(Нью-Йорк, 16 декабря 2008 г.) - Испания должна немедленно отказаться от планов экстрадировать в Россию чеченца, которому в таком случае угрожают пытки, заявила Хьюман Райтс Вотч.

В связи с запросом о выдаче Мурата Ахмедовича Гасаева российские власти предлагают Испании «дипломатические заверения» в том, что в России он не будет подвергаться пыткам или иному недозволенному обращению.  Москва выражает согласие на посещение Гасаева в СИЗО испанскими дипломатами. Однако проведенные Хьюман Райтс Вотч исследования свидетельствуют о том, что такие обещания, в том числе и с российской стороны, не могут служить надежной гарантией защиты от недозволенного обращения.

«Похоже, испанские власти хотят любой ценой избавиться от Гасаева, - говорит Джулия Холл, старший эксперт Хьюман Райтс Вотч по проблемам борьбы с терроризмом. - Но предлагаемые Москвой пустые обещания не защитят его от нарушений, такую защиту может обеспечить только полный отказ от экстрадиции».

Россия требует выдачи Гасаева в связи с нападением группы вооруженных лиц на административные объекты в Ингушетии в июне 2004 г. В августе 2004 г. его на трое суток задерживало УФСБ по Республике Ингушетия, он утверждает, что во время допроса подвергался пыткам и недозволенному обращению. Затем его отпустили без предъявления обвинения, и он уехал в Испанию в поисках убежища.

Как представляется, запрос о выдаче основан на последующих показаниях одного из задержанных, который на допросе в ФСБ назвал Гасаева участником июньского нападения. Впоследствии этот человек отказался от показаний, заявив, что подвергался побоям, пытке электрическим током и угрозам в адрес родственников.

Ранее Москва уже нарушала данные США обещания справедливого суда и гуманного обращения применительно к семерым бывшим узникам Гуантанамо, которые были переданы российской стороне в марте 2004 г.

Многочисленные случаи пыток чеченцев и ингушей, подозреваемых в причастности к июньским событиям 2004 г. и другим актам вооруженного сопротивления, подробно описываются в докладе московского правозащитного центра «Мемориал» от сентября 2005 г. «Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия».

«Это дело имеет все признаки ситуации, когда присутствует реальная опасность применения пыток, - говорит Дж.Холл. - Гасаев принадлежит к той категории лиц, которые постоянно подвергаются пыткам, он сам в прошлом подвергался недозволенному обращению, а в обоснование запроса о его выдаче предлагается информация, полученная ФСБ с помощью пыток от другого арестованного. Все это - серьезные тревожные звонки, которые нельзя игнорировать только потому, что испанским дипломатам обещано несколько посещений Гасаева в СИЗО».

Хьюман Райтс Вотч уже доводила эти озабоченности до испанского правительства в мае 2008 г. В ноябре Национальная судебная коллегия - федеральная инстанция, рассматривающая дела о национальной безопасности, предписала испанским властям провести консультации с Советом Европы, чтобы определить возможность мониторинга обращения с Гасаевым. Вероятнее всего, такой мониторинг должен был бы осуществляться Европейским комитетом по предупреждению пыток (предварительных консультаций с ним до решения Национальной судебной коллегии не проводилось).

Последний неоднократно выражал серьезную обеспокоенность в связи с пытками и недозволенным обращением со стороны сотрудников силовых структур в Чечне. Комитет трижды за последние годы публично высказывал свое осуждение пыток в Чечне и их практически полной безнаказанности.

В качестве альтернативного решения Испания предложила договоренность с российской стороной о последующих посещениях Гасаева  сотрудниками испанского посольства в Москве. 1 декабря эта договоренность была одобрена Национальной судебной коллегией. 15 декабря Европейский суд по правам человека отказался удовлетворить ходатайство Гасаева о применении временной судебной меры для приостановления его выдачи.

Хьюман Райтс Вотч документирован вопиющий случай, когда российские власти сначала обещали обеспечить доступ наблюдателям в места содержания под стражей, однако впоследствии отказались допускать их.

Речь идет о событиях 2003 г., когда российская сторона отказала делегации Европейского суда по правам человека в доступе к пятерым экстрадированным из Грузии чеченцам, хотя ранее обещала суду, что эти лица будут иметь беспрепятственный доступ к надлежащей медицинской и правовой помощи, а также к самому Европейскому суду. В апреле 2005 г. суд признал нарушение Россией Европейской конвенции о правах человека, выразившееся в препятствовании судебной миссии по установлению фактов и в отказе ей в доступе к заявителям. Суд также постановил, что выдача в Россию одного из остававшихся в Грузии подозреваемых была бы нарушением запрета пыток, несмотря на наличие российских заверений о гуманном обращении.

Испанские дипломаты не смогли бы гарантировать безопасность Гасаева, даже если бы им действительно разрешили свидания с ним. Пытки обычно применяются негласно и зачастую таким образом, чтобы не оставлять следов (психологическое давление, сексуальные посягательства, электрошок). Арестованные, со своей стороны, часто боятся рассказывать об этом мониторинговым миссиям, опасаясь последствий для себя или своей семьи.

«В прошлом Россия уже нарушала гарантии доступа для наблюдателей, - говорит Дж.Холл. - В любом случае, последующий мониторинг не может обеспечить защиту арестованного от давления, которое безнаказанно практикуется втайне от посторонних глаз».