В 2014 г. вооруженный конфликт в Сирии стал еще более кровопролитным. Причиной тому - активизация ударов по жилым районам и непрекращающееся использование оружия неизбирательного действия со стороны правительства и проправительственных вооруженных формирований. Правительственные силы также продолжили практику произвольных арестов, насильственных исчезновений и пыток задержанных. Многие задержанные умерли в заключении. Серьезные нарушения совершались и вооруженными группировками, противостоящими правительству. К числу нарушений с их стороны относятся преднамеренные и неизбирательные нападения на гражданских лиц, использование детей в качестве солдат, похищения и пытки в местах лишения свободы.

Экстремистские группировки «Исламское государство» (ИГИЛ), и «Джабхат-ан-Нусра» (сирийское крыло «Аль-Каиды») несут ответственность за систематические и массовые нарушения, в том числе такие, как преследование гражданских лиц, похищения и казни.

Согласно заявлению Нави Пиллэй, занимавшей в то время должность Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека, по состоянию на август 2014 г. число погибших в сирийском конфликте достигло более 191 тыс. человек. Распространение и углубление конфликта привели к тяжелому гуманитарному кризису с миллионами перемещенных лиц внутри страны и беженцев, ищущих пристанища в соседних странах.

Удары правительственных войск по гражданскому населению. Неизбирательное применение оружия

После применения в августе 2013 г. химического оружия в пригороде Дамаска - Гуте, в результате международного давления Сирия присоединенилась к Конвенции о запрещении химического оружия и согласилась на уничтожение своего арсенала химоружия. В 2014 г. заявленный арсенал химического оружия был вывезен из Сирии для ликвидации. Однако правосудие для жертв химической атаки так и не свершилось, и факты неоспоримо свидетельствуют о том, что в середине апреля вертолеты сирийских правительственных сил сбросили «бочковые бомбы», начиненные цилиндрами с газообразным хлором, на три города в Северной Сирии. В этих атаках в качестве оружия были использованы обычные промышленные химикаты, что запрещено Конвенцией по химическому оружию.

Широкое использование сирийскими властями кассетных боеприпасов привело к многочисленным жертвам и оставило после себя смертоносное взрывоопасное наследие войны. Хьюман Райтс Вотч зафиксировали, по меньшей мере, 249 ударов в 10 из 14 сирийских провинций, где в период с июля 2012 г. по июль 2014 г. использовались кассетные боеприпасы. Применялись, как минимум, семь типов кассетных боеприпасов, в том числе авиационные бомбы, разрывные малокалиберные бомбы, которые специально предназначенные для разбрасывания или высвобождения из кассетных устройств, прикрепленных к летательному аппарату, и наземные ракеты. Использовались также, по меньшей мере, десять видов взрывчатых суббоеприпасов. Факты свидетельствуют о том, что при нападении на город Кеферзита (населенный пункт в северной Сирии) в феврале, правительственные войска применили тип мощных кассетных ракет, который до этого в конфликте не использовался. Кассетные боеприпасы вновь были применены сирийскими правительственными войсками 21 августа при нападении на город Манбиж (в провинции Алеппо), в результате которого по меньшей мере шесть гражданских лиц погибли и 40 получили ранения.

Кроме того, в нарушение резолюции 2139 Совета Безопасности ООН, принятой 22 февраля, правительственные войска упорно продолжали сбрасывать на гражданское население осколочно-фугасные «бочковые бомбы» в больших количествах. Эти неуправляемые осколочно-фугасные бомбы – продукт дешевого местного производства; изготавливаются они, как правило, из больших бочек из-под нефтепродуктов, газовых баллонов и цистерн для воды, заполненных взрывчатыми веществами и металлическим ломом для усиления осколочного взрыва, и затем сбрасываются с вертолетов. В период с февраля по июль было нанесено более 650 новых крупных ударов по районам Алеппо, находящимся под контролем вооруженных оппозиционных группировок. Характер разрушений, причиненных большинством обстрелов, типичен для разрушений от взрывов «бочковых бомб». По оценкам одной из местных групп, в 2014 г. в Алеппо в результате авианалетов было убито 3557 гражданских лиц.

Сирийское правительство также продолжает блокаду, которая затрагивает, по примерным подсчетам,  более 200 тыс. мирных жителей. Блокада является нарушением резолюции 2139 Совета Безопасности, призывающей все стороны «незамедлительно снять блокаду населенных пунктов», включая Хомс, Мадамиет, Дарайю в Западной Гуте, Восточную Гуту и лагерь палестинских беженцев в Ярмуке, что на юге Дамаска. Власти используют стратегию введения блокады, чтобы взять гражданское население измором, принудить людей к повиновению и навязать переговоры, которые позволили бы правительству вернуть территорию.

Произвольные аресты, насильственные исчезновения, пытки и смерть заключенных в правительственных тюрьмах

Сирийские силы безопасности продолжают практику произвольных задержаний, регулярно подвергают задержанных жестокому обращению и пыткам. Во многих случаях задержанные исчезают в недрах разветвленной сети мест заключения, раскинувшейся по всей Сирии. Многие задержанные – это молодые мужчины в возрасте от 20 до 30 лет; но среди задержанных были также дети, женщины и старики. В ряде случаев люди сообщали, что с целью оказать давление на них и вынудить их сдаться органам безопасности, силы безопасности задерживали членов их семей, включая детей. По оценкам местной группы наблюдателей «Сирийская сеть по правам человека», по состоянию на 30 августа, 85 тыс. человек удерживаются правительственными силами на условиях, соответствующих критериям насильственного исчезновения.

Несмотря на общую амнистию, объявленную правительством в июне, множество активистов гражданского общества, правозащитников, работников СМИ и сотрудников гуманитарных организаций остаются в заключении, оказавшись там в результате произвольных задержаний. Некоторых из этих задержанных судят, в том числе и в военных и контртеррористических судах, за осуществление своих прав. Среди активистов, по-прежнему находящихся в заключении, защитник права на свободу выражения мнений адвокат Бассил Хартаби; правозащитник Мазен Дарвиш и его коллеги из «Сирийского центра СМИ и свободы слова» Хани Аль-Зитани и Хусейн Гарир. Среди активистов, которые по-прежнему удерживаются в заключении на условиях, соответствующих критериям насильственного исчезновения, юрист и правозащитник Халил Маатук, которого, по сообщениям бывших заключенных, видели в правительственной тюрьме.

Резолюция 2139 Совета Безопасности требует прекратить практику произвольных задержаний, насильственных исчезновений и похищений, а также требует освобождения всех подвергшихся произвольному задержанию.

Вышедшие на свободу заключенные постоянно сообщают о жестоком обращении и пытках в местах заключения и об условиях содержания в тюрьмах, приводящих к многочисленным смертельным случаям в местах лишения свободы. Четверо бывших заключенных, содержавшихся в военной тюрьме Седная в 2014 г., рассказали о гибели людей в заключении и жестоких условиях содержания. Их показания точно соответствуют сообщению о массовой гибели людей в местах заключения, сделанному в январе военным перебежчиком, который сфотографировал тысячи трупов в военных госпиталях Дамаска. Согласно данным местных активистов, в 2014 году в сирийских тюрьмах погибло как минимум 2197 заключенных.

Нарушения прав со стороны «Джабхат аль-Нусра» и ИГИЛ

Экстремистские исламистские группировки «Джабхат аль-Нусра» и ИГИЛ совершают систематические нарушения прав, включая прицельные нападения на гражданских лиц нападения и похищение мирных граждан, как это произошло в мае, когда силы ИГИЛ похитили 153 курдских ребенка. Впоследствии дети были освобождены.

На основании сообщений местных курдских официальных лиц и фотоматериалов, 12 июля и 14 августа отряды ИГИЛ использовали кассетные боеприпасы во время боев ИГИЛ с курдскими отрядами «Народной защиты» (YPG) в районе сирийского города Айн аль-Араб (известного также под курдским названием Кобани), в провинции Алеппо близ северной границы Сирии с Турцией.

По сообщению местных источников, 29 мая, когда силы ИГИЛ вошли в деревню Аль-Талилия, расположенную неподалеку от Рас-эль-Аин в северном районе Сирии, они казнили как минимум 15 мирных жителей, в том числе семерых детей. По сообщению местного жителя, после взятия в июле города Букамал (провинция Дейр аль-Зур), во время месяца Рамадан жертвами суммарной казни, произведенной отрядами ИГИЛ на главной площади города, стали жители-алавиты и христиане. Сообщается также о внесудебных суммарных казнях жителей, совершенных боевиками ИГИЛ в городах Ракка и Табка (провинция Ракка) в 2014 г. Жертвами внесудебной казни стали также несколько заложников ИГИЛ, в том числе казненные в августе и сентябре американские журналисты Джеймс Фоли и Стивен Сотлофф, в сентябре и октябре - сотрудники британских гуманитарных служб Дэвид Хайнс и Алан Хеннинг, и в ноябре - работник американской гуманитарной службы Питер Кэссиг.

Группировка «Джабхат аль-Нусра» неоднократно делала заявления о взятии на себя ответственности за смертельные взрывы начиненных взрывчаткой автомобилей. Целевыми объектами этих атак в Сирии были гражданские лица.

ИГИЛ и «Джабхат аль-Нусра» ввели жесткие и дискриминационные правила для женщин и девочек. Обе группировки активно вербовали детей-солдат. По имеющимся сведениям, в 2014 г. в Букамале во время Рамадана боевики ИГИЛа подвергли порке всех, кто ел или пил в общественных местах, а во время и после Рамадана порке подвергался каждый, кто был замечен гуляющим по улицам во время молитвы. Использование Интернета, прослушивание музыки и курение также стали предметом насильственного запрета.

Нарушения со стороны других анти-правительственных вооруженных группировок

Анти-правительственные вооруженные группировки совершали неизбирательные минометные и другие артиллерийские обстрелы из находящихся под их контролем районов, в результате которых погибли мирные жители районов, находящихся под контролем правительства. Эти удары систематически были нацелены на объекты, о которых было заведомо известно, что они являются гражданскими, - на школы, мечети и базары.

29 апреля два минометных снаряда поразили учебно-воспитательный комплекс Бадр Эль-Дин Хусаини в аль-Шагур в окрестностях Дамаска, в районе, находящемся под контролем правительства. Как сообщается, при обстреле погибли 17 детей и по меньшей мере двое родителей, пришедших забрать своих детей из школы. Еще около 50 человек были ранены. Снаряды были запущены из района, находящегося под контролем вооруженных группировок в лагере Ярмук.

Анти-правительственные вооруженные группировки, включая «Свободную армию Сирии» и «Исламский фронт», также используют детей для боевых и других военных целей. Используя школы под военные базы, казармы, тюрьмы и снайперские посты они тем самым подвергают опасности школьников.

Анти-правительственные вооруженные группировки также несут ответственность за похищения. По меньшей мере 54 алавита - женщины и дети, - взятые в заложники во время военной операции в сельской местности Латакии в августе 2013 г., по-прежнему удерживаются в оперативной «комнате моджахедов в сельской местности Латакии».

Известная правозащитница Разан Зейтуне и трое ее коллег Ваэль Хамада, Самира Халиль и Назем Хаммади были похищены 9 декабря 2013 г. в Думе, городе в окрестностях Дамаска, находящемся под контролем ряда вооруженных оппозиционных группировок, в том числе – «Армии ислама». Правозащитники по-прежнему находятся в руках похитителей.

Несмотря на систематический характер нарушений со стороны ИГИЛ и «Джабхат аль-Нусра», другие анти-правительственные вооруженные группировки в Сирии не отказываются от координации и сотрудничества с этими группами.

Районы, контролируемые курдами

В январе 2014 г. партия «Демократический союз» вместе с другими родственными партиями основали временную администрацию в трех северных регионах: Африн, Айн аль-Араб и Джазира. Они сформировали советы по типу министерств и представили новый конституционный закон. Местные власти осуществляли произвольные аресты, нарушения надлежащих правовых процедур и оказались не в состоянии решить проблему нераскрытых убийств и исчезновений людей. Местная полиция и вооруженные силы, курдские отряды «Народной защиты» (YPG) также задействуют детей-солдат, хотя в июне они взяли на себя обязательства демобилизовать детей-солдат и прекратить использовать их.

Кризис с беженцами и перемещенными лицами

По оценкам ООН, 7,6 млн. сирийцев стали перемещенными лицами внутри страны и 12,2 млн. нуждаются в гуманитарной помощи. В 2014 г. гуманитарные организации испытывали значительные трудности в доставке помощи перемещенным гражданским лицам и другим группам населения, сильно пострадавшим в результате конфликта вследствие блокады, осуществляемой как правительственными войсками, так и анти-правительственными вооруженными группировками, а также в результате продолжающегося отказа властей разрешить доставку помощи из-за границы и общей неспособности гарантировать безопасность сотрудников гуманитарных организаций.

В июле Совет Безопасности своей резолюцией санкционировал поставки гуманитарной помощи через границу, даже без разрешения властей.
По состоянию на 3 сентября 2014 г., более 3 млн. сирийцев были зарегистрированы или находились в процессе регистрации в качестве беженцев в Агентстве ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Ливане, Иордании, Турции, Ираке и Египте. В 2014 г. Ирак, Иордания, Турция и Ливан приняли меры по ограничению числа прибывающих беженцев.

Все четыре соседних государства, принимающие сирийских беженцев, отказались предоставить сирийцам правовой статус.

Палестинцы из Сирии столкнулись с дополнительными препятствиями. Им было отказано во въезде в Иорданию или их принудительно депортировали оттуда, а у ряда палестинцев-иорданцев, проживавших в Сирии, было анулировано их иорданское гражданство. В Ливане палестинские беженцы из Сирии также сталкиваются с дополнительными ограничениями, обусловленными введением в мае новых правил Министерства внутренних дел, ограничивающих возможность въезда палестинцев в страну или возможность возобновления их права на жительство, если они уже находятся на территории страны.

В 2014 г. увеличилось число беженцев из Сирии, пытающихся попасть в Европу, в том числе используя опасные контрабандистские пути. В то время как некоторые страны Европейского Союза предлагают сирийским беженцам безопасное пристанище, другие, например, Болгария и Греция, теснят, порой с применением насилия, ищущих убежища на своих границах или в территориальных водax, не позволяя им подавать ходатайства о предоставлении убежища. Страны, не граничащие с Сириeй, в том числе страны Западa, продолжают принимать на проживание только небольшe количество беженцев.

На момент составления отчета, финансировалось лишь 51 % потребностей УВКБ, необходимых для обеспечения нужд беженцев в регионе; таким образом, дефицит составляет 1,8 млн. долларов США. В результате, УВКБ ООН, Всемирная продовольственная программа и другие организации сократили помощь беженцам, в том числе и такую, как предоставление основных товаров и субсидии на здравоохранение.

Ключевые международные силы

В январе участники конфликта и их сторонники на международной арене встретились в Швейцарии для второго раунда политических переговоров, известных как «Женева-2», однако эти встречи не привели к каким-либо ощутимым результатам, и переговоры с тех пор не возобновлялись.

Международные усилия по обеспечению справедливого суда по законам международного права за совершение тяжких преступлений, совершенных всеми сторонами конфликта в Сирии, также не реализованы. 22 мая Россия и Китай заблокировали резолюцию Совета Безопасности, согласно которой вопрос о ситуации в Сирии был бы передан в Международный уголовный суд (МУС). Более 100 неправительственных организаций призвали Совет Безопасности принять эту резолюцию, более 60 стран присоединились к ней и 13 из 15 членов Совета Безопасности проголосовали за нее.

Более 140 стран, в том числе десятки государств, не являющихся участниками Конвенции по кассетным боеприпасам, осудили в своих заявлениях и резолюциях применение Сирией кассетных боеприпасов. 18 декабря 2013 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 68/182, в которой выразила «негодование» по поводу «продолжающихся широкомасштабных и систематических грубых нарушений прав человека» в Сирии «в том числе <…> применение <...> кассетных боеприпасов».

22 февраля Совет Безопасности все-таки принял резолюцию с требованием обеспечить «безопасный и беспрепятственный гуманитарный доступ <...> в том числе через линии конфликта и через границы»; а также с требованием, «чтобы все стороны … прекратили <…> неизбирательное применение оружия в населенных районах, включая артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки, в частности использование ‘бочковых бомб’». Резолюция призывает покончить с практикой произвольных задержаний, насильственных исчезновений и похищений, и требует освободить всех произвольно задержанных.

В свете того, что сирийские власти по-прежнему придерживаются линии несоблюдения резолюции, 14 июля Совет Безопасности принял вторую резолюцию, непосредственно наделяющую агентства ООН и их партнеров-исполнителей полномочиями по доставке помощи через границы Сирии и линии конфликта. Последующих резолюций такого рода в отношении задержанных или неизбирательных нападений принято не было, несмотря на продолжающееся несоблюдение соответствующей резолюции всеми сторонами конфликта.

Помимо того, что Россия и власти Ирана постоянно блокируют действия Совета Безопасности по пресечению нарушений со стороны сирийского правительства, они, по сообщениям СМИ, в 2014 г. продолжали оказывать сирийскому правительству военную помощь.

15 августа Совет Безопасности принял резолюцию 2170, призывающую «все государства-члены принять на национальном уровне меры к пресечению притока иностранных боевиков-террористов», финансирования и оружия в распоряжение ИГИЛ, «Джабхат аль-Нусра» и других лиц и организаций, связанных с «Аль-Каидой». Совет Безопасности также внес шесть человек из этих групп в санкционный перечень в отношении «Аль-Каиды».
В марте 2014 г. Совет по правам человека продлил мандат своей независимой Международной комиссии по расследованию событий в Сирии сроком на один год.

Соседние с Сирией страны, и в первую очередь власти Турции, ужесточили свою политику пограничного контроля с целью ограничения потока материальных средств и боевиков, стекающихся к этим группам, но эти меры были приняты с сильным опозданием. Западные государства, опасающиеся, что их граждане пытаются проникнуть в Сирию, чтобы вступить в ряды боевиков, также ужесточили контроль и другие меры в попытке остановить приток иностранных боевиков.

24 сентября Совет Безопасности принял резолюцию 2178, призывающую государства предпринять ряд шагов по борьбе с терроризмом, включая внедрение мер проверки, эффективный пограничный контроль и другие меры по предотвращению вербовки, организации и передвижения террористов, в том числе тех, которые связаны с отделениями ИГИЛа и «Аль-Каиды». Резолюция также призывает государства активизировать сотрудничество, осуществлять преследование виновных, усовершенствовать помощь в преследовании виновных и привлечении их к ответственности, а также способствовать созданию потенциала других государств в области борьбы с терроризмом.

Лица из Кувейта, Катара, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов также финансировали и поддерживали военные операции, проводимые ИГИЛ или «Джабхат аль-Нусра». В начале августа Кувейт объявил о новых мерах по пресечению финансирования экстремистов. В их числе: запрет на любые сборы средств в мечетях, требование большей прозрачности деятельности благотворительных организаций во всем, что касается источников и назначения их пожертвований, и получение от них официальных квитанций. Саудовская Аравия также приняла в прошлом году новые меры, объявив в феврале королевский указ о том, что граждане Саудовской Аравии, воюющие за границей в составе террористических групп, подлежат тюремному заключению. В числе мер также: вышедшее в апреле предостережение против пожертвований несанкционированным группам и выделение в августе $100 млн. долларов США на антитеррористический центр ООН.