Лица, отбывающие сроки по политически мотивированным обвинениям в Узбекистане.

(Варшава, 26 сентября 2014 г.) – Правозащитники, журналисты и другие лица, лишенные свободы в Узбекистане по политически мотивированным обвинениям, подвергаются пыткам и содержатся в нечеловеческих условиях. Нередко осужденному произвольно добавляют срок на годы. Узбекистан относится к государствам с самой неблагополучной ситуацией с правами человека, тысячи людей в этой стране незаконно лишены свободы за мирную реализацию своего права на свободу выражения мнений.

121-страничный доклад «“До самого конца”. Лишение свободы по политическим мотивам в Узбекистане» содержит новую тревожную информацию о судьбе 34 из числа самых известных людей, оправленных за решетку по политически мотивированным обвинениям, включая двоих журналистов, установивших мировой рекорд по продолжительности тюремного заключения, и целый ряд других осужденных, которые томятся за решеткой на протяжении более 20 лет. На основе более 150 углубленных интервью, в том числе – с десятком недавно вышедших на свободу бывших заключенных, и анализа полученных судебных документов в докладе детально документирована судьба многих несправедливо осужденных активистов.

«Правительство Узбекистана пытается скрыть информацию о нарушениях, которым подвергаются его критики в местах лишения свободы, и даже отрицает само наличие таких заключенных, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии и автор доклада. – Приводимые в докладе новые факты лишают Ташкент возможности и дальше делать вид, что в Узбекистане не существует практики лишения свободы по политическим мотивам».

Власти Узбекистана должны немедленно и без всяких условий освободить всех лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, покончить с практикой произвольного продления сроков наказания и положить конец пыткам в местах лишения свободы, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Среди заключенных, истории которых приводятся в докладе, есть талантливые и выдающиеся люди, которые боролись с коррупцией, выступали за демократизацию или продвигали инновации в искусстве и культуре, религии и философии. Некоторые оказались за решеткой только потому, что государство сочло их своими «врагами» - других оснований установить не удалось. Для лишения многих таких людей свободы власти прибегают к широким и расплывчатым обвинениям в «посягательстве на конституционный строй» и «религиозном экстремизме». Другим вменялись сфабрикованные обвинения во взяточничестве, мошенничестве или вымогательстве.

По меньшей мере, 29 из 34 остающихся за решеткой осужденных, чьи истории документировала Хьюман Райтс Вотч, делали заслуживающие доверия заявления о применении к ним пыток или недозволенном обращении. Их избивали резиновыми дубинками или пластиковыми бутылками с водой, пытали током, подвешивали за запястья и лодыжки, им угрожали изнасилованием и подвергали сексуальным унижениям, причиняли удушье пластиковым пакетом или противогазом, угрожали расправой с родственниками, а также лишали их пищи или воды.

Правозащитник Азам Фармонов, находящийся за решеткой с 2006 г., утверждает, что в милиции ему надевали противогаз и перекрывали воздух, чтобы сымитировать удушье, били по ногам и по пяткам. По его словам, в предварительном заключении его били по голове пластиковыми бутылками с водой, а сотрудники госбезопасности угрожали забиванием гвоздей под ногтевые пластины ног, а также причинением вреда его близким. После выстраданных пыток, как рассказывала супруга Фармонова, на суде он сказал ей: «Я буду держаться до самого конца».

Хьюман Райтс Вотч установлено, что в отношении осужденных по политически мотивированным обвинениям власти нередко применяют продление срока лишения свободы на годы по несущественным и часто смехотворным основаниям. Во многих случаях это происходит за считанные дни до истечения срока первоначального наказания. Мирному оппозиционеру Муроду Джураеву, находящемуся за решеткой с 1994 г., добавляли срок четырежды, последний раз – в 2012 г., за незначительные нарушения, включая «плохо почистил морковь» во время работы на кухне.

В докладе документированы истории пятерых заключенных, которые были похищены сотрудниками органов госбезопасности Узбекистана на территории других стран и принудительно возвращены на родину без каких-либо юридических процедур.

Некоторые из осужденных по политически мотивированным обвинениям страдают тяжелыми заболеваниями, и длительное время содержались в одиночной камере или сталкивались с отказом в надлежащей охране здоровья или медицинской помощи. Это могло выражаться в жестоком, бесчеловечном или унижающем достоинство обращении, что является серьезным нарушением международных обязательств Узбекистана в области прав человека.

Правозащитник Абдурасул Худойназаров умер через 26 дней после освобождения в мае 2014 г., когда тюремные врачи диагностировали у него запущенный рак печени. Накануне смерти он заявил коллегам, что на протяжении всех восьми лет заключения ему неизменно отказывали в просьбах о предоставлении медицинской помощи.

По меньшей мере, 18-ти из тех, чьи истории приводятся в докладе, отказывали в доступе к адвокату на решающих стадиях процесса, восемь человек содержались в полной изоляции сроком до одного года. С 2009 г. власти отказываются сообщать местонахождение религиозного деятеля Акрама Юлдашева, и неизвестно, жив ли он. Ситуация, когда власти отказываются признавать лишение какого-либо лица свободы или обнародовать сведения о судьбе или местонахождении такого лица, вследствие чего человек оказывается лишенным защиты со стороны закона, квалифицируется в международном праве как насильственное исчезновение. В такой ситуации повышается вероятность применения пыток или другого недозволенного обращения, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Пытки, похищения, изолированное содержание, одиночное заключение и добавление срока – это вопиющие нарушения, которым никто не должен подвергаться, - говорит Стив Свердлов. – Вне зависимости от проведенного за решеткой срока – будь то 20 лет или меньше – эти люди были несправедливо лишены свободы и не должны ни дня больше оставаться в заключении».

Отказ Узбекистана освободить лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, и прекратить злоупотребления в отношении таких людей существенным образом не сказывается на отношениях Ташкента с Вашингтоном, Брюсселем или другими европейскими столицами. Для большинства, как представляется, приоритетной считается важность Узбекистана для афганского транзита, особенно в контексте предстоящего в 2014 г. вывода из Афганистана воинских контингентов многих западных государств.

Без конкретных последствий остается для правительства Узбекистана и его систематическое нежелание сотрудничать с Советом ООН по правам человека: Ташкент на протяжении последних 12 лет отказывает в доступе в страну 11-ти правозащитным механизмам, которые запрашивали такое посещение.

Международные партнеры Узбекистана должны требовать от правительства безотлагательного улучшения ситуации с правами человека, в том числе – освобождения людей, удерживаемых по политически мотивированным обвинениям. Они должны быть готовы вводить адресные ограничительные меры, такие как стоп-листы, замораживание активов и ограничения на военную помощь, в отношении государственных структур и должностных лиц Узбекистана, признанных ответственными за грубые нарушения прав человека. Членам Совета ООН по правам человека следует добиваться назначения отдельного спецдокладчика по ситуации с правами человека в Узбекистане.

«США, Евросоюз и другие ключевые правительства знают все об использовании президентом Исламом Каримовым тюрем и произвола для ликвидации независимой журналистики, правозащитного мониторинга и политической и религиозной свободы, - говорит Стив Свердлов. – Международным партнерам Узбекистана нужно сказать президенту Каримову о том, что ему придется заплатить серьезную цену, если его правительство не прекратит лишать свободы и подвергать пыткам мирных активистов, журналистов и религиозных деятелей и верующих».