A man crosses the Abkhaz-Georgian administrative boundary at a crossing that the Abkhaz authorities consider illegal.

© 2010 Human Rights Watch

(Нью-Йорк, 15 июля 2011 г.) - Уже почти два десятка лет неурегулированность грузино-абхазского конфликта пагубно сказывается на правах грузин, которые возвращаются в родные места в Абхазии, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. На сегодняшний день в самый южный Гальский район вернулись около 47 тыс. человек из тех, кому во время конфликта 1992 - 1993 гг. пришлось покинуть свои дома. Возвратившиеся сталкиваются с ограничением их гражданских и политических прав, что вынуждает некоторых перебираться обратно на грузинскую сторону и отдаляет перспективу устойчивого возвращения перемещенных лиц в Абхазию в целом.

71-страничный доклад «Живущие неопределенностью: положение этнических грузин, возвращающихся в Гальский район Абхазии» документирует произвольное ущемление абхазскими властями прав возвратившихся на свободу передвижения, получение образования на родном языке, и других политических и экономических прав. Отсутствие международно-правового признания Абхазии не освобождает ее власти от обязательств по обеспечению прав и свобод, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Абхазские власти должны обеспечить возможность свободного передвижения на грузинскую сторону и обратно и прекратить дискриминацию, особенно в том, что касается выдачи документов и получения среднего образования.

«Без последствий  для статуса Абхазии у ее властей есть обязанности в области защиты прав и свобод, - говорит Рейчел Денбер, зам. директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. - Абхазским властям нужно признать и обеспечить права всех жителей, включая этнических грузин в Гальском районе».

Доклад основан на материалах свыше ста интервью с жителями Гальского района, взятых непосредственно в Гальском районе и на грузинской стороне, а также с представителями абхазских властей и сотрудниками работающих в Абхазии межправительственных и неправительственных международных организаций.

Грузино-абхазский конфликт вспыхнул летом 1992 г. и согнал с места свыше 200 тыс. человек, в большинстве своем - этнических грузин. Очень многие и сегодня остаются перемещенными лицами. Режим прекращения огня по Московскому соглашению 1994 г. в целом продержался до августовской российско-грузинской войны 2008 г. вокруг Южной Осетии.

Уже в августе 2008 г. Москва признала независимость Абхазии, а в июне 2009 г. наложила вето на продление мандата Миссии ООН по наблюдению в Грузии, на протяжении 16 лет игравшей ведущую роль в международных усилиях по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Ооновских наблюдателей в Абхазии сменили российские пограничники.

На протяжении многих лет после 1994 г. тысячи грузин, из тех, которые постепенно возвращались в Гальский район, нередко уходили ночевать на грузинскую сторону или проводили в Гали только теплое время года, чтобы обрабатывать землю и присматривать за домами (или тем, что от них осталось в результате боевых действий).

С  2008 г. без абхазского паспорта в Абхазии невозможно получить работу в госсекторе, голосовать и баллотироваться на выборные должности, получить аттестат о среднем образовании, осуществлять имущественные сделки или свободно переходить на грузинскую сторону и обратно. Однако процедура получения этого документа нередко носит дискриминационный и обременительный характер для возвращающихся перемещенных лиц из числа этнических грузин.

«Создав систему, при которой без абхазского паспорта нельзя пользоваться правами, которые должны обеспечиваться всем жителям без дискриминации, власти произвольно ущемляют эти права», - отмечает Р.Денбер.

Хьюман Райтс Вотч также обращает внимание на обременительную процедуру получения возвратившимися разрешения на посещение грузинской стороны, особенно для тех, у кого нет абхазского паспорта. В результате многие вынуждены пользоваться окольными  тропами, рискуя подвергнуться задержанию, штрафу или лишению свободы.

«Возможность свободно переходить на грузинскую сторону и обратно особенно актуальна для возвратившихся в Гальский район, поскольку многие аспекты их повседневной жизни во многих случаях завязаны на обе стороны», - напоминает в связи с этим Р.Денбер.

С 1995 г. в Абхазии стали постепенно вводить преподавание на русском, что приводило к сужению возможностей получения среднего образования на грузинском языке, особенно в верхнем Гали. Языковая политика абхазских властей  в этой области создает препятствия на пути получения образования в связи с тем, что большинство детей школьного возраста в Гальском районе по-русски не говорят. В результате некоторые родители переводят детей в те школы, где еще сохраняется преподавание на грузинском. Другие вообще уезжают на грузинскую сторону, чтобы дети могли продолжить обучение там. Преподавание на грузинском языке на данный момент сохраняется в 11 школах нижнего Гали, но их будущее остается неопределенным.

«Абхазия твердо намерена институционализировать свой суверенитет, но эта цель не должна достигаться за счет ущемления прав этнических грузин, - говорит Р.Денбер. - Абхазским властям нужно безотлагательно признать и обеспечить права всех групп населения, включая грузинских жителей Гальского района».