(Ош, 20 июля 2010 г.) - Правительства Киргизии и Узбекистана должны открыть границу, чтобы узбеки из южных районов Киргизии могли укрыться на территории соседнего государства, заявила Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация призвала Ташкент публично объявить об открытии границы и обратиться к Управлению верховного комиссара ООН по делам беженцев и другим гуманитарным организациям с просьбой об оказании помощи всем беженцам.

После июньских межнациональных столкновений сотни узбекских семей в Оше подверглись произвольным арестам, задержанию, побоям и пыткам со стороны киргизских силовиков. Однако в последнее время они не имеют возможности уйти в Узбекистан, поскольку с обеих сторон граница закрыта. Нарушения во многом связаны с национальным расследованием июньских событий на юге Киргизии, и Хьюман Райтс Вотч настоятельно призвала власти немедленно пресечь преследование узбеков в Оше под этим предлогом.

17 и 18 июля мы опросили больше сотни узбекских семей, и в большинстве нам говорили, что хотят уйти в Узбекистан, но не уверены в том, что им удастся безопасно добраться до границы или что они смогут пересечь ее.

«Очень многие люди напуганы и говорят, что если бы граница была открыта и они могли рассчитывать на помощь в Узбекистане, они бы ушли туда, - говорит Джерри Симпсон, старший сотрудник Хьюман Райтс Вотч по проблемам беженцев. - Но вместо этого они застряли в своих махаллях, боясь ареста и не зная, что ждет их на границе и по ту ее сторону».

12 и 13 июня в Узбекистан перешли почти 100 тыс. узбеков. Где-то через десять дней представители местной киргизской администрации отправились в соседнюю страну, чтобы убеждать людей вернуться. Они говорили, что опасность миновала и что гражданский долг беженцев - принять участие в конституционном референдуме 27 июня.

При этом за первые три недели июля киргизской милицией по подозрению в причастности к июньским погромам было арестовано и подвергнуто недозволенному обращению значительное число людей, как правило - узбеков. Хьюман Райтс Вотч уже выражала свою обеспокоенность в связи с «узбекским уклоном» национального расследования.

Многие узбеки, живущие на развалинах собственных домов в Оше, говорили Хьюман Райтс Вотч, что их ни  на минуту не оставляет страх произвольного ареста и издевательств.

«Узбеки, которые и так сильнее всего пострадали во время июньских погромов, стараются не выходить из дома, испытывая страх перед теми самыми правоохранительными структурами, которые как раз и должны сейчас принимать все меры для их защиты, - говорит Дж.Симпсон. - Властям Киргизии нужно немедленно покончить с практикой произвольных арестов и недозволенного обращения».

Сотни узбекских семей попросту бросили свои дома, либо перебравшись в относительно более безопасные районы Оша, либо - в тех немногих случаях, когда у семьи достаточно денег, - отправившись в Россию самолетом.  При этом большинство тех, кто хотел бы уйти из города - особенно женщины и дети, говорят, что даже не предпринимали таких попыток. Они опасаются насилия со стороны киргизов или произвола со стороны киргизских силовиков по дороге и непосредственно на самой границе. Не прибавляет  им уверенности и то обстоятельство, что власти обеих стран не давали никаких публичных гарантий, что беженцам будут оказаны помощь и защита. Люди не уверены, что на территории Узбекистана смогут разместиться в лагерях или в других приемлемых условиях и что их вообще пустят туда.

В УВКБ ООН говорят, что на середину июля граница была официально закрыта со стороны Узбекистана и фактически - со стороны Киргизии. Это означает, что ее не могли пересечь любые граждане Киргизии, включая представителей значительного узбекского меньшинства.

Узбекистан не вправе закрывать границу для лиц, непосредственно ищущих убежища от преследований. Такие лица должны пропускаться чрез границу для последующего решения вопроса о наличии оснований для признания их беженцами. В случае массового потока людей им должна быть обеспечена, как минимум, временная защита. Дискриминация по признаку гражданства или страны происхождения недопустима, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

По словам узбеков, живущих на пограничном пункте Достык (с узбекской стороны - Дустлик) близ Оша, киргизская сторона границы усиленно охраняется, в Узбекистан не пропускают никого. Местные жители говорят, что 11, 12 и 13 июня киргизские пограничники выстрелами отгоняли людей от границы, и теперь многие с большой опаской относятся к этому переходу.

15 семей, пытавшихся в июле выбраться из Киргизии, рассказывали нам, что их не пропустили пограничники. Три других приграничных пункта с киргизской стороны в районе Оша (Сураташ, ВЛКСМ и Кулюб) находятся в кольце блокпостов, через которые пропускают только местных жителей или по их письменному приглашению.

Узбекистан поначалу закрыл границу на два дня, но 12 июня ненадолго открыл ее, пропустив на свою территорию около 100 тыс. узбеков - граждан Киргизии. Через пару недель узбекские власти и должностные лица местной администрации с юга Киргизии стали подталкивать людей к возвращению, пугая их последствиями. Узбекам говорили, что если они не проголосуют на референдуме, их станут считать противниками примирения, их дома могут отдать киргизам, они могут лишиться гражданства и им может быть навсегда запрещен въезд в страну. Несмотря на сохранявшиеся опасения за свою безопасность, почти все беженцы в течение нескольких дней вернулись в Киргизию.

Хьюман Райтс Вотч также не исключает, что узбекские беженцы, оставшиеся в Узбекистане после того, как большинство 25 - 26 июня вернулись в Киргизию, скрываются, опасаясь ареста узбекскими правоохранительными органами. В связи с этим международная правозащитная организация призывает Узбекистан обеспечить таким людям эффективную защиту.

Международное право признает за каждым человеком право покидать свою собственную страну, а за любым лицом, спасающимся от преследований - право искать убежища в другой стране. Узбекистан вправе отказывать определенным лицам в разрешении на въезд или пребывание, в том числе по разумным основаниям национальной безопасности, но не вправе закрывать границу для беженцев, непосредственно спасающихся от преследований. Международное право также запрещает принудительное возвращение беженцев в условия, чреватые преследованиями и пытками.

«После июньской истории с беженцами узбеки, которые боятся за свою безопасность в Киргизии, не уверены в своем праве искать убежища в Узбекистане, - говорит Дж.Симпсон. - Правительства обеих стран должны исполнить свои обязательства перед узбекским меньшинством: Киргизия должна положить конец произволу, который служит первопричиной страха, а Узбекистан - уважать право людей искать убежища».