призывы Хьюман Райтс Вотч, с которыми мы обращались в августе 2008 г.: регулярно транслировали разъяснительные ролики и раздавали листовки с номером «горячей линии», по которому следовало звонить в случае обнаружения подозрительных предметов. К декабрю 2008 г. такими мероприятиями было охвачено по меньшей мере 180 школ,[233] информация об опасности кассетных и других неразорвавшихся боеприпасов была доведена до 44 тыс. человек.[234]

Свидетельства очевидцев и незначительное число гражданских потерь в результате подрыва суббоеприпасов свидетельствуют о том, что все эти меры оказались, как минимум, небесполезными. Примером может служить история 68-летней Тамары Еремовой из Вариани, которая у себя в селе увидела под деревом АО-2,5 РТМ: «Я уже почти взяла его, а потом вспомнила про листовки, которые нам раздавали, и не стала».[235] Выше уже приводился случай с Омаром Миндиашвили в селе Дици, который, вспомнив о предупреждениях по телевидению, немедленно остановил детей, игравших с М-85.[236] В Броцлети Серго Николеишвили и  другие жители села рассказывали, как в период их пребывания в палаточном лагере 7 или 8 октября грузинские власти и НПО раздавали им фотографии и листовки с информацией об опасности суббоеприпасов.[237]

Помощь пострадавшим

Важным аспектом ликвидации гуманитарных последствий использования кассетного оружия является помощь индивидуальным пострадавшим и затронутым сообществам. Как отмечается в последнем докладе Международной кампании по запрещению противопехотных мин, «медицина и реабилитация в Грузии страдают от нехватки финансирования, неразвитой инфраструктуры, недооснащенности, ограниченного набора услуг и их низкого качества, а также коррупции».[238] На наш вопрос в октябре 2008 г. о помощи пострадавшим от кассетных боеприпасов в связи августовским конфликтом тогдашний первый замминобороны Грузии Бату Кутелия сказал, что в Грузии нет отдельных программ такого рода: «У нас одна и та же общая политика вне зависимости от типа боеприпасов. Обращаемся за помощью к другим странам. По самым затратным случаям, как, скажем, утрата конечностей, просим помочь правительства и бизнес. Например, кого-то отправляли на лечение в Израиль».[239]IMMAP  в октябре 2008 г. только начинала выяснять ситуацию с помощью пострадавшим, однако к февралю 2009 г. ничего нового нам не сообщили.

Заключение

Использование кассетных боеприпасов в Грузии в августе 2008 г. в очередной раз показало опасность этого оружия и необходимость его запрещения. Эти боеприпасы применялись как Россией, так и Грузией, хотя между ними и существуют определенные различия. Первая является производителем, вторая – импортером; первая располагает огромными запасами, вторая – незначительными; наконец, первая ранее применяла кассетное оружия, вторая – нет. В общей сложности во время боевых действий и впоследствии было убито или ранено 70 гражданских лиц, социально-экономические последствия продолжают ощущаться до сих пор.

Применение российскими войсками кассетных боеприпасов противоречит целому ряду норм международного гуманитарного права. Удары по населенным пунктам или прилегающим территориям были заведомо неизбирательными и, поэтому, незаконными. Не исключено, что они также были избыточными. Хьюман Райтс Вотч исходит из того, что применение кассетного оружия по населенным районам или вблизи них следует считать заведомо избыточными. В пользу этого говорит как отсутствие указаний о присутствии грузинских войск в районе поражения, так и предвидимый гражданский ущерб. Российская сторона по-прежнему не признает использования своими войсками кассетного оружия в Грузии.

Грузинскими кассетными боеприпасами поражались населенные пункты Горийского района, однако в Тбилиси утверждают, что целью ударов были российские войска и техника севернее Цхинвали. Одной из возможных причин того, почему зона поражения находилась ближе минимальной дальности, почему имел место столь высокий процент отказа суббоеприпасов и почему так много их не встало на боевой взвод, может быть массовый технический сбой. Свидетели также не сообщают о присутствии российских войск в районах поражения. Грузинские власти утверждают, что проводят расследование, однако вне зависимости от его результатов эта ситуация подчеркивает ненадежность и большие гуманитарные издержки кассетного оружия.

Использование кассетного оружия в ходе августовского конфликта на Кавказе и его последствия должны подтолкнуть все государства к скорейшему подписанию и ратификации Конвенции по кассетным боеприпасам. Хотя в силу она еще не вступила, ее подписание на март 2009 г. 96 государствами свидетельствует о поддержке ее принципов значительной частью международного сообщества. И Россия, и Грузия в своих действиях игнорировали это обстоятельство. На будущее им следует не только присоединиться к этой конвенции, но и уже сейчас обеспечить соблюдение ее стандартов в области разминирования, разъяснения населению опасности кассетных боеприпасов и помощи пострадавшим. Если в настоящее время они не могут подписать и ратифицировать Конвенцию, обеим сторонам следует безотлагательно принять временные меры по минимизации гуманитарных последствий использования кассетного оружия. Августовский конфликт в Грузии должен стать последним, когда кассетные боеприпасы лишали мирных людей жизни и средств к существованию.

*     *     *

Автором настоящего доклада является Бонни Дочерти, научный сотрудник Отделения Хьюман Райтс Вотч по проблемам оружия. Полевые исследования: Бонни Дочерти, старший военный аналитик Отделения по чрезвычайным ситуациям Марк Гарласко, научный сотрудник по Кавказу Георгий Гогиа, консультант Отделения по Европе и Центральной Азии Оле Солванг. Редакция: Стив Гуус, директор Отделения по проблемам оружия; Рейчел Денбер, зам. директора Отделения по Европе и Центральной Азии; Марк Хизней, старший научный сотрудник Отделения по проблемам оружия; Эшлинг Рейди, старший юрисконсульт Хьюман Райтс Вотч; Эндрю Моусон, зам. директора по программам. В подготовке доклада принимали участие студенты Гарвардской школы права Ребекка Агьюл и Владислав Лановой.

Подготовка к публикации: Керри Уэст, сотрудник Отделения по проблемам оружия; Анна Лоприор, креативный менеджер, иллюстрации; Грейс Чои, директор по публикациям; Фицрой Хепкинс, обработка почты.

Хьюман Райтс Вотч благодарит Мэтью Мак-Кинзи за выполнение карт и Digital Globe за спутниковые снимки.

Хьюман Райтс Вотч также выражает признательность всем тем людям в Грузии, которые помогали нам в работе над докладом: пострадавшим, свидетелям, специалистам по разминированию, сотрудникам НПО и официальным лицам.

[1] Human Rights Watch, Civilian Deaths in the NATO Air Campaign, vol. 12, no. 1(D), February 2000, http://www.hrw.org/en/node/78680/; Fatally Flawed: Cluster Bombs and Their Use by the United States in Afghanistan,vol. 14, no. 7(G), December 2002, http://www.hrw.org/en/reports/2002/12/18/fatally-flawed-0/; Off Target: The Conduct of the War and Civilian Casualties in Iraq (New York: Human Rights Watch, 2003), http://www.hrw.org/en/reports/2003/12/11/target-0/; Civilians under Assault: Hezbollah’s Rocket Attacks on Israel in the 2006 War, vol. 19, no. 3(E), August 2007, http://www.hrw.org/en/reports/2007/08/28/civilians-under-assault/, pp. 44-48; Flooding South Lebanon: Israel’s Use of Cluster Munitions in Lebanon in July and August 2006,vol.20, no. 2(E), February 2008, http://www.hrw.org/en/reports/2008/02/16/flooding-south-lebanon-0/.

[2] Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях; Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. об обращении с военнопленными; Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. о защите гражданского населения во время войны. Все четыре конвенции вступили в силу 21 октября 1950 г. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) от 8 июня 1977 г., вступил в силу 7 декабря 1978 г.

[3]См.: Legality of the Threat of Use of Nuclear Weapons, Advisory Opinion, International Court of Justice, July 8, 1996, para. 78. «Государства ни при каких обстоятельствах не должны делать гражданских лиц объектом нападения и, соответственно, ни при каких обстоятельствах не должны применять оружие, не позволяющее проводить различие между гражданскими и военными целями». Международный суд признал принцип избирательности международным обычаем. При этом судья Беджауи назвал его императивной нормой международного права (заявление, п. 21), а судья Гильом – абсолютным (особое мнение, п. 5).

[4] Протокол I, статья 48.

[5] Там же, статьи 51(3) и 52.

[6] Там же, статья 51(4).

[7] Там же, статья 51(4) (a, b, c).

[8] Там же, статья 51(5) (а).

[9] Там же, статья 51(5) (b).

[10] Там же, статья 57.

[11]Там же, статья 51(4) (b).

[12] Там же, статья 51(4) (c).

[13]См.: Legality of the Threat of Use of Nuclear Weapons, Advisory Opinion.

[14]См.: Human Rights Watch, Fatally Flawed; Off Target; Flooding South Lebanon.

[15] Third Review Conference of the High Contracting Parties to the CCW, “Final Document, Part II, Final Declaration,” CCW/CONF.III/11 (Part II), Geneva, November 7-17, 2006, p. 4.

[16] Human Rights Watch and the International Human Rights Clinic, Harvard Law School, Cluster Munitions and the Proportionality Test:Memorandum to the Delegates of the Convention on Conventional Weapons, April 2008, http://www.hrw.org/sites/default/files/related_material/arms0408web.pdf.

[17] Протокол по взрывоопасным пережиткам войны от 27 ноября 2003 г., вступил в силу 13 ноября 2006 г., CCW/MSP/2003/2, статья 2.

[18] Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., вступила в силу 27 января 1980 г., статья 18.

[19] Статьи 3, 5.

[20] Статья 3.

[21] Статья 4.

[22] Многие положения протокола содержат рекомендательные формулировки «где осуществимо», «так скоро, как это осуществимо» (статья 3), «по мере практической возможности» (статья 4), «сторона, которая в состоянии сделать это» (статьи 7, 8). Общие превентивные меры (статья 9) и Техническое приложение носят рекомендательный характер и касаются мер по снижению процента отказа, но не вопросов запрещения или ограничения использования того или иного вида вооружений.

[23] Принята на Дипломатической конференции для принятия конвенции по кассетным боеприпасам (Дублин, 19–30 мая 2008 года), http://www.un.org/russian/documen/convents/cluster_munitions.html.

[24] Статья 17.

[25] Статья 19.

[26] Формулировка «кого бы то ни было» распространяет запрет и на негосударственных субъектов.

[27] Предусмотрена возможность продления этого срока на четыре года, а в исключительных обстоятельствах – еще на четыре года дополнительно.

[28] Действие конвенции не распространяется на боеприпасы, формально соответствующие этому определению, но не вызывающие столь серьезных гуманитарных последствий. Боеприпасы такого типа в Грузии не применялись.

[29] Предусмотрена возможность неоднократного продления каждый раз в пределах пяти лет.

[30] Статья 4(4). Такое содействие может быть материально-техническим, финансовым или кадровым и должно включать предоставление информации о типе, количестве и местах применения кассетных боеприпасов.

[31] Определение жертв приводится в статье 2. В соответствии с положениями гуманитарного права и международными нормами в области прав человека такая помощь включает медицинскую помощь, услуги по реабилитации и психологическую поддержку, а также социальную и экономическую интеграцию.

[32] Статья 6.

[33] Венская конвенция о праве международных договоров, статья 18.

[34] International Campaign to Ban Landmines, Landmine Monitor Report 2008: Toward a Mine-Free World (Ottawa: Mines Action Canada, 2008), p. 4. ППМ по-прежнему используют несколько повстанческих группировок, преимущественно в Колумбии и той же Бирме. Ibid., pp. 5-6.

[35]Этоосуждениевыражалоськакгосударствами, такинеправительственнымиорганизациями, втомчислеХьюманРайтсВотч. См., вчастности: “Statement by Minister for Foreign Affairs on Alleged Use of Cluster Bombs in Georgia,” Irish Department of Foreign Affairs, August 21, 2008, http://www.foreignaffairs.gov.ie/home/index.aspx?id=72512; “Norway Deeply Deplores Any Use of Cluster Munitions in the Georgia Conflict,” Permanent Mission of Norway to the UN, September 2, 2008, http://www.norway-un.org/Selected+Topics/Disarmament/020908_Georgia_Clustermunition.htm; “Statement by the Permanent Representative of the Kingdom of the Netherlands to the OSCE regarding the Death of Dutch Cameraman Stan Storimans on 12 August 2008,” PC.DEL/869/08, October 23, 2008, http://www.osce.org/documents/pc/2008/10/34651_en.pdf; “Rice Says Russia Becoming an Outlaw in Georgia,” Reuters, August 19, 2008, http://www.reuters.com/article/GCA-Georgia/idUSN1933114120080820; “Human Rights and Humanitarian Principles Have Been Seriously Violated in the South Ossetia Conflict, Reports Thomas Hammarberg after an Eight-Day Mission,” Council of Europe, 612(2008), September 5, 2008, https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=1337409&Site=DC; “EU Calls on Russia, Georgia to Clear Cluster Bombs: France,” Agence France Presse, September 2, 2008, http://www.eubusiness.com/news-eu/1220365022.62/. РеакцияНПО, включаяХьюманРайтсВотч: “CMC Condemns Georgian Use of Cluster Bombs,” Cluster Munition Coalition, September 2, 2008, http://stopclustermunitions.org/news/?id=667; “Survivor Corps Criticizes Use of Cluster Munitions in Russia Georgia Conflict,” Survivor Corps, September 1, 2008, http://banclusterbombs.smnr.us/; “Handicap International Condemns the Use of Cluster Bombs,” Handicap International, August 19, 2008, http://www.handicap-international.fr/en/our-fight-against-landmines-an/en-bref/handicap-international-condemns-the-use-of-cluster-bombs/index.html?cHash=c901adf78d; “Georgia: UK Must Condemn Russian Use of Cluster Bombs,” Landmine Action, August 15, 2008, http://www.landmineaction.org/resources/resource.asp?resID=1104&PLID=1012&pageID=.

[36] Human Rights Watch, “Overview of Cluster Munitions in Eastern Europe, the Caucasus, and Central Asia,” September 2008, http://www.hrw.org/sites/default/files/related_material/ClusterFactSheet_ECA.pdf, p. 2. Реальные объемы международной торговли кассетными боеприпасами достоверно не известны. Mark Hiznay, “Operational and Technical Aspects of Cluster Munitions,” Disarmament Forum, vol. 4 (2006), p. 20.

[37] Human Rights Watch, “Cluster Munition Information Chart,” March 13, 2009, http://www.hrw.org/en/news/2009/03/19/cluster-munition-information-chart.

[38] Robert Hewson, ed., Jane's Air-Launched Weapons, Issue 44 (Surrey, UK: Jane's Information Group Limited, 2004), pp. 414-415, 422-432; Leland S. Ness, Anthony G. Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008 (Surrey, UK: Jane's Information Group Limited, 2007), pp. 572, 597-598, 683, 703-706, 715-716, 722-723; US Defense Intelligence Agency, “Improved Conventional Munitions and Selected Controlled-Fragmentation Munitions (Current and Projected),” DST-1160S-90, June 8, 1990 (частичнорассекреченоипредоставленоХьюманРайтсВотчпозапросувсоответствиисЗакономосвободеинформации); Human Rights Watch, “Overview of Cluster Munitions in Eastern Europe, the Caucasus, and Central Asia,” p. 5.

[39] Минобороны Грузии признает наличие у него авиабомб РБК-500 и блоков БКФ для снаряжения КМГУ (см. ниже). Ответ на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[40]См., вчастности: Hewson, ed., Jane's Air-Launched Weapons, pp. 835-848; Jane’s Air-Launched Weapons, Issue 24, July 1996, pp. 840-841; Ness, Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008; US Defense Intelligence Agency, “Improved Conventional Munitions and Selected Controlled-Fragmentation Munitions (Current and Projected)”; Human Rights Watch, “Overview of Cluster Munitions in Eastern Europe, the Caucasus, and Central Asia,” p. 4.

[41]Составленоподанным: Hewson, ed., Jane's Air-Launched Weapons, pp. 414-415, 422-432; Ness,  Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008, pp. 572, 597-598, 683, 703-706, 715-716, 722-723; US Defense Intelligence Agency, “Improved Conventional Munitions and Selected Controlled-Fragmentation Munitions (Current and Projected).” РанееэтатаблицапубликоваласьХьюманРайтсВотчв: Human Rights Watch, Survey of Cluster Munition Policy and Practice, February 2007, http://www.hrw.org/sites/default/files/reports/cluster0207web.pdf.

[42] Handicap International, “Circle of Impact: The Fatal Footprint of Cluster Munitions on People and Communities,” 2007, http://en.handicapinternational.be/Circle-of-Impact-,-report-on-the-human-impact-of-cluster-bombs_a467.html, p. 85.

[43] Mennonite Central Committee, “Clusters of Death: Global Report on Cluster Bomb Production and Use,” 2000, http://mcc.org/clusterbombs/resources/research/death/chapter3.html, chapter 3. Ссылка на электронную информацию британской организации по разминированию HALO TrustSummary of Incidents in Chechnya” от 10 мая 2000 г. Там же приводится информация о других гражданских потерях в результате применения кассетного оружия в Чечне. См. также: ПЦ «Мемориал». «Контртеррористическая операция»: поселок Старые Атаги (сентябрь 1999 г. – май 2002 г.), http://www.memo.ru/hr/hotpoints/N-Caucas/atagi/Chapter3.htm. Называются цифры: примерно 140 убитых и больше 200 раненых, «подавляющее большинство» - гражданские лица.

[44] Handicap International, “Circle of Impact,” p. 85.

[45] Mennonite Central Committee, “Clusters of Death,” chapter 3.

[46] Ibid. Ссылка на электронную информацию британской организации по разминированию HALO Trust “Summary of Incidents in Chechnya” от 10 мая 2000 г.

[47] Ibid. См. также: O. Orlov, A. Cherkasov, “Russia–Chechnya: A Chain of Mistakes and Crimes,” Human Rights Center Memorial, http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/checheng/czecz.htm.

[48] Human Rights Watch, “Cluster Munition Information Chart”; Mennonite Central Committee, “Drop Today, Kill Tomorrow: Cluster Munitions as Inhumane and Indiscriminate Weapons,” June 1999, http://www.mineaction.org/downloads/1/MCC_drop%20today%20kill%20tomorrow.pdf, p. 5.

[49] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 октября 2008 г.

[50] Human Rights Watch, Flooding South Lebanon, pp. 45-48.

[51] “Country Inventories: Analysis” / Hewson, ed., Jane's Air-Launched Weapons, p. 839.

[52] Ответ на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[53] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 октября 2008 г.

[54] Dutch Ministry of Foreign Affairs, “Report of the Storimans Investigative Mission,” October 20, 2008, http://www.minbuza.nl/binaries/en-pdf/scannen0001.pdf, p. 6.

[55] “RBK-500 AO-2.5 RTM Cluster Bomb” / Hewson, ed., Jane's Air-Launched Weapons, p. 425.

[56] “220 mm Uragan Rockets” / Ness, Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008, p. 716.

[57] Интервью Хьюман Райтс Вотч с техническим консультантом Norwegian Peoples Aid Амиром Мусановичем. Руиси, 15 октября 2008 г.

[58] “220 mm Uragan Rockets” / Ness, Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008, p. 716.

[59] Dutch Ministry of Foreign Affairs, “Report of the Storimans Investigative Mission,” p. 6; интервью Хьюман Райтс Вотч с Адрианом Якобовичем, экс-послом, главой следственной миссии (по телефону) 19 ноября 2008 г.

[60] Хьюман Райтс Вотч не удалось выяснить разницу между суббоеприпасами с лентами разного цвета. До Грузии красные ленты нам не встречались. В Ираке британские войска использовали суббоеприпасы с белой лентой, их же – израильская армия в Ливане. У Норвегии имеются, но никогда не использовались, суббоеприпасы с красной лентой. В Минобороны Грузии нам заявили, что им «не известно о каких-либо технических различиях» между двумя модификациями. Ответ на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[61] “Ribbon Oriented Dual Purpose Submunition,” Database of Demining Incidents and Victims, 2008, http://www.ddasonline.com/SubsKB1-M42.htm.

[62] “IMI LAR-160 and AccuLAR 16 mm Rockets” / Ness, Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008, pp. 714-715.

[63]Подробнеетехническуюинформациюсм.: “Georgian Ministry of Defence's Response to the Human Rights Watch Inquire about the Usage of M85 Bomblets,” September 1, 2008, http://www.mod.gov.ge/?l=E&m=11&sm=0&id=1046.

[64] Об этом на переговорах в рамках Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия нам говорили военные эксперты из многих стран, имеющих М-85 или их модификации..

[65]ПодробнееорезультатахпримененияМ-85 вЛиванесм.: C. King Associates, Ltd., Norwegian Defence Research Establishment, Norwegian People's Aid, M85: An Analysis of Reliability (Norway: Norwegian People's Aid, 2007); Chris Clark, program manager, MACC SL, “Unexploded Cluster Bombs and Submunitions in South Lebanon: Reliability from a Field Perspective,” ICRC Expert Meeting, Montreux, Switzerland, April 18-20, 2007, http://www.icrc.org/web/eng/siteeng0.nsf/htmlall/cluster-munition-montreux-310507; Human Rights Watch, Flooding South Lebanon, pp. 30-32, 45-48. Информация предоставлена также научным руководителем Норвежского института оборонных исследований Ове Дуллумом 19 апреля 2007 г. и сотрудником Центра по координации разминирования в Южном Ливане Далией Фарран 16 января 2008 г.

[66] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 10 и 27 марта 2009 г.

[67] См., в частности: РИА «Новости», 15 августа 2008 г., http://en.rian.ru/world/20080815/116065270.html.

[68] Ответ Минобороны Грузии на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[69] Такие авторитетные источники, как Janes и International Institute of Strategic Studies ничего не сообщают об этом. В докладе голландской комиссии утверждается, что комплекс «Искандер» имеется только у России. Dutch Ministry of Foreign Affairs, “Report of the Storimans Investigative Mission,” p. 6.

[70]ИнтервьюХьюманРайтсВотчсруководителемпрограмм Norwegian People’s Aid ЖозефомЮбером (Тбилиси, 14 октября 2008 г.) иоперативнымменеджером Information Management and Mine Action Planning МикомМак-Доннелом (Тбилиси, 17 октября 2008 г.)

[71] Подробнее см.: Хьюман Райтс Вотч. На войне как на войне? Нарушения гуманитарного права и жертвы среди гражданского населения в связи с конфликтом в Южной Осетии. Январь 2009 г., http://www.hrw.org/ru/reports/2009/01/22.

 [72] Интервью Хьюман Райтс Вотч (по телефону) 5 ноября 2008 г.

[73] Dutch Ministry of Foreign Affairs, “Report of the Storimans Investigative Mission,” p. 7.

[74] Ibid., p. 4.

[75] Ib.

[76] Ibid., p. 5.

[77] Ib.

[78] Ib.

[79] Интервью Хьюман Райтс Вотч (по телефону) 19 ноября 2008 г.

[80] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нодаром Мчедлишвили и Георгием Малхазиани. Тбилиси, медцентр им. Гудушаури, 13 августа 2008 г.

[81] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, медцентр им. Гудушаури, 13 августа 2008 г.

[82] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, медцентр им. Гудушаури, 13 августа 2008 г.

[83] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нодаром Мчедлишвили и Георгием Малхазиани. Тбилиси, медцентр им. Гудушаури, 13 августа 2008 г.

[84] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Кети Джавахишвили (Тбилиси, 13 августа 2008 г.) и Гвицо Сехниашвили (Гори, 29 августа 2008 г.)

[85] Dutch Ministry of Foreign Affairs, “Report of the Storimans Investigative Mission,” p. 4.

[86] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Руиси, 15 октября 2008 г.

[87] Там же.

[88] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Руиси, 15 октября 2008 г.

[89] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Руиси, 15 октября 2008 г.

[90] Там же.

[91] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Гелой Вардзелашвили. Руиси, 15 октября 2008 г.

[92] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Руиси, 22 августа 2008 г.

[93] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Гелой Вардзелашвили. Руиси, 15 октября 2008 г.

[94] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Руиси, 15 октября 2008 г.

[95] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Циалой Беруашвили. Руиси, 15 октября 2008 г.

[96] Там же.

[97] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Майей Беруашвили. Руиси, 15 октября 2008 г.

[98] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Тинатин Беруашвили. Руиси, 15 октября 2008 г.

[99] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Руиси, 15 октября 2008 г.

[100] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Тамарой Ходанович. Руиси, 15 октября 2008 г.

[101] Интервью Хьюман Райтс Вотч с техническим консультантом Norwegian Peoples Aid Амиром Мусановичем. Руиси, 15 октября 2008 г.

[102] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Циалой Беруашвили (Руиси, 15 октября 2008 г.), хозяйкой местного магазина (имя не разглашается, Руиси, 15 октября 2008 г.), Ушанги Беруашвили (больница в Хашури, 24 августа 2008 г., утверждает, что грузинские войска находились в двух километрах от села), Наирой Миндиашвили (Тбилиси, 17 августа 2008 г., говорит, что грузинских войск поблизости не было, они были ближе к Вариани), Маринэ Вардзелашвили (Руиси, 22 августа 2008 г.)

[103] Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Руиси, 15 октября 2008 г.

[104] Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Руиси, 15 октября 2008 г. Свидетель утверждает, что «военные бежали через село и были в соседнем доме с какой-то техникой».

[105] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Теймуразом Хизанишвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[106] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Вариани, 18 октября 2008 г.

[107] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Лией Кереселидзе. Вариани, 18 октября 2008 г.

[108] Интервью Хьюман Райтс Вотч с матерью – Хатуной Георгишвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[109] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Вахо Уржумелашвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[110] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Теймуразом Хизанишвили, Хатуной Георгишвили, Вахо Уржумелашвили, Лией Кереселидзе и Изо Хизанишвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[111] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Лией Кереселидзе. Вариани, 18 октября 2008 г.

[112] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Сулико Зубашвили. Вариани. 18 октября 2008 г.

[113] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Галактионом Зубашвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[114] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Анзором Зубашвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[115] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Тенго Кебадзе (27 суббоеприпасов в вишневом саду), Лией Кереселидзе (4 суббоеприпаса в саду), Теймуразом Хизанишвили (два суббоеприпаса в доме), Нукри Степанишвили (два суббоеприпаса в доме), Анзором Зубашвили (два подрыва и шесть неразорвавшихся суббоеприпасов во дворе), Галактионом Зубашвили (четыре подрыва и три неразорвавшихся суббоеприпаса в его и соседнем дворе). Вариани, 18 октября 2008 г.

[116] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Арчилом Хизанишвили (войска в селе были, но не во время удара), Теймуразом Хизанишвили (в момент удара войск в селе не было, могли быть поблизости от села), Галактионом Зубашвили (войска находились у реки). Вариани, 18 октября 2008 г.

[117] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Ахалдаба, 18 октября 2008 г.

[118] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Дзлевиджвари, 21 октября 2008 г.

[119] Там же.

[120] Там же.

[121] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Гочей Асанидзе. Пхвениси, 20 октября 2008 г.

[122] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 10 и 27 марта 2009 г.

[123] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нукри Степанишвили. Вариани, 18 октября 2008 г.

[124] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Вариани, 18 октября 2008 г.

[125] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Вариани, 18 октября 2008 г.

[126] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Вариани, 18 октября 2008 г.

[127] «Россия не использовала кассетные бомбы в зоне грузино-осетинского конфликта», информация Минобороны России от 15 августа 2008 г., http://www.mil.ru/info/1069/details/index.shtml?id=49501.

[128] Там же.

[129] Ответ за подписью директора Четвертого департамента СНГ А.Келина, в досье Хьюман Райтс Вотч.

[130] «Российские войска не применяли комплекс "Искандер" в Южной Осетии», информация Минобороны России от 16 августа 2008 г., http://www.mil.ru/info/1069/details/index.shtml?id=49537.

[131] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Адрианом Якобовичем, экс-послом, главой следственной миссии (по телефону) 19 ноября 2008 г.

[132] Ответ официального представителя МИД России А.А.Нестеренко на вопрос СМИ относительно гибели в г. Гори (Грузия) гражданина Нидерландов в августе с.г., 23 октября 2008 г., http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/F5BD648577C9985CC32574EB00558934.

[133] Там же.

[134]Стенограмма выступления и ответов на вопросы СМИ министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Нидерландов М.Верхагеном. Гаага, 30 октября 2008 г., http://www.ln.mid.ru/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/138ff079918326e6c32574f3004bf379?OpenDocument.

[135]Статья 3(1).

[136] Справка получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте от начальника аналитического управления Минобороны Грузии Давида Нардария 18 ноября 2008 г.

[137] Интервью Хьюман Райтс Вотч с тогдашним первым замминобороны Грузии Бату Кутелия, Тбилиси, 21 октября 2008 г.; ответ Минобороны Грузии на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[138] Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя и место не разглашаются) 14 августа 2008 г.

[139] Письмо за подписью руководителя департамента международно-правового сотрудничества СКП РФ М.Г.Ядрова от 27 февраля 2009 г., в досье Хьюман Райтс Вотч. 26 марта 2009 г. в СМИ приводилось сообщение представителя Генеральной прокуратуры о находке фрагментов кассетных боеприпасов в югоосетинском селе Приси. “Russian Claims Proof Georgia Used Cluster Munitions,” Russia Today, March 26, 2009, http://www.russiatoday.com/Top_News/2009-03-26/Russia_claims_proof_Georgia_used_cluster_weapons.html.

[140] Первоначально Хьюман Райтс Вотч приписала поражение сел Пхвениси и Шиндиси суббоеприпасами М-85 российской стороне, основываясь на независимых заявлениях более десятка свидетелей о том, что удары российской авиации по находившейся в этом районе грузинской бронетехнике сопровождались массированными ударами с применением кассетных боеприпасов. Российских войск в том районе в тот момент не было. После дополнительных исследований Хьюман Райтс Вотч изменила свое мнение. См.: «Грузия: мирные жители гибнут от неразорвавшихся боевых элементов российских кассетных боеприпасов», 19 августа 2008 г., http://www.hrw.org/ru/news/2008/08/19; «Разъяснение по вопросу об использовании кассетного оружия в Грузии», 1 сентября 2008 г., http://www.hrw.org/ru/news/2008/09/01-3.

[141] Подробнее о нарушениях Грузией гуманитарного права в ходе августовского конфликта см.: Хьюман Райтс Вотч. На войне как на войне? Нарушения гуманитарного права и жертвы среди гражданского населения в связи с конфликтом в Южной Осетии. Январь 2009 г., http://www.hrw.org/ru/reports/2009/01/22.

[142] Интервью Хьюман Райтс Вотч с родственником (имя не разглашается, Шиндиси, 19 октября 2008 г.) и Зурой Татришвили (Шиндиси, 19 августа 2008 г.)

[143] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Шиндиси, 19 августа 2008 г.

[144] Там же; интервью Хьюман Райтс Вотч с Важей Мазмишвили. Шиндиси, 19 октября 2008 г.

[145] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тирдзниси, 17 октября 2008 г.

[146] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тирдзниси, 17 октября 2008 г.

[147] В результате подрыва неустановленного боеприпаса один человек был ранен в Тирдзниси. Поскольку мы не можем с уверенностью утверждать, что это был неразорвавшийся суббоеприпас, данный случай в общую статистику не включен. 24 августа 57-летний Шота Кайдарашвили работал в саду. При попытке вскопать землю произошел взрыв. Кайдарашвили получил тяжелые ранения головы, правой ноги и правой руки. Ему удалили часть костей черепа и ампутировали правую руку. Он был доставлен в военный госпиталь в Гори в тот же день в 10:45 в состоянии комы, врачи оценивали состояние как критическое. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Шотой Лапачи. Гори, 24 августа 2008 г.

[148] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[149] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[150] 9 сентября в Броцлети зафиксирован еще один случай подрыва, однако Хьюман Райтс Вотч не может с уверенностью утверждать, что это был суббоеприпас, поэтому в общую статистику этот случай не включен. 70-летний Георгий Чинчрики отправился на свое поле, чтобы собрать упавшие сливы, которые лежали в высокой траве. Взрыв произошел в тот момент, когда он косил траву: «Мне разбило губу и выбило зуб. 17 осколков попало в правую ногу, еще один – в левую. Еще – в живот и в руку». Он самостоятельно добрался до дороги, где на помощь пришли соседи. Двоюродный брат отвез его в больницу в Гори, через неделю его перевели в Тбилиси. По пути на свое поле он видел несколько неразорвавшихся суббоеприпасов с белыми и красными лентами. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Георгией Чинчрики. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[151] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Пхвениси, 20 августа 2008 г.

[152] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ильей Арабашвили (Шиндиси, 27 августа 2008 г.) и еще одним свидетелем (имя не разглашается, Шиндиси, 24 августа 2008 г.)

[153] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ильей Арабашвили (27 августа), Валико Арабашвили (19 августа), Юлией Майсурадзе (19 августа). Все интервью проводились в Шиндиси.

[154] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Валико Арабашвили и Юлией Майсурадзе. Шиндиси, 19 августа 2008 г.

[155] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Шиндиси, 19 августа 2008 г.

[156] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Омаром Миндиашвили. Дици, 17 октября 2008 г.

[157] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[158] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[159] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[160] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Александрой Жгнети и Мариной Мамистаришвили. Шиндиси, 19 октября 2008 г.

[161] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тирдзниси, 16 октября 2008 г.

[162] Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Земо Никози, 16 октября 2008 г.

[163] Ministry of Foreign Affairs of Georgia, “Different Types of Heavy Conventional Weapons Have Been Indiscriminately Used against Civilian Population and Infrastructure of Georgia by Russian Armed Forces,” August 15, 2008, http://georgiamfa.blogspot.com/2008/08/russians-use-cluster-munitions-against.html. См. также:“The War in Georgia: A Caucasian Journey,” The Economist, August 21, 2008, http://www.economist.com/world/europe/displaystory.cfm?story_id=11986018; “Georgia Demands EU, NATO to Confirm Use of Cluster Bombs by Russia,” Trend News Agency (Baku), August 16, 2008, http://trend.smart.az/index.shtml?show=news&newsid=1270971&lang=EN; Neil Cavuto, “Interview with Georgian President Mikhail Saakashvili,” FOX News, August 18, 2008, http://www.foxnews.com/story/0,2933,405722,00.html; “Preconference of President of Georgia Mikheil Saakashvili and US State Secretary Condoleezza Rice,” August 15, 2009, http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=2&st=10&id=2712.

[164] “Preconference of President of Georgia Mikheil Saakashvili and US State Secretary Condoleezza Rice,” August 15, 2009, http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=2&st=10&id=2712.

[165] “Georgian Ministry of Defence's Response to the Human Rights Watch Inquire about the Usage of M85 Bomblets,” September 1, 2008, http://www.mod.gov.ge/?l=E&m=11&sm=0&id=1046.

[166] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 октября 2008 г.

[167] “IMI LAR-160 and AccuLAR 160 mm Rockets” /Ness, Williams, eds., Jane's Ammunition Handbook 2007-2008, pp. 714-715.

[168] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бату Кутелия (Тбилиси, 21 октября 2008 г.); ответ Минобороны Грузии на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[169] Бату Кутелия также утверждал, что 85% из закупавшихся М-85 должны были иметь белую ленту, в то время как большинство обнаруженных Хьюман Райтс Вотч суббоеприпасов имели красную ленту. Как уже отмечалось, нам не удалось выяснить разницу между суббоеприпасами с лентами разного цвета. Опрошенные нами специалисты по разминированию также не помогли прояснить вопрос. Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером (Тбилиси, 14 октября 2008 г.) В Минобороны Грузии нам заявили, что им «не известно о каких-либо технических различиях» между двумя модификациями. Ответ на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[170] Ответ на запрос Хьюман Райтс Вотч, 12 февраля 2009 г.

[171] Там же.

[172] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 октября 2008 г. Аналогичной позиции придерживались и другие высокопоставленные чиновники Минобороны и МИДа. Интервью Хьюман Райтс Вотч с министром обороны Василием Сихарелидзе (Тбилиси, 26 января 2009 г.) и замминистра иностранных дел Гигой Бокерия (Тбилиси, 24 января 2009 г.)

[173] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 октября 2008 г.

[174] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 26 января 2009 г.

[175] Подробнее о нарушениях в этом районе норм гуманитарного права российскими, грузинскими и югоосетинскими силами см.: Хьюман Райтс Вотч. На войне как на войне? Нарушения гуманитарного права и жертвы среди гражданского населения в связи с конфликтом в Южной Осетии. Январь 2009 г., http://www.hrw.org/ru/reports/2009/01/22.

[176] Интервью Хьюман Райтс Вотч с техническим консультантом Norwegian Peoples Aid Амиром Мусановичем. Руиси, 15 октября 2008 г.

[177] Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером. Тбилиси, 14 октября 2008 г.

[178] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г. и оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом 16 февраля 2009 г.

[179] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[180] “EU Verified Russia’s Withdrawal,” BBC News Online, October 10, 2008, http://news.bbc.co.uk/2/hi/europe/7663145.stm.

[181] Интервью Хьюман Райтс Вотч с соседом Омара Миндиашвили (Дици, 17 октября 2008 г.), жителем села Квемо Хвити (имя не разглашается, 16 октября 2008 г.), Придоном Соломоняном (Тирдзниси, 17 октября 2008 г.), Аликой Сааташвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Галактионом Зубашвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Нукри Степанишвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Тенго Кебадзе (Вариани, 18 октября 2008 г.), Анзором Зубашвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Элико Оминадзе (Варианис Мернеоба, 21 октября 2008 г.), жителем села Земо Хвити (имя не разглашается, 16 октября 2008 г.)

[182] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Аликой Сааташвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Галактионом Зубашвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Нукри Степанишвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Тенго Кебадзе (Вариани, 18 октября 2008 г.), Анзором Зубашвили (Вариани, 18 октября 2008 г.)

[183] Интервью Хьюман Райтс Вотч с жителем села Земо Хвити (имя не разглашается, 16 октября 2008 г.), Придоном Соломоняном (Тирдзниси, 17 октября 2008 г.), Нукри Степанишвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Тенго Кебадзе (Вариани, 18 октября 2008 г.), Кетино Берикашвили (21 октября 2008 г.)

[184] Ответ за подписью директора Четвертого департамента СНГ А.Келина, в досье Хьюман Райтс Вотч.

[185] Материалы переписки по электронной почте с оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом 16 февраля 2009 г.

[186] Интервью Хьюман Райтс Вотч с офицером из этой бригады (имя не разглашается). Осиаури, 21 октября 2008 г.

[187] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Серго Николеишвили (Броцлети, 16 октября 2008 г.), Ильей Чагалишвили (Дзлевиджвари, 21 октября 2008 г.), Важей Мазмишвили (Шиндиси, 20 октября 2008 г.), Рамазом Патарадзе (Шиндиси, 20 октября 2008 г.), Дато Лапачи (Тирдзниси, 16 октября 2008 г.), Галактионом Зубашвили (Вариани, 18 октября 2008 г.), Тенго Кебадзе (Вариани, 18 октября 2008 г.)

[188] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Вариани, 18 октября 2008 г.

[189] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[190] По информации Минобороны Грузии, 10 – 21 октября 2008 г. саперами было обезврежено 479 суббоеприпасов и несколько кассет в населенных пунктах Горийского и Карельского районов: Абиси, Ахалдаба, Авневи, Броцлети, Дзлевиджвари, Эргнети, Квемо Хвити, Квемо Никози, Мегврекиси, Пхвениси, Тирдзниси, Тортиза, Земо Никози. Справка получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте от начальника аналитического управления Минобороны Грузии Давида Нардария 18 ноября 2008 г. Хотя в документе суббоеприпасы названы российскими, разбивки по типам не приводится, в то время как в некоторых из перечисленных сел сотрудниками Хьюман Райтс Вотч были найдены М-85. Об обезвреживании большого количества М-85 нашим сотрудникам рассказывал и офицер грузинской инженерно-саперной бригады (имя не разглашается) 21 октября 2008 г.

[191] Интервью Хьюман Райтс Вотч с офицером из грузинской инженерно-саперной бригады (имя не разглашается). Осиаури, 21 октября 2008 г.

[192] International Campaign to Ban Landmines, Landmine Monitor Report 2008, p. 840.

[193]ИнтервьюХьюманРайтсВотчсоперативнымменеджером Information Management and Mine Action Planning МикомМак-Доннелом. Тбилиси, 17 октября 2008 г.

[194] Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Осиаури, 21 октября 2008 г.

[195]Там же.

[196]Там же.

[197] http://www.halotrust.org/

[198] HALO Trust, “HALO Emergency Response in Georgia,” http://www.halotrust.org/news.html.

[199] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[200] Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером. Тбилиси, 14 октября 2008 г.

[201] HALO Trust, “Unexploded Ordnance Contamination Maps,” http://www.halogeorgia.org/.

[202] Office of the UN Resident/Humanitarian Coordinator in Georgia, Situation Report No. 38 on the Situation in Georgia, November 27-December 4, 2008, p. 1; Office of the UN Resident/Humanitarian Coordinator in Georgia, Situation Report No. 33 on the Situation in Georgia, October 23-30, 2008, p. 1; Office of the UN Resident/Humanitarian Coordinator in Georgia, Situation Report No. 31 on the Situation in Georgia, October 16, 2008, p. 1.

[203] HALO Trust, “An Introduction to the Ammunition Threat in the Gori-Tskhinvali Corridor,”  http://www.halogeorgia.org/guidetouxo.htm.

[204] http://www.npaid.org/www/English/World/Cluster_munitions/

[205] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 14 октября.

[206] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 10 и 27 марта 2009 г.

[207] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[208] Интервью Хьюман Райтс Вотч с техническим консультантом Norwegian Peoples Aid Амиром Мусановичем. Руиси, 15 октября 2008 г.

[209]Information Management & Mine Action Programs,“Services and Tools,”http://www.immap.org/joomla/index.php?option=com_content&view=article&id=51&Itemid=55.

[210]ИнтервьюХьюманРайтсВотчсоперативнымменеджером Information Management and Mine Action Planning МикомМак-Доннелом. Тбилиси, 17 октября 2008 г.

[211] Материалы переписки по электронной почте с оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом 16 февраля 2009 г.

[212] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рамазом Патарадзе. Шиндиси, 20 октября 2008 г.

[213] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[214]См., вчастности: Human Rights Watch, Flooding South Lebanon, pp. 88-90; Fatally Flawed, p. 35.

[215] Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером. Тбилиси, 16 октября 2008 г.

[216] Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером. Тбилиси, 14 октября 2008 г.

[217] Интервью Хьюман Райтс Вотч с оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом. Тбилиси, 17 октября 2008 г.

[218] Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Осиаури, 21 октября 2008 г.

[219] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Александрой Жгнети и Мариной Мамистаришвили. Шиндиси, 19 октября 2008 г.

[220] Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером. Тбилиси, 14 октября 2008 г.

[221] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[222] Интервью Хьюман Райтс Вотч с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Жозефом Юбером (Тбилиси, 14 октября 2008 г.); материалы переписки по электронной почте с оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом 16 февраля 2009 г.

[223] Интервью Хьюман Райтс Вотч с офицером из грузинской инженерно-саперной бригады (имя не разглашается). Осиаури, 21 октября 2008 г.

[224] Материалы переписки по электронной почте с оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом 16 февраля 2009 г.

[225] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г.

[226] Интервью Хьюман Райтс Вотч с техническим консультантом Norwegian Peoples Aid Амиром Мусановичем. Руиси, 15 октября 2008 г.

[227] Интервью Хьюман Райтс Вотч с офицером из грузинской инженерно-саперной бригады (имя не разглашается, Осиаури, 21 октября 2008 г.) и оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом. Тбилиси, 17 октября 2008 г.

[228] Материалы переписки по электронной почте с руководителем программ Norwegian Peoples Aid Джонатаном Гютри 12 февраля 2009 г. и  оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом 16 февраля 2009 г.

[229] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Сакашети, 18 октября 2008 г.

[230] Интервью Хьюман Райтс Вотч с оперативным менеджером Information Management and Mine Action Planning Миком Мак-Доннелом. Тбилиси, 17 октября 2008 г.

[231]Там же.

[232] Office of the UN Resident/Humanitarian Coordinator in Georgia, Situation Report No. 38 on the Situation in Georgia, p. 1.

[233] Office of the UN Resident/Humanitarian Coordinator in Georgia, Situation Report No. 36 on the Situation in Georgia, November 13-20, 2008, p. 4.

[234] Office of the UN Resident/Humanitarian Coordinator in Georgia, Situation Report No. 38 on the Situation in Georgia, p. 1.

[235] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Вариани, 18 октября 2008 г.

[236] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Дици, 17 октября 2008 г.

[237] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Броцлети, 16 октября 2008 г.

[238] International Campaign to Ban Landmines, Landmine Monitor Report 2008, pp. 842-843.

[239] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 октября 2008 г.