(Киев) –В соответствии с новыми поправками к законодательству, активисты и журналисты, освещающие тему коррупции во власти, должны подавать электронные декларации, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Новые требования расплывчаты и могут использоваться для того, чтобы препятствовать работе журналистов и партнеров антикоррупционных неправительственных организаций, а также,  чтобы наказать их. 

Президент Украины Петр Порошенко на пресс-конференции в Таллинне, Эстония, 23 января 2017 года.

© 2017 Reuters

Согласно новым поправкам, активисты и журналисты, работающие в независимых антикоррупционных организациях, и члены общественных советов обязаны публично декларировать свое личное имущество и доходы - даже если они не получают государственного финансирования - точно так же, как государственные должностные лица. Президент Петр Порошенко, подписавший поправки 27 марта 2017 года, должен срочно инициировать отмену новых мер, так как они неправомерно посягают на свободу выражения мнений и прочие права, которые Украина должна защищать в рамках своих обязательств в области прав человека.

«Новое требование — это пощечина украинским борцам с коррупцией и международным партнерам страны, которые призывают к большей прозрачности власти, — сказала исследователь Хьюман Райтс Вотч по Украине Таня Купер. — Оно ставит знак равенства между государственными должностными лицами, которые должны раскрывать информацию о своем имуществе, так как в силу должности пользуются определенными привилегиями и получают зарплату от налогоплательщиков, и частными лицами, которые освещают темы, интересующие широкую общественность».

Согласно поправкам, активистам, журналистам и прочим лицам, которые не подадут декларации, грозит возбуждение уголовного дела вплоть до двух лет заключения — то же наказание, что предусмотрено для государственных должностных лиц.

Новая мера входит в пакет поправок к закону Украины 2014 года о предотвращении коррупции и закону 2006 года о воинской обязанности и военной службе. 

В первоначальном варианте поправок, внесенных президентом Порошенко 10 марта, речь шла об освобождении от электронного декларирования военных, проходящих службу в зоне вооруженного конфликта на востоке Украины. В нем не было поправки, затрагивающей независимые организации и журналистов, — ее позже предложил депутат парламента. 

Парламент одобрил новую меру значительным большинством голосов 23 марта. На следующий день несколько депутатов попытались отменить результаты этого голосования, но парламент не поддержал их предложение. 

После массовых протестов 2013–2014 годов, правительство Украины пообещало значительные антикоррупционные реформы и ввод мер по увеличению прозрачности власти. Одной из ключевых реформ стало требование ко всем государственным должностным лицам Украины публиковать в электронном виде ежегодные декларации о своих доходах. 

Реформы антикоррупционного законодательства входили в условия безвизового режима Украины с Европейским союзом, и украинское правительство согласилось их выполнить.

Несколько международных партнеров Украины немедленно осудили новые поправки. Комиссар по вопросам европейской политики соседства и расширения Йоханнес Хан написал в своем Твиттере: «Электронные декларации призваны бороться с коррупцией в госуправлении, а не мешать работе гражданского общества».

Посольство Великобритании в Киеве заявило в Твиттере, что закон представляет собой «серьезный шаг назад [и…] сузит возможности НПО, позволит оказывать давление на них и повредит реформам». Посольство США в Киеве также отметило в Твиттере, что «[п]редставители гражданского общества играют важнейшую роль в обеспечении прозрачности; их преследование — шаг назад». 

Независимые организации и журналисты являются неотъемлемой частью украинской антикоррупционной реформы, непозволительно их  запугивать и наказывать за их работу, заявила Хьюман Райтс Вотч. 

Направленные против борцов с коррупцией и журналистов поправки противоречат конституции страны и сразу нескольким правам человека, в том числе правам на свободу выражения мнений и на неприкосновенность частной жизни, охраняемым международными договорами, к которым присоединилась Украина. Так, Украина — страна-участница Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) и Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП). В обоих этих соглашениях говорится, что вмешательство в свободу выражения мнений и право на неприкосновенность частной жизни допускается лишь в правомерных целях, должно быть необходимым для их достижения и соразмерным им.  

В данном случае закон предназначен для того, чтобы препятствовать представителям гражданского общества и СМИ в освещении злоупотреблений государственной властью и должностными полномочиями, либо будет иметь такой эффект на практике. Это неправомерное посягательство на международно-правовые стандарты, регулирующие свободу выражения мнений. Что касается того, что государственные должностные лица уже должны выполнять требования, которые теперь распространятся на частных лиц — журналистов и активистов, Европейский суд по правам человека и Комитет ООН по правам человека, занимающийся толкованием МПГПП, неоднократно постановляли, что государственные должностные лица могут подвергаться более тщательным проверкам, чем прочие люди. Ограничения, мешающие таким проверкам, в общем случае не совместимы со стандартами в области свободы выражения мнений. Аналогично, даже если бы вторжение в личные финансы журналистов и активистов производилось с правомерной целью, нельзя обосновывать такое вторжение лишь их работой, так как это не отвечает требованиям необходимости и соразмерности. 

Президент Порошенко обещал посодействовать в создании рабочей группы по внесению поправок в подписанный закон, чтобы исключить новую меру, направленную против активистов. Однако на создание рабочей группы уйдет время, а пока новая поправка незамедлительно окажет негативное воздействие на деятельность активистов и журналистов, отметила Хьюман Райтс Вотч. 

«Никто не обманывается по поводу настоящей цели поправки, — заключила Купер. — Президент Порошенко должен призвать парламент к немедленной ее отмене. Такой мере нет места в правительстве, для которого важны реформы».