Последствия авиаудара с использованием зажигательных боеприпасов. Хан-Шейхун, сирийская провинция Идлиб, 16 апреля 2017 г.

© 2017 Syrian Civil Defense in Idlib

(Женева) – Сообщения о новых случаях применения зажигательного оружия в Сирии должны побудить государства ужесточить международно-правовой режим, регламентирующий это предельно негуманное средство ведения войны, заявила Хьюман Райтс Вотч в публикуемом сегодня докладе.

28-страничный доклад «Давно назревший пересмотр: Переоценивая подход к зажигательному оружию в современных условиях» документирует использование зажигательного оружия коалицией сирийских правительственных и российских сил в 2017 г. и настоятельно рекомендует участникам Конвенции о негуманном оружия, совещание которых проходит в Женеве 22 – 24 ноября 2017 г., приступить к пересмотру Протокола III как не обеспечивающего ограничения использования зажигательного оружия и, соответственно, снижения рисков для гражданского населения.

«Государства должны ответить на угрозу, которую несет зажигательное оружие, ликвидировав пробелы в устаревшем режиме его международно-правового регулирования, - говорит Бонни Дочерти, старший исследователь Хьюман Райтс Вотч по вопросам оружия. – Ужесточение регламентации будет означать дополнительную защиту для гражданских лиц».

Доклад был представлен 20 ноября на полях совещания в штаб-квартире ООН в Женеве.

Зажигательные боеприпасы снаряжаются горючими веществами и предназначены для непосредственного поражения огнем живой силы и техники, а также материально-технической базы, зданий и объектов противника. Они вызывают крайне болезненные ожоги, трудно поддающиеся лечению, и пожары, которые уничтожают гражданские объекты и инфраструктуру.

Впервые с момента принятия в 1980 г. Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (Конвенции о негуманном оружии) в повестке дня ежегодного совещания государств-участников предусмотрен отдельный пункт, посвященный Протоколу III, где рассматриваются вопросы зажигательного оружия. На совещании также будет обсуждаться проблема автономных систем оружия летального действия (боевых роботов).

Государства-участники должны воспользоваться возможностью предметно обсудить последствия применения зажигательного оружия и адекватность Протокола III, считает Хьюман Райтс Вотч. Необходимо осудить недавние случаи применения зажигательного оружия, поддержать официальный пересмотр Протокола в сторону ужесточения и договориться о более глубоком обсуждении в 2018 г.

В 2017 г. Хьюман Райтс Вотч задокументировала 22 случая применения сирийскими правительственными или российскими силами зажигательного оружия в пяти провинциях Сирии. За 2012 – 2016 гг. мы задокументировали по меньшей мере 68 таких случаев, в том числе ряд случаев, которые сопровождались тяжелыми последствиями для гражданского населения. Сирия не является участником Протокола III, однако Россия является.

Совсем недавно, 12 ноября 2017 г., появились фотографии и видео, предположительно снятые в провинции Идлиб. Эти материалы наряду с сообщением службы спасателей Сирийской гражданской обороны указывают на применение авиационных зажигательных боеприпасов, хотя независимо подтвердить данные сведения нам не удалось.

Продолжающееся использование зажигательного оружия в Сирии указывает на необходимость присоединения Дамаска и других правительств к Протоколу III и соблюдения устанавливаемых им ограничений на применение зажигательного оружия в населенных районах, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Налицо также необходимость в ужесточении международно-правового режима для повышения репутационных издержек и воздействия даже на тех акторов, которые не являются участниками Протокола.

В Протоколе III налицо два серьезных пробела. Во-первых, его действие формально не распространяется на многоцелевые боеприпасы, в том числе дымовые и осветительные, которые снаряжаются белым фосфором. Причиняемые им травмы могут быть столь же тяжелыми, как и в случае применения других зажигательных боеприпасов. Так, он может прожигать мягкие ткани до кости и самопроизвольно воспламеняться вновь спустя длительное время при контакте с кислородом воздуха.

В 2017 г. возглавляемая США коалиция применяла белый фосфор в сирийской Ракке и иракском Мосуле в рамках операций против «Исламского государства». Мы не располагаем подтвержденными данными о гражданских потерях в связи с этим, однако New York Times сообщала, что в результате попадания по интернет-кафе погибло около 20 человек.

Во-вторых, Протокол III запрещает применение авиационных зажигательных боеприпасов в населенных районах, однако при определенных обстоятельствах разрешает использование наземных систем. Такое различие представляется неоправданным, поскольку поражающее воздействие сопоставимо. С гуманитарной точки зрения оптимальным было бы полное запрещение зажигательного оружия.

В последние годы все большее число государств осуждают использование зажигательного оружия и выступают за пересмотр или ужесточение режима Протокола III. На нынешнем совещании в Женеве им нужно активно продвигать такую позицию, а другим следует присоединиться к этому.

«Существующий международно-правовой режим в области зажигательного оружия – это наследие вьетнамской войны и компромисса эпохи биполярного мира, - говорит Бонни Дочерти, которая также является замдиректора по вооруженных конфликтам и защите гражданского населения со-издателя данного доклада, Международной клиники прав человека Гарвардской школы прав. – Политическая и военная ситуация изменилась, и пришло время отразить эти перемены в договоре».