(Берлин) – Вопиющая ситуация с правами человека в Туркменистане подрывает возможность свободных и справедливых президентских выборов 12 февраля 2017 г., заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Обстановка вокруг выборов исключает для граждан реализацию свободного волеизъявления и прав на свободное выражение мнений и на доступ к информации.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на пресс брифинге в Тбилиси, Грузия, 2 июля 2015 г.

© 2015 Reuters

«Ни одни предыдущие выборы в Туркменистане не были свободными и справедливыми, и нынешние не исключение, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Подлинные выборы невозможны в ситуации, когда власти сохраняют тотальный контроль за всеми аспектами общественной жизни, попирая основополагающие права в области свободы СМИ, выражения мнений и гражданского общества».

59-летний действующий президент Гурбангулы Бердымухамедов, который провел на посту уже два срока, теперь баллотируется на третий, выставив свою кандидатуру в числе девяти кандидатов. Принятые в сентябре прошлого года конституционные поправки, которые многие расценивают как позволяющие Бердымухамедову пожизненно оставаться у власти, отменяют ограничения по возрасту и увеличивают срок президентских полномочий с пяти до семи лет.

На этих выборах впервые баллотируются кандидаты не только от правящей Демократической партии Туркменистана: в 2012 г. был принят закон, разрешающий создание и других партий. Соответственно, от Аграрной партии в выборах участвует председатель ее организации в Марыйском велаяте (области) Дурдыгылыч Оразов, а от Партии промышленников и предпринимателей – депутат парламента Бекмурат Аталыев.

Однако практически полный контроль государства за общественной жизнью, включая СМИ, собрания и доступ к информации, означает отсутствие даже малейшего намека на реальную состязательность выборов, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Избиратели лишены возможности открыто и не опасаясь последствий выразить свое отношение ко всем кандидатам.

Бердымухамедов, занимавший пост министра здравоохранения при Сапармурате Ниязове, был назначен и.о. президента после его смерти в декабре 2006 г. и ареста председателя парламента Овезгельды Атаева, который по конституции должен был исполнять обязанности главы государства. За время 20-летнего правления Ниязова, которое характеризовалось последовательным усилением его личной тирании, Туркменистан превратился в одно самых закрытых и репрессивных государств мира. В 2007 и 2012 гг. Бердымухамедов предсказуемо побеждал на жестко регламентированных формальных президентских выборах.

В Туркменистане не обеспечиваются права на свободу ассоциации, выражения мнений и религии. Страна предельно закрыта для любого внешнего мониторинга, политические свободы отсутствуют. Те немногие активисты, которые пытаются в условиях тотальной слежки отстаивать права человека, постоянно подвергаются риску репрессий. Распространенной практикой является запрет на выезд за границу в отношении активистов и родственников политэмигрантов и других лиц, а также запрет на въезд для иностранных журналистов, правозащитников и наблюдателей по правам человека. На протяжении ряда лет власти проводят кампанию по принуждению граждан к демонтажу индивидуальных спутниковых антенн и переходу на контролируемые государством пакеты спутникового телевидения, что полностью отрезает аудиторию от альтернативных источников информации. В мае 2016 г. Евросоюз по правозащитным основаниям отложил ратификацию Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Туркменистаном.

При Бердымухамедове были предприняты отдельные шаги по демонтажу некоторых особо одиозных аспектов ниязовского наследия. В частности, было возвращено сокращенное до 9 лет 12-летнее обязательное среднее образование, а граждане получили доступ в интернет (при Ниязове доступ в интернет был разрешен только государственным ведомствам, дипмиссиям и офисам иностранных компаний). Однако другие реформаторские инициативы не были реализованы в полном объеме. Так, на практике зачастую не работают поправки в Уголовный кодекс в редакции 2010 г. и в Уголовно-процессуальный кодекс 2009 г., предусматривающие обеспечение основополагающих гарантий справедливого судебного разбирательства, таких как право на адвоката по своему выбору.

Продолжаются также некоторые из наиболее серьезных нарушений ниязовского периода, такие как лишение свободы предполагаемых оппонентов власти. Неоднократные призывы международных партнеров покончить с такими нарушениями Ашхабадом игнорируются. Уже при Бердымухамедове был введен ряд крайне ограничительных законов, несовместимых с международными стандартами, в том числе налагающих неоправданные ограничения на регистрацию и деятельность общественных организаций, ограничивающих публичные собрания и обеспечивающих контроль за доступом к информации, в том числе через интернет. Правительство до сих пор не обнародовало информацию о судьбе бесследно исчезнувших в местах заключения десятков человек, арестованных в конце 1990-х – начале 2000-х гг., в том числе многих – по политически мотивированным обвинениям.

1 февраля Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека направило в Туркменистан ограниченную миссию для оценки избирательного законодательства и практики его применения и ситуации со СМИ в контексте выборов. На предстоящей в марте очередной сессии Комитет ООН по правам человека будет оценивать выполнение Туркменистаном Международного пакта о гражданских и политических правах.

«У народа Туркменистана ни разу не было шанса по-настоящему свободно избрать себе лидера, который мог бы покончить с некоторыми из самых одиозных проявлений тирании – такими как насильственные исчезновения и лишение свободы по политическим мотивам, - говорит Хью Уильямсон. – Международные партнеры должны требовать от Ашхабада прекращения этих практик и осуществления остро необходимых и давно назревших реформ в интересах обеспечения хотя бы минимального уважения прав человека».