Семья этого киргизского ребенка работает на табачной плантации близ деревни Достык в Казахстане

© 2009 Moises Saman for Human Rights Watch

(Алматы, 14 июля 2010 г.) - Многие трудовые мигранты, занятые на сезонной работе на табачных плантациях в Казахстане, становятся жертвой обмана и эксплуатации, а порой и оказываются в ситуации принудительного труда, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. Причина - недобросовестность части владельцев индивидуальных табаководческих хозяйств, которые поставляют сырье на Филип Моррис Казахстан - дочернюю компанию международного табачного гиганта Philip Morris International.

В более чем 100-страничном докладе документированы случаи, когда плантаторы отбирали у мигрантов паспорта, не заключали с ними трудовой договор, не платили регулярную зарплату, присваивали себе часть заработанных мигрантами денег и принуждали их к переработке. Хьюман Райтс Вотч также документировано частое использование детского труда: несмотря на повышенную опасность работы с табаком, имели место случаи, когда на плантациях трудились даже 10-летние. Доклад основан на материалах интервью с 68 трудовыми мигрантами в 2009 г., которые в тот момент или раньше работали в Казахстане.

После того как мы довели результаты наших исследований до PMI, в компании обещали принять в 2010 г. ряд мер для исправления выявленных нарушений и предупреждения их в будущем.

«Многие из этих мигрантов - как дети, так и взрослые - фактически попадают в Казахстане в кабалу, - говорит Джейн Бьюкенен, старший научный сотрудник Отделения по Европе и Центральной Азии. - Правительству Казахстана явно нужно делать больше для их защиты, но и Филип Моррис может сыграть немалую роль в том, чтобы искоренить нарушения на всех этапах производства сырья».

Альмира с мужем и 16-летней дочерью в 2009 г. приехала в Малыбай работать на табаке. Хозяин сразу отобрал у них паспорта и требовал, чтобы кроме работы в поле, за которую он, к тому же, рассчитался только в конце сезона, они бесплатно выполняли и работу по дому: стирали, красили и пр.

«Как рабы. Он правда плохо с нами обращался, - рассказывала Альмира. - Конечно, было желание уйти, бросить все, а как? Паспорта у хозяина, денег у нас нет. Уйдешь - тогда вся работа насмарку. А без денег как оттуда даже домой доберешься?»

Правительство Казахстана должно жестче контролировать соблюдение трудового законодательства, привлекать к ответственности недобросовестных работодателей и оперативно и эффективно расследовать поступающие жалобы, отмечает Хьюман Райтс Вотч. PMI и ее дочерние компании, со своей стороны, должны реализовать озвученные намерения в области предупреждения и исправления нарушений.

По экспертным оценкам, каждый год в Казахстан приезжает от 300 тыс. до 1 млн. трудовых мигрантов. В подавляющем большинстве это граждане стран СНГ, которым не нужна виза. Из них тысячи - преимущественно из Киргизии - устраиваются на сезонную работу в табаководстве.

«Нами установлено, что многие трудовые мигранты в табаководческих хозяйствах в 2009 году и в предыдущие годы сталкивались с самыми разными нарушениями: от невыплаты регулярной зарплаты до принудительного труда, - говорит Дж.Бьюкенен. - Желание Филип Моррис Казахстан и Philip Morris International улучшить ситуацию нельзя не приветствовать, но для этого еще понадобятся регулярный независимый мониторинг и последовательная работа».

В 2009 г. нами было документировано 72 случая работы детей на табачных плантациях. Табаководство считается одной из худших форм детского труда, и в этой отрасли использование несовершеннолетних недопустимо. Контакт с табачными листьями и пестицидами для детей особенно опасен. К тому же те, кто работал с родителями, обычно пропускали несколько месяцев занятий в школе.

«Дети долгие месяцы выполняли тяжелую физическую работу наравне с родителями, - говорит Дж.Бьюкенен. - И при этом они еще травились никотином и лишали себя будущего, не получая нормального образования».

Сложившаяся к 2009 г. система оплаты по итогам сезона способствовала не только детскому труду, но и вообще эксплуатации, отмечает Хьюман Райтс Вотч. В конце сезона, который длится восемь - девять месяцев, мигранты (обычно - глава семьи) получали единовременный расчет.

Такая система заставляла многих работников оставаться у недобросовестного хозяина, поскольку смена работодателя была равнозначна потере денег. К тому же многие были вынуждены брать у хозяина в долг деньги или продукты на текущие нужды. Прикреплению работников способствовала и практика, когда хозяин забирал у них паспорта.

«Мы обнаружили шесть семей, которые оказались в ситуации, сходной с принудительным трудом, говорит Дж.Бьюкенен. - Плантатор ничего не платил им до конца табачного сезона, заставлял даром выполнять работу по дому или выращивать другие культуры, да еще и отбирал паспорта, чтобы они не ушли раньше времени».

В нескольких документированных нами случаях работники в результате оказывались в долговой кабале, когда семья по итогам сезона оказывалась должна хозяину, и вынуждена была один или несколько сезонов отрабатывать долг.

Некоторые плантаторы заставляли мигрантов бесплатно выполнять другую работу, не связанную с выращиванием табака.  Работа, выполняемая под угрозой наказания и на которую лицо не давало добровольного согласия, квалифицируется как принудительный труд, запрещенный и международным правом, и законодательством Казахстана.

Когда мы сообщили о выявленных нарушениях PMI, в компании обещали принять меры, в том числе обязать плантаторов заключать с мигрантами трудовой договор и регулярно выплачивать зарплату, а также запретить им отбирать у работников паспорта и использовать детский труд.

В головной компании также заверили нас, что инструктажи для персонала  Филип Моррис Казахстан будут включать вопросы детского и принудительного труда, незаконности изъятия паспортов и необходимости доступа детей трудовых мигрантов к образованию.

PMI и ФМК выразили готовность работать с властями Казахстана  в интересах решения вопроса об учебе детей трудовых мигрантов и организации программ альтернативной детской занятости. В PMI также привлекли независимую экспертную организацию для мониторинга трудовых отношений в Казахстане и на других рынках, где работает компания.

Со стороны правительства Казахстана также требуются надзор и меры принуждения, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Казахстан несет международно-правовые обязательства по защите жертв нарушений вне зависимости от миграционного или трудового статуса человека, - говорит Дж.Бьюкенен. - Правительству пора перестать делать вид, что у мигрантов нет никаких прав, и начать применять жесткие санкции к недобросовестным работодателям».