(Нью-Йорк) – Филиппинские власти должны энергично осуществлять уголовное преследование сил безопасности, ответственных за внесудебные казни сотен людей в последние годы, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

84-страничный доклад "Запуганные к молчанию: безнаказанность внесудебных казней на Филиппинах" основан на более чем 100 интервью и подробно рассказывает о причастности правительственных сил безопасности к убийствам или "исчезновениям" членов левацких политических партий и НПО, журналистов, критически настроенных представителей духовенства, участников движения против минирования и активистов сельскохозяйственных реформ. До настоящего времени нет ни одного случая реального уголовного преследования хотя бы одного из военнослужащих, причастных к внесудебным казням последнего времени.

"Налицо все признаки 'грязной войны', развязанной военными против левых активистов и журналистов, - говорит Софи Ричардсон, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Азии. - Отсутствие уголовного преследования солдат и полицейских, подозреваемых в этих убийствах, заставляет возлагать ответственность на высшее руководство страны".

В то время как за десятилетия вооруженного конфликта между правительством и коммунистической Новой народной армией произвол стал уже обыденным явлением, представляется, что эскалация внесудебных расправ началась с февраля 2006 г., когда президент Глория Макапагал Арройо обвинила левацкие политические силы в поддержке военных заговорщиков. В июне 2006 г. президент объявила о начале "тотальной войны" против ННА, что могло послужить сигналом о вседозволенности для силовиков. Сама ННА продолжает совершать нарушения прав человека, включая похищения и внесудебные расправы, которые также были осуждены Хьюман Райтс Вотч. Однако такие действия повстанцев не оправдывают ответного произвола со стороны военных или гражданских властей, практикующих внесудебные казни и насильственные исчезновения в отношении самых различных лиц, в том числе представителей политических группировок или гражданских организаций, симпатизирующих повстанцам.

В большинстве документированных Хьюман Райтс Вотч случаев жертвы политических убийств принадлежали к легальным политическим партиям или организациям, которые, как утверждают военные, поддерживают коммунистов. При этом ни в одном из рассмотренных нами случаев речь не шла о прямом вооруженном сопротивлении силам безопасности или о каком-либо участии в военных операциях ННА. Как представляется, в каждом случае человек становился объектом целенаправленной ликвидации.

Утром 29 мая 2006 г. в своей машине в Табако, провинция Альбай, тремя неизвестными на мотоцикле был застрелен бывший командир ННА в Биколе Сотеро Лламас. В 1995 г. он был осужден за членство в ННА, в следующем году освобожден, консультировал мирный процесс, после чего стал одним из основателей партии "Байан муна". В феврале 2006 г. оказался в числе обвиненных в подготовке вооруженного переворота с целью свержения президента Арройо (в общей сложности в деле фигурировал 51 человек). Суд отклонил обвинение, однако прокуратура впоследствии возбудила повторное дело, которое на момент покушения все еще рассматривалось.

Трое очевидцев, в настоящее время вынужденных скрываться, рассказали Хьюман Райтс Вотч о причастности военных к смерти пастора Церкви Христовой на Филиппинах Энди Павикана 21 мая 2006 г. По дороге домой из церкви пастора с 7-месячной дочерью, его жену и трех женщин остановили около 20 солдат. Женщинам, в том числе и супруге пастора, разрешили идти дальше, в то время как самого Павикана с дочерью на руках задержали. Примерно через полчаса спутники пастора услышали "стрельбу", но были слишком напуганы, чтобы попытаться выяснить, в чем дело. Через некоторое время солдаты передали ребенка теще пастора. Девочка была вся в крови, но сама не пострадала. На следующий день солдаты из местного 48-го пехотного батальона сказали жителям, что пастор оказал сопротивление и его пришлось застрелить.

Хьюман Райтс Вотч также установлено, что филиппинское правительство систематически не выполняет своих обязательство по международным договорам о правах человека в части привлечения к ответственности лиц, причастных к политическим убийствам, и тем самым отказывает родственникам жертв в правосудии. Одним из очевидных препятствий является заметное нежелание военного руководства в принципе признавать возможность юридической ответственности командиров и начальников за действия подчиненных. Начальник генерального штаба филиппинских вооруженных сил генерал Эрмогенес Эсперон заявил журналистам, что "преступления совершают конкретные люди".

Филиппинская полиция также нередко объявляет дело "раскрытым", как только установлен подозреваемый и обвинение передано прокуратуре или суду, даже если доказательства и показания настолько малоубедительны, что возникают серьезные сомнения в перспективах уголовного преследования. Предполагаемый преступник почти всегда находится на свободе и во многих случаях едва ли вообще может быть когда-нибудь задержан. В интервью Хьюман Райтс Вотч родственники пострадавших говорили, что полиция ничего или почти ничего не сообщает им о ходе расследования и что полицейских мало волнуют проблемы семьи. По словам вдовы: "У нас не было никаких контактов [с полицией] после убийства… Поэтому мы им не доверяем. Уже почти два месяца прошло, а результатов следствия не видно".

"Вооруженные силы служат интересам государства, однако государство не использует свою власть там, где это прежде всего необходимо - для защиты мирного населения, - говорит С.Ричардсон. - Жертвы и их семьи заслуживают лучшего обращения".

В ответ на растущее международное давление президент Арройо в августе 2006 г. создала специальную оперативную полицейскую группу, которой было поручено раскрыть 10 дел за 10 недель. К концу установленного срока эта группа заявила о "раскрытии" 21 дела, которое выразилось в передаче в суд материалов по установленным подозреваемым - все члены Компартии Филиппин или ННА. При этом только 12 подозреваемых находились под стражей.

Тогда же президентом была создана комиссия Мельо для дополнительного расследования убийств журналистов и левых активистов после 2001 г. В итоговом докладе, который был обнародован только под давлением спецдокладчика ООН по внесудебным казням Филипа Олстона, не содержалось никакой новой информации фактического или аналитического характера. На слушаниях военным и полицейским не разъяснялось неверное понимание ими командной ответственности. Вместо этого комиссия пространно обсуждала с ними важность нейтрализации угрозы со стороны ННА. Срок полномочий комиссии истекает 30 июня 2007 г.

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что при всех заявлениях правительства о принимаемых мерах по исправлению нарушений реально для прекращения убийств или уголовного преследования виновных почти ничего не предпринимается. На бумаге действует программа защиты свидетелей, имеются специальные суды для рассмотрения дел о политических убийствах и различные оперативные группы и правительственные комиссии, однако все эти меры убедительным образом не реализуются. Это создает настроения страха, в особенности в соответствующих сельских районах, где люди боятся повторения произвола со стороны военных. Свидетели и родственники жертв также опасаются репрессалий в случае сотрудничества с полицией.

Хьюман Райтс Вотч призвала филиппинское правительство немедленно издать директиву вооруженным силам и полиции с подтверждением недопустимости внесудебной казни любого лица. Международная правозащитная организация также призвала США рассмотреть вопрос о замораживании военной помощи Филиппинам до тех пор, пока военнослужащие, подозреваемые в причастности к политическим убийствам, не будут привлечены к уголовной ответственности.

"Дела говорят лучше слов, и единственным реальным доказательством желания правительства положить конец этим убийствам будет привлечение виновных к ответственности по суду, - говорит С.Ричардсон. - До тех пор пока администрация Арройо, армия и полиция не будут выполнять своих обязательств по расследованию преступлений и уголовному преследованию виновных, даже если таковые принадлежат к силам безопасности, убийства на Филиппинах будут совершаться безнаказанно".

Свидетели рассказывают

    В данный момент я получаю записки, где говорится, что кто-то будет следить за членами семьи. Я не знаю, предупреждение ли это или угроза. В некоторых записках говорится, что он знает, кто убил моего отца и что я должна поговорить с ним. Я не знаю, кто это. У меня есть только номер… Около двадцати всего. Вроде как "не надо разбираться с этим, а то мы до твоей семьи доберемся".

    Мэрилин Лламас, 21 сентября 2006 г.

    [Один свидетель] уже исчез. Другие боятся ситуации здесь. Боятся, что их тоже станут убивать, потому что предупреждали, что вернутся и убьют, если они будут рассказывать об этом… Боюсь, что и семьи их могут убить, если они говорить об этом начнут… Если я стану настаивать - страшно становится, что случиться может. Так что я не знаю, будут ли я настаивать [на расследовании].

    Женщина (имя и дата не разглашаются), 2006 г.

    Когда сестру забрали, меня вызывали следователи из полиции… Ну ладно, пошла. Попросили показания дать, я им то же самое сказала, что и вам сейчас. Но я заметила, что следователь не записывал ничего… Они ничего не сделали.

    Женщина (имя и дата не разглашаются), 2006 г.