Перевод с английского

27 сентября 2011 г.

Госсекретарю США
Х.Клинтон

 

Уважаемая госпожа Государственный секретарь!

К Вам обращается широкая международная коалиция правозащитных организаций, групп в защиту трудовых прав, профсоюзов, инвесторов и других, включая независимые гражданские группы Узбекистана, объединенных общей обеспокоенностью в связи с последними шагами администрации США в сторону развития отношений с правительством Узбекистана без учета того, что там сохраняется один из самых репрессивных режимов в мире.

На прошлой неделе Комитет по ассигнованиям Сената США одобрил законопроект, предусматривающий оказание за счет бюджета военной и полицейской помощи Ташкенту в тот самый момент, когда узбекские власти продолжают подавление голосов гражданских активистов, независимых журналистов и любой политической оппозиции, жестко ограничивают свободу выражения мнений и свободу религии, а также в массовых масштабах практикуют использование принудительного детского труда.

В случае вступления в силу законопроект позволит американской администрации обходить ограничения на предоставление правительству Узбекистана помощи, включая военную, которые были введены в 2004 г. в связи с неудовлетворительной ситуацией с правами человека.

Мы, нижеподписавшиеся организации, выражаем сожаление и осуждение в связи с  этой недавней инициативой, преследующей цель открыть возможности для предоставления прямой помощи в области безопасности одному из самых репрессивных режимов в мире. Призываем Вас к сохранению приверженности Вашим прежним решительным заявлениям относительно нарушений прав человека в Узбекистане, в том числе сделанным накануне Вашей встречи с президентом Исламом Каримовым в ходе визита в Ташкент в декабре прошлого года. Настоятельно просим Вас выступить против принятия указанного законопроекта и не задействовать предоставляемое им право обхода существующих ограничений. Более того, призываем Вас публично подтвердить сохранение у администрации США серьезной озабоченности вопиющей ситуацией с правами человека в Узбекистане.

На эту среду, 28 сентября, запланировано участие министра иностранных дел Узбекистана Элёра Ганиева в бизнес-форуме Американо-Узбекистанской торговой палаты в Вашингтоне. Всего за несколько недель до этого Госдепартамент признал Узбекистан страной, «вызывающей особую озабоченность» в связи с продолжающимися грубыми нарушениями свободы религии. Визит министра также совпадает с началом осеннего сезона сбора урожая в Узбекистане, когда власти принудительно отправляют на сбор хлопка до двух миллионов детей, неизменно отказываясь удовлетворять запросы Международной организации труда о направлении в страну наблюдателей для оценки проблемы.

Больше десятка правозащитников и многие журналисты и политические активисты за свою деятельность отправлены в Узбекистане за решетку. Пытки и недозволенное обращение в досудебных изоляторах и местах лишения свободы носят систематический и массовый характер, власти упорно отказываются разрешать в стране деятельность местных и международных неправительственных организаций.

Драматические события последнего времени в Центральной Азии и на Ближнем Востоке со всей очевидностью указывают на то, что положение Узбекистана как стратегического партнера США не должно оставлять в тени озабоченность вопиющей ситуацией с правами человека в этой стране.

Как говорил ранее в этом году президент Барак Обама в выступлении, посвященном «арабской весне», «неспособность или нежелание реагировать на широкие чаяния простых людей будет лишь усиливать формировавшиеся годами подозрения в том, что США приносят их в жертву собственным интересам… Общества, которые держатся на страхе и репрессиях, могут какое-то время обеспечивать видимость стабильности, но они строятся на ложной основе, которая рано или поздно обречена на распад».

Еще до демократических выступлений на Ближнем Востоке возмущение общества коррупцией и репрессиями в Кыргызстане привело к свержению правительства в соседней центральноазиатской республике, с которым у американских военных установились тесные отношения и которое в тот момент казалось таким же устойчивым, как и нынешняя власть в Узбекистане.

Мы отмечаем, что президент Ислам Каримов и другие руководители Узбекистана, заинтересованные стратегически в присутствии международных сил в Афганистане и финансово – в американских платежах за поставки через северный маршрут их снабжения, хотели бы сохранить статус-кво. Поэтому американской администрации нет нужды – и не следует – идти на дополнительные уступки и стимулы до тех пор, пока Ташкент всерьез не отреагирует на давние американские озабоченности ситуацией с правами человека.

Намного более эффективный курс для Вашингтона – это твердость, которую Вы не раз демонстрировали в прошлом. На прошлогодней декабрьской встрече с представителями гражданских групп в Астане, Казахстан, Вы говорили, что на встрече с Исламом Каримовым поднимете вопрос о судьбе осужденных правозащитников. Уже в Узбекистане Вы дополнительно подтвердили центральное место прав человека в американо-узбекских отношениях и подчеркивали, что Ташкенту пора «переходить от слов к делу» в том, что касается улучшения ситуации.

После Вашего выступления в Астане узбекские власти 1 декабря 2010 г. освободили одного из осужденных правозащитников – Фархада Мухтарова, который отбывал четырехлетний срок по политически мотивированному делу. Его освобождение, за которым позднее последовало освобождение поэта-диссидента Юсуфа Джумы, свидетельствует о том, что последовательное общественное давление по вопросам прав человека в сочетании с дипломатическими усилиями способно принести положительный результат.

При реализации американской политики в отношении Узбекистана администрации важно помнить, что ее «целевая аудитория» не ограничивается официальными властями и что народ Узбекистана также является заинтересованной стороной.

Время для смены курса еще не упущено. Настоятельно призываем Вас воспользоваться визитом Элёра Ганиева, чтобы как доверительно, так и публично обозначить, что американская политика в отношении официального Ташкента не претерпит фундаментальных изменений до тех пор, пока не будет реального улучшения ситуации с правами человека, включая освобождение осужденных демократических активистов, прекращение гонений на гражданские группы, принятие действенных мер по искоренению пыток и прекращение принудительного детского труда в хлопководстве.

Искренне Ваши

AFL-CIO

Международная амнистия - США

Anti-Slavery

АссоциациязагражданскиеправавЦентральнойАзии

Boston Common Asset Management, LLC

Center for Reflection, Education and Action

Коалиция против детского труда

CIVICUS

Европейскийцентрзаконституционныеправаиправа человека

Экспертнаярабочаягруппа - Узбекистан

First Focus

ФридомХауз

Freedom Now

ХьюманРайтсВотч

Международная кризисная группа

Международный форум за трудовые права

Национальная лига потребителей

Open Society Policy Center

Responsible Sourcing Network

Узбекистано-Германский форум за права человека

 

Краткий обзор нарушений властями Узбекистана политических и других прав

Полное отсутствие политической свободы.За 20 лет независимости в Узбекистане не было выборов, которые даже в минимальной степени признавались бы международными мониторинговыми структурами «свободными и справедливыми». Как отмечается в докладе Фридом Хауз FreedomintheWorld2011, президент Ислам Каримов использует «доминирующее положение исполнительной власти для подавления любой политической оппозиции». Никакие оппозиционные партии не допускаются к участию в политическом процессе, а политических оппонентов Каримова либо вынуждают уезжать из страны, либо отправляют за решетку. Тюремный срок исключительно за свою законную гражданскую деятельность отбывают по меньшей мере 13 правозащитников и целый ряд журналистов и политических активистов, некоторые из них подвергаются пыткам. Власти не терпят никаких проявлений инакомыслия, в Узбекистане безжалостно пресекаются даже самые малочисленные публичные выступления.

Нарастающая закрытость общества.С 2004 г. власти изгнали из страны или вынудили свернуть деятельность целый ряд международных организаций и СМИ, включая Фридом Хауз, CounterpartInternationalи Американскую ассоциацию адвокатов, а также Радио Свобода, Би-би-си, «Немецкую волну» и многих других. В марте 2011 г. правительство закрыло ташкентский офис Хьюман Райтс Вотч, избавившись от последней остававшейся в стране международной правозащитной мониторинговой организации, 15  лет работавшей в Узбекистане. Ташкент отказывается допускать в страну спецдокладчиков ООН, восемь из которых запрашивают посещение. В Узбекистане существует всего одна действующая зарегистрированная независимая национальная правозащитная организация, в то время как не имеющие регистрации группы подвергаются постоянным притеснениям.

Сохранение систематического характера пыток.Как отмечается из года в год в докладе Госдепартамента о ситуации с правами человека по странам мира, несколькими мониторинговыми органами ООН и целым рядом международных организаций, пытки в Узбекистане носят массовый и систематический характер на всех этапах уголовного судопроизводства, а их безнаказанность является нормой. Милиция и органы госбезопасности с помощью пыток и недозволенного обращения принуждают задержанных к признанию или к даче изобличающих показаний на третьих лиц, а полученные таким образом признания нередко служат единственным основанием для обвинительного приговора. Судьи раз за разом отказываются назначать проверку заявлений о пытках, которые делаются обвиняемым в суде. Практикуются, в частности, такие методы, как избиение дубинкой, электрошок, подвешивание за запястья или лодыжки, изнасилование и сексуальное унижение, причинение удушья пластиковым пакетом или противогазом, а также угрозы причинения физического вреда родственникам. Продолжают поступать правдоподобные сообщения о подозрительных случаях смерти в местах заключения, как утверждается – в результате недозволенного обращения и пыток.

Ограничение свободы выражения мнений.В Узбекистане ограничиваются и свобода информации, и свобода выражения мнений. Внутри страны постоянно блокируется доступ к интернет-сайтам с острыми или критическими материалами. Немногие оставшиеся независимые журналисты продолжают работать с большим риском для себя и вынуждены прибегать к самоцензуре из-за притеснений и угроз лишения свободы. По меньшей мере десять журналистов отбывают срок исключительно за свою профессиональную деятельность. Только за прошлый год зафиксированы три случая использования властями против журналистов надуманных уголовных дел о клевете. В октябре прошлого года корреспондент радиостанции «Голос Америки» Абдумалик Бобоев был признан виновным по уголовному делу о клевете, оскорблении и изготовлении или распространении материалов, представляющих угрозу общественной безопасности. Ему присудили штраф в размере 11 тыс. долл. США – для Узбекистана это очень значительная сумма. Печальная ирония состоит в том, что он занимался как раз вопросами ограничения свободы выражения мнений, случаями произвольного задержания и неправосудными процессами над журналистами и правозащитниками.

Ограничение свободы религии.По заключению Комиссии США по свободе религии в зарубежных странах и Госдепартамента, правительство Узбекистана систематически и грубо нарушает свободу религии или вероисповедания и сурово наказывает граждан за внесистемную религиозную деятельность вне зависимости от конфессиональной принадлежности. Законодательство о свободе совести жестко ограничивает права всех религиозных общин и обеспечивает широкие возможности контроля за ними со стороны властей. Правительство продолжает аресты так называемых независимых мусульман и репрессии в отношении отдельных лиц, групп и мечетей, чья религиозная практика выходит за установленные государством рамки или кого власти причисляют к экстремистам. Такая политика приводит к лишению свободы тысяч человек.

Андижанская бойня.13 мая 2005 г. правительственные войска расстреляли преимущественно безоружных демонстрантов в Андижане на востоке Узбекистана, погибли сотни человек. Проигнорировав неоднократные призывы международного сообщества, в том числе со стороны администрации Дж.Буша-младшего, сенатора Джона Маккейна и других конгрессменов, о проведении независимого международного расследования, узбекские власти вместо этого попытались расправиться с критическими голосами, развернув массированные репрессии в Андижане. Считается, что длительные сроки до сих пор отбывают несколько сотен человек, осужденных на закрытых процессах в 2005 – 2006 гг. Правительство продолжает рьяно выслеживать и преследовать любых лиц, которых считает имеющими отношение к андижанским событиям или располагающими информацией о них. Мощный государственный прессинг в виде допросов, слежки, остракизма и по меньшей мере одного случая открытой угрозы физической расправы приводит к появлению все новых беженцев из Андижана – спустя годы после майских событий. В апреле 2010 г. Дилорам Абдукодирова, которая вернулась в Узбекистан после того, как власти обещали родственникам, что ее не тронут, была осуждена на десять лет лишения свободы.

Принудительный детский труд.Принудительный труд детей на хлопковых полях остается серьезной проблемой, несмотря на формальный запрет детского труда и ратификацию правительством двух соответствующих конвенций МОТ. Информация, поступающая из всех хлопководческих районов Узбекистана, свидетельствует о том, что власти продолжают практику массовой отправки детей на сбор хлопка. Каждую осень с негласного одобрения правительства местные власти закрывают большинство начальных и средних школ за пределами столицы и приказывают местным органам образования отправлять детей на сбор хлопка – основной статьи узбекского экспорта. Осенью прошлого года руками до двух миллионов детей было собрано около половины урожая хлопка. Дети, которых отправляют на уборку, живут в антисанитарных условиях, болеют, пропускают занятия и работают каждый день от зари до зари за символическую оплату или вообще даром. Нередки случаи недоедания, переутомления и перегрева. На этом фоне правительство по-прежнему отказывается допускать в страну наблюдателей МОТ.