Женщина идет мимо захваченных зданий региональных органов власти в Луганске, на востоке Украины, 30 апреля 2014 года.

© 2014 Reuters

Дополнение 11 сентября 2014

В чем состоит участие России в событиях на востоке Украины?

В течение всего времени вооруженного противостояния между ополченцами и украинскими правительственными силами на востоке Украины в Москве не скрывают своей политической поддержки ополченцев, и Россия явно имеет влияние на них. Заслуживающие доверия сообщения и снимки из региона указывают на то, что Россия имеет отношение к таким действиям, как оснащение и обучение ополченцев, однако Хьюман Райтс Вотч не в состоянии определить весь объем такой поддержки. При этом в течение второй половины августа нарастали свидетельства участия российских сил в военных операциях на украинской территории – на это указывали, в частности, сообщения и спутниковые снимки НАТО, а также захват российских военнослужащих на территории Украины.

Является ли теперь конфликт внутренним или международным? Какими нормами он регламентируется?

Как показано ниже (вопрос № 4), военные действия между российскими и украинскими вооруженными силами создают ситуацию международного вооруженного конфликта между этими двумя странами, который регламентируется писаными нормами международного гуманитарного права (преимущественно – Женевскими конвенциями 1949 г. и Дополнительным протоколом, касающимся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977 г. (Протокол I), и Гаагскими конвенциями конвенцией о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.), а также международными обычаями. И Украина, и Россия являются участниками Женевских конвенций 1949 г. и Протокола I.

В отношении конфликта между ополченцами (негосударственные формирования) и украинскими правительственными силами могут сохранять свою применимость нормы международного гуманитарного права, касающиеся вооруженных конфликтов немеждународного характера, если только не будет установлено, что Россия осуществляет «общее руководство» над формированиями ополченцев или их частью. Для целей установления факта такого руководства имеет значение не только финансирование, обучение, оснащение ополченцев или оказание им операционной поддержки, но и степень участия России в организации, координировании или планировании их военных операций.

Международного гуманитарное право – применительно как к международным, так и к внутренним вооруженным конфликтам – призвано в первую очередь ограждать гражданских лиц и других нонкомбатантов от опасностей войны. Ниже, начиная с вопроса № 6, приводится краткое изложение основополагающих принципов, применимых к любым военным действиям на востоке Украины в контексте международного гуманитарного права.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1. Что происходит на востоке Украины?

После свержения президента Виктора Януковича 21 февраля 2014 г. в нескольких городах востока Украины происходили спорадические столкновения между сторонниками и противниками новой киевской власти. К середине марта в ряде городов, в первую очередь в Донецке и Луганске, вооруженные группы, поначалу именовавшие себя «отрядами самообороны», захватили административные здания. Их требования разнились от федерализации Украины до отделения с дальнейшим возможным присоединением к России.

7 апреля вооруженные группы, занимавшие здание областной госадминистрации (ОГА) в Донецке, объявили о создании «Донецкой Народной Республики» (ДНР). 12 апреля в Славянске вооруженные автоматами и другим боевым оружием люди в камуфляже без опознавательных знаков захватили здания местной администрации, милиции и СБУ (Служба безопасности Украины) и объявили о переходе города под контроль ДНР.

27 апреля вооруженные группы в Луганске объявили о создании «Луганской Народной Республики» (ЛНР).

В апреле – июне ополченцы окружили Славянск десятками блокпостов и неоднократно отражали попытки украинских силовиков восстановить контроль над городом, который на момент подготовки этого материала по-прежнему контролировался ополченцами, как и дороги в пригородные поселки Семеновка и Селезневка.

Ополченцы также установили десятки блокпостов внутри и вокруг еще целого ряда населенных пунктов в Луганской и Донецкой областях, включая Мариуполь, Краматорск, Ямполь и Кировск, и захватили несколько телевизионных вышек, в том числе в Славянске и Краматорске.

В середине апреля СБУ и МВД Украины начали так называемую «антитеррористическую операцию» (АТО): сначала в Донецкой, затем в Луганской области. Правительственным силам удалось вернуть контроль над несколькими населенными пунктами, включая Мариуполь, Кировск и Ямполь.

11 мая противники киевской власти объявили, что получили подавляющее большинство на проведенных ими референдумах о независимости Донецкой и Луганской областей. 17 мая генеральный прокурор Украины заявил о признании ДНР, ЛНР и всех их «структур» «террористическими организациями».

В преддверии президентских выборов в Украине 25 мая представители самопровозглашенных ДНР и ЛНР издавали «указы»  о «запрете» выборов на территории обоих регионов, угрожая «расстрелом» всем, кто попытается принять участие в голосовании. Накануне выборов ополченцы в обоих регионах врывались в помещения окружных избиркомов и захватывали их, уничтожали оргтехнику и документы, а также похищали сотрудников избиркомов и их родственников и угрожали им.

После выборов власти Украины активизировали операции против ополченцев, что приводило к расширению географии спорадических боестолкновений (добавились такие населенные пункты, как Краматорск, Благодатное, Енакиево, Дружковка, Андреевка, Горловка и Волноваха) и эскалации вооруженного противостояния в таких населенных пунктах, как Славянск, Семеновка, Николаевка, Красный Лиман, Мирный и Счастье.

2. Какие вооруженные группы действуют на востоке Украины?

6 апреля вооруженные группы в Луганске объявили о создании «Армии Юго-Востока» во главе с командиром ополченцев и «народным губернатором» Луганска Валерием Болотовым. 10 апреля о создании «Донецкой народной армии» объявил Денис Пушилин, провозгласивший себя одновременно главой ДНР. Командует ополченцами в Донецкой области Игорь Гиркин, известный под псевдонимом Стрелков («Стрелок»).

3. Можно ли квалифицировать ситуацию на востоке Украины как вооруженный конфликт?

Хьюман Райтс Вотч исходит из того, что с точки зрения международного гуманитарного права (законов и обычаев войны) вооруженное противостояние между украинскими правительственными силами и ополченцами, называющими себя Армией Юго-Востока и Донецкой народной армией, представляет собой внутренний (немеждународного характера) вооруженный конфликт. Сторонами такого конфликта могут выступать либо правительство и вооруженная группа (группы), либо несколько противоборствующих вооруженных групп. Для целей международного гуманитарного права  «стороной конфликта» в таком случае могут выступать организованные вооруженные группы, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью территории страны, который позволяет им вести непрерывные и согласованные военные действия и применять Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв конфликтов немеждународного характера (Протокол II).

Армия Юго-Востока и Донецкая народная армия имеют каждая собственную четкую командную структуру, продемонстрировали свою способность осуществлять контроль надо определенной территорией (см. выше), а также имеют доступ к оружию, позволяющий им вести непрерывные и согласованные военные действия.

На интенсивность военных действий между украинскими правительственными силами и вооруженными группами на востоке Украины, а также на степень организованности и способности эти вооруженных групп вести непрерывные военные действия указывают, в частности, неоднократные нападения, проводимые как ополченцами, так и правительственными силами. Обе стороны применяют минометы, украинские правительственные силы – также боевую авиацию (самолеты и вертолеты) и тяжелое вооружение с большой площадью поражения (артиллерия). В качестве некоторых примеров, свидетельствующих об эскалации конфликта, можно привести следующие:

5 мая украинские правительственные силы атаковали несколько блокпостов ополченцев в районе Славянска. Имел место обмен минометным огнем. Ополченцы сбили военный вертолет из ПЗРК.

9 мая по меньшей мере 40 человек получили ранения и по меньшей мере семеро были убиты в Мариуполе, когда украинские правительственные силы попытались выбить противников киевской власти из захваченного последними милицейского управления. 16 мая в Мариуполе ополченцы, вооруженные бутылками с зажигательной смесью и пулеметами, предприняли штурм расположения одной из местных воинских частей.

22 мая ополченцы напали на блокпост украинских военных в Благодатном, в результате обстрела были убиты 15 военнослужащих.

26 мая ополченцы ненадолго захватили международный аэропорт Донецка. Украинские правительственные силы отбили аэропорт, при этом было убито несколько десятков человек.

28 мая ополченцы в Славянске сбили из ПЗРК украинский военный вертолет, все находившиеся на борту 14 военнослужащих погибли.

На рассвете 2 июня, после ожесточенного ночного 9-часового боя, ополченцы, вооруженные пулеметами и минометами, захватили пограничную заставу близ Луганска. Позднее в тот же день украинский военный самолет выпустил неуправляемую ракету по занятому ополченцами зданию Луганской ОГА. Погибли несколько человек внутри здания.

14 июня ополченцы в Луганске обстреляли украинский военный самолет из пулеметов и ПЗРК. Самолет был сбит, погибли 49 находившихся на борту, в том числе 9 членов экипажа и 40 военнослужащих.

Из-за продолжающихся военных действий и ухудшения гуманитарной ситуации несколько тысяч человек в Донецкой и Луганской областях были вынуждены покинуть свои дома. Как следует из июньского доклада Управления верховного комиссара ООН по правам человека, с начала АТО в Донецкой и Луганской областях погибли 356 человек, из них 257 – гражданские, в том числе 14 детей.

4. Превращается ли конфликт в Украине в международный из-за объявленного Россией присоединения Крыма?

Нет. В международном праве международным считается вооруженный конфликт между двумя или более государствами. 18 марта президент России  Владимир Путин, подписав к тому моменту указ о признании независимости Крыма, подписал соглашения с крымским руководством о вхождении Крыма и города Севастополь в состав Российской Федерации. Этому предшествовал референдум 16 марта, проведенный крымскими властями и не признанный правительством Украины и других государств, по итогам которого в Симферополе было объявлено, что 97% населения высказались за присоединение к России.

Как до, так и после референдума ситуацию в Крыму в значительной степени контролировали вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, впоследствии признанные российскими военнослужащими. Осуществление фактического контроля Крыма российскими войсками создает применимость международных норм об оккупации на соответствующей территории, однако их присутствие не превращает конфликт на востоке Украины в международный вооруженный конфликт.

Ситуация международного вооруженного конфликта между Украиной и Россией возникнет в том случае, если российские вооруженные силы примут участие в военных действиях на востоке Украины.

5. Применимое право и кто обязан его соблюдать

Внутренний вооруженный конфликт между украинскими правительственными силами и формированиями ополченцев на востоке Украины регламентируется писаными и обычными нормами международного гуманитарного права. Основу писаного права составляет статья 3 Женевских конвенций 1949 г., участником которых является Украина. Эта статья устанавливает минимальные стандарты для всех сторон вооруженного конфликта немеждународного характера.

Все стороны конфликта (и украинские правительственные силы, и вооруженные группы/ополченцы) обязаны соблюдать требования международного гуманитарного права. Это означает, что каждая из сторон обязана уважать и обеспечивать уважение законов и обычаев войны: в случае с правительством – его вооруженными силами, в случае со всеми сторонами – всеми подчиненными, направляемыми или контролируемыми лицами или группами. Это обязательство не предусматривает взаимности. Стороны конфликта обязаны соблюдать нормы гуманитарного права вне зависимости от их соблюдения противостоящей стороной. В данном случае также не имеет значения ни изначальная причина конфликта, ни причина, побудившая какую-либо из сторон прибегнуть к силе, - будь то правительство или ополченцы. Наконец, ко всем сторонам конфликта применяются одинаковые стандарты вне зависимости от различий в тяжести последствий вменяемых нарушений.

6. Сохраняют ли свою применимость в Украине, включая Крым, международные нормы о правах человека?

Международные нормы о правах человека сохраняют свою применимость даже в ситуации вооруженного конфликта, когда применяются законы и обычаи войны, или в период оккупации. И Украина, и Россия являются участниками целого ряда международных договоров о правах человека, включая Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) и Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В них закреплены гарантии основополагающих прав, многие из которых перекликаются с правами, признаваемыми за комбатантами и гражданскими лицами гуманитарным правом (например, запрет пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, право не подвергаться дискриминации, право на справедливый суд).

И ЕКПЧ, и МПГПП допускают некоторые ограничения определенных прав во время войны или официально объявленного чрезвычайного положения, «при котором жизнь нации находится под угрозой», однако такие ограничения должны носить характер исключительных и временных мер и должны строго ограничиваться требованиями «остроты положения». Определенные основополагающие права, такие как право на жизнь, право не подвергаться пыткам и недозволенному обращению, запрет насильственных исчезновений, право на судебный контроль за законностью задержания и право на справедливый суд, не предусматривают права отступления даже в период чрезвычайного положения.

7. В чем заключаются основные принципы гуманитарного права?

Международное гуманитарное право предусматривает для гражданских лиц и других нонкомбатантов гарантии защиты от опасностей вооруженного конфликта. Оно распространяется на средства и методы ведения военных действий всеми сторонами. Главным является принцип избирательности – стороны обязаны всегда проводить различие между комбатантами и гражданскими лицами. Последние ни при каких обстоятельствах не могут быть объектом целенаправленного нападения. Как рассматривается ниже, стороны конфликта обязаны принимать все разумные меры предосторожности, чтобы сводить к минимуму гражданские потери и гражданский ущерб, и воздерживаться от нападений, которые не позволяют провести различие между комбатантами и гражданскими лицами или которые могут причинить гражданскому населению несоразмерный ущерб.

Статья 3 Женевских конвенций 1949 г. содержит ряд основополагающих гарантий для гражданских лиц и тех, кто больше не принимает участия в военных действиях, таких как захваченные или сдавшиеся, либо выведенные из строя вследствие ранения или болезни. Она запрещает в отношении таких лиц насилие (в первую очередь убийство, жестокое обращение и пытки), а также оскорбительное или унижающее достоинство обращение.

8. Какие цели могут служить объектом военного нападения?

Законы и обычаи войны разрешают нападения только на «законные военные цели». Таковыми считаются объекты, которые вносят эффективный вклад в военные действия, и уничтожение, захват или нейтрализация которых обеспечивает конкретное военное преимущество. Это включает вражеских комбатантов, вооружение и боеприпасы, а также объекты, используемые в военных целях. Гуманитарное право признает неизбежность определенных гражданских потерь в ходе вооруженного конфликта, однако оно обязывает стороны всегда и при всех обстоятельствах проводить различие между комбатантами и гражданскими лицами и наносить удары только по комбатантам и другим военным целям. Гражданские лица утрачивают неприкосновенность на тот период, когда они «непосредственно участвуют в военных действиях».

Законы и обычаи войны также защищают «гражданские объекты», которые определяются как все, что не относится к военным целям. Целенаправленные нападения на гражданские объекты (дома, квартиры, предприятия, места отправления культа, больницы, школы, памятники культуры) запрещаются, если только они не используются в военных целях и не становятся вследствие этого законной военной целью. Такая ситуация может возникнуть в случае размещения вооруженных сил на сугубо гражданских объектах. При наличии сомнений в характере объекта он должен считаться гражданским.

9. Какие нападения запрещаются?

Запрещаются целенаправленные нападения на гражданских лиц и гражданские объекты, как указывалось выше, а также неизбирательные нападения, то есть такие, при которых без разбора поражаются военные цели и гражданские лица и гражданские объекты. Примером последних могут служить нападения, не направленные строго против конкретной военной цели или при которых применяется оружие неизбирательного действия.

Запрещенные неизбирательные нападения включают нанесение ударов по площадям с использованием артиллерии или других средств поражения, при которых в качестве единой военной цели рассматривается несколько явно отдельных и различных военных целей, находящихся в районе, где сконцентрированы гражданские лица и гражданские объекты. Командиры обязаны выбирать такие средства, которые позволяют наносить удар по конкретной военной цели и минимизировать случайные гражданские потери и ущерб. Если применяемое оружие не позволяет обеспечить достаточную точность удара без существенного риска для гражданского населения, то такое оружие не должно применяться.

Запрещаются также нападения, нарушающие принцип пропорциональности. Нападение признается непропорциональным, если, как можно ожидать, случайные гражданские потери и гражданский ущерб окажутся несоразмерными искомому конкретному и прямому военному преимуществу. Противопехотные мины и кассетные боеприпасы запрещены международными договорами и не должны применяться ни при каких обстоятельствах в силу их изначальной неизбирательности.

10. Обязательства сторон при военных действиях в населенных районах

Международное гуманитарное право не запрещает ведения боевых действий в городской застройке, однако присутствие значительного числа гражданских лиц налагает на стороны конфликта дополнительные обязательства по минимизации гражданских потерь и гражданского ущерба. Законы и обычаи войны обязывают стороны конфликта при проведении военных операций щадить гражданское население и «принимать все разумные меры предосторожности» для избежания или минимизации случайных гражданских потерь и гражданского ущерба. Это включает принятие всех разумных мер, чтобы удостовериться, что объект нападения является военной целью, а не гражданским населением или гражданским объектом, а также обеспечение, когда это позволяют обстоятельства, «эффективного заблаговременного предупреждения».

При действиях в населенных районах вооруженные силы должны избегать размещения военных целей вблизи густонаселенных районов и принимать меры к удалению гражданского населения с территории, непосредственно прилегающей к району боевых действий. Воюющим сторонам запрещается использовать гражданское население для прикрытия военных целей или операций от нападения противника. Тактика «живого щита» предполагает сознательное использование присутствия гражданских лиц для прикрытия от нападения вооруженных сил или территории.

Ситуация, когда нападающая сторона считает противника виновным в размещении законных военных целей в населенных районах или вблизи них, не освобождает ее от обязанности учитывать риск для гражданского населения. Использование по военным целям в населенных районах тяжелой артиллерии (оружия с большой площадью поражения) и других артиллерийских систем с баллистической траекторией, не обеспечивающих точного целеуказания (то есть когда цель находится вне зоны видимости) повышает риск незаконных неизбирательных и непропорциональных нападений.

11. Что означает использование тактики «живого щита»?

Использование тактики «живого щита» является военным преступлением и определяется как преднамеренное использование присутствия гражданских лиц с целью оградить от нападения определенные объекты, районы или военные формирования. При этом для наличия состава преступления необходим именно прямой умысел удержать противника от нападения, а не просто размещение в густонаселенных районах или вблизи них военных формирований, вооружений или боеприпасов, хотя последнее также может быть незаконным, как отмечалось выше. Противник вправе атаковать военную цель, прикрытую «живым щитом», однако при этом обязан учитывать соразмерность нападения – то есть соразмерять ожидаемые гражданские потери и гражданский ущерб с искомым военным преимуществом.

12. Законность ударов по объектам инфраструктуры (аэропортам, дорогам, мостам)

Гражданские аэропорты, дороги и мосты – это гражданские объекты, нападения на которые разрешаются, если они фактически используются в военных целях или на них либо вблизи них находятся военные цели. Однако и в этом случае применяется принцип пропорциональности, требующий от сторон тщательно соразмерять кратко- и долгосрочные последствия для гражданского населения с искомым военным преимуществом, рассматривать все варианты минимизации последствий для гражданского населения и воздерживаться от нападения, если такие последствия будут несоразмерными конкретному военному преимуществу.

13. Пользуются ли радио- и телепередающие станции особой защитой от нападения?

Нападения на теле- и радиопередатчики, используемые для военной связи, признаются законными в международном гуманитарном праве. Гражданские передатчики являются законной целью только в том случае, если они отвечают критериям последней: их использование вносит «эффективный вклад в военные действия», а их уничтожение в данных обстоятельствах обеспечивает «конкретное военное преимущество».

Например, передатчики/ретрансляторы могут служить законной военной целью, если используются для передачи военных приказов или иным конкретным образом способствуют осуществлению военных операций. Однако одно лишь распространение правительственной или оппозиционной пропаганды не превращает гражданские вещательные объекты в законную военную цель. Нападения на объекты, которые всего лишь формируют общественное мнение среди гражданского населения, незаконно: эти объекты непосредственно не вносят вклад в военные операции.

Превращение гражданских военных объектов в законную военную цель при их использовании для обеспечения связи войск не отменяет принципа пропорциональности. Нападающая сторона должна при всех обстоятельствах соразмерять риск для гражданского населения с искомым военным преимуществом. В отношении объектов, размещенных в густонаселенных районах, требуются особые меры предосторожности, включая предварительное предупреждение о нападении при любой возможности.

Международное право не запрещает оппозиционным силам захватывать объекты вещания (как и другие гражданские объекты – за исключением больниц) и использовать их в своих целях. Однако присутствие на таких объектах членов вооруженных формирований оппозиции или их использование в военных целях делает эти объекты законной военной целью.

14. Пользуются ли журналисты особой защитой от нападения?

Журналисты, если только они не принимают непосредственного участия в военных действиях, являются гражданскими лицами и, как рассматривалось выше, ни при каких обстоятельствах не могут быть объектом нападения. Любой риск для журналистов как части гражданского населения должен оцениваться при планировании нападения, при котором такой риск может быть ожидаемым, и он не должен быть несоразмерным искомому военному преимуществу.

На журналистов могут распространяться любые законные ограничения прав, таких как право на свободное выражение мнений или на свободу передвижения, вводимые в соответствии с законом и в пределах, строго обусловленных остротой ситуации, однако они не могут подвергаться аресту, задержанию или другим видам наказания или мести только лишь за выполнение ими своих профессиональных обязанностей.

15. Какими правами пользуются задержанные лица во время вооруженного конфликта?

Статья 3 Женевских конвенций 1949 г., применяющаяся в ситуации вооруженных конфликтов немеждународного характера, требует обеспечивать всем задержанным лицам, включая захваченных комбатантов и гражданских лиц, защиту от «посягательств на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всяких видов убийств, увечий, жестокого обращения, пыток и истязаний», а также от «посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительного и унижающего обращения».  Запрещается «осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями».

Запрет пыток и другого недозволенного обращения относится к числу основополагающих в международных нормах о правах человека и гуманитарном праве. Он является безоговорочным и не предполагает никаких исключительных обстоятельств. Международно-правовые обязательства Украины, о которых говорилось выше, подчеркивают, что пытки запрещаются при всех обстоятельствах, даже в период официально объявленного чрезвычайного положения, и требуют проводить расследование и осуществлять судебное преследование в отношении лиц, причастных к пыткам. В случаях, когда пытки применяются как часть массового и систематического нападения на гражданское население, они составляют преступление против человечности по международным обычаям и Римскому статуту Международного уголовного суда (МУС).

Любое лицо, лишенное свободы, должно обеспечиваться достаточным питанием, водой, одеждой, кровом и медицинским наблюдением. Женщины должны содержаться отдельно от мужчин. Дети, лишенные свободы, должны содержаться отдельно от взрослых, если только речь не идет о совместном содержании с членами семьи.

В соответствии с основополагающими нормами прав человека, применяющимися даже в период официально объявленного чрезвычайного положения, задержанные имеют право на судебное рассмотрение законности их задержания и пользуются всем объемом процессуальных прав, включая право быть судимыми и приговоренным за уголовное преступление исключительно законным образом учрежденным судом. При любых обстоятельствах запрещается задержание без официального признания его факта.

16. Какие обязательства стороны конфликта несут перед нуждающимся населением?

Международное гуманитарное право обязывает стороны конфликта разрешать и содействовать оперативной и беспрепятственной доставке нейтральной гуманитарной помощи всему нуждающемуся населению. Стороны должны давать согласие на операции по оказанию помощи и не могут отказывать в таком согласии по произвольным основаниям. Они вправе контролировать содержание и процесс доставки гуманитарной помощи, чтобы убедиться в отсутствии там оружия. Однако сознательное препятствование прохождению гуманитарных грузов запрещается.

Международное гуманитарное право также обязывает воюющие стороны обеспечивать свободное передвижение персонала по оказанию помощи в той мере, насколько это необходимо для осуществления им своих задач. Такие передвижения могут ограничиваться только на время по соображениям крайней военной необходимости.

17. Кто может быть привлечен к ответственности за нарушения международного гуманитарного права?

Серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные с преступным умыслом либо с преступной халатностью, признаются военными преступлениями. Перечисленные как «серьезные нарушения» в Женевских конвенциях и включенные как международные обычаи в Римский статут Международного уголовного суда и другие источники, они включают широкий спектр деяний: умышленные, неизбирательные и непропорциональные нападения, влекущие гражданские потери и гражданский ущерб; захват заложников; использование тактики «живого щита»; коллективное наказание и пр. Отдельные лица также могут быть привлечены к уголовной ответственности за покушение на совершение военного преступления, а также за пособничество, содействие или соучастие.

Ответственность также может наступить за планирование военного преступления или подстрекательство к его совершению. Командиры и гражданские руководители могут быть привлечены в рамках командной ответственности, когда они знали или должны были знать о совершающемся военном преступлении и не приняли достаточных мер к его предупреждению или наказанию виновных.

18. Кто в первую очередь обеспечивает ответственность за серьезные нарушения международного права?

Обеспечением правосудия по фактам серьезных нарушений в первую очередь обязаны заниматься государства, к которым принадлежат в силу гражданства соответствующие лица. Правительства обязаны расследовать серьезные нарушения, к которым причастны их должностные лица, либо иные лица, находящиеся под их юрисдикцией. Соответствующее правительство должно обеспечивать, чтобы военные или гражданские суды или другие институты беспристрастным образом устанавливали факт серьезного нарушения и причастных лиц, а также осуществляли судебное преследование последних в соответствии с международными стандартами справедливого судебного разбирательства и с назначением виновным наказания, соразмерного тяжести содеянного. Негосударственные вооруженные группы не несут такого юридического обязательства по преследованию нарушителей законов и обычаев войны в своих рядах, однако они обязаны обеспечивать их соблюдение, а в случае, если они проводят суды – делать это с соблюдением международных стандартов справедливого судебного разбирательства.

19. Могут ли какие-либо военные преступления или преступления против человечности, совершенные в Украине, рассматриваться Международным уголовным судом?

Международный уголовный суд (МУС) представляет собой постоянно действующий международный судебный орган, мандат которого включает расследование, предъявление обвинения и проведение судебного разбирательства в отношении лиц, подозреваемых в геноциде, преступлениях против человечности и военных преступлениях, совершенных после 1  июля 2002 г. Однако юрисдикция МУС возникает только в случаях, если:

  • Преступление совершено на территории государства – участника Римского статута.
  • Обвиняемый является гражданином государства – участника Римского статута.
  • Государство, которое не является участником Римского статута, признает юрисдикцию МУС по соответствующему преступлению/преступлениям и официально извещает об этом МУС.
  • Ситуация передается прокурору МУС Советом Безопасности ООН.

Украина не является участником Римского статута, поэтому, если только правительство не ратифицирует его или не направит в МУС заявление о признании его юрисдикции, МУС сможет рассматривать совершенные в Украине преступления только в случае передачи ему ситуации Светом Безопасности ООН. Россия также не является участником Римского статута, поэтому при отсутствии вышеуказанных условий представляется маловероятным, чтобы кто-либо из ее граждан предстал перед МУС по обвинению в совершении какого-либо преступления.

20. Могут ли другие государства осуществлять судебное преследование по преступлениям, совершенным в Украине?

Определенные категории тяжких преступлений против международного права, такие как военные преступления или пытки, подпадают под «универсальную юрисдикцию», предполагающую возможность для национальной судебной системы любого государства проводить расследование и осуществлять судебное преследование оговоренных преступлений, даже если они не были совершены на территории этого государства, гражданами этого государства или против граждан этого государства. Некоторые договоры, такие как Женевские конвенции 1949 г. и Конвенция против пыток, обязывают участников экстрадировать или предавать суду подозреваемых, которые находятся на территории государства-участника или в пределах его юрисдикции. Международные обычаи признают за государствами право суда и по другим преступлениям, таким как геноцид или преступления против человечности, вне зависимости от места их совершения.