78-летняя Галина живет в прифронтовом городе на линии разграничения, разделяющей украинские правительственные силы и антиправительственные вооруженные формирования, которых поддерживает Россия. До того как пять лет назад начались бои, для получения своей украинской пенсии ей нужно было всего лишь дойти до банка в пяти минутах от дома.

В 2014 году у Галины умер муж, и у нее осталась только ее собственная пенсия. Но теперь ее еще нужно получить. Для этого Галине каждый раз нужно ехать на двух автобусах, отстоять несколько часов в очереди на паспортный контроль и досмотр, пройти четыре километра пешком и по полуразрушенному мосту попасть на подконтрольную правительству территорию. Если повезет, на все про все уходит 10 часов. Иногда, как в тот раз, когда мы встретились с ней в Станице Луганской – единственном в этой части восточной Украины пункте пропуска, за один день успеть не получается.

Украина: Дискриминация пенсионеров из зоны конфликта на востоке Украины

Пенсионеры из «ДНР» и «ЛНР» должны оформлять статус внутриперемещенных лиц, получать временную регистрацию на контролируемой правительством территории и ездить туда за пенсией. Переход через пункт пропуска в Луганской области сопряжен с рисками для жизни, здоровья и имущества и с другими проблемами.

Каждый месяц через такие пункты пропуска на востоке Украины проходит около миллиона человек. Больше половины – это пенсионеры, которые получают на правительственной стороне свои пенсии и пособия. По данным ОБСЕ, с января по начало апреля в очередях на пропуск умерли по меньшей мере 19 человек – преимущественно пожилые, у которых проблемы с сердцем.

Самой Галине тоже не раз становилось плохо во время перехода. В ноябре она потеряла сознание в очереди, теперь ходит с палочкой на тот случай, если голова закружится. В мае вместе с соседкой они поскользнулись и упали на деревянный настил, который соединяет концы разбитого моста. В январе Галина так застудила ноги, пока стояла, что обмочилась прямо в очереди на пропуск.

«[Это] меня больше всего волнует … мне так стыдно, - рассказывала мне Галина, попросив не называть ее фамилию. – Слава богу, был снег и дождь, так что я хорошо одета и никто не видит. Но все равно знаю, что от меня воняет».

Галина вынуждена идти на все это из-за того, что украинское правительство ввело порядок, в соответствии с которым пенсии выдаются только на контролируемой им территории.

78-летняя пенсионерка Галина на пункте пропуска в Станице Луганской после четырехкилометрового пешего перехода 

© 2019 Human Rights Watch

Украинские чиновники не скрывают своего крайне подозрительного, если не враждебного, отношения к гражданам, живущим по ту сторону линии разграничения, считая их настроенными «антиукраински». Власти заставляют их оформлять статус внутриперемещенных лиц и получать временную регистрацию на контролируемой правительством территории. Последняя часто является фиктивной и сводится лишь к дополнительным расходам на формальный съем жилья. В довершение всего необходимо приезжать за пенсией через пункты пропуска как минимум раз в два месяца. В противном случае выплата пенсии автоматически прекращается.

Достаточно провести в Станице Луганской всего час, чтобы понять, какие громадные проблемы все это создает для пожилых людей. В очереди на пункт пропуска десятки инвалидных колясок, кто-то на костылях, кто-то с ходунками, кто-то с палочкой. Некоторые платят до 200 гривен (почти 8 долларов), чтобы их полпути провезли на тачке – очень ощутимо, когда у кого-то пенсия всего две тысячи гривен.

В мае мы проинтервьюировали 15 человек, из которых девять были маломобильными. 11 рассказали, что в предыдущие разы им становилось плохо: теряли сознание или сильно поднималось давление.

«Каждый день в Станице переходит больше 10 тысяч людей, - говорит Олена Грекова из группы ‘Право на защиту’, которая оказывает юридическую и другую помощь пострадавшим от конфликта. – В основном, проходят люди 60 плюс, люди с хроническими заболеваниями, люди с инвалидностью – люди, которым на самом деле очень тяжело пройти этот путь. Одно время у нас был спор, не должны ли эти люди проходить вне очереди этот пропуск, и когда мы начали смотреть, то мы стали понимать, что тогда в очереди некому будет стоять».

Старики на полуразрушенном мосту у пункта пропуска в Станице Луганской 6 ноября 2018 г.

© 2018 Stanislav Krasilnikov\TASS via Getty Images

Проблемы пенсионеров не ограничиваются постоянными переходами. 13 из наших собеседников рассказали, что от двух до 17 месяцев оставались без пенсии либо потому, что пропустили двухмесячный срок, либо потому, что не появлялись по адресу временной регистрации. Все это время им приходилось как-то выкручиваться. По словам одной женщины, за год без пенсии она похудела на 10 кг из-за того, что не было денег на еду, другой хватало только на самое необходимое, и даже такую мелочь, как конфетка – другая для внука, она уже не могла себе позволить.

Галина жила без пенсии с апреля 2017-го по август 2018-го (ей положено 2 600 гривен). Это случилось после того, как проверяющие не обнаружили ее по месту временной регистрации на контролируемой правительством территории. С большим трудом ей удалось восстановить право на получение пенсии, но для этого пришлось объехать множество инстанций, неся еще и расходы на транспорт. Все это время ей помогали соседи, но денег не хватало ни на лекарства, ни на другие базовые расходы.

«Деньги, как вода, сквозь пальцы, - рассказывает она. – Скопила просто на харчи».

По данным ООН, в начале 2016 г. пенсии получали свыше 900 тыс. человек с неподконтрольной правительству территории, до начала конфликта там было, оценочно, 1,3 млн пенсионеров. Однако с 2016 г. украинские власти стали жестче отслеживать вопросы временной регистрации пенсионеров со статусом внутриперемещенных лиц и ввели 60-дневный лимит на непрерывное пребывание за линией разграничения. По оценкам ООН, с тех пор 400 тыс. человек столкнулись с блокированием пенсионных выплат.

Верховный суд признал часть указанных практик неконституционными, однако пенсионерам со статусом внутриперемещенных лиц по-прежнему могут отказать в выплатах по целому ряду оснований. К тому же в рамках действующего порядка люди, которые не выходят из дома в силу состояния здоровья или ограниченной мобильности, вообще не могут рассчитывать на получение пенсии. ООН приводит данные Пенсионного фонда от ноября 2018 г., согласно которым объем невыплаченных пенсий гражданам из зоны конфликта составил 53 млрд гривен. Можно предполагать, что с тех пор эта цифра выросла, однако в Пенсионном фонде до сих пор не ответили на неоднократные просьбы прокомментировать ситуацию.

За пять лет с начала конфликта украинские чиновники так и не проявили готовности рассмотреть альтернативные варианты, чтобы облегчить доступ к пенсиям и пособиям тем гражданам, которые живут в зоне конфликта и без того испытывают огромные трудности. В этой ситуации старикам, для которых их пенсия – единственный источник средств к существованию, не остается другого выхода, кроме как раз за разом пускаться в трудный путь и обходить инстанции, рискуя в противном случае лишиться выплат.

Так быть не должно. Украинские пенсионеры, живущие в других странах, сохраняют право на выплаты и даже могут получать их вперед. Существует возможность получения пенсии по доверенности. Конечно, конфликт в Донбассе осложняет ситуацию, однако и там у правительства есть варианты. В группах помощи говорят, что предлагают перевозить маломобильных граждан через линию разграничения, чтобы они могли получить свою пенсию, в парламенте без движения лежит законопроект об отмене для пенсионеров требования оформлять статус внутриперемещенного лица.

Однако вместо шагов по облегчению жизни пенсионерам некоторые украинские чиновники высказываются в том духе, что они недостойны пенсии в принципе. Эта риторика усилилась после того, как Москва в апреле объявила об упрощенной выдаче российских паспортов жителям неподконтрольных Киеву территорий, хотя на пенсию обладатели этих паспортов смогут претендовать только после переезда в Россию.

Некоторые украинские чиновники демонстрируют более сочувственное отношение к гражданам по ту сторону линии разграничения. Новый президент Владимир Зеленский высказывается за выплату пенсий жителям неподконтрольных территорий, но с апреля, когда он был избран, он пока еще не озвучивал никаких деталей, как именно это может происходить.

Для таких людей, как Галина, переход через линию разграничения минимум раз в два месяца не должен становиться нормой. В тот раз, когда мы в мае разговаривали с ней, она вышла из дома в шесть утра и к трем пополудни сняла пенсию в одном из двух банкоматов рядом с пунктом пропуска. Но на автобус на другой стороне она уже не успевала, так что пришлось отдать еще 150 гривен за ночлег (по ее словам – обычно это матрас на полу), чтобы уже утром тронуться в обратный путь.

«Я пошла работать в 13 лет, картошку собирала, - рассказывает Галина. – Я из рабочей семьи, и даже тогда думала, как буду пенсию получать когда-то. Вот теперь у нас пенсия есть, заработанная, а получить нельзя».