На этой неделе длинный список угроз безопасности российского государства пополнили феминистки. Ранним утром 14 августа несколько разгневанных мужчин ворвались в деревянный домик на турбазе под Джубгой на черноморском побережье Краснодарского края, и подняли с постелей пятерых женщин, которые, казалось бы, мирно спали и никого не трогали, но на деле планировали, страшно сказать, феминистские посиделки.

Вместо феминистского мероприятия, активистки были подвержены преследованию и доставлены в отделение полиции г. Джубгы. Краснодарский край, Россия, 14 Августа 2017 г.

 

© 2017 Частное фото

Один из вторгшихся к ним спозаранку мужчин представился оперуполномоченным полиции и заявил, что всем необходимо проследовать в полицейский пункт в Джубге для дачи объяснений, потому как поступила якобы ориентировка о нарушении общественного порядка. Далее женщин «доставили» в полицию, заставили отключить мобильные телефоны, обыскали и потребовали написать объяснительные о причинах совместной поездки и т.д. Через четыре часа полицейские отпустили дам без предъявления обвинений, но требовали дать подписку о том, что те предупреждены о недопустимости осуществления «экстремистской деятельности». Активистки от подписки отказались наотрез.

Лолита Агамалова, Оксана Васякина, Лада Гарина, Елена Иванова и Таисия Симонова собирались провести неделю с 13 по 20 августа в небольшом летнем лагере на черноморском побережье, чтобы расширить свои познания о феминизме и пообщаться с единомышленниками в дружеской обстановке, свободной от «сексизма, гомофобии, трансфобии и любого вида ксенофобии вообще». Однако за несколько дней до начала работы лагеря Симоновой, как одному из организаторов, и еще некоторым стали приходить в соцсетях ненавистнические сообщения от людей, которые называли себя казаками и угрожали разгромить лагерь, поскольку феминизм, мол, подрывает традиционные ценности и разлагает общество. 12 августа такой «казак» позвонил Симоновой с угрозами на мобильный телефон. Организаторы, чтобы избежать провокаций, решили было отменить лагерь, но к тому времени часть участников была уже в пути.

Казаки, позиционирующие себя как отдельную этническую группу, имеют свои военизированные объединения, особенно на юге России, и стремятся к активному участию в «охране общественного порядка». В рамках этой «деятельности» они нередко притесняют гражданских активистов и даже нападают на них, причем порой складывается впечатление, что это не только при попустительстве, но даже и по «наводке» правоохранительных органов.

После того как активисток отпустили из полиции в Джубге, они направились к кэмпингу под Геленджиком, где стояли с палатками их подруги. Днем их остановила группа казаков, которые вели себя агрессивно и требовали у женщин документы. Прибывший на место конфронтации наряд полиции предложил активисткам проследовать с ними в отдел в Дивноморском. Опасаясь за свою безопасность, женщины согласились. Однако в полиции с ними стали обращаться как с подозреваемыми, задавали навязчивые вопросы о цели поездки и даже попытались взять отпечатки пальцев. Позднее туда же доставили нескольких девушек из палаточного лагеря и тоже стали допрашивать.

Полиция, вместо того чтобы защитить женщин от незаконных посягательств казаков, со свей очевидностью преследовала те же цели сорвать предполагаемое феминистское мероприятие. Активисток отпустили, когда уже совсем стемнело. Каждой пришлось подписать бумагу о том, что она предупреждена о недопустимости осуществления «экстремистской деятельности».