Активизм в поддержку Шевченко в Казани, Россия.

© 2020 Radio Free Europe/Radio Liberty

(Москва) – 16 января 2020 г. суд продлил домашний арест активистке «Открытой России» Анастасии Шевченко, которая проходит по делу об участии в деятельности «нежелательной» организации, сообщает Human Rights Watch. Это решение стало логическим развитием использования российскими властями неоднозначного закона о «нежелательных организациях» для преследования оппозиционных активистов. В настоящее время по аналогичным делам проходят еще несколько человек.

«Тот факт, что Анастасию Шевченко на год с лишним заперли в собственной квартире, - это просто абсурд, - говорит Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Ни один человек не должен быть ни на минуту лишен свободы за то, что вменяется активистам ‘Открытой России’, однако российские власти пытаются с помощью уголовного преследования запугать гражданских активистов и принудить к молчанию критические голоса».

Принятый в мае 2015 г. закон о «нежелательных организациях» дает Генеральной прокуратуре право запрещать в России деятельность любой иностранной или международной организации, которую власти сочтут угрожающей обороне и безопасности или конституционному строю РФ. Для юридических лиц и граждан за участие в деятельности таких организаций предусмотрена административная и уголовная ответственность. С 2015 г. в список «нежелательных» были внесены 19 организаций, в том числе в 2017 г. – зарегистрированная в Великобритании Open Russia Civic Movement (Общественное сетевое движение «Открытая Россия»).

Активисты российского движения «Открытая Россия» неоднократно заявляли, что не имеют отношения к одноименной британской организации, которая была ликвидирована в начале 2019 г. Дело против Шевченко связано с ее участием в дебатах в 2018 г., где организаторы представили ее местным координатором «Открытой России», а также с репостами, в которых власти усматривают связь с ОР. В общей сложности она уже провела под домашним арестом почти год, последний раз срок был продлен до 20 марта 2020 г.

В июле 2019 г. впервые было передано в суд дело об участии в деятельности «нежелательной организации», по которому проходит активистка «Открытой России» Яна Антонова - детский врач.

Антоновой вменяются выход на пикет в феврале 2019 г. и два репоста в соцсетях после трех административных протоколов в 2017 – 2019 гг. Одиночный пикет был приурочен к годовщине убийства оппозиционного политика Бориса Немцова: активистка держала его портрет с подписью «Помним». За несколько дней до этого она сделала на своей странице репост объявления из группы «Открытая Россия. Ростов-на-Дону» о проведении санкционированного митинга памяти Немцова.

В начале марта Антонова сделала репост размещенной «Открытой Россией» цитаты убитого в 1995 г. телеведущего Владислава Листьева: «Выросло несколько поколений людей, которые не знают, что такое демократия и никогда не жили при ней. Они жили в тоталитарном государстве. Это заложено в генах. И, к сожалению, мы сейчас пожинаем плоды этого».

В середине октября на квартире у Антоновой прошел обыск в рамках широкого дела в отношении «Фонда борьбы с коррупцией», политическим лицом которого является оппозиционер Алексей Навальный. За день до этого был заморожен банковский счет ее матери, на котором находились средства на содержание брата Антоновой – инвалида первой группы. Сама активистка отрицает какую-либо связь с ФБК или Навальным.

Аналогичные уголовные дела возбуждены против еще трех активистов «Открытой России»: экс-координатора в Тюмени Антона Михальчука, экс-координатора в Екатеринбурге Максима Верникова и Александра Савельева из Усть-Лабинска в Краснодарском крае. Михальчук уехал из России и объявлен в розыск. Суд по делу Верникова начался в августе, в отношении Савельева дело было прекращено в конце декабря 2019 г.

Координатор проекта «Правозащита Открытки» Алексей Прянишников заявил Human Rights Watch, что не исключает появления новых уголовных дел против активистов.

Признание организации «нежелательной» автоматически лишает ее возможности осуществлять любую деятельность на территории России. Гражданам РФ за участие в деятельности такой организации грозит административная ответственность в виде штрафа, а после двукратного в течение года привлечения к административной ответственности – уголовная, с максимальной санкцией до шести лет лишения свободы.

По заключению Венецианской комиссии Совета Европы, российский закон о «нежелательных» организациях ущемляет основополагающие права и свободы, закрепленные в Европейской конвенции о правах человека, в том числе свободу ассоциации, свободу собраний и свободу выражения мнений.

Эти же свободы и принципы охраняются также юридически обязывающим для России Международным пактом о гражданских и политических правах.

«Реальной мишенью ‘закона о нежелательных’ являются российские активисты и независимые группы, - говорит Хью Уильямсон. – Продолжающиеся уголовные дела за посты в соцсетях и абсолютно мирные протесты только лишний раз подтверждают это».