(Нью-Йорк, 28 октября 2008 г.) - Берлину не следовало спешить с приглашением руководителя узбекской госбезопасности сразу же после отмены европейских санкций, введенных после андижанского расстрела 2005 г., заявила Хьюман Райтс Вотч.

Глава Службы национальной безопасности Узбекистана Рустам Иноятов отправился в Германию 23 октября - в тот самый день, когда у него на родине очередной правозащитник получил 10 лет по политически мотивированному делу.  
 
До этого самому Иноятову и еще семерым бывшим и действующим высокопоставленным чиновникам в течение трех лет был запрещен въезд в Евросоюз (первоначально стоп-лист включал 12 фамилий, весной 2007 г. он был сокращен до восьми). Запрет на въезд для всех оставшихся фигурантов стоп-листа был отменен 13 октября 2008 г.  
 
Осужденный активист Акзам Тугунов, среди прочего, в период предварительного следствия был облит кипятком, в результате чего получил сильные ожоги.  
 
"Визит Иноятова как раз и показывает, почему запрет на въезд нельзя было отменять, - говорит Рейчел Денбер, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. - Этот человек причастен к убийству сотен людей. Это позор, что Германия разрешила ему приехать, не выдержав даже приличной паузы. Тем более возмутительно, что Иноятов прилетел в Германию как раз тогда, когда в Узбекистан сажали очередного диссидента".  
 
По информации неправительственного узбекского информационного сайта Uzmetronom от 23 октября, Иноятов в составе делегации узбекских силовиков вылетел в Германию с официальным визитом. О продолжительности визита ничего не сообщалось.  
 
Запрет на въезд в отношении Иноятова и ряда других узбекских официальных лиц был введен Евросоюзом в октябре 2005 г. в связи с отказом Ташкента пойти на независимое международное расследование андижанских событий мая 2005 г. и последовавшими репрессиями против гражданского общества. Стоп-лист, как и другие санкции, подлежал отмене при условии выполнения правительством Узбекистана нескольких требований в области улучшения ситуации с правами человека, включая освобождение всех активистов и прекращение преследований, предоставление аккредитации сотруднику Хьюман Райтс Вотч и допуск в страну мониторинговых механизмов ООН, в том числе спецдокладчика по пыткам.  
 
Ни одно из этих условий Ташкентом выполнено не было. Правительство освободило несколько активистов, но за последние месяцы еще двое были арестованы и осуждены, по меньшей мере девять из ранее осужденных продолжают отбывать срок по политически мотивированным делам (один находится на принудительном психиатрическом лечении). Сотруднику Хьюман Райтс Вотч власти не только отказали в аккредитации, но и вообще запретили въезд в страну. Без ответа остаются и давние и неоднократные запросы на посещение Узбекистана от ряда специализированных мониторинговых механизмов ООН.  
 
В Узбекистане отменена смертная казнь и объявлено о введении судебного санкционирования содержания под стражей, однако пытки по-прежнему остаются массовым явлением, а ситуация с основными правами, такими как свобода выражения мнений, свобода собраний и свобода религии, - вопиюще неудовлетворительной.  
 
"Говорить о прогрессе в области прав человека в Узбекистане попросту абсурдно, - отмечает Р.Денбер. - Берлин активнее других выступал за отмену общеевропейских санкций, и теперь руководству Германии должно быть стыдно".  
 
Осужденный 23 октября 56-летний Акзам Тургунов возглавлял ташкентскую правозащитную организацию "Мазлум". Он получил 10 лет по делу о вымогательстве, которое производит впечатление подстроенного милицией. 10 октября на такой же срок по сомнительному делу о распространении наркотиков был осужден журналист Салиджон Абдурахманов, известный своей критикой властей.  
 
Из введенных в октябре 2005 г. санкций в силе остается лишь символическое эмбарго на поставки оружия.  
 
В мае 2005 г. после вооруженного антиправительственного выступления в Андижане собрался массовый митинг, который был разогнан властями с применением огня на поражение. Были убиты сотни по большей части безоружных людей. С тех пор правительство упорно отказывается признавать какую-либо ответственность за жертвы.  
 
"Германия должна требовать освобождения Тургунова и других осужденных активистов, - говорит Р.Денбер. - В данных обстоятельствах это самое меньшее, что можно сделать".