(Берлин, 16 августа 2013 г.) – Власти Казахстана должны незамедлительно освободить адвоката от незаконного принудительного психиатрического задержания и обеспечить ее безопасность, заявила Хьюман Райтс Вотч. Адвокату должен быть немедленно обеспечен доступ к ее законному представителю, а в отношении всех лиц, виновных в незаконном помещении в психиатрический диспансер, должны быть приняты меры по привлечению к ответственности. Заседание гражданского суда по вопросу о принудительной госпитализации Зинаиды Мухортовой назначено на 16 августа 2013 г.

Мухортову неоднократно задерживали и отпускали с февраля 2010 г., в том числе дважды помещали в психиатрический диспансер, после того как она написала президенту Казахстана письмо, в котором пожаловалась на вмешательство депутата парламента в гражданское дело, которым она занималась.

«Каждую минуту, которую Зинаиду Мухортову незаконно удерживают в психиатрическом диспансере, ее основные права грубо нарушаются, - говорит Мира Ритман, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Власти должны немедленно освободить Мухортову».

Власти также должны привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в незаконном задержании Мухортовой, заявила Хьюман Райтс Вотч.

56-летнюю Мухортову задержали 9 августа и принудительно поместили в психиатрический диспансер в Балхаше. Ее адвокат сообщил Хьюман Райтс Вотч, что сестра Мухортовой видела, как ту забирали четверо сотрудников полиции и несколько медиков. 12 августа главврач диспансера не пропустил к Мухортовой ее адвоката Амангельды Шорманбаева и отказался разъяснять основания задержания.

По словам адвоката-правозащитника Шорманбаева, а также по информации распостраненной правозащитной группой "Кадiр-касиет," оснований для принудительного задержания Мухортовой не имеется. На момент задержания ни Мухортовой, ни Шорманбаеву не сообщалось о каком-либо решении суда о принудительном направлении на психиатрическое лечение.

9 августа, узнав о задержании своего клиента, Шорманбаев обратился в прокуратуру в Балхаше с заявлением о возбуждении уголовного дела о «незаконном лишении свободы» и «незаконном помещении в психиатрический стационар».

12 августа Шорманбаев попытался встретиться с Мухортовой в психиатрическом диспансере. Несмотря на то, что по закону у диспансера нет никаких оснований отказывать Мухортовой во встрече с ее законным представителем, главврач не разрешил Шорманбаеву увидеться с клиентом и без дальнейших объяснений предложил ему «идти в прокуратуру». Позднее в тот же день Шорманбаев написал еще одну жалобу в прокуратуру в Балхаше о незаконном принудительном задержании Мухортовой, а 13 августа – аналогичную жалобу в областную прокуратуру в Караганде.

«Власти не могут утверждать, что в Казахстане функционирует верховенство закона, когда Мухортову могут произвольно забрать из дома, принудительно поместить в психиатрический стационар без соблюдения процессуальных норм, а потом не допускать к ней ее адвоката, - говорит Мира Ритман. – Это откровенное нарушение, как законодательства Казахстана, так и международного права».

Юридические проблемы у Мухортовой начались в сентябре 2009 г., когда она написала президенту Казахстана письмо, в котором пожаловалась на вмешательство депутата парламента в гражданское дело, которым она в тот момент занималась. Вскоре после этого власти обвинили ее и трех других подписантов в «заведомо ложный донос» - часть 2 статьи 351 УК РК (). В конце февраля 2010 г., в ходе суда, Мухортову заключили под стражу и подвергли психиатрическому освидетельствованию, по итогам которого у нее диагностировали «хроническое бредовое расстройство».

В августе 2010 г. городской суд Балхаша в связи с недееспособностью вынес решение освободить Мухортову от уголовной ответственности и направить ее на принудительное психиатрическое лечение. Остальные трое получили условные сроки.

В январе 2011 г. Мухортову госпитализировали в Республиканский специализированный психиатрический диспансер в Актасе, где она провела около девяти месяцев.

В видеоинтервью, размещенном онлайн в ноябре 2011 г. казахстанским гражданским активистом Андреем Цукановым, Мухортова заявляла о недозволенном обращении со стороны персонала диспансера: «Мне дали две таблетки – неизвестно какие, даже не проверив мою реакцию на них … А когда я отказалась [глотать], то меня избили и …привязали руки и ноги к кровати».

В сентябре 2011 г. по решению суда условия лечения Мухортовой были изменены. Ее отпустили и разрешили вернуться в Балхаш. Однако в декабре 2011 г. ее принудительно госпитализировали в психиатрический диспансер в Балхаше, где продержали примерно две недели.

В 2012 г. Мухортова написала жалобу на главврача этого диспансера о незаконном содержании в психиатрическом стационаре. К июлю 2013 г. судебное рассмотрение этой жалобы дошло до Верховного суда, который отказался рассматривать ее по существу. Два правозащитника, знакомых с делом Мухортовой, заявили Хьюман Райтс Вотч, что обеспокоены тем, что ее последнее задержание является местью за упомянутую жалобу.

Параллельно Мухортова обжаловала первоначальное решение уголовного суда по ее делу. На основании ее апелляций 26 июля 2012 г. городской суд Балхаша освободил Мухортову от уголовной ответственности по обвинению в «заведомо ложный донос» и предписал властям впредь не подвергать ее принудительному лечению.

В сентябре 2012 г. Мухортова прошла независимое психиатрическое освидетельствование, организованное местной независимой правозащитной группой. Эксперт пришел к заключению, что она «не страдала и не страдает какими-либо умственными расстройствами ни на момент вменяемых [уголовных] деяний, ни в настоящее время».

Недобровольное задержание в связи с состоянием умственного здоровья допустимо только в исключительных обстоятельствах, четко прописанных в законе, по решению квалифицированных работников здравоохранения о том, что человек представляет серьезную и неминуемую опасность для себя самого или третьей стороны, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Такое решение должно подлежать пересмотру независимой инстанцией. Принудительное задержание и лечение при любых иных обстоятельствах – это нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, как оно гарантировано статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), участником которого является Казахстан.

Помимо нарушения права на свободу и личную неприкосновенность принудительное психиатрическое лечение также может составлять бесчеловечное обращение и даже пытки в нарушение статьи 7 МПГПП, тем более, если психиатрическое задержание и лечение являются, как представляется в случае с Мухортовой, формой наказания в отсутствие каких-либо медицинских оснований.

В докладе 2013 г. о нарушениях в здравоохранении спецдокладчик ООН по пыткам отмечал: «По имеющимся данным, произвольное и необоснованное заключение под стражу часто сопровождается и является благоприятной средой для жестокого физического и психологического насилия».

«Нет никаких оснований, чтобы держать Мухортову под замком хотя бы минуту, - говорит Мира Ритман. – Власти должны немедленно обеспечить ее освобождение и исключить повторение такого в будущем».