Обновление: 7 июля президент Путин подписал пакет законопроектов Ирины Яровой, ужесточающих ответственность за террористические и экстремистские преступления.

24 июня, в последний день работы нынешнего состава Госдумы перед летними каникулами и сентябрьскими парламентскими выборами, депутаты собираются сразу во втором и третьем чтении – принять пакет поправок, катастрофически ущемляющих свободу выражения мнений, свободу совести и право на неприкосновенность частной жизни. Делается это под флагом защиты граждан от террористических и экстремистских угроз, однако на деле речь идет о беспрецедентном ужесточении государственного контроля за самыми разными аспектами жизни общества. Масштабный пакет поправок стал известен как «закон Яровой» (ЕР) по фамилии председателя думского Комитета по безопасности, где он изначально зародился и где шла основная работа по доведению его до готовности.

Пожалуй, самой одиозной новеллой стало предложение лишать россиян гражданства за службу в силовых структурах или работу в судебных органах иностранного государства, работу без согласия компетентных органов в «международных организациях, в деятельности которых РФ не принимает участия» (что это должно означать, известно, видимо, только авторам – а возможно, им тоже неизвестно), а также за совершение целого ряда преступлений террористической и экстремистской направленности. Последние могут включать, среди прочего, возбуждение вражды в отношении национальной, социальной или религиозной группы - по очень проблематичной 282-й статье российского УК, которую власти уже не раз задействовали для подавления инакомыслия.

Именно пункт о гражданстве вызвал самое скандальное освещение в СМИ, когда в начале недели в думской базе появилась последняя версия законопроекта, вынесенная на голосование. И неудивительно: ведь российская Конституция гласит, что «гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его» - без каких-либо оговорок и исключений.

Сторонники законопроекта подчеркивали, что такая мера не приведет к росту числа апатридов (побойтесь Бога!), ведь норма должна применяться только к тем, у кого есть другое гражданство или гарантии его приобретения, однако это не добавляло их доводам ни внятности, ни конституционности.

Медийный ажиотаж, поднявшийся вокруг вопросов гражданства, между тем отодвинул на второй план другие чрезвычайно тревожные положения «закона Яровой», требующие серьезного обсуждения и оценки на предмет соответствия гарантиям основополагающих прав и свобод. Речь идет о следующем:

Операторов мобильной связи и интернет-провайдеров хотят обязать хранить все содержание коммуникаций абонентов и пользователей в течение полугода, а метаданные – в течение трех лет. Это требование вводится в интересах силовиков, которые могут захотеть получить доступ к такой информации. При этом ни издержки, ни неприкосновенность частной жизни никого не волнуют.

Обязательное предоставление всеми мессенджерами ключей шифрования. Вообще-то в большинстве таких сервисов, включая WhatsApp, ключи находятся только у пользователей. И что же тут с точки зрения законодателей должен делать провайдер сервиса? Похоже, они были не в курсе – или просто об этом не задумывались. Как не задумывались и о неприкосновенности частной жизни.

Запрет миссионерской деятельности «вне специально отведенных мест». То есть запрещается «публичное совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; распространение религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов, иных предметов культового и религиозного назначения; публичный сбор пожертвований на религиозные нужды; проведение молитвенных и религиозных собраний и (или) выступление на них; проповедническую деятельность». Про свободу совести авторы этой нормы со всей очевидностью не задумывались.

И на закуску – восстановление пресловутой советской статьи за недонесение о планируемом, совершаемом или совершенном преступлении соответствующей направленности. Да-да, как в старые добрые времена, вплоть до того, что священник, видимо, обязан сообщать компетентным органам о том, что ему стало известно на исповеди. При этом сокровенным знанием о том, в чем может состоять «планирование» и какая степень осведомленности достаточна для привлечения за недонесение, обладают опять лишь авторы законопроекта. Или опять же – не обладают.

Вечером 22 июня вроде бы уже одобренный комитетом по безопасности текст ко второму и третьему чтению внезапно исчез из думской базы. Около полудня 23 июня официозное информагентство ТАСС сообщило, что законопроект дорабатывается и что скандальные положения о гражданстве из него исключены. Агентство вроде бы получило текст последней версии, но опубликован текст не был. Так что менее чем за сутки до окончательного голосования у нас (и видимо, у многих депутатов) нет внятного представления о том, что же все-таки было вычеркнуто, а что осталось или поменялось.

Трудно отделаться от ощущения, что включение и исключение норм о гражданстве были своеобразным отвлекающим маневром с целью сначала напрячь публику, а потом дать людям выдохнуть с облегчением, хотя даже в подправленном виде «закон Яровой» прямой дорогой ведет к беспрецедентному ограничению свободы выражения мнений и других основополагающих свобод в России.

PS (24 июня 2016 г.): Текст, по которому в результате состоялось голосование, появился в базе Госдумы непосредственно в день голосования, 24 июня. Из него, действительно, были исключены положения об утрате гражданства, кроме того исчез предлагавшийся запрет на выезд из страны на время судимости. Остальные проблемные поправки в основном остались без изменений. Около 12:30 дня 24 июня 2016 г. "закон Яровой" был принят Государственной Думой Российской Федерации.