(Вашингтон, округ Колумбия) – Заявления администрации Обамы о юридических препятствиях, якобы не позволяющих провести уголовное расследование по делу о применении пыток в Центральном разведывательном управлении (ЦРУ), сами по себе неубедительны и грозят тем, что применение пыток в будущем будет рассматриваться как допустимая мера воздействия, отмечает Хьюман Райтс Вотч в опубликованном сегодня докладе. Имеется достаточно доказательств для того, чтобы в соответствии с законодательством США генеральный прокурор возбудил расследование в отношении действий высших должностных лиц Соединенных Штатов и других лиц, причастных к практикуемой после 11 сентября программе ЦРУ, по делу о применении пыток, сговоре с целью применения пыток и других преступлениях.

В 153-страничном докладе «Довольно оправданий: путь к правосудию за применение пыток ЦРУ», приводятся доказательства в поддержку основных уголовных обвинений, которые могут быть выдвинуты в отношении лиц, ответственных за санкционированные государством пытки, и оспариваются утверждения, что привлечь к ответственности виновных представляется юридически невозможным. В докладе также говорится об обязательствах США по предоставлению средств правовой защиты и компенсаций жертвам пыток, и намечаются шаги, которые должны предпринять США для осуществления этих обязательств. Доклад также включает подробный план действий, которые должны быть предприняты другими странами для проведения следствия по делу пыток в ЦРУ.

9 декабря 2014 года разведовательный комитет Сената обнародовал шокирующее резюме еще засекреченного тогда доклада общим объемом в 700 страниц о программе задержаний и пыток в ЦРУ. Из резюме Сената, подтверждавшего данные предыдущих отчетов, следовало также, что пытки в ЦРУ были более жестокими, систематическими и распространенными, чем сообщалось ранее. В резюме были представлены новые подробности жестокого обращения, такие как, так называемое, «ректальное кормление» некоторых заключенных, а также приведена информация о жестоких последствиях применения болезненных стрессовых позиций и лишения сна задержанных. В резюме внимание акцентировалось на вопросе о том, были ли «методы допроса с пристрастием» эффективным средством сбора полезной оперативной информации (и делался вывод, что не были), но в нем не ставился вопрос об оценке законности программы.

По заявлению Министерства юстиции, расследование злоупотреблений ЦРУ уже производилось в 2009 году. Расследование пришло к выводу, что для предъявления обвинений недостаточно допустимых доказательств. Но расследование, возглявляемое Джоном Дархемом, рассматривало лишь злоупотребления ЦРУ, выходящие за рамки «разрешенных» действий, а не все пытки и методы жестокого обращения. Более того, следователи тогда, очевидно, не опросили ни одного из бывших заключенных, что ставит под сомнение их утверждения о том, что расследование было тщательным и заслуживает доверия.

Одно из часто слышимых оправданий – это, что ЦРУ и высшие должностные лица Белого Дома полагались на правовые заключения Юридического отдела Министерства юстиции, так называемые «служебные записки о пытках», согласно которым «методы допросов с пристрастием» являлись законными. Тем не менее, в резюме Сената приводятся доказательства того, что руководители ЦРУ с самого начала знали, что эти методы идут вразрез с нормами против пыток. Еще одно доказательство демонстрирует, что руководство ЦРУ и Белого дома искали гарантии против уголовного преследования и когда им это не удалось, помогли создать те самые юридические заключения, разрешающие пытки, на которые они и смогут опираться.

В служебных записках о пытках содержится настолько натянутая правовая аргументация, что они не могут быть охарактеризованы как добросовестное толкование закона. В данном случае имеет место полная противоположность добросовестному следованию совету адвоката, которое могло бы послужить легитимной защитой при обвинении в применении пыток. Кроме того, резюме Сената и другие доказательства демонстрируют, что ЦРУ нарушало права задержанных, используя неразрешенные методы, а также применяя разрешенные методы, но значительно превышая при этом допустимые полномочия.

Хотя большинство пыток и других нарушений прав имели место десять или более лет назад, срок давности не распространяется на ряд уголовных обвинений. Обычный пятилетний федеральный срок давности не распространяется на преступления пыток или сговор с целью применения пыток, если имелся «предвиденный риск смерти или серьезного увечья», а также на определенные обвинения в сексуальном насилии. Кроме того, срок исковой давности за преступный сговор может быть продлен, если виновные скрыли ключевой компонент заговора, как это было в случае с программой ЦРУ, заявляет Хьюман Райтс Вотч.

В соответствии с Конвенцией против пыток Организации Объединенных Наций, ратифицированной Соединенными Штатами в 1988 году, правительства обязаны проводить заслуживающее доверия расследование заявлений о применения пыток и привлекать виновных к ответственности. Отсуствие расследования и привлечения к ответственности виновных за пытки в ЦРУ увеличивает опасность того, что один из будущих президентов США в ответ на серьезную угрозу безопасности санкционирует подобные незаконные методы допроса. Несколько кандидатов в президенты на выборах 2016 года защищают применение «методов допроса с пристрастием», а некоторые заявляют, что прибегнут к ним в случае избрания.

Конвенция против пыток, в формировании которой правительство США играло важную роль, требует также предоставления средств правовой защиты и компенсаций жертвам пыток. Однако администрации Буша и Обамы активно препятствовали всем попыткам бывших заключенных получить средства правовой защиты в судах США, прибегая при этом к заявлениям об иммунитете и национальной безопасности с целью прекращения дел еще до того, как истцы могли бы даже предоставить доказательства нарушений.

Министерству юстиции необходимо назначить специального прокурора для проведения новых расследований, обеспечив, чтобы все соответствующие свидетели, в том числе жертвы пыток, были опрошены, и чтобы все имеющиеся вещественные доказательства были собраны, сохранены, и изучены, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Когда Соединенные Штаты, демократическое государство со стабильной политической системой, демонстративно игнорируют свою правовую обязанность по привлечению виновных к ответственности за пытки, это подрывает уважение к верховенству закона во всем мире, – говорит Рот. – Должностные лица, которые искали и помогли создать юридические заключения, оправдывающие то, что не имеет оправданий, не должны иметь возможность оградить себя от ответственности, опираясь на эти заключения».

В докладе также описаны зарубежные расследования в отношении ЦРУ, связанные с пытками. Расследования в других странах направлены как против американских, так и против местных должностных лиц, подозреваемых в участии или причастности к нарушениям ЦРУ. Обязанность обеспечить судебное преследование лежит главным образом на правительстве США, но в Конвенции против пыток содержится положение об «универсальной юрисдикции», согласно которому все правительства обязаны привлекать к ответственности подозреваемых, находящихся на их территории, независимо от того, где имел место факт пыток. Бездействие США в деле проведения тщательного и заслуживающего доверия расследования случаев пыток в ЦРУ означает, что меры для расследования этих преступлений должны быть приняты другими правительствами.

«Перед лицом отказа администрации Обамы провести расследование и обеспечить судебное преследование высокопоставленных должностных лиц, ответственных за эти тяжкие преступления, необходимы действия других государств, – говорит Рот. – Если президент Обама не воспрепятствует опасному прецеденту безнаказанности за применение пыток, другие страны должны подключиться».