В 2014 г. вопиющая ситуация с правами человека в Туркменистане никаких реальных изменений к лучшему не претерпела. Президент, его семья и окружение сохраняют полный контроль над всеми аспектами общественной жизни. Правительство категорически не признает свободы ассоциации, выражения мнений и религии, страна закрыта для внешнего контроля. Родственники десятков людей, отправленных за решетку в период нескольких волн массовых арестов в конце 1990-х – начале 2000-х гг., не имеют никакой официальной информации о судьбе близких. Заявленная конституционная «реформа» не обещает реального расширения основополагающих прав и свобод.

Культ личности, отсутствие плюрализма

По данным базирующей в Вене Туркменской инициативы по правам человека (ТИПЧ), в январе в учебную программу средних школ были включены несколько книг, написанных президентом, а также посвященных  президенту, носящему титул «Аркадаг» («Покровитель»). Эти книги заменили обязательное изучение трудов прежнего президента Сапармурата Ниязова.

ТИПЧ также сообщала, что в мае родителей школьников Ашхабада обязали давать подписку в том, что они будут воспитывать детей в духе туркменских традиций. В одной из школ в тексте такого обязательства упоминалось, что ученики обещают стать «верными сыновьями и дочерями» президента.

В августе комиссия во главе с президентом приступила к обсуждению конституционной реформы и вопроса о введении поста уполномоченного по правам человека с целью приведения законодательства в соответствие с международными стандартами. На момент подготовки этого обзора оставалось неясным, какие именно нормы и законы предполагается пересматривать.

Гражданское общество

Репрессивная политика государства крайне осложняет работу неправительственных организаций. Гражданские активисты и журналисты, в том числе в эмиграции, а также их семьи внутри страны, постоянно подвергаются риску репрессий со стороны властей.

В мае Бердымухамедов подписал новый закон об общественных объединениях, в котором прописано, что аннулировать регистрацию или приостановить деятельность НПО может только суд, но не Министерство юстиции. Однако Министерство Юстиции сохраняет длинный список оснований для отказа той или иной НПО в регистрации, при том, что незарегистрированная НПО считается незаконной. Негосударственное финансирование подлежит пристальному государственному контролю.

Жилищные и имущественные права

В январе 2014 г. вступил в силу закон «О приватизации жилых помещений, государственного фонда», позволяющий гражданам после десяти лет проживания на условиях найма приватизировать государственное жилье. На момент подготовки данного обзора оставалось неясным, будет ли новый закон реализовываться в полном объёме.

В июне, когда максимальная температура воздуха достигала +40 ‘С, некоторые жители Ашхабада столкнулись в конфликте с местными властями, после попытки последних запретить установку кондиционеров в многоэтажных жилых домах, мотивируя это якобы заботой об архитектурном облике. После протестов чиновники были вынуждены отступить.

В столице продолжаются произвольные выселения из домов, сносимых под строительство памятников, гостиниц и офисных зданий. Жители, многие из которых имеют жилье в собственности, нередко не получают заблаговременного уведомления о неизбежном сносе и вынуждены соглашаться на переселение в государственный жилой фонд меньшей стоимости на окраинах. В апреле был отправлен в отставку министр строительства и архитектуры, однако это не привело к видимому улучшению ситуации.

Свобода СМИ и информации

Полное отсутствие свободы СМИ в Туркменистане по-прежнему оставалось неизменным. Государство контролирует практически все печатные и электронные СМИ, доступ в интернет ограничивается и жестко контролируется государством, заблокирован доступ ко многим социальным сетям и сайтам, в том числе к зарубежным информационным ресурсам. Известно, что правительство отслеживает интернет-трафик и телефонные переговоры.

По информации Туркменской инициативы по правам человека, в июне сотрудники госбезопасности прилагали значительные усилия для сокрытия сведений о падении на жилой район близ Мары самолета ВВС Туркменистана (летчик и стажер погибли). Жителей соседних домов, как утверждается, заставили дать подписку об ответственности за «разглашение государственной тайны».

Российский сотовый оператор МТС – единственный конкурент государственного оператора «Алтын Асыр» - столкнулся с проблемами получения лицензии на стандарт 3G, внедрение которого позволило бы повысить качество доступа в интернет. В октябре МТС удалось запустить новую сеть, однако на момент подготовки данного обзора оставалось неясным, насколько она окажется работоспособной при ограниченной пропускной способности магистральных каналов.

Свобода передвижения

Правительство продолжает ограничивать право своих граждан свободно выезжать из страны, используя неофициальную систему произвольных запретов, обычно применяемую в отношении гражданских активистов и родственников политэмигрантов.

Так, например, в апреле власти не выпустили в Стамбул Руслана Тухбатуллина, который собирался навесить своего брата Фарида, возглавляющего Туркменскую инициативу по правам человека. Пограничники заявили ему, что его фамилия значится в списке невыездных лиц. В ноябре миграционная служба официально уведомила его об исключении из этого списка.

Бывший директор государственного объединения «Туркмен Алтары» («Туркменские кони») Гельды Кяризов, отправленный за решетку в 2002 г. по обвинениям в злоупотреблении должностным положением и помилованный президентом в 2007 г., находится под постоянным надзором властей. Ему было отказано в выезде за рубеж на лечение.

В июне вступил в силу новый закон, предоставляющий гражданство, не имеющим его лицам, у многих из которых имеются истекшие паспорта, выданные им раннее в республиках бывшего СССР. С октября 2013 г. эти люди столкнулись с проблемами выезда из страны, после того как власти приостановили выдачу им паспортов.

В июне 2013 г. миграционная служба объявила о намерении выдавать всем гражданам Туркменистана биометрические паспорта, в том числе – держателям также и российских паспортов, выданных после июня 2003 г. Однако, по информации Туркменской инициативы по правам человека, в апреле 2014 г. миграционная служба приостановила выдачу биометрических паспортов лицам с двойным гражданством, хотя некоторым, как утверждается, удавалось получить новый паспорт за взятку. С июля 2013 г. выезд за границу разрешен только по биометрическому паспорту.

По данным туркменской службы Радио Свобода, в последние годы власти ограничивают выезд граждан на лечение в Турцию, Иран и Россию, требуя проходить сложную процедуру оформления выездного разрешения.

Принудительный труд

Внесенные в мае 2014 г. поправки в закон «О гарантиях прав ребенка» запрещают детский труд в сельском хозяйстве и других секторах, если это связано со снятием детей с занятий в школе. Однако, как обнаружило Радио Свобода на местах в Туркменистане, в прошлом году на сбор хлопка под надзором учителей и чиновников местной администрации было отправлено рекордное количество детей, иногда – младше минимального разрешенного законом трудоспособного возраста - 16 лет. Базирующейся в Нидерландах группой «Альтернативные новости Туркменистана» также был выявлен принудительный труд в хлопководстве и других секторах.

Свобода религии

Деятельность незарегистрированных групп или общин законодательно запрещена, несколько религиозных общин годами не могут получить регистрацию. В 2014 г. вступил в силу новый кодекс об административных правонарушениях, который увеличил штрафы за участие в незарегистрированной религиозной деятельности.

По информации независимой международной группы за свободу религии Forum 18, в августе иеговист Биби Рахманова была приговорена к четырем годам лишения свободы за неповиновение полиции. Месяцем ранее она была задержана при получении отправленной из Ашхабада религиозной литературы. В сентябре приговор по апелляции был заменен на условный, на момент подготовки данного обзора она отбывала его под домашним арестом. Forum 18 сообщает, что в период задержания она подвергалась «жестоким физическим посягательствам».

В январе отказник по убеждениям Мурат Сапаргельдыев по делу об отказе от обязательной военной службы в мирное время был приговорен к двум годам исправительных работ. В феврале отказник-иеговист Павел Паймов был осужден на год лишения свободы. В октябре Паймова и еще пятерых отказников и двух иеговистов, отбывавших срок в трудовой колонии в Сейди, освободили по амнистии.

Руслан Наркулиев, в сентябре приговоренный к двум годам за отказ от военной службы в мирное время, продолжал отбывать срок в трудовой колонии в Сейди.

Мусульмане, желающие совершить хадж в Мекку, обязаны делать это по государственной линии. В одном из регионов страны группа мусульман прождала 11 лет своей очереди, чтобы совершить ежегодное паломничество.

Политзаключенные, насильственные исчезновения и пытки

По прошествии больше десяти лет после арестов и показательных процессов, происходивших во время нескольких волн репрессий при прежнем президенте Сапармурате Ниязове, больше десяти человек остаются жертвами насильственного исчезновения. В их числе бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов, его брат Константин, а также бывший посол Туркменистана в ОБСЕ Батыр Бердиев. В 2014 г. Хьюман Райтс Вотч получила неподтвержденную информацию о том, что несколько человек из пропавших умерли в местах лишения свободы.

Правительство продолжает использовать лишение свободы для сведения политических счетов. Точное число лиц, лишенных свободы по политическим мотивам, установить невозможно в условиях непрозрачности судебной системы и отсутствия независимого мониторинга таких дел. За решеткой по политически мотивированным обвинениям оставались диссидент Гульгельды Аннаниязов и бывший начальник Госпогранслужбы Тиркиш Тырмыев.

В мае Мансур Мингелов, отбывающий 22-летний срок по нескольким ложным обвинениям, объявил трехнедельную голодовку, требуя нового суда. Он был арестован в 2012 г. после того, как разослал дипкорпусу и прокуратуре видеодоказательства применения полицией пыток в отношении представителей туркменских белуджей.

Пытки остаются серьезнейшей проблемой. В обнародованном в 2014 г. докладе коалиции независимых правозащитных групп «Покажите их живыми!» приводилось описание пыток в тюрьме Овадан-тепе, окруженной завесой секретности, где, как считается, содержатся многие из осужденных по политическим мотивам. Правительство упорно отказывает в доступе международным правозащитным наблюдателям, в том числе Международному комитету Красного Креста и 10 тематическим механизмам ООН.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

За половые отношения между мужчинами по взаимному согласию предусмотрена уголовная ответственность до двух лет лишения свободы. Туркменистан отверг рекомендацию об отмене уголовной ответственности за однополые сексуальные отношения между взрослыми по обоюдному согласию, сделанные в ходе рассмотрения ситуации в стране Советом ООН по правам человека в рамках универсального периодического обзора в апреле 2013 г.

Ключевые международные акторы

На момент подготовки данного обзора Всемирный банк находился в процессе разработки новой краткосрочной стратегии с правительством Туркменистана, продолжая восстановление сотрудничества с Ашхабадом начатое в 2013 г.

В мае Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) принял новую страновую стратегию по Туркменистану, подтвердив свою прежнюю позицию об увязке инвестиций с прогрессом правительства в выполнении целевых показателей в области плюрализма и подотчетности, свободы СМИ и общего улучшения ситуации с правами человека в стране. В силу отсутствия прогресса на этих направлениях сотрудничество ЕБРР с Туркменистаном остается ограниченным.

В июле Госдепартамент США по рекомендации Комиссии США по свободе религии в зарубежных странах отнес Туркменистан к «странам, вызывающим особую озабоченность».

В июле Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла заявление с выражением озабоченности судьбой исчезнувших лиц и их семей в Туркменистане, призвав правительство предоставить соответствующую информацию, в том числе относительно Бориса Шихмурадова и Батыра Бердиева. В феврале 2014 г. посол США в ОБСЕ Дэниэл Баер ставил вопросы по конкретным случаям насильственных исчезновений на встрече с министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым.

В сентябре прошел ежегодный диалог по правам человека между ЕС и Туркменистаном. Европейской стороной поднимались вопросы пыток и недозволенного обращения, насильственных исчезновений и ограничений прав на свободное выражение мнений, на свободу ассоциации и на свободу религии. Итоги переговоров, если таковые вообще имели место, публично не озвучивались.