В Казахстане значительно ограничиваются свободы собраний, слова и религии. В 2014 г. власти закрывали газеты, лишали свободы или штрафовали десятки участников мирных, но несанкционированных протестов, штрафовали или задерживали верующих за религиозную практику вне установленных государством рамок. Критики власти, в том числе оппозиционный лидер Владимир Козлов, оставались за решеткой после неправосудных судебных процессов.

В середине 2014 г. были приняты новые уголовный, уголовно-исполнительный, уголовно-процессуальный и административный кодексы и новый закон о профсоюзах, содержащие нормы, которые ограничивают основополагающие свободы и несовместимы с международными стандартами. Обычной практикой остаются пытки в местах лишения свободы.

Правовые реформы

Правозащитные группы, дипломаты и международные органы выражали обеспокоенность, в связи с наличием в новых уголовном и административном кодексах ключевых статей, чреватых ограничением основополагающих свобод слова, собраний, ассоциации и религии.

В июле Евросоюз, США и Великобритания выступали с заявлениями, указывая на то, что эти кодексы могут «негативно сказаться» на основополагающих свободах или «ограничить» их. Правозащитные группы призывали президента Нурсултана Назарбаева наложить вето на соответствующие законопроекты.

Гражданское общество

Гражданский активист Вадим Курамшин продолжает отбывать 12-летний тюремный срок, несмотря на процессуальные нарушения, которыми сопровождался суд, и опасения, что вынесенный ему в декабре 2012 г. приговор мог быть местью за публичную критику правительства. В июне он объявлял краткосрочную голодовку, требуя медицинской помощи и перевода в другую колонию: он утверждал, что подвергается побоям и притеснениям со стороны других заключенных.

19 ноября профсоюзный активист Роза Тулетаева, отбывавшая 5-летний срок, была условно-досрочно освобождена из колонии-поселения. Профсоюзного активиста Максата Досмагамбетова, осужденного на шесть лет, в марте перевели в колонию-поселение. В 2014 г. ему сделали операцию по удалению раковой опухоли в области скулы, выявившейся у него после того, как он был заключен в тюрьму.

В марте оппозиционного лидера Владимира Козлова перевели из колонии на севере Казахстана в колонию под Алматы – ближе к дому. В мае суд в г. Алматы оставил в силе решение о конфискации квартиры Козлова, где проживали его жена и малолетний сын, несмотря на то, что законодательство запрещает конфискацию единственного жилья.

2 июля власти задержали адвоката Зинаиду Мухортову после того, как Верховный суд Казахстана оставил в силе решение о направлении ее на принудительное психиатрическое лечение. Мухортову неоднократно отправляли в психдиспансер начиная с 2009 г., когда она заявила о вмешательстве депутата парламента от правящей партии в гражданское дело, которое она вела. 18 сентября США призвали Казахстан немедленно освободить Мухортову.

После отмены январского решения об удовлетворении запросов России и Украины на экстрадицию Мухтара Аблязова, в октябре другой французский суд вновь санкционировал его выдачу обеим странам. Решение было обжаловано адвокатами, на момент подготовки настоящего обзора вопрос еще не рассматривался.  В декабре 2013 г., через полгода после того, как жена и дочь Аблязова были принудительно доставлены в Казахстан, им разрешили вернуться в Италию, где они получили убежище.

11 марта финансовая полиция обыскала офис общественного фонда «Аман-саулык», специализирующегося на вопросах права на здоровье, изъяв оргтехнику в рамках расследования уголовного дела об «использовании средств, полученных незаконным путем».

Свобода выражения мнений

Несмотря на многочисленные призывы отменить уголовную ответственность за клевету и скорректировать расширительный уголовный состав «возбуждение социальной, национальной, клановой, расовой или религиозной вражды», власти в новом уголовном кодексе ужесточили санкции по этим статьям. В январе правительство также приняло постановление, которое избыточно ограничивает свободу выражения мнений в период чрезвычайного положения. В апреле правительство также ввело уголовную ответственность за «распространение ложной информации».

Независимые и оппозиционные СМИ продолжали подвергаться притеснениям и вмешательству в свою деятельность. В апреле полиция пыталась помешать журналистам освещать акцию протеста у Генеральной прокуратуры в Астане. Журналист Радио Свобода был арестован на четверо суток по обвинениям в хулиганстве после того, как он освещал майский митинг против Евразийского экономического союза.

Медиамониторинговая группа «Адил соз» отмечала нарастание гражданских исков и уголовных дел о клевете в первой половине 2014 г., включая дела против главного редактора интернет-портала Insiderman Валерия Сурганова и бывшего журналиста Assandi Times Натальи Садыковой.

По решениям судов, в феврале были закрыты «Правдивая газета», в апреле - Assandi Times. Закрытие «Правдивой газеты» представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Миятович назвала «ограничением плюрализма СМИ».

В 2014 г. периодически блокировались сайты, включая LiveJournal.com. На момент подготовки данного обзора оставалось открытым уголовное дело о «возбуждении религиозной вражды» в отношении журналиста Александра Харламова, хотя его самого в 2013 г. освободили из-под стражи.

Ударом по свободе выражения мнений и попустительством гомофобии стало решение суда в г. Алматы в конце октября, обязавшего рекламное агентство Havas Worldwide Kazakhstan выплатить компенсацию морального вреда в размере 34 млн. тенге (USD 187 тыс.) за плакат с целующимися казахским композитором Курмангазы и русским поэтом Пушкиным. В сентябре это же агентство было оштрафовано на 314 тыс. тенге (USD 1 730), когда суд признал плакат «неэтичным».

Пытки

В 2014 г. наблюдатели Координационного совета Национального превентивного механизма начали посещения мест лишения свободы. Некоторым сотрудникам полиции были предъявлены обвинения в применении пыток, однако безнаказанность остается нормой. В СМИ сообщалось, что в ряде случаев в 2014 г. родственники публично заявляли о массовых избиениях и недозволенном обращении с задержанными. В ходе ноябрьского рассмотрения ситуации в Казахстане, Комитет ООН против пыток выражал обеспокоенность разрывом между законом и практикой, и продолжающейся безнаказанностью за применение пыток.

Комитет признал правительство Казахстана ответственным за применение пыток и непроведение расследования по делам Олега Евлоева в ноябре 2013 г. и Расима Байрамова в мае 2014 г. В обоих случаях Комитет настоятельно призвал правительство расследовать утверждения заявителей, обеспечить исправление ситуации и полное и адекватное возмещение ущерба. 30 июля прокуратура возбудила уголовное дело по заявлениям Байрамова о применённых к нему пытках.

Бывший глава государственной корпорации «КазАтомПром» Мухтар Джакишев, приговоренный к лишению свободы по обвинениям в хищениях и мошенничестве, заявлял, что был избит надзирателями после перевода в колонию в феврале. Власти этот факт отрицали. В марте Комитет ООН по правам человека предложил Казахстану «принять все необходимые меры для охраны здоровья г-на Джакишева».

Свобода религии

Представители религиозных меньшинств по-прежнему подвергались штрафам и административным арестам за нарушение ограничительного закона о религии. По данным профильной мониторинговой организации Forum 18, по состоянию на июль, 12 человек были арестованы, более 45 – оштрафованы. В июле, суд в г. Алматы приговорил к лишению свободы, на сроки до семи с половиной лет, пятерых человек, обвинявшихся в членстве в запрещенной религиозной организации «Хизб-ут-Тахрир».

В феврале суд в Астане освободил из-под стражи протестантского пастора Бахытжана Кашкумбаева, назначив ему четыре года условно по делу об «умышленном причинении тяжких телесных повреждений» одному из прихожан.

4 апреля по итогам своего посещения Казахстана спецдокладчик ООН по свободе религии рекомендовал «коренным образом реформировать» закон о религии 2011 г., признав, в частности, что «нетрадиционные религиозные общины … страдают от серьезных посягательств на их свободу религии».

Свобода собраний

Власти не предприняли никаких шагов по корректировке ограничительного закона о мирных собраниях, в течение всего 2014 г. организаторов или участников мирных акций протестов задерживали и штрафовали. Так например, в феврале, полиция в г. Алматы неоднократно пресекала пикеты, в том числе одиночный пикет одного из алматинских блогеров. 26 сентября полиция разогнала четырех пикетчиков у российского посольства в Астане, протестовавших против запуска ракеты с космодрома Байконур. Впоследствии пикетчики были оштрафованы.

В 2014 г. правозащитная группа «Ар.Рух.Хак» подала в Комитет ООН по правам человека 32 индивидуальные жалобы по фактам нарушения свободы мирных собраний в Казахстане. На момент подготовки настоящего обзора 11 из них были приняты Комитетом к рассмотрению.

Трудовые права

В июне в Казахстане был принят новый ограничительный закон о профсоюзах – вопреки неоднократным призывам независимых профсоюзов переработать законопроект для приведения его в соответствие с международными стандартами в области прав человека и трудовых прав. Положения нового уголовного кодекса дополнительно ограничивают право работников на забастовку. В частности, вводится уголовная ответственность за призывы к продолжению забастовки, признанной судом незаконной.

Ограничительный характер сохраняют и другие нормы, регулирующие организацию и финансирование профсоюзов и право на коллективные переговоры. В некоторых случаях власти вмешивались в деятельность независимых профсоюзов. Так, алматинскому независимому профсоюзу журналистов неоднократно отказывали в регистрации по техническим основаниям, последний раз – в ноябре 2014 г.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

В конце 2013 – начале 2014 гг. несколько депутатов призывали законодательно запретить  однополые отношения. На момент подготовки настоящего обзора такого законопроекта официально не вносилось.

Ключевые международные акторы

В резолюции Европарламента в марте 2014 г. отмечалось «ухудшение ситуации с правами человека» в Казахстане после силового прекращения продолжительных забастовок в Жанаозене в декабре 2011 г. В октябре лидеры ЕС и Казахстана объявили о завершении переговоров по углубленному Соглашению о партнерстве и сотрудничестве. Евросоюз не использовал возможности этих переговоров для обеспечения реформ в области прав человека, несмотря на обещания, сделанные раннее Кэтрин Эштон, являющейся комиссаром по иностранным делам и политике безопасности на тот момент, и, не смотря на то, что соответствующие призывы предусмотрены резолюцией Европарламента.

США сохраняют преимущественно сдержанную позицию по проблемам с правами человека в Казахстане.  В своих публичных заявлениях замгоссекретаря Ниша Бисвал в апреле и замгоссекретаря Уильям Дж. Бернс в мае уделяли основное внимание вопросам безопасности, торговли и энергетики в контексте двусторонних отношений, а также роли Казахстана в поддержке операций США в Афганистане.

В октябре ситуация в Казахстане второй раз рассматривалась Советом ООН по правам человека в рамках универсального периодического обзора. Правительство приняло ряд рекомендаций, включая отмену смертной казни, однако другие были отклонены, включая пересмотр закона о религии, корректировку закона о профсоюзах, освобождение Зинаиды Мухортовой, отмену уголовной ответственности за клевету и снятие ограничений на свободу собраний.

Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин в своих мартовских заключительных замечаниях призвал Казахстан обеспечивать эффективное расследование по заявлениям о насилии в отношении женщин и применение соответствующих санкций к виновным.

Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации в марте настоятельно призвал Казахстан продолжать прилагать усилия для принятия всеобъемлющего антидискриминационного законодательства; выразил обеспокоенность в связи с «чрезмерно широкими положениями» уголовного состава «о возбуждении социальной, национальной, клановой, расовой или религиозной вражды», которые «могут привести к необоснованному или несоразмерному ограничению свободы выражения мнений», и призвал Казахстан «четко определить уголовные преступления».