Эта ситуация знакома всем: рождается ребенок и доктор, родитель или акушерка объявляет кто родился – девочкa или мальчик. Этим мгновенным определением будут продиктованы многие аспекты нашей дальнейшей жизни. Это то, что, большинство из нас никогда не подвергает сомнению.

Но некоторые люди это определение все же оспаривают. Их гендерная идентичность развивается отлично от предписанного им при рождении определения «девочка/ мальчик» и может не соответствовать традиционным понятиям о женском или мужском.

Развитие гендерной идентичности никоим образом не должно влиять на возможность пользоваться такими фундаментальными правами человека, как признание со стороны правительства или доступ к медицинским услугам, образованию и трудоустройству. Но для трансгендеров дело обстоит иначе: для них гендерная идентичность сопряжена с унижениями, насилием и, порой, со смертельной угрозой.

Согласно данным «Проекта по мониторингу убийств трансгендеров» (Trans Murder Monitoring Project) - инициативной группы, занимающейся сбором и анализом свидетельств об убийствах трансгендеров во всем мире – 1731 были убиты за период с 2007 по 2014 год. Многие убийства носили шокирующе жестокий характер, иногда с применением пыток и расчленением.

Физическое насилие ― не единственная угроза жизни трансгендеров. Вероятность заражения ВИЧ у трансгендеров в 50 раз выше, чем у населения в целом, и отчасти потому, что стигматизация и дискриминация не позволяют им пользоваться медицинской помощью. Исследования в США, Канаде и Европе выявили высокий уровень попыток самоубийств среди трансгендеров - следствие систематических унижений и маргинализации.

В некоторых странах, включая Малайзию, Кувейт и Нигерию, применяются законы, запрещающие «притворяться» человеком противоположного пола, таким образом фактически объявляя вне закона само существование трансгендеров как таковое. В ряде других стран трансгендеры подвергаются арестам согласно законам, предусматривающим уголовную ответственность за однополые отношения.

Приведенные данные дают лишь некоторое представление о принимающей разнообразные формы жестокости и дискриминации, с которыми сталкиваются

трансгендеры. Из-за отсутствия юридического признания предпочитаемого пола и связанных с этим прав и защиты, каждый момент повседневной жизни, будь то проверка документов или внешности, чреват потенциальным насилием и унижением. Это заставляет многих трансгендеров вести скрытный образ жизни.

Необходимость юридического признания гендера вызывает панику у многих правительств. Но вести борьбу за это право жизненно важно. Чтобы трансгендерные сообщества успешно развивались, и чтобы права на неприкосновенность частной жизни, свободу самовыражения и чувство собственного достоинства распространялись на всех, - движение за права человека должно уделить первостепенное внимание ликвидации насильственных и дискриминационных процедур, произвольно препятствующих праву на признание гендера. A правительства должны признать, что государство более не должно препятствовать или несправедливо ограничивать фундаментальное право человека на гендерную идентичность.1

Переломный момент

За последние годы трансгендеры во всем мире предприняли значительные шаги для достижения юридического признания.

Новатором в этом направлении выступила Аргентина, приняв в 2012 г. закон, который считается золотым стандартом юридического признания гендера: по достижении 18 лет каждый может выбирать свою гендерную идентичность, проходить операцию по смене пола и менять официальные документы без предварительного судебного или медицинского одобрения. В последующие три года еще четыре страны ― Колумбия, Дания, Ирландия и Мальта ― решительно устранили существенные препятствия на пути юридического признания предпочитаемого пола. Такая эволюция выгодно отличает эти страны от тех, которые либо вообще не позволяют менять спецификации «мужчина/ женщина», либо позволяют это только при выполнении определенных условий, которые могут включать хирургическое вмешательство, насильственную стерилизацию, психиатрическое освидетельствование, продолжительный период ожидания и расторжение брака. Люди впервые получили возможность менять в документах гендерный маркер, просто заполнив соответствующие формы.

Этот долгожданный прогресс является, по преимуществу, заслугой тех бесстрашных людей, которые осмелились доверить решение вопроса своей жизни и идентичности зачастую враждебно настроенному суду.

Например, Закон о признания гендера, принятый в Ирландии в 2015 г., стал результатом 22-летней юридической борьбы, которую вела Лидия Фой (в настоящее время вышедший на пенсию врач-стоматолог). Бросив вызов судопроизводству, она дважды, в 1997 и 2007

1И хотя данное эссе посвящено трансгендерам, следует отметить, что многие законодательные и политические реформы, связанные с юридическим признанием гендерной идентичности и предписанные обязательствами в области прав человека, могли бы улучшить ситуацию также и для интерсекс людей. Интерсекс люди, рожденные с половыми признаками, которые не соответствуют бинарным представлениям о мужском и женском теле, тоже сталкиваются с особыми проблемами и нарушениями прав, включая ненужныe хирургическиe процедуры с целью привести их внешний вид в соответствие с бинарными половыми стереотипами.

годах, обращалась в Верховный суд Ирландии, чтобы ее признали женщиной. Ее поддерживали отечественные и международные правозащитные организации, призывавшие Ирландию учредить процедуру признания гендерной идентичности, основанную на правах человека, а не на хирургическом вмешательстве и мнениях экспертов. Несмотря на это последовательное давление, правительство учредило юридическое признание гендерной идентичности на основе самоопределения лишь в 2015 году, после убедительной победы референдума по однополым бракам.

В Южной Азии, где хиджры (идентификационная категория для людей, при рождении отнесенных к мужскому полу, но у которых со временем развилась женская гендерная идентичность) давно признаны если не юридически, то социально-культурно, активисты преследуют похожую цель ― официальное признание третьего гендера. Традиционный социальный статус хиджр, включающий дарование благословений на свадьбах, обеспечивает им определенную защиту и видимость уважения. Но вместо того, чтобы рассматривать их как людей, равных перед законом, их считают экзотическими и маргинальными ― существование, обусловленное ограничениями и оговорками, а не правами.

И вот, в 2007 г. Верховный суд Непала вынес кардинальное постановление, предписывающее правительству признать третью гендерную категорию, определяемую на основе «личного самоощущения». Это судебное решение в значительной степени основывалось на новоявленных «Джокьякартских принципах» ― первом своде международно-правовых норм в сфере сексуальной ориентации, гендерной идентичности и прав человека. Имея на вооружении судебное постановление, активисты с успехом добились от правительственных органов включения третьей гендерной категории в списки избирателей (2010 г.), федеральную перепись населения (2011 г.), документы о гражданстве (2013 г.) и паспорта (2015 г.).

Аналогичным образом, в 2009 г. Верховный суд Пакистана потребовал признания третьей гендерной категории, и в 2013 г. кабинет министров Бангладеш издал указ о юридическом признании хиджр как отдельной гендерной идентичности. В 2014 г. Верховный суд Индии вынес масштабное судебное решение о признании третьего гендера, подтвердив «право каждого человека на выбор гендерной идентичности» и призвав включать трансгендеров в государственные программы социального обеспечения.

В нескольких странах ставится под вопрос сама необходимость указания пола. В официальных документах Новой Зеландии и Австралии теперь можно указывать свой пол как «неопределенный», а нидерландский парламент приступил к рассмотрению вопроса, следует ли правительству вообще указывать пол в официальных документах.

Вопрос достоинства

Право на признание личности перед законом гарантировано во многих международных договорах по правам человека и является фундаментальным аспектом подтверждения достоинства и ценности каждого человека. Однако даже в тех странах, где в принципе признается право человека на выбор предпочтительной гендерной идентичности, при

прохождении требуемых для этого процедур заявитель подвергается унизительному и пагубному обращению.

Например, в Украине трансгендеры, желающие изменить указанный в документах пол , должны пройти через следующие процедуры: длящееся до 45 дней обязательное стационарное психиатрическое освидетельствование для подтверждения или опровержения диагноза «транссексуализм»; принудительная стерилизация; многочисленные медицинские анализы, часто требующие поездок и существенных затрат времени и финансов, и которые сами по себе не имеют никакого отношения к требованиям процедуры юридического признания гендерной идентичности; унизительное личное освидетельствование государственной комиссией для дальнейшего подтверждения диагноза «транссексуализм» и разрешения на внесение изменений в юридические документы. Эти процедуры нарушают право на здоровье и противоречат запрету на негуманные и унизительные обращение и наказания.

Тина Т., 38-летняя трансгендерная женщина из Украины, сообщила Хьюман Райтс Уотч, что на время ее пребывания в психиатрической больнице с целью смены документов, ее поместили в мужскую палату строгого режима с решетками и металлическими дверьми. С ее слов, ей разрешалось гулять только 45 минут в день по периметру двора размером в 30 квадратных метров, в туалетах не было замков, отчего она не чувствовала себя в безопасности, и врачи не разрешали ей принимать женские гормоны, пока она находилась под их наблюдением.

Кажется очевидным, что в процессе признания идентичности нет места принуждению людей к нежелательным и ненужным процедурам. Однако, даже в тех странах, которые считают себя прогрессивными в области прав ЛГБТ, включая некоторые западноевропейские и латиноамериканские страны и США, чтобы поменять гендерный маркер в удостоверениях личности трансгендеров по-прежнему принуждают проходить унижающие достоинство процедуры, а в ряде случаев даже стерилизацию. Такие негативные последствия стремления получить юридическое признание гендерной идентичности серьезно ограничивают и пагубно влияют на возможности доступа к жизненно важным услугам и на возможность безопасного существования, свободного от насилия и дискриминации.

Путь к другим правам

Юридическое признание гендерной идентичности также является важной составляющей других фундаментальных прав, в том числе: права на неприкосновенность частной жизни, права на свободу самовыражения, права быть свободным от произвольных арестов, а также прав, связанных с трудоустройством, образованием, здравоохранением и свободным передвижением.

Решение Верховного суда Дели в октябре 2015 г. установило неразрывную связь между правом на юридическое признание генедерной идентичности и другими правами. Подтверждая право 19-летнего мужчины-трансгендера на получение удовлетворения за понесенные притеснения и травлю со стороны полиции и родителей, судья Сиддхарт Мридул писал:

Гендерная идентичность и сексуальная ориентация являются фундаментальными составляющими права на самоопределение, достоинство и свободу. Эти права лежат в основе личной независимости и свободы человека. Осознание и переживание гендерной идентичности неразрывны с самой сущностью личности трансгендеров и с их восприятием своего существования. Я понимаю закон как гарантию того, что каждый имеет фундаментальное право на выбор и признание гендерной идентичности.

Трудоустройство и жилищный вопрос

От трансгендеров регулярно поступают сообщения об отказах в трудоустройстве и предоставлении жилья, когда выясняется, что их внешность не соответствует гендерному маркеру в их официальных документах. В США общенациональный опрос, проведенный Национальным центром равноправия трансгендеров (The National Center on Transgender Equality) и Национальной рабочей группой ЛГБТК (The National LGBTQ Taskforce) в 2011 г., установил, что среди тех опрошенных, чья внешность не «соответствует» гендерному маркеру в удостоверении личности, 64% подверглись дискриминации в сфере трудоустройства (по сравнению с 52% опрошенных, которые изменили гендерный маркер в своих документах). Схожие факты дискриминации были выявлены при попытке трансгендеров без «соответствующих» документов снять или купить дом или квартиру.

Шаран, трансгендерная женщина из Малайзии, рассказала Хьюман Райтс Уотч, что хотя она предстает женщиной, из-за отсутствие юридического признания гендерной идентичности в Малайзии она должна предъявлять мужское удостоверение личности при устройстве на работу. Вот как она описывает свой опыт прохождения собеседований при устройстве на работу:

Когда я прихожу на собеседование, которое проводит мужчина, то первым делом он спрашивает меня: “А грудь у вас настоящая? Когда вы решили измениться?” Я объясняю, что я ― транссексуальная женщина. “А у вас пенис или влагалище? Вы занимаетесь сексом с мужчинами или женщинами? В какой туалет вы ходите? А вы делали операцию? Почему вы решили принимать гормоны?” Все это не имеет никакого отношения к работе... А потом они говорят, что позвонят через две недели, но никаких звонков вы не дождетесь.

Поездки

Для тех, чей внешний вид не соответствует их документам, простое передвижение с одного места в другое может стать опасным и унизительным событием. Особенно рискованы международные поездки, которые могу быть чреваты различными неприятностями: от обвинений в попытке ввести в заблуждение власти, до чрезмерного, унизительного личного досмотра.

Трансгендерная женщина из Нидерландов рассказала Хьюман Райтс Уотч: «Когда я еду в другую страну, меня часто выводят из очереди на допрос ― люди думают, что мой паспорт -- краденный». Трансгендерный мужчина из Казахстана рассказывал:

Каждый раз, когда я летал через аэропорт Алматы ― все четыре раза ― сотрудники службы охраны унижали меня... сначала охранник смотрит в мои документы и приходит в замешательство, потом он смотрит на меня и спрашивает, что происходит, потом я говорю, что трансгендер, потом показываю ему свои медицинские справки, потом он зовет своих коллег, всех, кого может найти, и они смотрят на меня, тычут в меня пальцами и смеются, а потом, в конце концов, отпускают.

Эксперты ООН по правам человека осудили подобную избирательность в отношении трансгендеров в процессе прохождения контроля безопасности.

Здравоохранение

Не имея удостоверений личности, которые соответствовали бы их внешности, трансгендеры, нуждающиеся в медицинской помощи, сталкиваются с унижениям и вынуждены отвечать на некорректные вопросы. В 2011 г. Эрина, трансгендерная женщина из Малайзии, была госпитализирована на два дня с высокой температурой. Она рассказала Хьюман Райтс Уотч, что, невзирая на просьбы, ее поместили в мужскую паламу, потому что в ее удостоверении личности значился мужской пол. Доктора и медсестры расспрашивали о ее гендерной идентичности, задавая вопросы, никак не связанные тем, из-за чего она попала в больницу.

В странах, где трансгендерность криминализирована, обращение за медицинской помощью сопряжено с серьезной опасностью. В Кувейте, как рассказала Хьюман Райтс Уотч одна трансгендерная женщина, врачи сообщают о трансгендерах в полицию, если обнаруживают, что указанный в их удостоверениях личности пол не соответствует их внешности и самоидентификации, тем самым существенно ограничивая их доступ к медицинской помощи. После того, как в феврале 2014 г. Уганда приняла печально известный закон против гомосексуальности, трансгендеры, вместе с лесбиянками, геями и бисексуалами стали объектом преследований со стороны сотрудников правоохранительных органов и обычных граждан. Джей М., трансгендерный мужчина, рассказал Хьюман Райтс Уотч, что когда у него была температура, и он обратился за помощью:

Доктор спросил меня: “А вы женщина или мужчина?» Я сказал: “Это не имеет значения, но я могу вам сказать: я ― трансгендерный мужчина». Он сказал: “Что такое 'трансгендерный мужчина'? Вы знаете, мы здесь не обслуживаем геев. Вас вообще не должно быть в нашем обществе. Я даже могу позвонить в полицию и заявить на вас...”

В результате, Джей дал доктору взятку размером в 50 000 угандских шиллингов (около 14 долларов) и покинул кабинет.

Доступ к защите полиции и правосудию

Отсутствие элементарного признания перед лицом закона является препятствием для трансгедеров с точки зрения обращения за помощью в случае совершения преступления, а это очень серьезная проблема для социальной группы, находящейся в ситуации

повышенной опасности насилия. Наличие документов, не соответствующих внешности, может даже ухудшить ситуацию при попытке пожаловаться властям на жестокое обращение.

Беттина, трансгендерная женщина из Момбасы (Кения), рассказала Хьюман Райтс Уотч, что во время волны гомофобных и трансфобных нападений в октябре 2014 г. хулиганы разгромили ее лоток на рынке, где она торговала едой. Когда Беттина заявила о преступлении в полицию, ей стали задавать вопросы по поводу ее гендерной идентичности и отказались сообщить номер дела, необходимый для контроля за его продвижением. «Я ушла, потому что мне больше ничего не оставалось», ― сказала Беттина.

Свобода от насилия

Во многих странах в местах лишения свободы трансгендеров помещают в камеры с лицами того пола, с которым они себя не отождествляют, подвергая их таким образом риску жестокого обращения и сексуального насилия. Международные нормы содержания под арестом, изданные

Управлением ООН по наркотикам и преступности, содержат

предупреждение о том, что «там, где трансгендеров размещают согласно их полу,

определенному при рождении, (особенно, когда заключенных, изменивших свою

гендерную идентичность с мужской на женскую, помещают с мужчинами на основании

того, что при рождении они были мужского пола), это создает предпосылки для

сексуальных надругательств и изнасилований». В США, где во многих местах содержания

под стражей заключенных распределяют по камерам в соответствии с полом,

определенным при рождении, а не на основании самоидентификации, исследования

показывают, что один из трех трансгендерных заключеных подвергается в тюрьме

сексуальному насилию.

Частная жизнь

Отказ правительства признавать предпочитаемую гендерную идентичность людей можно приравнять к нарушению права на неприкосновенность частной жизни. По делу против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии в 2002 г. Европейский суд по правам человека постановил, что отказ изменить удостоверения личности и правовую идентичность, чтобы они отражали пол, полученный после операции, приравнивается к дискриминации и нарушает право на уважительное отношение к частной жизни. В 2003 г. в другом деле Европейский суд постановил, что Германия не смогла обеспечить и соблюсти одно из базовых положений самоопределения ― «право истца на самоопределение в качестве женщины».

Основное право на свободу

В слишком большом числе стран трансгендеры подлежат уголовному преследованию за то, кем они являются. Государственные шариатские законы Малайзии, запрещающие «мужчине выдавать себя за женщину» и, в некоторых штатах страны, «женщине выдавать себя за мужчину», приводят к многочисленным задержаниям трансгендеров просто за хождение по улицам в одежде, которую государственные религиозные власти находят неподобающей их полу, определенному при рождении. Затем они приговариваются к

тюремному заключению, штрафам или принудительному посещению психологов- консультантов.

В последние годы власти Нигерии, Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии также проводили аресты трансвеститов. Хотя в Саудовской Аравии нет закона, криминализирующего именно трансгендеров, мужчины, обвиненные в том, что вели себя как женщины, приговаривались саудовским судом к тюремному заключению и порке.

Как было задокументировано Хьюман Райтс Уотч в Малави, Уганде и Танзании, для арестов и прочих притеснений трансгендеров и гендерно-неконформных лиц (невзирая на тот факт, что гендерная идентичность не связана напрямую с сексуальной ориентацией или поведением) использовались законы, запрещающие однополые отношения.

Трансгендеры подвергаются арестам и под другими предлогами: в Непале в 2006 и 2007 годах под видом обеспечения безопасности в общественных местах полиция арестовывала и подвергала сексуальному насилию трансгендерных женщин. В 2008 г. в Индии в рамках схожей «зачистки» полиция преследовала трансгендерных женщин, проводя аресты и принудительные выселения. В Бирме в 2013 г. полиция произвoльно арестовала группу из 10 геев и трансгендерных женщин, подвергнув их насилию после заключения под стражу.

Для многих жертв подобного жестокого обращения будущее, где они будут юридически признаны в их предпочтительной гендерной идентичности и где им не будет грозить тюремное заключение за желание быть самими собой, может казаться очень далеким. Но именно преследования, с которыми сталкиваются эти люди, обуславливают неоходимость безотлагательной борьбы за юридическое признание гендерной идентичности. Эти преследования четко демонстрируют, что государство не должно заниматься регулированием идентичности людей.

Изменение подхода в медицинском сообществе

«Джокьякартские принципы» констатируют, что самоопределяемая сексуальная ориентация и гендерная идентичность каждого человека являются «неотъемлемыми элементами личности» и основным аспектом самоопределения, достоинства и свободы. Этот документ ясно определяет, что признание гендерной идентичности «при наличии свободной воли [выделено Хьюман Райтс Уотч] может сопровождаться изменением внешности или физиологических функций медицинскими, хирургическими или иными средствами».

Таким образом, процесс юридического признания не должен быть связан ни с каким медицинским вмешательством. Но, если сам процесс личностной трансформации человека требует медицинской помощи, то эта помощь должна быть предоставлена и доступна.

В 2010 г. Всемирная профессиональная ассоциация по здоровью трансгендеров (World Professional Association of Transgender Health ― WPATH), международная многопрофильная профессиональная организация, заявила: «Никто не должен подвергаться хирургическим операциям или соглашаться на стерилизацию в качестве

обязательного условия юридического признания идентичности». В 2015 г. WPATH расширила объем своих требований и призвала правительства «в тех случаях, когда указание пола считается необходимым в удостоверениях личности, следует избавиться от лишних препятствий и учредить простые и доступные административные процедуры для получения трансгендерами юридического признания гендера, сообразного идентичности каждого человека».

Всемирная организация здравоохранения рассматривает внесение существенных изменений в новую редакцию «Международной классификации болезней», готовящейся к публикации в 2017 или 2018 году. Эти поправки позволят значительно изменить методы, с помощью которых врачи во всем мире классифицируют опыт трансгендеров. Предлагаемые изменения, прописанные в проекте документа, выведут связанные с трансгендерностью диагнозы из раздела психических расстройств, что станет важным шагом на пути дестигматизации трансгендеров.

Трансформация правовой парадигмы

В результате огромной работы, проделанной в последние десятилетия трансгендерными активистами во всем мире, международное движение за права человека постепенно пришло к признанию нарушений прав по принципу гендерной идентичности и приступило к документированию и осуждению нарушений.

В 2011 г. в историческом докладе Управления верховного комиссара ООН по правам человека (OHCHR), посвященном насилию и дискриминации по принципу сексуальной ориентации и гендерной идентичности, отмечалось, что большинство стран не допускает юридическое признание гендерной идентичности, в результате чего трансгендеры сталкиваются со множеством трудностей, в том числе при трудоустройстве, поиске жилья, получении банковского кредита или государственных пособий и путешествии за рубеж. Последующий отчет, опубликованный в 2015 г., отметил прогресс в 10 странах, но при этом также установил, что отсутствие всеобщего прогресса продолжает воздействовать на широкий спектр прав трансгендеров.

Отмечая нарастающую волну внимания к юридическому признанию гендерной идентичности и необходимость в безотлагательности работы в этом направлении и межсекторальном подходе, 12 структур ООН, включая ЮНИСЕФ (UNICEF) и Всемирную продовольственную программу (World Food Program), в совместном заявлении от 2015 г. призвали правительства обеспечить «юридическое признание гендерной идентичности трансгендеров без угрожающих требований», таких как принудительная стерилизация, лечение или расторжение брака. А в апреле 2015 г. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, призывающую правительства внедрить быстрые и прозрачные процедуры признания гендерной идентичности на основе самоидентификации.

***

Закон не должен принуждать людей жить с клеймом идентичности, не отражающей их внутренней сущности. Юридическое признание гендерной идентичности по принципу

самоидентификации не означает, что от правительства требуют признать некий новый или специальный комплекс прав. Как раз наоборот ― речь идет о приверженности основополагающей идее о том, что государство или другие акторы не могут решать за людей, кем им быть.

Право на юридическое признание гендерной идентичности даст трансгендерам возможность жить достойной жизнью, оставив в прошлом маргинальное существование. Движение, направленное на предоставление людям права на независимый выбор того, каким образом они выражают или регистрируют свой гендерную идентичность, наконец, набирает силу.