(Варшава) – Власти Таджикистана предпринимают недостаточно усилий для проведения расследований и судебного преследования по фактам насилия в семье, а ситуация с оказанием помощи пострадавшим далека от удовлетворительной, говорится в публикуемом сегодня докладе Human Rights Watch по этому вопросу. Несмотря на определенный прогресс по ряду направлений, уголовная ответственность за семейное насилие как таковое законом по-прежнему не предусмотрена, а пострадавшие от насилия в семье женщины не обеспечиваются надлежащей защитой, доступом к убежищам и другим службам помощи.

В 93-страничном докладе «“Насилие на каждом шагу”. Недостаточное реагирование государства на проблему семейного насилия в Таджикистане» задокументированы факторы, препятствующие оказанию помощи жертвам насилия и отправлению правосудия. Действующее законодательство гарантирует пострадавшим право на защиту и социальную помощь, однако в ходе исследования Human Rights Watch были выявлены существенные изъяны в реагировании правоохранительных и судебных органов на случаи семейного насилия, в том числе нежелание проводить расследования по заявлениям о насилии, отказ от вынесения защитного предписания или необеспечение выполнения его условий и отношение к семейному насилию как к мелкому правонарушению. Human Rights Watch также публикует видео, где пострадавшие от насилия в семье рассказывают о проблемах, с которыми им пришлось столкнуться при попытке найти защиту.

Таджикистан: Факторы, препятствующие оказанию помощи жертвам семейного насилия

Власти Таджикистана предпринимают недостаточно усилий для проведения расследований и судебного преследования по фактам насилия в семье, а ситуация с оказанием помощи пострадавшим далека от удовлетворительной.

«То, как в Таджикистане реагируют на обращения пострадавших от семейного насилия, зачастую оставляет их в опасности, – говорит Стив Свердлов, старший исследователь Отделения Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Должностные лица пренебрегают своими обязанностями по исполнению соответствующего закона».

В 2013 г. в Таджикистане был принят Закон «О предупреждении насилия в семье», в рамках которого реализуются такие важные меры, как проведение информационно-разъяснительных кампаний и укомплектование некоторых отделений милиции сотрудниками-женщинами, прошедшими специальную подготовку. Однако сами пострадавшие, адвокаты и сотрудники служб помощи говорят, что милиция зачастую игнорирует этот закон, а жертвам насилия не обеспечивается ни надлежащая защита от издевательств, ни доступ к приютам.

В ситуации, когда далеко не все случаи попадают в поле зрения властей, а систематический сбор статистических данных не налажен, оценить реальные масштабы семейного насилия в Таджикистане довольно трудно, однако местные и международные группы считают, что это явление распространено повсеместно. Организация «ООН-женщины» (структура ООН по вопросам гендерного равенства), основываясь на данных правительства Таджикистана, в 2016 г. сообщала, что с насилием в семье сталкивается по меньшей мере 20% женщин и девочек. В ноябре 2018 г. Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин выразил обеспокоенность в связи с тем, что «случаи гендерного насилия в отношении женщин по-прежнему широко распространены, но не получают достаточной огласки», особо отметив, что в Таджикистане «не предусмотрена уголовная ответственность за гендерное насилие в отношении женщин, включая бытовое насилие, изнасилование в браке и сексуальное насилие».

Мы проинтервьюировали свыше 80 человек, среди которых – 55 женщин, пострадавших от семейного насилия, а также работники милиции, адвокаты, сотрудники приютов, кризисных центров и других служб помощи, государственные чиновники и представители ООН, ОБСЕ и других международных организаций, реализующих проекты, которые связаны с противодействием насилию в отношении женщин.

Правительство Таджикистана оставило без ответа как наши запросы о предоставлении информации касательно реализации принятого в 2013 г. Закона «О предупреждении насилия в семье», так и наши предложения прокомментировать результаты исследования.

Женщины, с которыми мы беседовали, рассказывали о многолетних издевательствах (обычно со стороны мужа или партнера), включая изнасилование, нанесение колото-резаных ран, удушение, избиение острыми и тяжелыми предметами, такими как лопата, кочерга, утюг, табуретка и проч. Их лишали пищи и новой одежды, запрещали им пользоваться кухней и санузлом. Наши собеседницы рассказывали о полученных в результате истязаний травмах, таких как повреждение жизненно важных органов и внутреннее кровотечение, сотрясение мозга, черепно-мозговые травмы, перелом челюсти, множественные гематомы, а также психоэмоциональный стресс.

«После того как муж побил меня, на следующее утро я с трудом сбежала из дома, пришла в городскую прокуратуру вся в крови», – рассказывала HRW 28-летняя женщина, которая четыре года подвергалась издевательствам и изнасилованиям в браке. В прокуратуре, по словам женщины, ее даже не выслушали до конца: «Разве ты не сама виновата?» Позвонили мужу, потом сказали: «Всё будет хорошо, иди домой».

Закон «О предупреждении насилия в семье» дает органам внутренних дел и суду право выдавать временное или долгосрочное защитное предписание, которое предусматривает для лица, совершившего насилие, «запрещение всякого рода насилия в отношении потерпевшего» и запрет на осуществление контактов между причинителем насилия и его жертвой. Однако многие пострадавшие от семейного насилия рассказывали, что в милиции им либо ничего не говорили о защитном предписании, либо не обеспечивали соблюдения его условий, либо не наказывали причинителя насилия за их нарушение. Нами установлено, что причинители насилия редко привлекаются к уголовной ответственности и предстают перед судом.

«Причинители насилия должны привлекаться к ответственности, – заявил Стив Свердлов. – В противном случае они получают сигнал о допустимости такого поведения».

В Таджикистане также наблюдается острый дефицит служб помощи. На всю страну с почти 9-миллионным населением есть только четыре специализированных приюта для пострадавших от семейного насилия, что намного меньше предусмотренных международными стандартами минимальных нормативов. Помощь оказывается преимущественно силами неправительственных организаций. Существует сеть женских ресурсных центров, которые поддерживаются государством, однако квалифицированных специалистов в области социально-психологической и психиатрической помощи практически нет. Почти недоступна и юридическая помощь, включая представление интересов потерпевших в делах о разделе имущества при разводе.

И сами пострадавшие от насилия в семье, и профильные активисты отмечают, что даже в женских ресурсных центрах и приютах при оказании психологической помощи акцент нередко делается на примирении жертвы с насильником, а не на том, чтобы в случае жестокого и продолжающегося насилия обеспечить пострадавшей стороне защиту, помощь и доступ к правосудию. По словам женщин, их нередко убеждали вернуться в жестокий брак, где они продолжали подвергаться насилию.

Причинами семейного насилия также являются экономическая зависимость женщины от причинителя насилия и ее боязнь лишиться опеки над детьми. Как рассказывали нам многие женщины, они оставались в жестоком браке или даже пытались вернуть бросивших их мужей-насильников только потому, что в противном случае им самим и их детям пришлось бы голодать.

В Таджикистане женщина обычно живет в семье мужа, поэтому после развода проблема жилья строит предельно остро. В законодательстве существует положение о вселении, согласно которому суд выделяет разведенной женщине и ее детям часть жилой площади в доме бывшего мужа и его родственников. Вселение создает ситуацию чрезвычайно высокого напряжения и чревато риском дальнейшего насилия.

К числу других вредных практик, способствующих повышению риска насилия в семье, относятся многоженство, незарегистрированные, принудительные и детские браки. При этом необходимо отметить, что правительство предпринимает определенные шаги по борьбе с этими явлениями, в частности, минимальный возраст вступления в брак был повышен до 18 лет, разрабатываются также меры по обеспечению обязательной государственной регистрации брака.

Правительству Таджикистана следует скорректировать законодательство с целью введения уголовной ответственности за семейное насилие, отмечает HRW. Необходимо обеспечить выдачу защитных предписаний и соблюдение их условий, а также проведение расследований и судебное преследование по фактам насилия в семье. Должностные лица в случае ненадлежащего исполнения своих обязанностей должны привлекаться к дисциплинарной ответственности.

Государство также должно оказывать поддержку приютам и службам медицинской, социально-психологической и юридической помощи для пострадавших от семейного насилия, в том числе посредством расширения юридической помощи и увеличения числа приютов. Необходимо скорректировать положение о вселении и разработать механизмы предоставления жилья на длительный срок уязвимым категориям населения, включая жертв семейного насилия.

Международные партнеры Таджикистана, в том числе международные агентства по оказанию помощи, должны требовать от правительства введения уголовной ответственности за семейное насилие, а также продолжать поддержку приютов, доступного жилья на длительный срок и других услуг для пострадавших от насилия в семье.

«Приоритетом для властей Таджикистана должна быть защита женщины от издевательств, а не побуждение вернуться в опасное окружение, – говорит Стив Свердлов. – В интересах безопасности женщин Таджикистан должен обеспечить проведение расследований и судебное преследование по фактам семейного насилия, достаточное число приютов и доступ пострадавших к другим службам помощи».