Предупреждающий знак в Хан-Шейхуне, провинция Идлиб, 5 апреля 

© 2017 Abdussamed Dagul/Anadolu Agency/Getty Images

(Нью-Йорк) – Совет Безопасности ООН и участники Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) должны принять решительные меры для обеспечения ответственности лиц, причастных к применению химического оружия. Совместный механизм по расследованию, созданный ООН и Организацией по запрещению химического оружия (СМР ООН-ОЗХО), пришел к выводу, что ответственность за апрельскую химическую атаку в Хан-Шейхуне, когда погибло почти 100 человек, несет сирийское правительство.

В итоговом докладе говорится, что СМР «убежден в том, что ответственность за распыление зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 г. несет Сирийская Арабская Республика». В этом же докладе зафиксировано применение «Исламским государством» сернистого иприта (отравляющее вещество кожно-нарывного действия) в селении Умм-Хаваш 15 и 16 сентября 2016 г.

«Доклад СМР должен положить конец спекуляциям и фейковым версиям, которые распространяются Дамаском, - говорит Уле Солванг, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по чрезвычайным ситуациям. – Неоднократное применение сирийскими правительственными силами химического оружия создает серьезную угрозу международному режиму его всеобъемлющего запрещения. В интересах всех стран поддержать сильный сигнал о недопустимости таких бесчеловечных действий».

Совет Безопасности должен оперативно принять меры по обеспечению ответственности, введя санкции в отношении отдельных лиц и организаций, причастных к химическим атакам в Сирии. Участники КЗХО должны приостановить права и привилегии Дамаска в рамках конвенции и официально поставить вопрос о нарушении им этого международного договора на Генеральной Ассамблее ООН и в Совете Безопасности.

26 октября СМР представил Совету Безопасности свой доклад по химической атаке в Хан-Шейхуне. Хьюман Райтс Вотч ознакомилась с текстом этого документа.

СМР уже не первый раз возлагает ответственность за применение химического оружия на сирийские правительственные силы. Ранее была установлена ответственность Дамаска по меньшей мере по трем эпизодам 2014 – 2015 гг. В отношении ИГ ранее также был сделан вывод о применении этой группировкой химического оружия в одном эпизоде.

КЗХО насчитывает 192 государства-участника и является самым мощным международным разоруженческим договором. В мае Хьюман Райтс Вотч сделала вывод о том, что использование сирийскими правительственными силами химического оружия приобрело широкомасштабный и систематический характер и может достигать уровня преступлений против человечности.

В нынешнем докладе СМР отмечается его глубокая обеспокоенность продолжающимся использованием химического оружия: «Если такое использование вопреки существующему в международном сообществе запрету не будет остановлено сейчас, то отсутствие последствий неизбежно будет поощрять других к таким же действиям – не только в Сирийской Арабской Республике, но и в других местах. Настало время положить конец таким действиям».

СМР был создан Советом Безопасности ООН в августе 2015 г. «для выявления в максимально возможной степени лиц, организаций, групп или правительств, которые применяли химические вещества … в качестве оружия в Сирийской Арабской Республике, были организаторами или спонсорами их применения либо же каким-либо иным образом были причастны к их применению».

Россия тогда поддержала резолюцию о его создании, однако ранее на текущей неделе заблокировала резолюцию о продлении его мандата, который истекает в ноябре.

Члены Совета Безопасности, и Россия в том числе, должны проголосовать за продление полномочий СМР, чтобы этот механизм смог продолжить расследование других предполагаемых случаев применения химического оружия, заявила Хьюман Райтс Вотч. В июльском докладе ОЗХО говорилось, что Миссия по установлению фактов проверяет самые убедительные сообщения из числа 60 эпизодов предполагаемого использования химоружия в Сирии.

По одному из таких эпизодов – близ Эль-Латамны 30 марта, за пять дней до атаки в Хан-Шейхуне, уже подтверждено использование зарина. По завершении работы материалы по этому эпизоду будут переданы СМР для идентификации ответственных – если мандат последнего будет продлен.

«Россия с самого начала требовала независимого расследования, и теперь его результаты обнародованы, - говорит Уле Солванг. – Открытым остается вопрос, поддержит ли Москва привлечение к ответственности виновных в нарушении международного права или поступится принципами ради защиты союзного ей режима».

Избранные цитаты из доклада «Ядовитая смерть»

Молодая учительница, которая жила примерно в 300 м от пекарни, рассказала Хьюман Райтс Вотч, как проснулась от сильного взрыва, которым выбило окна в ее доме:

Такое ощущение, что воздух тяжелым стал. Мне стало трудно дышать, у нас слезы текли ручьем, в глазах резь. Мой сынишка, ему год и десять месяцев, бегал по дому. Я из-за слез не видела. А он кричал: «Мама! Папа!»

Фатима Абдель-Латиф аль-Юсеф жила примерно в 100 метрах от пекарни:

Двоюродная сестра на балкон вышла. Ей 16, задыхалась. Я пыталась ей помочь. Облили ее водой, но она все равно отключилась. И тетка моя отключилась. Я тоже потеряла сознание в этот момент, но потом очнулась. Жена моего дяди, которая в том же доме живет, стучалась к нам в квартиру: «Пустите меня, помогите!» Я попыталась затащить ее, но не смогла: я маленькая, а она тяжелая. Оставила ее на полу у двери, чтобы подняться на второй этаж за дядей, помочь мне… [Он] пошел вниз помогать ей, но так и не вернулся.

По словам Фатимы и ее двоюродной сестры, которая жила в том же доме, у них из-за применения отравляющего вещества погибли семь человек.