И.о. Президента Украины

А.Турчинову

Избранному Президенту Украины

П.Порошенко

Уважаемые господа!

Обращаюсь к вам по ряду вопросов, связанных с характером войсковых операций на юго-востоке Украины, в свете нарастающего числа заслуживающих доверия сообщений о применении украинскими силами минометов и другого оружия в населенных районах и поблизости от них, а также с учетом нарастания в последнее время интенсивности боевых действий между украинскими силами и группами вооруженных ополченцев. Хьюман Райтс Вотч не имеет возможности расследовать обстоятельства боевых действий последних дней и многие эпизоды, о которых сообщалось в СМИ на прошлой неделе, однако наши сотрудники изучили два случая предположительного применения минометов в населенных районах, когда работали в Донецкой области 19 – 26 мая 2014 г.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч побывали в населенных районах в Славянске и в прилегающей местности и документировали там значительные повреждения нескольких жилых домов и одной больницы в результате, как утверждают, минометных обстрелов украинскими силами.

23 мая наши сотрудники находились в поселке Семеновка в пригороде Славянска и проинтервьюировали там трех местных жителей, чьи дома в той или иной степени пострадали при минометных обстрелах в предшествующие дни.

«Андрей» и «Евгения» (имена изменены) рассказали Хьюман Райтс Вотч, что обстрелы продолжались в течение трех ночей, каждый раз становясь чаще и продолжительнее. Они говорят, что разрывам предшествовал свистящий звук; сами они каждую ночь прятались в подвале, опасаясь попадания в дом. По их словам, в поселке серьезно пострадало по меньшей мере девять домов, пять из них – в ночь с 22 на 23 мая.

Один из домов, которые серьезно пострадали, принадлежит 80-летней Зинаиде Паскан. Он находится на ул. Весенняя и представляет собой одноэтажный дом из трех комнат и кухни. Паскан сообщила Хьюман Райтс Вотч, что значительная часть дома была разрушена вечером 21 мая.

Вот как она сама рассказывала об этом:

Я сидела здесь, на диване, читала Библию. Вдруг – этот ужасный шум, и стены нет, всё в разные стороны… Я заползла под стол… Последние две ночи прячусь с соседями у них в подвале.

Наши сотрудники осмотрели дом Паскан, который получил значительные разрушения. Примерно в метре от дома они обнаружили воронку с фрагментами металла, которые эксперты, в том числе по фотографиям, идентифицировали как фрагменты 120 мм. минометного снаряда.

Жилая комната дома была полностью уничтожена, как и часть другой комнаты, которая была завалена обломками. Кухня, которая расположена в задней части дома, была повреждена обломками, но уцелела. Дом в результате оказался непригодным для проживания.

По расположению и форме воронки перед домом можно предполагать, что выстрел был сделан с холма Карачун, где располагается украинская воинская база. Об этом же говорят сама Паскан и другие жители поселка.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч обследовали еще один дом на той же улице, который был наполовину разрушен снарядом накануне ночью, и наблюдали по соседству еще три сильно поврежденных дома. У двух на тот момент еще дымились крыши, поскольку накануне ночью они предположительно загорелись в результате обстрела. Насколько можно судить, все поврежденные дома находились в нижней часть села. Жители сообщили Хьюман Райтс Вотч, что двумя днями ранее вся эта зона осталась без электричества, предположительно – в результате обстрела. Двое жителей также заявили, что двумя днями ранее жительница поселка получила осколочное ранение в голову и была госпитализирована. Впоследствии медработник в Славянске подтвердил Хьюман Райтс Вотч эту информацию, добавив, что женщине в местной больнице была оказана помощь и она с семьей уехала из этого района.

25 мая наши сотрудники осмотрели психиатрическую больницу Славянска, куда утром того же дня попал неразорвавшийся минометный снаряд.

Они ознакомились с повреждением стены – большой пробоиной между вторым и третьим этажами. Частично в этой части стены от удара вылетели оконные стекла, осколки которых находились на земле перед зданием.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировали двух медсестер. Те сообщили, что повреждение получил стационар, в котором размещались 28 пациентов: пожилые (70 – 80 лет) и лежачие. По их словам, около 17:30 накануне, когда персонал разносил пациентам ужин, в стационаре появилась группа ополченцев, которые предупредили, что ночью будет обстрел, и предложили помочь эвакуировать пациентов. Хьюман Райтс Вотч неизвестно, откуда у ополченцев появилась такая информация. Около 19:00 медперсонал с помощью ополченцев вывел и вынес на носилках пациентов в подвал соседнего больничного корпуса. Там пациенты под присмотром части персонала провели ночь.

По словам медсестер, они сами в подвале не остались, а пошли по домам, однако пациенты и персонал, который оставался с ними, впоследствии рассказали им, что за ночь они слышали несколько разрывов. Один из самых сильных пришелся примерно на 05:30.

Из интервью с людьми в этом районе представляется, что обстрел велся с обеих сторон, хотя Хьюман Райтс Вотч мог установить точное место, откуда вели огонь ополченцы.

Когда персонал и пациенты около 08:00 покинули подвал, они обнаружили пробоину в стене стационара. Проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч две медсестры говорят, что увидели пробоину, когда примерно в это же время 25 мая пришли на работу.

И 23 мая в Семеновке, и 25 мая на территории психиатрической больницы Славянска наши сотрудники наблюдали значительное число вооруженных ополченцев и установленные ими блокпосты. Например, в Семеновке один из блокпостов находился в нескольких сотнях метров от дома Зинаиды Паскан. Другие жители говорили нам, что ополченцы находятся в поселке, «чтобы защищать нас, поэтому они стреляют по [украинским] военным на той горе [Карачун], чтобы они на нас не напали». На момент посещения нашими сотрудниками Славянска блокпост ополченцев находился в непосредственной близости от психиатрической больницы. На вопрос Хьюман Райтс Вотч о боевых позициях ополченцев непосредственно на территории больницы одна из медсестер сказала: «Я не могу об этом говорить». Как раз в этот момент через двор шли несколько вооруженных людей в камуфляже, направляясь в сторону более многочисленной группы на другой стороне двора.

Как отмечалось выше, проинтервьюированные нами медсестры упоминали, что в последние дни между ополченцами и украинскими военными регулярно происходили перестрелки. Свидетели также подтвердили нам наличие у ополченцев минометов и их применение против военных.

Хьюман Райтс Вотч признает, что действия ополченцев нарушают украинское законодательство и что правительство вправе проводить правоохранительные и войсковые операции для подавления вооруженного мятежа. Мы также признаем, что ополченцы, действуя в населенных районах, устанавливая там блокпосты и передвигаясь по больничной территории или в непосредственной близости от нее, могут создавать угрозу для жителей, пациентов и медработников.

Однако противоправные действия ополченцев не освобождают украинские силы от обязанности соблюдать нормы международного права при проведении правоохранительных и войсковых операций, тем более в части применения боевого оружия. На территории Украины при любых правоохранительных и войсковых операциях сохраняют силу обязательства по Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ), такие как обеспечение права на жизнь (статья 2), права на физическую неприкосновенность (статья 3), права на свободу и личную неприкосновенность (статья 5), а также неприкосновенности жилища (статья 8). (См., в частности, постановления Европейского суда по правам человека об объеме обязательств государства при проведении операций по подавлению мятежа: Ergi v. Turkey, 28 July 1998, Reports 1998-IV; Isayeva v. Russia (2005).)

Статья 2 ЕКПЧ устанавливает, что «лишение жизни не рассматривается как совершенное в нарушение данной статьи, если оно является результатом применения силы, не более чем абсолютно необходимой: … в случае действий, предусмотренных законом, для подавления бунта или мятежа». Данная норма означает, что применяемая сила должна быть строго соразмерна достижению законной цели. Она также требует оценки того, исходили ли власти при планировании и проведении конкретной операции из необходимости сведения к минимуму, насколько это только возможно, угрозы для жизни. Ответственность правительства возникает в ситуации непринятия им всех разумных мер предосторожности при выборе средств и методов силовой операции против противостоящей ему группы, имея в виду избежание или, в любом случае, сведение к минимуму случайных жертв среди гражданского населения (Ergi, para. 79).

В той мере, насколько продолжающиеся боестолкновения регулируются международным гуманитарным правом, правительство обязано ни при каких обстоятельствах не допускать целенаправленных нападений на гражданское население и гражданские объекты и неизбирательных нападений, а также обязано при любых обстоятельствах проводить различие между гражданскими объектами и военными целями и строго придерживаться принципа соразмерности, поскольку нападения, которые могут повлечь случайные гражданские потери или гражданский ущерб, несоразмерные конкретному и прямому искомому военному преимуществу, запрещаются. Действие норм международного гуманитарного права в равной мере распространяется и на повстанцев. Международные нормы о правах человека обязывают все стороны принимать все разумные меры, чтобы избегать случайных гражданских потерь и гражданского ущерба и, в любом случае, сводить их к минимуму.

Как отмечалось выше, Хьюман Райтс Вотч известно только об одном случае ранения среди жителей поселка Семеновка; среди пациентов и персонала больницы пострадавших не было. Это не снижает остроты нашей озабоченности тем, что некорректируемая стрельба с закрытых позиций, как в случае применения минометов, в ходе двух упомянутых операций против ополченцев, возможно, не была соразмерной угрозе со стороны последних и, возможно, не соответствовала обязательствам Украины в области гарантий права на жизнь и уважения жилища и имущества граждан.

Настоятельно призываем вас проверить все продолжающиеся операции в Семеновке, Славянске и других местах, чтобы обеспечить полное знание украинскими силами их обязательств по международному праву при проведении операций против ополченцев и чтобы применение боевого оружия, могущее повлечь гражданские потери или неоправданный ущерб гражданскому имуществу и инфраструктуре, было строго оправданным с точки зрения международного права.

Искренне ваш

Хью Уильямсон,

исполнительный директор

Отделения Хьюман Райтс Вотч

по Европе и Центральной Азии