В 2015 г. в Сирии продолжалась эскалация насилия в условиях отсутствия реальных шагов по прекращению гражданской войны и обузданию нарушений. Правительство и приверженные ему силы совершали преднамеренные и неизбирательные нападения на гражданское население. Содержание incommunicado и пытки в местах содержания под стражей по-прежнему носили массовый характер. Антиправительственные вооруженные группировки также совершали серьезные нарушения, включая нападения на гражданских лиц, использование детей-солдат, похищения и пытки.

Экстремистская группировка «Исламское государство» (ИГ) и сирийский филиал «Аль-Каиды» «Джебхат-ан-Нусра» ответственны за систематические и широкомасштабные нарушения, включая преднамеренные нападения на гражданских лиц, похищения и казни.

По данным сирийских правозащитников, на октябрь 2015 г. в связи с конфликтом погибли более 250 тыс. человек, в том числе более 100 тыс. гражданских лиц; свыше 640 тыс. человек уже долгое время продолжали жить в стране в условиях блокады. Конфликт вызвал гуманитарный кризис в регионе: оценочное число вынужденных переселенцев достигло 7,6 млн. человек, а число беженцев в соседних странах – 4,2 млн.

Нападения правительственных сил на гражданское население, неизбирательное применение оружия

Правительство упорно продолжало осуществлять неизбирательные авиаудары, в том числе массированный сброс кустарных бочковых бомб на гражданское население, игнорируя резолюцию СБ ООН 2139 от 22 февраля 2014 г. Бочковые бомбы представляют собой свободнопадающие осколочно-фугасные боеприпасы, они изготавливаются в кустарных условиях из 200-литровых бочек, газовых баллонов и водяных накопителей, в которые закладываются взрывчатка и металлические фрагменты и которые затем сбрасываются с вертолета.

С февраля 2014 г. по январь 2015 г. Хьюман Райтс Вотч задокументировала по меньшей мере 450 мест с крупными разрушениями, характер которых соответствовал результатам применения бочковых бомб. По оценке одной из местных правозащитных групп, за год с момента принятия резолюции 2139 в результате применения бочковых бомб в Сирии число погибших гражданских лиц составило 6 163 человека, в том числе 1 892 ребенка.

Авиаудары неизбирательно поражают рынки, школы и больницы. Один из самых серьезных эпизодов имел место 16 августа, когда правительственная авиация нанесла несколько ударов по оживленным рынкам и жилой застройке в Думе – в результате погибли по меньшей мере 112 человек.

Несмотря на присоединение Сирии в 2014 г. к Конвенции о запрещении химического оружия, правительственные силы использовали токсичные вещества в нескольких случаях сброса бочковых бомб в провинции Идлиб в марте, апреле и мае. Хьюман Райтс Вотч не удалось точно установить, какие именно вещества применялись: спасатели и врачи сообщали о характерном запахе хлора. В августе Совет Безопасности принял резолюцию 2235 о создании независимого механизма по установлению ответственности за случаи применения химического оружия в Сирии.

Сирийское правительство также продолжает практиковать блокирование населенных районов, которое, по оценке Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, затрагивало свыше 200 тыс. гражданских лиц. Такая практика нарушает резолюцию СБ ООН 2139, которая требует от всех сторон «незамедлительного снятия блокады населенных районов», в том числе в Хомсе, Маадамии и Дарайе в Западной Гуте, в Восточной Гуте и в лагере палестинских беженцев Ярмук на юге Дамаска.

Произвольные аресты, насильственные исчезновения, пытки и гибель задержанных

Сирийские органы безопасности продолжают произвольно задерживать людей, регулярно подвергая их недозволенному обращению и пыткам, при этом задержанные нередко становятся жертвой насильственного исчезновения, бесследно пропадая в разветвленной сети тюрем и изоляторов. Несмотря на то, что большинство задержанных составляют мужчины в возрасте 20 – 40 лет, за решеткой оказываются также дети, женщины и старики. Некоторые проинтервьюированные нами лица сообщали, что спецслужбы забирали их родственников, в том числе детей, чтобы заставить их сдаться властям.

Несмотря на объявление правительством в июне 2014 г. всеобщей амнистии, значительное число гражданских активистов, правозащитников, журналистов и гуманитарных работников остаются произвольно задержанными за реализацию своих прав, некоторых судят, в том числе в антитеррористических судах. Летом 2015 г. были наконец освобождены правозащитник Мазен Дарвиш и его коллеги Хани аз-Зитани и Хусейн Гарир из Сирийского центра СМИ и свободы слова.

На момент подготовки этого обзора в числе задержанных активистов оставался выступавший за свободу слова в интернете программист Бассел Хартабил. Некоторые активисты, как адвокат и правозащитник Халил Маатук (бывшие задержанные утверждали, что видели его за решеткой), по-прежнему содержались в условиях, которые достигали уровня насильственного исчезновения.

Освобожденные задержанные неизменно сообщают о недозволенном обращении и пытках в местах содержания под стражей и о многочисленных случаях гибели людей за решеткой из-за тяжелых условий содержания. По их сведениям (среди задержанных встречаются и врачи), к распространенным причинам смерти относятся инфекции, пытки и отсутствие лечения хронических заболеваний. По данным местных активистов, в 2015 г. в местах содержания под стражей умерли по меньшей мере 890 человек.

Резолюция СБ ООН 2139 требует прекращения произвольных задержаний, насильственных исчезновений и похищений и освобождения всех произвольно задержанных лиц.

Нарушения со стороны «Джебхат-ан-Нусры» и «Исламского государства»

Экстремистские группировки «Джебхат-ан-Нусра» и «Исламское государство» совершали систематические нарушения прав человека, включая расправы с гражданским населением и похищения гражданских лиц.

31 марта боевики ИГ, по словам местных жителей, убили по меньшей мере 35 гражданских лиц, когда ненадолго захватили селение Эль-Мабуджа в провинции Хама. Боевики ИГ также убили от 233 до 262 гражданских лиц во время штурма города Кобани (Айн-эль-Араб) на севере Сирии в июне 2015 г. По словам очевидцев, боевики расстреливали жителей из пулеметов и автоматов. В тех, кто пытался собирать тела, бросали гранаты и направляли снайперский огонь с крыш домов.

Свидетели рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что видели, как боевики ИГ совершали казни в общественных местах в контролируемых ими городах в провинциях Ракка и Дейр-эз-Зор. В зависимости от обвинения людей расстреливали, обезглавливали, распинали или забивали камнями. По информации свидетелей, некоторых казнили за богохульство, супружескую неверность или измену.

ИГ и «Джебхат-ан-Нусра» насаждают строгие и дискриминационные правила для женщин и девочек и активно набирают детей в свои формирования. Со стороны ИГ продолжалась практика сексуального порабощения и издевательств в отношении езидских женщин и девочек, многие из которых находятся на контролируемых ИГ территориях, таких как сирийская провинция Ракка.

К сентябрю, по данным иракского парламентария-езида Виана Дахила, более 2 тыс. езидских женщин и девочек смогли бежать, однако в руках боевиков ИГ их оставалось еще больше 5,2 тыс. Хьюман Райтс Вотч задокументировала существование в среде боевиков ИГ организованной системы изнасилований и сексуальных посягательств, сексуального рабства и принудительных браков. Езидские женщины и девочки рассказывали нам, как их принуждали к вступлению в брак, продавали (иногда по несколько раз) или «дарили» боевикам.

Боевики ИГ также казнили мужчин по подозрению в гомосексуальности. В международных СМИ сообщалось, что на подконтрольных ИГ территориях предполагаемых гомосексуалов сбрасывали с крыш. По данным организации гей-активистов OutRight Action International, по обвинениям в содомии в Сирии и Ираке были казнены 36 мужчин.

Нарушения со стороны других оппозиционных группировок

Из минометов и других артиллерийских систем антиправительственные вооруженные группировки производили обстрел контролируемых правительством жилых кварталов в Алеппо, Дамаске, Идлибе и Латакии – с жертвами среди гражданского населения. При этих обстрелах неоднократно получали повреждения заведомо гражданские объекты, такие как школы, мечети и рынки.

Вооруженные группировки продолжают блокировать населенные пункты Нубуль и Захра (Алеппо) и Фуа и Кефрайя (Идлиб).

Оппозиционные формирования, включая Свободную сирийскую армию и Исламский фронт, использовали детей для участия в боевых действиях и в других военных целях. Они также подвергали учащихся опасности, используя школы как военные базы, казармы, изоляторы для задержанных и снайперские позиции.

Антиправительственные вооруженные группировки также причастны к похищениям. «Штаб моджахедов сельских районов Латакии» продолжает удерживать по меньшей мере 54 заложника – алавитских женщин и детей, захваченных во время наступления в этой провинции в августе 2013 г.

По информации международных СМИ, 10 ноября 2015 г. в результате обстрела Латакии вооруженной оппозицией погибли 23 человека, 65 получили ранения. Сирийское государственное информагентство утверждало, что обстрел вели «Джебхат-ан-Нусра» и «Ахрар-аш-Шам». Район поражения находился недалеко от университета Тишрин. К югу от Латакии находится военный аэродром, с которого российская авиация с 30 сентября 2015 г. осуществляет боевые вылеты.

Антиправительственные вооруженные группировки подвергали угрозе жизнь захваченных гражданских лиц и военнослужащих в Восточной Гуте: они сажали людей в металлические клетки, чтобы, как утверждалось, защитить таким образом район от обстрелов со стороны правительственных сил. Эти действия представляют собой захват заложников и посягательство на человеческое достоинство – и первое, и второе являются военными преступлениями.

9 декабря 2013 г. в Думе под Дамаском были похищены известная правозащитница Разан Зейтуна и ее коллеги Авиль Хамада, Самира Халил и Назим Хаммади. На тот момент район контролировался несколькими антиправительственными вооруженными группировками, в том числе «Армией ислама». Судьба похищенных на момент подготовки этого обзора оставалась неизвестной.

Территории, контролируемые курдами

В январе 2014 г. «Демократический союз» и ряд других курдских партий создали переходную администрацию в северных районах Африн, Айн-эль-Араб (Кобани) и Джазира, на территории которых был провозглашен курдский автономный район Рожава (Сирийский Курдистан). Были сформированы сходные с министерствами советы и введен новый конституционный закон. Власти автономного района совершали произвольные аресты, не обеспечивали соблюдение процессуальных прав, и не реагировали должным образом на сообщения о нераскрытых убийствах и исчезновениях.

Курдские Отряды народной самообороны (YPG) до сих пор не выполнили обещания вывести из своих рядов детей-солдат и прекратить привлечение к участию в боевых действиях несовершеннолетних обоего пола. В июне 2015 г. руководство YPG направило Хьюман Райтс Вотч письмо, в котором сообщалось, что из-за вооруженного конфликта они сталкиваются с «серьезными трудностями» при прекращении использования детей-солдат, но им удалось демобилизовать 27 юношей и 16 девушек. Сохраняется обеспокоенность относительно создания в YPG «нестроевого состава» для подростков 16 – 17 лет, куда будут по-прежнему зачисляться несовершеннолетние.

Хьюман Райтс Вотч получены многочисленные жалобы от сирийских беженцев и активистов на юге Турции, в которых детально описывается, как YPG принудительно перемещали арабов-суннитов из отвоеванных у ИГ районов, отбирали или сжигали их дома, отнимали бизнес и урожай. Власти Сирийского Курдистана при этом отрицают существование какой-либо политики принудительного перемещения или иного ущемления прав арабов.

Гуманитарный кризис

По оценке Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) на 2015 г., число вынужденных переселенцев в Сирии достигло 7,6 млн. человек, а число нуждающихся в гуманитарной помощи – 12,2 млн. человек

В 2015 г. организации, оказывающие гуманитарную помощь, испытывали серьезные трудности с доставкой грузов перемещенным лицам и другим в наибольшей степени затронутым конфликтом категориям населения, поскольку населенные районы были блокированы – как правительственными силами, так и антиправительственными вооруженными группировками. Правительство сохраняло ограничения на пропуск помощи через границу и общего отсутствия безопасности для гуманитарных работников.

В октябре 2015 г., по оценке Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, в блокированных районах в Сирии проживало 393 700 человек. На февраль 2015 г. генеральный секретарь ООН отмечал 11 блокированных районов. Сирийско-Американское медицинское общество называло еще 38 районов, положение которых соответствует определению осады; в итоге общая численность населения в блокированных районах достигала 640 тыс. человек. Такие районы подвергаются постоянным обстрелам и бомбежкам и испытывают острую нехватку продовольствия и питьевой воды, а их жители страдают от дефицита медицинской помощи.

В июле 2014 г. Совет Безопасности ООН своей резолюцией разрешил доставку гуманитарной помощи через границу даже при отсутствии согласия Дамаска.

По состоянию на ноябрь в Ливане, Иордании, Турции, Ираке и Египте было зарегистрировано более 4,2 млн. беженцев из Сирии. В 2015 г. Ирак, Иордания, Турция и Ливан, граничащие с Сирией, вводили меры по ограничению потока беженцев. Все четыре страны отказывают им в легальном статусе.

В особенно трудном положении оказывались сирийские палестинцы. Иордания отказывала им во въезде или принудительно депортировала, некоторых ранее проживавших в Сирии иорданцев палестинского происхождения лишали гражданства. В Ливане палестинские беженцы из Сирии также сталкивались с дополнительными ограничениями после введения в мае министром внутренних дел новых правил, в соответствии с которыми палестинцам стало труднее попасть в страну или продлить вид на жительство.

В 2015 г. более 440 тыс. сирийцев пытались добраться до Европы морем. Некоторые европейские государства поначалу принимали их, однако ближе к концу года, особенно после терактов 13 ноября в Париже, приток любых мигрантов, в том числе сирийцев, стал все более жестко ограничиваться. Венгрия отгораживалась забором и ввела суровые санкции за нелегальный въезд, сообщалось о непропуске беженцев в Болгарию и Грецию, иногда с применением силы, когда беженцев отгоняли от границы или вытесняли из территориальных вод, не давая возможности ходатайствовать об убежище.

Страны, у которых нет с Сирией общей границы, в том числе западные государства, по-прежнему принимали лишь незначительное число беженцев, хотя, скажем, Канада и, что особенно примечательно, Франция подтвердили свою приверженность к поддержке приема беженцев после парижских терактов.

На момент подготовки этого обзора заявка УВКБ ООН на работу с беженцами в регионе была профинансирована всего на 51%, дефицит бюджета превышал 1,8 млрд. долл. США. В связи с этим УВКБ, Всемирная продовольственная программа и другие урезали объемы помощи беженцам, включая снабжение предметами первой необходимости и субсидирование медицинской помощи.

Ключевые международные акторы

Попытки подтолкнуть Совет Безопасности ООН к более решительному реагированию на ситуацию в Сирии не принести результатов. Франция пыталась провести резолюцию о запрете бочковых бомб и введении более жесткого механизма отчета о положении дел, однако ее инициатива натолкнулась на противодействие со стороны России и позицию ряда стран, выступающих за необходимость переговоров.

В октябре в Вене с целью поиска выхода на возобновление переговорного процесса встречались ключевые региональные и международные акторы, имеющие отношение к сирийскому конфликту, но не его непосредственные участники. Эти встречи не привели к ощутимым результатам в части защиты гражданского населения, однако их участники договорились организовать прямые переговоры между сторонами конфликта в начале 2016 г.

Сирийское правительство продолжало нарушать резолюцию СБ ООН 2139 от 22 февраля 2014 г., которая требует обеспечения безопасной и беспрепятственной доставки гуманитарной помощи, в том числе через линии конфронтации и государственные границы; прекращения всеми сторонами «неизбирательного применения оружия в населенных районах, включая артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки, в частности использование «бочковых бомб»; прекращения практики произвольных задержаний, насильственных исчезновений и похищений, а также требует освобождения всех произвольно задержанных лиц.

Россия и Иран не только последовательно блокировали вмешательство Совета Безопасности в интересах обуздания нарушений со стороны сирийских властей, но и продолжали, как сообщалось в международных СМИ, в 2015 г. оказывать Дамаску военную помощь.

В марте 2015 г. Совет ООН по правам человека продлил на год мандат независимой Комиссии по расследованию событий в Сирии.

Российские вооруженные силы начали совместные операции с сирийскими правительственными силами с заявленной целью уничтожения объектов ИГ, однако в действительности удары наносились и по другим группировкам в провинциях Идлиб и Хомс. Хьюман Райтс Вотч задокументировала несколько эпизодов гражданских потерь в результате авиаударов, наносившихся, как утверждали местные жители, российской авиацией.

США по-прежнему возглавляли коалицию, наносившую воздушные удары по ИГ в Ираке и Сирии. После ноябрьских терактов в Париже, ответственность за которые взяло на себя ИГ, Франция заявила о намерении активизировать действия своей авиации в контролируемых этой группировкой районах. В начале декабря Великобритания приняла решение о начале воздушных операций против ИГ в Сирии, а в Германии парламент проголосовал за подключение вооруженных сил страны к операциям против ИГ.