(Нью-Йорк, 27 ноября 2008 г.) - В рамках усилий по борьбе с ВИЧ-инфекцией среди наркопотребителей правительства всех стран должны принять новые и расширить охват существующих программ обмена шприцев и эффективного лечения наркозависимости, заявила Хьюман Райтс Вотч накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом 1 декабря.

«Распространение ВИЧ-инфекции во всем мире усугубляется недостаточной доступностью программ обмена шприцев и метадоновой заместительной терапии, хотя оба метода доказанно сокращают наркопотребление, - говорит Джо Эймон, директор программы Хьюман Райтс Вотч «ВИЧ/СПИД и права человека». - Их эффективность известна уже несколько десятилетий, но многие правительства и международные доноры либо уделяют им недостаточное внимание, либо вообще отказываются внедрять их».

Если не учитывать Африку южнее Сахары, до 30% новых случаев заражения приходится на потребителей инъекционных наркотиков, в то время как и там инъекционное наркопотребление получает все более широкое распространение. Международные институты в области здравоохранения и контроля за наркотиками, включая Управление ООН по наркотикам и преступности, ЮНЭЙДС и Всемирную организацию здравоохранения, неизменно выступают за комплексный подход к снижению вреда, в том числе в пользу обмена шприцев и медикаментозного лечения (например, метадонового), как в местах заключения так и в обществе в целом, считая это важным инструментом профилактики и лечения ВИЧ/СПИДа среди наркопотребителей.

Несмотря на широкое признание и убедительный массив фактов, свидетельствующих об эффективности этих методов, они остаются недоступными для подавляющего большинства тех, кто нуждается в такой помощи.

Приблизительно 80% потребителей инъекционных наркотиков живут в странах с развивающейся или переходной экономикой, многие из этих людей вообще не имеют доступа к услугам ВИЧ-профилактики. Как с сожалением отметил в связи с этим генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун: «Оценки по 94 странам с низким и средним уровнем дохода показывают, что доля потребителей инъекционных наркотиков, пользующихся теми или иными профилактическими услугами, в 2005 г. составляла 8%, что свидетельствует практически о пренебрежении нуждами этой группы самого высокого риска». При этом многие страны, обеспечивающие достаточно широкий охват мер по снижению вреда, успешно противостоят эпидемии ВИЧ/СПИДа.

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что особенно острая ситуация сложилась в тюрьмах и изоляторах временного содержания, где лечебно-профилактические услуги почти недоступны, а опасное поведение широко распространено. Обычно в местах лишения свободы доля ВИЧ-инфицированных значительно выше, что во многом связано с повышенной частотой попадания туда наркопотребителей и недоступностью необходимых услуг. Многие заключенные, страдающие опиоидной зависимостью, вынуждены проходить через резкую «ломку» и неоправданно испытывают болезненные психические и физические проявления синдрома отмены.

Хьюман Райтс Вотч также обращает внимание на нарушения прав человека, которыми сопровождается принудительная реабилитация или лечение наркопотребителей. В некоторых случаях человека на месяцы или годы могут лишить свободы без соблюдения процессуальных гарантий. В условиях, когда нередко отсутствуют базовые медицинские возможности, такое «лечение» сводится к бесплатным исправительным работам, а иногда сопровождается еще и физическими и психологическими издевательствами.

«1 декабря многие будут анализировать, насколько далеко мы продвинулись в оказании услуг по профилактике и лечению ВИЧ/СПИДа, и это действительно важно, - говорит Дж.Эймон. - Но нельзя забывать и том, что нам не удается призвать правительства к ответу за отказ внедрять эффективные методики и лишение заключенных и наркопотребителей доступа к жизненно важным инструментам ВИЧ-профилактики и лечения наркозависимости».

Некоторые данные о наркопотреблении и ВИЧ-инфекции

По данным экспертной группы ООН в области ВИЧ-инфекции и наркопотребления, в 9 странах уровень распространения ВИЧ-инфекции среди наркопотребителей превышает 40%, еще в 5 странах находится в пределах 20 - 40%. В абсолютных цифрах лидируют Китай, США и Россия, где этот показатель оценочно составляет 19, 22 и 74 процента соответственно.

  • В России свыше 64% ВИЧ-позитивных лиц заразились через инъекционное употребление наркотиков, которое остается основным источником эпидемии. Метадон и бупренорфин запрещены законом, доступ к стерильным шприцам властями ограничивается.
  • На Украине потребителями инъекционных наркотиков являются почти 70% ВИЧ-позитивных лиц, в 2007 г. примерно половина новых случаев заражения была связана с инъекционной практикой. В последние годы охват программ снижения вреда расширяется, однако остается недостаточным. Многих отталкивают нарушения прав, в частности связанные с арестами наркопотребителей, приходящих в профилактические центры.
  • В Китае в 2007 г. почти половина новых случаев заражения приходилась на инъекционное употребление наркотиков, ВИЧ-инфекция широко распространена среди наркопотребителей. По данным исследований, этот показатель в провинциях Гуанси, Юньнань, Синьцзян, Сычуань, Гуандун и Нинся колеблется от 10 до 80%, в целом по стране он составляет 8 - 19%.
  • Во Вьетнаме, где число ВИЧ-позитивных лиц больше чем удвоилось с 2000 г., эпидемия подпитывается инъекционным наркопотреблением: по оценкам, ВИЧ-позитивными являются до 65% наркопотребителей. Раздача презервативов и шприцев может послужить поводом для привлечения к уголовной ответственности, вследствие чего программы снижения вреда вынуждены действовать подпольно, а доступ наркопотребителей к ним затруднен.
  • На Маврикии наркопотребители составляют 86% ВИЧ-позитивных лиц, и обеспечивают подавляющее число новых случаев заражения.
  • Инъекционное наркопотребление также широко распространено в Африке южнее Сахары, в том числе в Танзании, где при общем снижении доли ВИЧ-позитивных лиц среди населения их доля среди потребителей инъекционных наркотиков превышает 40%, а также в Кении, где ВИЧ-позитивными являются 60% ПИН.

В Великобритании и Австралии принятые в самом начале активные меры позволили сдержать потенциально серьезную эпидемию среди наркопотребителей, и доля ВИЧ-позитивных лиц среди этой категории населения остается низкой. В тех странах Западной Европы, где программы снижения вреда внедрялись позже, как во Франции, Италии и Испании, эпидемия приняла намного более широкие размеры, но в итоге благодаря принятым мерам ситуация была стабилизирована. В Польше активное реагирование, включая обмен шприцев и другие адресные меры для потребителей инъекционных наркотиков, также помогли сдержать эпидемию среди этой группы риска и избежать ее распространения на другие слои населения.

Некоторые данные о программах снижения вреда в местах заключения

Медикаментозное лечение (в частности, на основе метадона или бупренорфина) предоставляется заключенным только в 33 странах, однако нередко только в тех случаях, когда человек проходил такое лечение еще до лишения свободы. Обмен шприцев доступен для заключенных только в 8 странах, несмотря на неоднократные рекомендации ООН и убедительные доказательства того, что такие программы могут безопасно и эффективно работать в тюрьмах.

  • В США по меньшей мере 20% ВИЧ-позитивных лиц в какой-то момент находились в местах заключения. Каждый пятый заключенный отбывает срок за преступления, связанные с наркотиками, еще очень многие сидят за преступления, совершенные с целью приобретения наркотиков. При этом большинство заключенных лишены доступа к комплексным программам снижения вреда. Метадон, как правило, недоступен, во многих тюрьмах суровые санкции за употребление наркотиков отсекают от лечения наиболее нуждающихся в нем.
  • На Украине, где сложилась самая тяжелая в Европе ситуация, ВИЧ-позитивными являются, по оценкам, 13% заключенных. С 2006 г. в стране предпринимаются важные шаги по расширению доступности метадона и бупренорфина, однако на заключенных это пока не распространяется.
  • В Швеции по меньшей мере половина поступающих в тюрьмы заключенных относятся к числу регулярно употребляющих инъекционные наркотики, а инъекционная практика обеспечивает почти треть новых случаев заражения. Медикаментозное лечение официально не запрещено, однако пенитенциарная политика предусматривает прекращение метадоновой терапии при лишении свободы лиц, ранее успешно проходивших лечение.
  • Во Вьетнаме ВИЧ-позитивными являются почти 30% заключенных, в некоторых учреждениях этот показатель достигает 40%.
Некоторые данные о принудительном «лечении» наркопотребителей
  • С 2003 г. тысячи человек в Таиланде прошли через военно-полицейские «лечебные центры» без какого-либо клинического освидетельствования на наличие наркозависимости. Многие в течение длительного времени фактически содержались под стражей, «реабилитация» зачастую осуществлялась военными, а главным способом «лечения» была строевая подготовка. Такая принудительная методика приводит к долгосрочным негативным последствиям для здоровья и прав наркопотребителей, поскольку многие впоследствии избегают любого лечения или обращения к любым государственным услугам здравоохранения, опасаясь ареста или полицейских санкций.
  • В Китае до 350 тыс. человек проходят принудительную стационарную дезинтоксикацию и «трудовое перевоспитание», в такой центр человека могут отправить на срок до шести лет без суда и процессуальных гарантий, по одному только подозрению в употреблении наркотиков. «Пациенты» привлекаются к обязательному бесплатному труду, производя, в частности, мелкие сувениры для туристов. «Лечение» сводится в основном к декламации лозунгов («Наркотики - это плохо, я плохой») и строевой подготовке.
  • В Индии наркопотребителей «в лечебных целях» изолируют, приковывают цепью, лишают еды и заставляют работать. Их сажают в клетку, избивают, иногда вводят препараты, применение которых в других странах прекращено из-за побочных последствий.
  • В России в некоторых учреждениях к наркопотребителям применяется «палочная терапия», во время дезинтоксикации их приковывают к кровати и оставляют без препаратов, которые могли бы снять болезненные симптомы абстинентного синдрома. Добровольно приходящих на лечение запирают в стационаре, иногда со смертельным исходом. В 2006 г. 46 молодых женщин погибли во время пожара в одном из московских наркодиспансеров, персонал которого бросил пациентов за закрытыми окнами и дверями.