(Бейрут). Сирийские власти незаконно препятствуют возвращению домой перемещенных лиц из районов, ранее находящихся под контролем антиправительственных сил, заявляет Хьюман Райтс Вотч.
 
Жители г. Кабун рассказали, что правительство сносит их дома без предупреждения и без предоставления альтернативного жилья или компенсации. Исследователи Хьюман Райтс Вотч проанализировали спутниковые снимки районов Кабуна, которые указывают на то, что массовый снос жилья начался в конце мая 2017 года, уже после окончания в этом районе боевых действий. Изображения также свидетельствуют, что снос жилья продолжается до сих пор. 
 
«Чтобы привлечь средства на финансирование восстановительных работ, Россия и Сирия призывают людей возвращаться домой. Однако, и это типично для сирийского правительства, в реальности все обстоит иначе, ‒ говорит Лама Факих, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку. ‒ Под предлогом пресловутого закона о недвижимости сирийское правительство фактически блокирует возможность возвращения жителей домой».
 
Согласно планам Совета министров Сирии и местных властей, восстановление районов Дарайи намечено на апрель 2018 года, а перепланировка и новая застройка Кабуна ‒ на июль. Оба города, идентифицировавшиеся с сирийской революции, сейчас отвоеваны властями у антиправительственных группировок. Результаты проведенного Хьюман Райтс Вотч анализа показали, что в соответствие с принятым в апреле 2018 года «Законом №10», сирийские власти могут конфисковать имущество без надлежащих правовых гарантий или соответствующей компенсации владельцам в зонах, отведенных под перепланировку и новую застройку.
 
Исследователи Хьюман Райтс Вотч беседовали с семью сирийцами, которые либо сами пытались вернуться в свои дома в Дарайе и Кабуне, либо туда пытались вернуться их ближайшие родственники в мае и июле. Опрошенные рассказали, что они или их родственники не смогли получить доступ к своему жилью или принадлежащей им коммерческой недвижимости. По их словам, попасть домой в Дарайе они не могли из-за введенного властями общегородского ограничения на доступ, а в Кабуне – либо потому что был ограничен доступ в их районы, либо потому что их недвижимость была снесена властями.
 
Дарайя и Кабун были отвоеваны сирийскими правительственными войсками в результате широкомасштабного наступления, в ходе которого применялись запрещенные виды оружия, а гражданское население подвергалось неизбирательным атакам. Наступление нанесло значительный ущерб и привело к массовому перемещению тысяч жителей.
 
Согласно правительственным и медийным сообщениям, в период с мая 2017 г. по октябрь 2018 г. действия сирийских властей были направлены на уничтожение туннелей, построенных антиправительственными группировками, и на ликвидацию взрывоопасных веществ и оружия, оставленных в Кабуне вооруженными группировками. Однако проанализированные Хьюман Райтс Вотч спутниковые снимки этого периода, показали, что снос домов производился с применением тяжелой землеройной техники (бульдозеров и экскаваторов), а также неуправляемых детонирующих взрывчатых веществ, что не согласуется с методами, используемыми при ликвидации подземных туннелей.
 
Исследователи Хьюман Райтс Вотч также сопоставили зоны, пострадавшие от авианалетов, с зонами сноса строений и пришли к следующему выводу: по всей видимости, многие здания пострадали в результате авиаударов или наземных боевых действий, однако при этом совершенно очевидно, что многие другие здания, которые потом подверглись сносу, явно были неповрежденными и потенциально пригодными для жизни. Таким образом, они были снесены вовсе не потому, что пострадали от авиаударов.
 
Как сказал один беженец: «Они отняли у нас наших детей, нашу кровь, а теперь и нашу собственность. Что у нас там осталось, чтобы мы возвращались?»
 
Воспрепятствование возвращению перемещенных лиц в свои дома в отсутствии веских причин, основанных на соображениях безопасности, и без предоставления какой либо альтернативы квалифицирует эти действия как произвольные и равносильные насильственному перемещению, подчеркивает Хьюман Райтс Вотч.
 
Международное право гарантирует свободу передвижения людям, находящимся в стране на законных основаниях. Ограничения могут налагаться только в том случае, если они предусмотрены законом, являются необходимыми для достижения законных целей, недискриминационными и пропорциональными, то есть, если они строго уравновешиваются конкретными причинами данного ограничения. 
 
Ограничивая въезд и выезд из Кабуна и полностью блокируя возможность возвращения в Дарайю, не имея на то законных оснований, а также осуществляя индивидуальные проверки жителей, пытающихся въехать или выехать, правительство нарушает свои обязательства по обеспечению свободы передвижения. С учетом того, сколько времени прошло с момента перехода этих районов под контроль правительства, а также размаха последствий этих ограничений, они также представляются несоразмерными.
 
Международным гуманитарным правом запрещено «ничем не вызванное уничтожение» имущества и преднамеренные, неизбирательные или непропорциональные нападения на гражданских лиц и гражданские объекты. Масштабы сноса строений и тот факт, что правительство отвоевало эту территорию почти год назад, указывает на то, что этот снос, вполне вероятно, является непропорциональным действием и, возможно, военным преступлением.
 
Ограничения на доступ, снос и конфискация недвижимости также влияют на возможность и желание перемещенных лиц вернуться домой, заявляет Хьюман Райтс Вотч. По словам беженцев, невозможность вернуться в родные места и отсутствие гарантий безопасности являются основными причинами невозвращения в Сирию. Беженцы также говорили, что нынешние действия сирийского правительства – это лишь подтверждение его планомерной политики, демонстрирующей пренебрежение к гражданскому населению.
 
Россия и другие страны, призывающие к возвращению беженцев, должны задействовать свои рычаги влияния на сирийское правительство, чтобы обеспечить защиту прав собственности перемещенных лиц, желающих вернуться домой, и чтобы предотвратить произвольную и безальтернативную экспроприацию и снос принадлежащей им недвижимости.
 
Страны-доноры, инвесторы и гуманитарные организации, работающие в отвоеванных правительством районах, должны обеспечить, чтобы использования средства, которые они предоставляют на программы, направленные на реконструкцию и восстановление в районах, отвоеванных правительством, отвечало определенным стандартам. Они должны убедиться в том, что выделяемые ими средства не способствуют злоупотреблению имущественными правами жителей или перемещенных лиц и что эти средства не поступают на счета органов или лиц, ответственных за нарушения прав человека и нарушения международного гуманитарного права.
 
Организации Объединенных Наций следует обеспечить, чтобы осуществляемые под ее эгидой программы, включая предоставление гуманитарной помощи, мелкие проекты восстановления инфраструктуры и предоставления услуг, не способствовали нарушению прав собственности жителей или перемещенных лиц, а также чтобы не допускалось дискриминационное применение выделенных средств.
 
«Уничтожая дома беженцев и перемещенных лиц, а также ограничивая им доступ к их собственности, сирийские власти дают понять, что несмотря на официальную риторику, призывающую сирийцев 'домой', они не хотят, чтобы беженцы и перемещенные лица возвращались, – говорит Лама Факих. – Необходимо поставить об этом в известность доноров, заинтересованных в финансировании восстановительных работ с целью содействия возвращению беженцев и перемещенных лиц».