(Берлин) -- 31 мая 2015 года сотрудники милиции Узбекистана задержали правозащитницу и подвергли ее жестокому и унизительному обращению во время 18-часового допроса о ее работе по проблемам принудительного труда, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Милиция и медицинский персонал принудительно ввели Елене Урлаевой седативные препараты и затем подвергли ее принудительному досмотру полостей тела, рентгену и иным видам жестокого обращения.

Международные партнеры Узбекистана, в том числе США, государства Европейского Союза, Международная организация труда и Всемирный банк должны однозначно осудить жестокое обращение по отношению к Урлаевой. Партнеры Узбекистана должны оказать давление на правительство для проведения оперативного, тщательного и эффективного расследования с целью привести виновных к ответственности и обеспечить правозащитникам возможность вести работу по мониторингу без помех и преследований.

Узбекская активистка Елена Урлаева держит плакат: "Требуем расследования пыток"

 

© 2014 Private

«Это злостное нападение на одну из самых храбрых правозащитников в стране не может даже с натяжкой рассматриваться как законное действие правоохранительных органов и требует немедленного, однозначного осуждения», – сказал Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии . «Нападение на Елену Урлаеву показывает, как далеко правительство готово пойти, чтобы скрыть доказательства принудительного труда и принять ответные меры против тех, кто его разоблачает».

31 мая в г. Чиназе Ташкентской области милиция задержала Урлаеву на хлопковом поле, где она фотографировала и брала интервью у работников, собирая свидетельства о принудительном труде на хлопковых плантациях. Урлаева сфотографировала около 60 чиназских врачей, которых местные чиновники заставили работать в поле. Она также взяла интервью у воспитателей детских садов, которые рассказали, что мэр приказал им пропалывать хлопок.

В Узбекистане действует одна их самых крупных в мире государственных систем принудительных работ для производства хлопка, приносящего правительству огромные доходы. Каждый год государство отправляет миллионы своих граждан в поле - сажать, пропалывать и собирать хлопок. Всемирный банк, пообещавший более 450 миллионов долларов для трех проектов по поддержке сельскохозяйственного сектора Узбекистана, заявил, что при обнаружении фактов принудительного труда в ходе проектов финансирование будет остановлено.

Урлаева рассказала Хьюман Райтс Вотч, что, задержав ее в поле, милиция доставила ее в местное отделение, где ее допрашивали в течение 18 часов и обвинили в сокрытии флеш- карты от фотоаппарата.

Она описывает этот инцидент следующим образом:

«В Чиназском РОВД один офицер, не очень высокий, одетый в камуфляжную форму, ударил меня по голове, и они допрашивали меня, где я спрятала карту памяти от фотоаппарата. Они грубо ругали меня и кричали, что я агент Америки, что я за деньги позорю Узбекистан и выдаю другим странам государственные секреты, что они заткнули рты всем другим правозащитникам - врагам государства, и что им осталось разобраться только со мной и с [другим правозащитником]. Они кричали на меня, почему я до сих пор не уехала из [страны], и вношу раздор своими фотографиями и пикетами».

Медицинский работник сделал Урлаевой три седативных инъекций, после которых она почувствовала себя сонливой и слабой.Потом, по ее словам, милиционеры и медицинский персонал положили ее на кровать и раздвинули ноги. Начальник полиции приказал женщине-врачу проверить не спрятано ли во влагалище Урлаевой флеш-картa , что врач и сделала. Врач попросила полицейских принести гинекологический инструмент, и они силой усадили Урлаеву на стул. Сотрудники милиции и мужчина-врач держали ее руки и ноги, а женщина-врач исследовала ее влагалище на предмет нахождения в нем флеш-карты с помощью инструмента, вызвав этим кровотечение.

Затем начальник милиции приказал врачу провести осмотр прямой кишки Урлаевой. После этого милиционеры и медицинский персонал отнесли Урлаеву на носилках в больницу, где ее заставили пройти рентген груди и живота.

В течение всего этого времени Урлаевой не разрешали сходить в туалет, заставляя справлять нужду возле отделения милиции в присутствии милиционеров. Урлаева рассказала что сотрудники милиции в это время снимали ее на видео и угрожали опубликовать видеоролик в Интернете, если она будет жаловаться на то, как с ней обращаются. По словам Урлаевой, все время, проведенное ей в отделении милиции,  сотрудники смеялись над ней, унижали ее, называли «сукой». Ее аппаратура, ноутбук и информационный листок о конвенциях Международной организации труда (МОТ) были конфискованы.

Елена Урлаева , глава ташкентского «Правозащитного альянса Узбекистана», на протяжении многих лет собирала материалы о  нарушениях прав человека в Узбекистане, в том числе о пытках, принудительном труде взрослых и детей на производстве хлопка и нарушениях жилищных прав. Она неоднократно подвергалась преследованиям со стороны властей Узбекистана, включая избиение, принудительное психиатрическое лечение, произвольное задержание, домашний арест и штрафы за мирные протесты.

«Елена Урлаева – одна из немногих оставшихся в Узбекистане правозащитников, она борется за права людей», – сказал Свердлов. «Международные партнеры Узбекистана должны постоять за нее и дать понять правительству Узбекистана, что подобные проявления жестокости по отношению к мирным активистам должны прекратиться».

Члены Совета по правам человека Организации Объединенных Наций, в том числе правительства США и ЕС, должны продемонстрировать свою обеспокоенность удручающей ситуацией в Узбекистане путем создания специальной экспертной позиции для обеспечения устойчивого контроля и отчетности о ситуации с правами человека в стране. В июле досье Узбекистана в области прав человека будет рассмотрено Комитетом по правам человека, ответственным за соблюдение государствами Международного пакта о гражданских и политических правах.

Международные партнеры Узбекистана, в том числе правительства США и ЕС, должны однозначно объявить о конкретных программных последствиях, которые будут иметь место в том случае, если Ташкент не примет срочные меры по предоставлению правозащитникам возможности выполнять свою работу. Последствия должны включать направленные ограничительные меры, такие как отказы в визах и замораживание активов в отношении государственных чиновников, ответственных за серьезные нарушения прав человека.

МОТ, которая действует внутри Узбекистана, осуществляя наблюдение за правами трудящихся, и Всемирный банк, финансирующий в Узбекистане несколько проектов по поддержке реформы сельскохозяйственного сектора, должны жестко отреагировать на данный инцидент как публичным выражением осуждения, так и оказанием давления на правительство Узбекистана, чтобы оно пресекало подобные злоупотребления, заявила Хьюман Райтс Вотч.

МОТ и Всемирный банк должны принять все необходимые меры для предотвращения репрессий против представителей местных общин, журналистов и независимых организаций за их деятельность по наблюдению и информированию о нарушениях прав человека в областях, имеющих отношение к их проектам в Узбекистане. Всемирный банк должен добиться от узбекских чиновников обязательства, обеспеченного правовой санкцией, что независимые активисты, такие как Урлаева, получат беспрепятственный доступ к своим разделам проекта без угрозы репрессий.

Узбекское правительство должно провести быстрое и эффективное расследование задержания Урлаевой и жестокого обращения с ней, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Необходимо также расследовать возможные нарушения медицинской этики со стороны врачей и медицинского персонала, принимавших участие в издевательствах над Урлаевой.

Правительство обязано привлечь к ответственности всех должностных лиц и медицинских работников, виновных в жестоком обращении с правозащитницей,  и выступить с публичным заявлением, подтверждающим права всех граждан, в том числе правозащитников и журналистов, на мирное осуществление своих профессиональных обязанностей и своих прав на свободу выражения мнений, ассоциаций и собраний без помех или возмездия.

«Если многократные обещания президента Узбекистана Ислама Каримова на протяжении многих лет по поводу гарантии свободы слова и поддержки гражданского общества что-либо значили, сейчас настал момент это доказать», – сказал Свердлов. «Только привлечение к ответственности должностных лиц, которые пытают граждан Узбекистана и нарушают их фундаментальные права, покажет, что его слова можно принимать всерьез».