Основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж на балконе посольства Эквадора в Лондоне 19 мая 2017 г.

© 2017 Reuters

Экстрадиция Джулиана Ассанжа из Великобритании в США по обвинениям в компьютерных преступлениях, если она все же произойдет, чревата серьезными негативными последствиями для работы журналистов в цифровую эпоху.

11 апреля 2019 г. полиция Лондона подтвердила арест Ассанжа в тот день «по поручению властей США» в соответствии с ордером на экстрадицию. В тот же день суд признал его виновным в несоблюдении условий освобождения под залог в 2012 г., слушания по его экстрадиции назначены на 2 мая. Считается, что поводом для ареста послужило обвинительное заключение от 6 марта 2018 г., обнародованное сегодня американским судом. Ассанжу вменяется заговор с целью нарушения Закона о компьютерном мошенничестве и злоупотреблении компьютерной информацией (Computer Fraud and Abuse Act), в том числе получение несанкционированного доступа к секретной информации в связи с утечкой документов американских военных через Челси Мэнниг (Брэдли Эдварда Мэннинга).

«Уголовное преследование Джулиана Ассанжа за деятельность, нередко связанную с обнародованием общественно значимой информации – в том числе чувствительной или секретной, – чревато возникновением опасного для любого информационного ресурса прецедента, - говорит Дайна ПоКемпнер, генеральный юрисконсульт Хьюман Райтс Вотч. – Откровенно враждебное отношение администрации Трампа к ‘ведущим СМИ’ способствует нарастанию рисков для журналистских расследований во всем мире».

Многие пункты обвинительного заключения, такие как использование закрытых чатов, неразглашение источников информации или использование защищенных облачных хранилищ, - это неотъемлемая часть журналистской работы в цифровую эпоху, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Другие, в частности попытка «взлома» паролей, связаны с конкретными фактами, которые пока не подтверждены, не обнародованы или не объяснены.

Мартовское обвинительное заключение 2018 г. не предполагает обвинений в шпионаже, ограничиваясь более узким составом компьютерного мошенничества. Однако американский закон, на котором оно основывается, содержит широкие запреты общего плана, которые уже не раз становились поводом для критики как препятствующие исследованиям с помощью цифровых технологий. Существует опасность того, что эти обвинения могут быть расширительно задействованы применительно не только к эпизодическим безуспешным попыткам взлома паролей, но и ко многим стандартным журналистским практикам, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Принимая решение по выдаче Ассанжа в США, британские власти также должны учесть его физическое и психическое состояние и условия содержания под стражей, в которых он может оказаться в США как человек, обвиняемый в преступлениях против национальной безопасности. В свое время спецдокладчик ООН по пыткам резко критиковал одиночное содержание Челси Мэнниг и обращение с ней в предварительном заключении как нарушающее Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Насколько можно судить, полиция была приглашена в посольство властями Эквадора. Президент этой страны Ленин Морено заявил, что лишение Ассанжа убежища – это «суверенное право» Эквадора и что такое решение связано с неоднократным нарушением им международных договоров и норм человеческого общежития. Эквадор предоставил Ассанжу убежище в июне 2012 г., усмотрев наличие обоснованного риска преследований в случае его экстрадиции в США. Хьюман Райтс Вотч обеспокоена тем, что решение о лишении его убежища, как представляется, могло быть принято по мотивам, не учитывающим обстоятельств, по которым убежище было изначально предоставлено.

«Налицо реальная опасность того, что дело Ассанжа может превратиться в прецедент для правительств, которые хотели бы свести счеты с медиа за вскрытие фактов произвола властей, - говорит Дайна ПоКемпнер. – Правительству США следует особенно остерегаться расширений таких формулировкок, как ‘заговор’, создающих возможностью подвести под них любой сбор информации в любой точке планеты с соответствующими уголовными последствиями за предание гласности критически важных фактов, в том числе связанных с нарушениями прав человека».