Украинский кинорежиссер Олег Сенцов с дочерью в киевском аэропорту Борисполь после обмена взаимно удерживаемыми лицами между Россией и Украиной. В аэропорту освобожденных встречает президент Украины Владимир Зеленский. 7 сентября 2019 г.

© 2019 REUTERS/Gleb Garanich

(Киев) – При новом президенте Владимире Зеленском в Украине в 2019 г. был предпринят ряд позитивных шагов, но в целом ситуация с правами человека оставалась неоднозначной, отмечает Human Rights Watch, публикуя сегодня свой Всемирный доклад – 2020.

Правительством был предпринят ряд важных шагов по завершению антикоррупционных реформ, прогресс по которым отстутствовал при прежнем президенте. При этом сохранялся прессинг на независимые СМИ, продолжалось насилие со стороны правых радикалов и сохранялась дискриминационная политика в отношении пенсионеров из подконтрольных российским прокси районов на востоке страны.

«Демонстрируемый новым правительством Украины твердый настрой на реформы обнадеживает, - говорит Юлия Горбунова, старший исследователь HRW по Украине. – Но необходимы еще более решительные шаги по улучшению ситуации с правами человека, чтобы защитить население затронутых конфликтом районов, обеспечить безопасные условия для работы СМИ, эффективно противостоять ультраправому насилию и обеспечить правосудие за прошлые нарушения».

В своем 652-страничном Всемирном докладе - 2020 (30-е издание) Human Rights Watch приводит обзор ситуации с правами человека почти в 100 странах. Во вступительном эссе исполнительный директор HRW Кеннет Рот отмечает, что руководство Китая, опираясь на репрессий чтобы удержать власть, развернуло самое мощное за много десятилетий наступление на глобальную систему защиты прав человека. Такая политика Пекина находит живой отклик и поддержку среди автократических популистов по всему миру, в то время как сами китайские власти задействуют экономические рычаги для нейтрализации критики со стороны других государств. Необходимо без промедления дать отпор этому наступлению, ведь на кону - десятилетия эволюции международной системы прав человека и наше будущее.

После триумфальной победы Владимира Зеленского в апреле и не менее убедительной победы его партии на досрочных парламентских выборах были приняты законы о защите разоблачителей коррупции, ликвидации депутатского иммунитета, повышении эффективности прокуратуры и об ограждении госслужащих от политического давления. Наконец заработал Высший антикоррупционный суд.

В 2019 г. отмечалось снижение гражданских потерь на востоке страны, где военные действия продолжались уже шестой год.

В ноябре Украина стала 100-м государством, подписавшим Декларацию о безопасности школ – международный документ, призванный обеспечить безопасность учебных заведений в условиях вооруженного конфликта.

В сентябре между Россией и Украиной состоялся обмен взаимно удерживаемыми лицами: в общей сложности были освобождены 70 человек, среди которых были 11 человек, лишенных свободы в России по политически мотивированным обвинениям, 24 украинских моряка, захваченных российской стороной в Керченском проливе в 2018 г., и украинский журналист российского иформагентства, безосновательно обвиненный украинскими властями в госизмене. В декабре 2019, Украина и пророссийские вооруженные формирования произвели обмен пленными и удерживаемыми лицами, в ходе которого Киев получил 76 человек. 127 человек были переданы сепаратистам.

Сохранялась дискриминационная политика доступа к пенсионным выплатам для граждан с территорий, контролируемых вооруженными формированиями, поддерживаемыми Россией. С другой стороны, правительство облегчило необходимое для получения пенсии пересечение линии разграничения, отменив ограничение срока действия электронных пропусков и отремонтировав полуразрушенный мост в «серой зоне» на пункте пропуска в Станице Луганской.

В августе на неподконтрольной правительству части Луганской области студент Сергей Русинов был приговорен к шести годам заключения за «терроризм» в связи с проукраинскими постами в соцсетях. В декабре 2019 г., проукраинские журналисты и блогеры Станислав Асеев и Олег Галазюк были освобождены в рамках обмена пленными. Асеев и Галазюк незаконно удерживались российскими прокси в Донецке с мая  и августа 2017 гг. соответственно.

Вопрос о правосудии за преступления Майдана во многом оставался нерешенным. Генеральная прокуратура расформировала Департамент специальных расследований, который вел эти дела, и они были переданы Государственному бюро расследований, что на время привело к фактическому приостановлению следствия.

Институтом массовой информации Украины за первые шесть месяцев 2019 г. было задокументировано по меньшей мере 11 случаев нападений на журналистов и одно нападение со смертельным исходом, а также зафиксированы десятки случаев угроз. В июне журналист-расследователь Вадим Комаров умер от тяжелых черепно-мозговых травм, полученных им в результате нападения неизвестного.

Со стороны членов группировок, пропагандирующих ненависть и дискриминацию, имели место посягательства на представителей этнических меньшинств, ЛГБТ и правозащитников. В ряде случаев правоохранительные органы реагировали на такое насилие активнее, чем в прежние годы, и способствовали предупреждению нападений, в том числе во время публичных мероприятий. В других ситуациях действия полиции были большей частью неэффективными. Суд удовлетворил иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, поданный ультраправой националистической организацией С14 против независимого телеканала «Громадське ТВ», назвавшего организацию «неонацистской».

В связи с принятием парламентом закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» возникали обеспокоенности относительно гарантий сохранения и использования языков меньшинств.

Переход части приходов Украинской православной церкви Московского патриархата во вновь созданную Православную церковь Украины временами сопровождался насилием с обеих сторон и со стороны местных властей.

В оккупированном Крыму российские власти притесняли крымских татар: 32 человека были арестованы, еще десятки были привлечены к ответственности по надуманным обвинениям в преступлениях террористической направленности. Значительную часть арестованных составляли активисты «Крымской солидарности» - группы, которая оказывает правовую и социальную помощь семьям арестованных по политическим мотивам. По меньшей мере четверо подверглись пыткам или недозволенному обращению со стороны сотрудников российских силовых структур.