(Киев) – В условиях бесконечных очередей на пунктах пропуска через линию разграничения (соприкосновения) на востоке Украины между территорией, контролируемой правительством, и отдельными районами Донецкой и Луганской областей, которые контролируются «сепаратистами», гражданские лица рискуют здоровьем и подвергаются опасности, иногда – смертельной, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч.

Люди ожидают своей очереди на пункте пропуска в Новотроицке, контролируемом де-факто властями ДНР. 21 декабря 2016 года.

© 2016 Таня Купер для Хьюман Райтс Вотч

Как выяснила международная правозащитная организация, отсутствие на пунктах пропуска санитарно-гигиенических и других условий и наличие поблизости минных полей чревато превращением в смертельно опасный и без того нелегкого процесса пересечения линии разграничения гражданскими лицами, которым нередко приходится подолгу ждать на жаре или на морозе. Перестрелки вдоль линии разграничения, участившиеся к тому же в последнее время, означают, что люди, ожидающие своей очереди на пропуск, в том числе с ночевкой, могут попасть под огонь стрелкового оружия или артиллерии. Все стороны конфликта должны соблюдать свои обязательства по международному гуманитарному праву в части ограждения гражданского населения от опасностей войны. Власти по обе стороны должны исключить ситуации, в которых люди страдали бы без необходимости.

«Гражданское население на востоке Украины имеет по обе стороны линии разграничения множество родственных, человеческих или имущественных связей, у кого-то возникает необходимость в получении государственных услуг, - говорит Таня Купер, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Украине. – Стороны конфликта должны признать необходимость постоянного пересечения линии разграничения и, соответственно, содействовать этому, избегая ситуаций, которые были бы чреваты риском для здоровья или даже жизни».

В ноябре – декабре 2016 г. Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала более 80 человек по обе стороны линии разграничения и на месте ознакомилась с ситуацией на всех четырех работающих пунктах пропуска в контролируемой правительством части Донецкой области и в так называемой «серой», или нейтральной, зоне. Последняя тянется вдоль 500-километровой линии разграничения между пунктами пропуска и в большинстве мест имеет ширину всего в несколько сотен метров. Соответственно, одна ее сторона контролируется правительством Украины, другая – де-факто властями самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР). Мы также проинтервьюировали людей, которые пользуются единственным действующим пунктом пропуска в Луганской области (пешеходным), и побеседовали с сотрудниками нескольких групп, помогающих пострадавшим от конфликта.

Все наши собеседники, имеющие опыт переходов, рассказывали о значительных трудностях, особенно о долгом ожидании, которое в зависимости от времени года усугубляется морозом, дождем или жарой. Причинами длительного ожидания являются недостаточное число пунктов пропуска и нехватка персонала. Более половины наших собеседников говорили, что сталкивались с длительным ожиданием неоднократно, вплоть до вынужденной ночевки. При этом пункты пропуска нередко должным образом не обустроены, отсутствуют такие элементарные вещи, как туалеты и зона ожидания.

Наши собеседники также отмечали ненадлежащее обращение со стороны военнослужащих с обеих сторон, включая произвольный отказ в пропуске, грубость, оскорбления и взяточничество.

Причины, по которым гражданским лицам приходится пересекать линию разграничения, могут быть самыми различными. На контролируемой правительством стороне нам называли такие, как необходимость навестить родственников, проверить оставленное имущество или съездить домой на выходные. Жителям районов, контролируемых «сепаратистами», приходится регулярно ездить на правительственную сторону, чтобы получить пенсии и другие социальные выплаты, навестить родных, обратиться за медицинской помощью и решить различные административные вопросы, такие как пенсионный учет или оформление свидетельства о рождении ребенка. Необходимость поездок может также вызываться покупкой продуктов, хозяйственных товаров и медикаментов, которые могут быть слишком дорогими или вообще отсутствовать на той или другой стороне; некоторым людям нужно попасть на кладбище, где похоронены их близкие.

10 января Хьюман Райтс Вотч направила украинским властям письмо, в котором мы выразили озабоченность в связи с ограничениями на передвижения через линию разграничения и настоятельно призвали правительство безотлагательно принять меры по облегчению положения тысяч людей, пользующихся пунктами пропуска.

По официальным данным, которые были предоставлены нам Госпогранслужбой Украины, в декабре 2016 г. – январе 2017 г. ежедневно через каждый пункт пропуска в обе стороны проходило от 3 до 7 тыс. человек. На встрече 8 февраля представители Госпогранслужбы отмечали, что максимальный поток приходится на период с 15-го по 25-е число каждого месяца, когда жители с территорий, не контролируемых правительством, едут получать пенсии и другие социальные выплаты.

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что недавняя эскалация боестолкновений в районе контролируемой правительством Авдеевки – города вблизи линии разграничения в Донецкой области с населением около 22 тыс. человек – усугубляет риски для тех, кто живет в районе линии разграничения и пересекает ее. Только за период с 29 января по 3 февраля 2017 г. с правительственной стороны были убиты почти два десятка человек, в том числе трое гражданских лиц. По данным муниципальных властей, в городе пострадали 114 индивидуальных и 8 многоквартирных домов. Повреждения имеются и в других населенных пунктах, расположенных в этом районе по линии разграничения. 2 февраля обстрелу подвергся пункт пропуска у контролируемой правительством Марьинки. В тот момент там не было людей, которые заночевали бы в ожидании пропуска, однако пострадали некоторые объекты и было перебито электроснабжение.

Контролируемые ДНР Донецк и Макеевка обстреливались украинскими правительственными силами 31 января – 3 февраля 2017 г. За период с 29 января по 9 февраля Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине подтвердила гибель 9 гражданских лиц по обе стороны линии соприкосновения в Донецкой области.

Правительство Украины вправе контролировать передвижения через линию разграничения, однако все участники конфликта должны не только не препятствовать, но и содействовать свободному доступу гражданского населения по обе ее стороны без произвольных и неоправданных задержек, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Правительство не обязано оказывать финансовую помощь подконтрольным «сепаратистам» структурам власти, однако сохраняющееся состояние конфликта не освобождает его от обязательств в области прав человека в отношении гражданского населения.

«И украинские власти, и поддерживаемые Россией ‘сепаратисты’ в Донецкой и Луганской областях должны в первую очередь заботиться о безопасности и благополучии гражданского населения, - говорит Таня Купер. – Простые люди не должны до бесконечности нести основное бремя вооруженного конфликта на востоке Украины».

Пункты пропуска на востоке Украины (контрольные пункты въезда-выезда)

Хьюман Райтс Вотч проводила исследования на линии разграничения в ноябре и декабре 2016 г.

В ноябре два наших исследователя, для которых русский язык является родным, проинтервьюировали более 50 жителей населенных пунктов по обе стороны линии разграничения, в том числе Донецка, Макеевки, Старобешево, Северодонецка, Славянска, Краматорска, Марьинки и Красногоровки. Один исследователь работал на контролируемой правительством территории на пункте пропуска у Марьинки, другой прошел через тот же пункт со стороны самопровозглашенной Донецкой Народной Республики, интервьюируя людей на стороне «сепаратистов» и в «серой», или нейтральной, зоне между блокпостами обеих сторон. Официально эта полоса контролируется украинским правительством, однако из-за вооруженного конфликта функционирующих учреждений там практически не осталось.

20 – 22 декабря 2016 г. исследователем Хьюман Райтс Вотч были взяты интервью у 32 человек с правительственной стороны линии разграничения на всех четырех действующих пунктах пропуска: Майорск, Марьинка, Новотроицкое и Гнутово (Пищевик). В Майорске наш исследователь побывал ночью, когда пункт не работал, в Новотроицке и Гнутово – днем. В Марьинке мы интервьюировали людей и в дневное, и в ночное время.

Мы общались также с сотрудниками семи украинских неправительственных групп и международных организаций, оказывающих помощь вынужденным переселенцам и жителям территорий вдоль линии разграничения.

В ходе встречи с нами 8 февраля представители Госпогранслужбы Украины сообщили, что их ведомство предпринимает шаги по облегчению положения гражданских лиц, живущих по обе стороны линии разграничения. В частности, увеличивается численность личного состава на каждом пункте пропуска, по фактам взяток сотрудники привлекаются к ответственности (в 2016 г. обвинение было предъявлено 59 сотрудникам), на всех пунктах устанавливаются камеры, обеспечивающие онлайновую трансляцию в Координационный центр при штабе АТО в Краматорске и центральный аппарат Госпогранслужбы в Киеве.

В Госпогранслужбе признают сохранение некоторых серьезных недостатков и отмечают, что для реального облегчения пересечения линии разграничения гражданскими лицами необходимо взаимодействие между всеми сторонами конфликта.

Недостаточное число пунктов пропуска

В настоящее время на 500-километровой линии разграничения, разделяющей контролируемую правительством территорию и районы, которые контролируются де-факто властями ДНР и ЛНР, действует пять контрольных пунктов въезда-выезда: Майорск, Марьинка, Новотроицкое и Гнутово в Донецкой области и в Станице Луганской в Луганской области (только пешеходный). Пункты пропуска работают с 06:00 до 20:00 в летний период и с 08:00 до 17:00 – в зимний.

Когда та или иная сторона по соображениям безопасности или по другим причинам временно закрывает переход на конкретном пункте, люди направляются на ближайшие открытые, что приводит к очередям и снижает вероятность попасть на другую сторону до окончания рабочего времени. В последнем случае многие остаются у пункта на ночь: либо на обочине непосредственно у блокпоста, в том числе и в нейтральной зоне, либо в ближайшем населенном пункте, чтобы попытаться пересечь линию разграничения на следующий день.

Из предоставленных нам Госпогранслужбой данных следует, что в декабре 2016 г. линию разграничения ежедневно пересекали от 15 до 27,5 тыс. человек. 13 февраля 2017 г. прошло почти 18 тыс. человек.

Большинство проинтервьюированных нами гражданских лиц с обеих сторон линии разграничения называли нехватку пунктов пропуска серьезной проблемой. В частности, они говорили, что в Луганской области на единственном пункте нередко приходится ожидать полный день или дольше, при этом в зимнее время ситуация осложняется тем, что люди вынуждены по несколько часов ждать на открытом воздухе, в то время как с правительственной стороны всего одно – два небольших укрытия.

Люди, следующие через пункты пропуска на личном автотранспорте, могут переждать в машине, однако пешеходам приходится выносить все тяготы непогоды. В июне 2015 г. украинские власти запретили прямые рейсы общественного транспорта на территорию, контролируемую ДНР и ЛНР, поэтому пассажирам приходится выходить у блокпоста на правительственной стороне и стоять с багажом в очереди на пропуск. После этого они могут воспользоваться другим транспортом уже на территории «сепаратистов». Некоторые в этой ситуации пользуются платными автобусами, которые выполняют челночные рейсы, переправляя пассажиров через нейтральную зону.

Несколько сотрудников местных и международных гуманитарных организаций говорили нам, что пяти пунктов пропуска на 500-километровую «границу» недостаточно, чтобы многочисленные вынужденные переселенцы и другие лица, затронутые конфликтом, могли пересекать ее без неоправданных ограничений.

Некоторые наши собеседники рассказывали, что пытаются вместо единственного пешеходного пункта пропуска в Станице Луганской пользоваться пунктами в Донецкой области, что существенно увеличивает время и транспортные расходы. Однако и там, как говорили нам жители и гуманитарные сотрудники, регулярно в обе стороны пересекающие линию разграничения, имеющихся четырех пунктов пропуска автотранспорта недостаточно для обеспечения нормальных поездок.

В Госпогранслужбе Украины нам сообщили, что в марте 2016 г. в г. Золотое Луганской области был открыт второй контрольный пункт въезда-выезда, однако пока он не функционирует для пропуска гражданских лиц из-за нежелания де-факто властей ЛНР обеспечивать его работу на своей стороне.

Длительное время ожидания

Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала несколько гражданских лиц и гуманитарных работников, которые регулярно пользуются пунктом пропуска в Станице Луганской в Луганской области. Все они заявили, что нередко проводят на каждой стороне по два – пять часов. В контролируемом правительством Северодонецке гуманитарный работник рассказал нам, что в октябре 2016 г. его мать и 80-летняя бабушка потратили на переход шесть часов.

Из 8 человек, проинтервьюированных нами в ноябре у пункта пропуска в контролируемой правительством Марьинке, пятеро заявили, что им пришлось заночевать у блокпоста с той или другой стороны из-за длинных очередей и короткого периода работы пункта. Мужчина, следовавший через этот пункт из Краматорска в Донецк, рассказал, что однажды ему потребовалось на пересечение два полных дня. «Спросите любого здесь, вам скажут, что и с ними такое бывало», - сказал он. Из 25 человек, проинтервьюированных нами на стороне ДНР, 19 заявили, что по меньшей мере однажды оставались на этом пункте на ночь.

По оценке сотрудника международной гуманитарной группы, самым проблемным с обеих сторон является пункт пропуска в Майорске. Длинные очереди там являются нормой, и люди нередко ночуют у блокпостов в ожидании открытия. На момент нашего посещения этого пункта с украинской стороны около 18:00 20 декабря в одной из двух палаток, поставленных Госслужбой Украины по чрезвычайным ситуациям, мы обнаружили шесть пожилых женщин. Они рассказали, что не успели пройти до закрытия и остались в палатке на ночь до утра. Большинству женщин было за 60, две – с инвалидностью. 76-летняя женщина из Горловки на территории ДНР, не успевшая вернуться, в разговоре с нашим исследователем расплакалась: «Разве я такое заслужила? Всю свою жизнь только и работала, думала на пенсии спокойно поживу. А теперь они [украинские пограничники на пункте пропуска] меня террористкой называют. За что, спрашивается?»

Несколько местных жителей и сотрудников международных гуманитарных организаций, работающих в контролируемой правительством части Донецкой области, утверждают, что за последние месяцы в очереди на пропуск умерли по меньшей мере трое пожилых гражданских лиц. В СМИ сообщалось, что 22 января на пункте пропуска Марьинка умер мужчина, следовавший из Донецка в Днепр. Это произошло в нейтральной зоне, которая недоступна для машин скорой помощи. На сайте Госпогранслужбы Украины сообщалось, что в тот день с обеих сторон ожидали пропуска около 300 машин. Независимым подтверждением этой информации мы не располагаем.

С начала вооруженного конфликта в 2014 г. сотни людей подорвались на минах, неразорвавшихся кассетных суббоеприпасах и других взрывоопасных пережитках войны. По данным ООН, мины и другие взрывоопасные предметы присутствуют на 74 000 акрах территории Украины. В прошлом году британская организация по разминированию HALO Trust идентифицировала в регионе 97 минно-опасных территорий, и это только предварительные оценки.

Некоторые люди, которые ездили через линию соприкосновения со стороны районов Донецкой области, контролируемых де-факто властями ДНР, рассказывали, что, несмотря на комендантский час, который действует до 05:00, садились в автобус примерно в 02:30 – 04:00, чтобы занять место в очереди на украинский пункт пропуска, который открывается в 08:00 (09:00 по зимнему времени ДНР).

В ноябре 2016 г. наш исследователь на таком автобусе, который ходил, как «маршрутка», пересек линию разграничения со стороны Донецка на правительственную сторону через пункт пропуска Марьинка.

Водитель сказал, что нужно быть готовым к 03:00, поскольку после двух часов ночи он начнет собирать по всему Донецку и ближним пригородам людей, с которыми он уже договорился по телефону, чтобы успеть пройти через блокпост ДНР и занять место в очереди на пункт пропуска в Марьинке. Он объяснил, что, если они будут там к 03:30, окажутся уже не первыми, а после тех, кто заночевал с предыдущего дня, но все равно достаточно близко к началу очереди, чтобы пройти часов в 9 – 10 утра, «если все хорошо пойдет».

Несколько пассажиров подтвердили Хьюман Райтс Вотч, что другие водители каждый день следуют примерно такому же графику: собирают пассажиров ночью и к 03:30 становятся в очередь в нейтральной зоне. Движение в ночное время в ДНР запрещено, но, как сказали нам водитель и несколько пассажиров, дело только за тем, чтобы «проплатить правильным людям».

К 06:00, через час после окончания комендантского часа в ДНР, в нейтральной зоне уже скопилась длинная очередь из машин и пешеходов, среди которых были и пожилые, и маленькие дети. Автобус с нашим исследователем добрался до пункта пропуска примерно к 9 утра по украинскому времени (10 утра по времени ДНР). Таким образом на прохождение самой очереди потребовалось пять с половиной часов, а с момента посадки в автобус прошло шесть часов. До введения пропускного режима дорога от Донецка до Марьинки на машине занимала около получаса.

Наши собеседники в один голос говорили, что пересечение линии разграничения особенно тяжело дается пожилым, детям, беременным женщинам и людям с инвалидностью, которые могут нуждаться в дополнительной помощи или которым трудно выносить тяготы длительной толкотни в очереди на холоде при отсутствии в нейтральной зоне туалетов.

Украинские власти предусматривают право приоритетного прохода для женщин на поздних сроках беременности, кормящих матерей с детьми и людей с инвалидностью, однако многие представители льготных категорий не знают об этом, поскольку стенды с соответствующей информацией отсутствуют. Пограничники и гражданские лица также отмечали, что попытки правомерного прохода вне очереди нередко провоцируют агрессию и силовое сопротивление со стороны остальных.

Отсутствие базовых удобств

В связи с избыточно длинными очередями на пунктах пропуска ощущается острая необходимость в оборудовании их базовыми удобствами для облегчения положения гражданских лиц, особенно в летнее и зимнее время. На стороне, которая контролируется «сепаратистами», такие базовые удобства, как питьевая вода и укрытия, нередко отсутствовали в принципе, не говоря уже о нейтральной зоне, где люди проводят в очереди преобладающую часть времени.

На правительственной стороне ситуация несколько лучше благодаря активным усилиям нескольких международных гуманитарных групп, однако на всех пунктах пропуска по-прежнему ощущается нехватка нормальных туалетов, укрытий от солнца и дождя летом и от холода и снега зимой, а также точек раздачи питьевой воды. На украинской стороне ответственность за обеспечение пунктов пропуска базовыми удобствами лежит на местных администрациях контролируемых правительством районов Донецкой и Луганской областей. Отсутствие или неудовлетворительное санитарное состояние базовых удобств создает серьезные проблемы людям с расстройствами здоровья и ограниченной мобильностью, а также людям с малолетними детьми.

В Луганской области сотрудники гуманитарных организаций и местные жители говорили нам, что на украинской стороне пункта пропуска есть навес и палатка, где люди могут согреться и получить горячий напиток, но на стороне ЛНР ничего такого нет.

Наши собеседники на пункте пропуска Марьинка жаловались на состояние туалетов, которые предоставлены международными гуманитарными организациями, но не содержатся в надлежащем состоянии местными властями. Все наши собеседники подчеркивали, что самая тяжелая ситуация в нейтральной зоне. Из-за отсутствия там нормальных туалетов людям приходится справлять нужду прямо в поле, что не только унижает человеческое достоинство, но и прямо сопряжено с риском для жизни с учетом минной опасности.

Когда наш исследователь ожидал в нейтральной зоне открытия украинского пункта пропуска, он наблюдал, как мужчины мочились на обочину, повернувшись спиной к очереди, а женщинам, среди которых были и пожилые с больными ногами, приходилось спускаться с обочины в поле и усаживаться в отдалении на глазах у всех, поскольку какая-либо растительность отсутствовала. Некоторые женщины возмущались таким «позором» и говорили, что к тому же боятся наткнуться на мину, но в ситуации длительного ожидания и отсутствия туалетов другого выхода у них не было.

Электронные разрешения

В январе 2015 г. правительство Украины ввело пропускной режим в зону АТО. В июне того же года было введено электронное разрешение. Гражданские лица могут обратиться с заявлением о его оформлении, заполнив специальную онлайн-форму, срок действия – год. Предусмотрена также возможность оформления в нескольких населенных пунктах на контролируемой правительством территории (Краматорск, Великая Новоселка, Мариуполь, Бахмут, Старобельск), а также по телефону.

При наличии малейших несоответствий информации в электронном разрешении и сведений в паспорте (отличается одна буква имени или фамилии, цифра в номере паспорта), а также в случае истечения срока действия разрешения украинские пограничники отказывают такому человеку в пропуске.

В таком случае приходится вносить исправления онлайн или лично и потом уже снова возвращаться на пункт пропуска после изменения базы данных. В случае возникновения у пограничников подозрений относительно личных данных человека, его внешности или багажа они отправляют его к сотрудникам Службы безопасности Украины, которые присутствуют на том же пункте пропуска.

Заявление онлайн заполняется за несколько минут, однако его рассмотрение занимает до 10 рабочих дней. При наличии компьютера и навыков работы с ним, не говоря уже о наличии электричества и выхода в интернет, это не вызывает больших проблем. В противном случае процедура может оказаться обременительной. Отсутствует также процедура, в рамках которой можно было бы подать заявление на срочное оформление электронного разрешения по состоянию здоровья и другой неотложной ситуации.

Рекомендации всем сторонам конфликта: правительству Украины и де-факто властям самопровозглашенных ДНР и ЛНР:

·       Увеличить число пунктов пропуска вдоль линии разграничения, особенно в Луганской области, где на данный момент функционирует единственный пункт, причем только пешеходный.

·       Доукомплектовать кадрами и дооснатить пункты пропуска в интересах облегчения перехода, особенно в зимние месяцы.

·       Обеспечить наличие на всех пунктах пропуска нормальных туалетов, укрытий от непогоды, пунктов обогрева и точек раздачи питьевой воды.

·       Проводить расследование и принимать меры реагирования по заявлениям о фактах коррупции и вымогательства со стороны пограничников и других должностных лиц на пунктах пропуска; в рамках борьбы с коррупцией формализовать процедуру перехода и широко оповестить о ней гражданское население.

·       Обеспечить с обеих сторон приоритетный пропуск уязвимых категорий, таких как пожилые, люди с инвалидностью, малолетние дети, беременные женщины и др. Широко обнародовать информацию о таких льготах и обеспечить ее визуальную доступность на пунктах пропуска.

Службе безопасности Украины:

·       Отработать систему выдачи электронных разрешений в интересах ускорения процесса; обеспечить людям, не имеющим доступа к электричеству, компьютеру или интернету, пожилым, а также людям с инвалидностью возможность получения электронного разрешения без неоправданных сложностей, в том числе через увеличение числа мест подачи заявлений лично. Обеспечить возможность пропуска без электронного разрешения по гуманитарным и неотложным медицинским основаниям.