Дети собирают хлопок в сентябре 2012 года, Пахтакор, Джизакск.

© 2012 Uzbek-German Forum for Human Rights

(Манила, 11 сентября 2013 г.) – Азиатский банк развития (АБР) должен заморозить работу над ирригационным проектом в Узбекистане до тех пор, пока не будет обеспечено адекватное решение серьезных проблем с правами человека в этой стране, включая принудительный труд, заявили Хьюман Райтс Вотч и CottonCampaignв публикуемом сегодня письме президенту банка.

Проект в скором времени должен рассматриваться советом директоров АБР. Он выгоден хлопководству, в котором широко используется принудительный труд, в том числе принудительный детский труд.

«АБР принадлежит важная роль в финансировании развития в Узбекистане, но он не должен поддерживать систему, использующую принудительный труд, - говорит Джессика Эванс, старший сотрудник Хьюман Райтс Вотч по работе с международными финансовыми организациями. – Банк закрывает глаза на то, что его ирригационный проект будет стимулировать систему производства хлопка, в которой постоянно нарушаются права людей, принудительно отправляемых на сбор урожая».

В сезон 2012 г. правительство Узбекистана принудительно отправило свыше миллиона своих граждан – как детей, так и взрослых – на сбор хлопка в неудовлетворительных условиях под угрозой наказания. Региональные власти, милиция и школьная администрация, которые подчиняются премьер-министру и другим министрам, автобусами вывозили детей и взрослых на хлопковые поля, где тех, у кого дом далеко, размещали во временном жилье. Все эти люди должны были в течение нескольких недель собирать хлопок, не имея возможности уехать домой по собственному желанию. В настоящее время аналогичные мобилизационные мероприятия проводятся для сбора урожая 2013 г.

Сборщики хлопка жили в антисанитарных условиях, работали с раннего утра до вечера бесплатно или за символическую плату, некоторые получали серьезные травмы или заболевания. Дети и подростки пропускали занятия в школе и колледже. Для взрослых и старших детей была установлена дневная норма в 60 кг хлопка, норма для младших детей была несколько меньше.

АБР обязался не финансировать деятельность, связанную с вредными или эксплуататорскими формами принудительного или детского труда, одновременно работая в интересах «искоренения всех форм принудительного или обязательного труда». Однако в случае с нынешним проектом банк ограничил оценку трудовых рисков рамками только работников ирригационного сектора. Такое ограничение является откровенно некорректным, учитывая общеизвестные нарушения трудовых прав в хлопководстве, которое выступает основным выгодоприробретателем проекта, отмечают Хьюман Райтс Вотч и CottonCampaign.

Более того, должностные лица Узбекистана, ответственные за организацию принудительного труда детей и взрослых на сборе хлопка, одновременно контролируют ирригационную систему, находящуюся в зоне проекта АБР. Ситуация усугубляется тем, что именно им АБР отвел ключевую роль в механизме урегулирования претензий в рамках проекта.

Жестко контролируемая и централизованная структура хлопководства в Узбекистане не только строится на принудительном труде, но и негативно сказывается на доходах фермеров. Это противоречит обязательствам АБР в области содействия инклюзивному устойчивому экономическому росту в интересах бедных слоев, отмечают Хьюман Райтс Вотч и CottonCampaign.

«Фермеров, которые выращивают хлопок в Узбекистане, заставляют выполнять установленный государством план, закупать все необходимое у одного госпредприятия и продавать хлопок государству по заниженным ценам, - говорит Мэтью Фишер-Дэйли, координатор CottonCampaign, объединяющей правозащитные и трудовые организации, инвесторов и бизнес-группы, выступающие за ликвидацию принудительного труда в хлопководстве в Узбекистане. – Эта система загоняет фермеров в нищету, в то время как государство богатеет, задорого продавая хлопок глобальным покупателям».

11 июня 2013 г. трехсторонний Комитет по применению стандартов Международной организации труда (МОТ) указал на факты «систематической мобилизации» взрослых и детей на сбор хлопка в сезон 2012 г. в Узбекистане, а также на «существенные негативные последствия этой практики для здоровья и обучения детей школьного возраста, обязанных участвовать в сборе хлопка». Комитет вновь призвал правительство Узбекистана пригласить наблюдательную миссию МОТ высокого уровня для мониторинга сбора урожая 2013 г.

В том же месяце правительство США отнесло Узбекистан к самой проблемной группе стран с точки зрения ситуации с торговлей людьми в связи с использованием этим государством принудительного и детского труда.

Сложившаяся в Узбекистане репрессивная атмосфера для независимых гражданских организаций серьезно препятствует участию гражданского общества и содержательным консультациям с теми, кого затрагивает проект АБР. Правозащитники и гражданские активисты регулярно подвергаются угрозам, лишению свободы и пыткам, деятельность международных правозащитных групп и СМИ в Узбекистане блокируется властями. Целый ряд правозащитников, независимых журналистов и оппозиционных активистов находятся за решеткой за свою деятельность или критику власти.

В сентябре 2012 г., в разгар предыдущего сезона сбора хлопка, власти арестовали правозащитника Уктама Пардаева, широко известного освещением милицейского произвола, пыток и принудительного труда. При задержании он был избит несколькими сотрудниками, после чего его более 15 дней продержали под арестом по незначительным административным обвинениям в «хулиганстве» и «сопротивлении аресту». Пардаев и другие наблюдатели считают, что его арест преследовал цель помешать ему проводить мониторинг использования принудительного труда детей и взрослых в период сбора урожая.

Хьюман Райтс Вотч и CottonCampaignрекомендуют АБР:

  • Воздержаться от одобрения проекта по модернизации и повышению эффективности ирригационной системы Аму-Бухара до тех пор, пока не будут сняты озабоченности в области прав человека, включая принудительный и детский труд.
  • Публично и на доверительном уровне ставить перед правительство Узбекистана вопросы принудительного труда и других продолжающихся в стране серьезных нарушений прав человека, в том числе в формате страновой стратегии банка по Узбекистану, и работать с правительством в интересах решения этих проблем.
  • Исходя из признания важности гражданского участия и социальной ответственности для развития настоятельно призывать правительство Узбекистана к изменению ограничительных законов и практик, регламентирующих деятельность неправительственных групп, в интересах приведения их в соответствие международным стандартам в области прав человека в части свободы ассоциации, выражения мнений, слова и собраний.

«АБР обязан не допускать того, чтобы его финансирование шло на проекты, связанные с нарушением прав человека, - говорит Джессика Эванс. – В предлагаемом проекте по Узбекистану он нарушает это обязательство».