(Франкфурт) – Азиатский банк развития (АБР) и его государства-акционеры должны позаботиться о том, чтобы в центре внимания их работы находились нуждающиеся люди, заявили сегодня представители правозащитных организаций «Коттон Кампейн», Хьюман Райтс Вотч и «Ургевальд». Это особенно важно в условиях таких репрессивных режимов, как в Узбекистане и Азербайджане.

Child picking cotton in September 2012, Suyima Pakhtakor, Jizzakh.

© 2012 Uzbek-German Forum for Human Rights

Азиатский банк развития, международная финансовая организация со штаб-квартирой в Маниле, проведет свое 49-е ежегодное собрание Совета управляющих во Франкфурте 2–5 мая 2016 г. Тема собрания – «Сотрудничество во имя устойчивого развития».

«Усилия по развитию могут быть устойчивыми только, если они поддерживаются обществом и приносят пользу ему, а не высокопоставленным правительственным чиновникам, – говорит директор департамента Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон. – В странах с репрессивными режимами, такими как Узбекистан и Азербайджан, Азиатский банк развития должен предпринимать дополнительные меры, чтобы убедиться, что усилия по развитию идут на пользу людям, а не укрепляют систему нарушения прав».

Правозащитные организации в своем заявлении говорят о том, что репрессивная среда в Азербайджане и Узбекистане не способствует участию общественности в проектах банка. Кроме того, в такой среде люди не могут свободно, не опасаясь репрессий, пожаловаться на нарушения правительством гарантий безопасности, данных Азиатским банком развития.

В Узбекистане выгоду от проектов банка по модернизации ирригационной системы и сельского хозяйства получает контролируемая правительством хлопковая промышленность, где постоянно нарушаются права работников, утверждают правозащитники. Узбекские власти систематически используют принудительный труд в хлопководстве. Они заставляют фермеров выполнять навязанные объемы поставок продукции и принудительно сгоняют на прополку хлопковых полей и сбор урожая более миллиона человек ежегодно.

Санкции, которые грозят фермерам за срыв установленных государством поставок, включают конфискацию земель, урожая и скота. Студентам, учителям, медсестрам, врачам, работникам других учреждений государственного сектора и частных предприятий, уклоняющимся от хлопковых работ, грозит исключение из учебных заведений и увольнение с работы.

«Коттон Кампейн разделяет цели АБР по части усовершенствования ирригационной системы и методов ведения сельского хозяйства в Узбекистане, – говорит Умида Ниязова, директор Узбекско-немецкого форума по правам человека и член организации Коттон Кампейн. – Но финансируемые банком проекты, идущие на пользу хлопковой отрасли, в то же время поощряют систему принудительного труда, используемую узбекским правительством в хлопководстве».

С момента вступления в АБР в 1999 году Азербайджан получил $2,3 млрд долларов США в виде кредитов и грантов на развитие ряда отраслей, включая энергетику и транспорт.

В последние годы Азербайджанское правительство усилило репрессии в отношении своих критиков; и без того неудовлетворительную ситуацию с правами человека в стране резко ухудшилась. Десятки правозащитников, журналистов и блогеров были арестованы или осуждены по политически мотивированным обвинениям. Эти преследования заставили других покинуть страну или скрываться. Правительство Азербайджана также заморозило банковские счета независимых общественных организаций и их руководителей, тем самым препятствуя их деятельности, а в некоторых случаях и вынудив организации полностью прекратить свою работу.

Несмотря на то, что начиная с марта этого года власти помиловали или условно-досрочно освободили более десятка правозащитников, активистов и журналистов, находившихся в тюрьме по политически мотивированным обвинениям, многие другие все еще остаются за решеткой. Кроме того, хотя власти и разморозили банковские счета некоторых неправительственных организаций и их руководителей, существующие законодательные ограничения лишают эти группы реальной возможности использовать средства на своих счетах. Азербайджанские законы о неправительственных организациях также делают практически невозможным получение финансирования из-за границы.

В своем заявлении правозащитники отмечают, что Азиатский банк развития уже подчеркивал важность участия общества в проектах развития, а также прозрачности и подотчетности власти. Но он не сможет воплотить в жизнь эти принципы в Азербайджане и Узбекистане, где правительство подавляет независимые мнения, если не признает наличие соответствующих проблем и не начнет активно работать над их преодолением.

«Панамские документы» продемонстрировали свидетельства того, что семья президента Азербайджана Ильхама Алиева владеет значительными тайными оффшорными счетами, связанными с коммерческими интересами в различных отраслях, включая добычу золота. Год назад организация «Инициатива прозрачности добывающих отраслей», содействующая эффективному управлению в странах, богатых природными ресурсами, понизила рейтинг Азербайджана из-за вопиющего пренебрежения основными свободами.

В Узбекистане доходы от продажи хлопка исчезают в «Сельхозфонде» – внебюджетном фонде, доступ к которому имеют только высокопоставленные чиновники. Правительственные чиновники вымогали деньги у частных лиц и компаний, которые, по определению властей, внесли недостаточный вклад в сбор урожая хлопка.

«Вымогательство и тайные счета – это не что иное, как значительные неучтенные финансовые средства, идущие от узбекского народа в карман правительства Узбекистана», – сказала Ниязова.

В Узбекистане также долгое время применяется практика насилия и беспочвенных уголовных обвинений с целью заставить замолчать независимые голоса, в том числе и тех, кто следит за условиями труда в хлопковой отрасли. В мае 2015 года правоохранительные органы задержали Елену Урлаеву, когда она документировала факты принудительной мобилизации учителей и медицинских работников для работы на хлопковых полях, и подвергли ее принудительному интимному досмотру. Урлаева была вновь задержана 19 сентября, после того как беседовала со сборщиками хлопка и фотографировала их. 29 сентября ее опять задержали, на этот раз вместе с журналисткой Малохат Эшонкуловой, когда они брали интервью у студентов, мобилизованных на сбор хлопка. В ходе 14-часового задержания по приказу милиции обе женщины подверглись интимному досмотру.

В сентябре милицией также был арестован и избит Дмитрий Тихонов, после того как он опрашивал и фотографировал мобилизованных сборщиков хлопка. В следующем месяце милиция предъявила Тихонову обвинение в «нарушении общественного порядка». В тот же день домашний офис Тихонова сгорел, а материалы, которые находились к комнате, не пострадавшей от огня, были конфискованы правоохранительными органами. Непрекращающиеся угрозы со стороны спецслужб вынудили Тихонова покинуть Узбекистан.

16 ноября 2015 года узбекская милиция арестовала еще одного независимого активиста, Уктама Пардаева, конфисковала его материалы, компьютер и фотоаппарат, включая собранные и представленные им доказательства использования принудительного труда в ходе сбора урожая хлопка в 2015 году, и предъявила ему ложные обвинения. Пардаев в течение двух месяцев содержался под стражей и подвергался избиениям; он был освобожден 11 января 2016 года при условии, что больше не будет заниматься проблемой нарушений прав человека.

В письме президенту АБР Такехико Накао организации Хьюман Райтс Вотч и «Коттон Кампейн» призвали банк приостановить проекты, приносящие выгоду хлопковой отрасли в Узбекистане, – до тех пор, пока правительство не предпримет реальных действий для ликвидации принудительного труда. Эти действия включают предоставление журналистам и независимым группам возможности осуществлять контроль условий труда и сообщать о нарушениях в этой области, не опасаясь репрессий, а также обеспечение прозрачности расходов и доходов хлопковой отрасли.

«Азиатский банк развития должен играть важную роль в поддержке деятельности правительств, направленной на удовлетворение социальных и экономических потребностей людей, но это возможно только при условии, если он слушает и слышит, в чем состоят реальные человеческие потребности и как их оптимально удовлетворить», –  подчеркнул Уильямсон.