«Евромайдан» привел к свержению в феврале президента Виктора Януковича и кардинальным изменениям в  политической системе Украины. Начавшиеся в ноябре 2013 г. массовые протестные акции сопровождались столкновениями между милицией, вооруженными демонстрантами и мирными протестующими, в ходе которых погибло свыше 100 человек.

Свержение Януковича и принятие закона, который мог негативно сказаться на использовании русского языка (временный президент наложил вето на этот закон) спровоцировали на юго-востоке Украины насильственные столкновения между сторонниками и противниками киевской власти. Только во время майских событий в Одессе погибли 46 человек. После мартовской оккупации Крыма Россией пророссийские боевики захватили контроль над целым рядом городов в Донецкой и Луганской областях, что привело к вооруженному конфликту с украинскими правительственными силами. В ходе этого конфликта с обеих сторон имели место нарушения законов и обычаев войны, к октябрю число убитых комбатантов и гражданских лиц превысило 4 000, раненых – 9 000 человек.

Нарастающий массив фактов, включая захват российских военнослужащих в Украине, свидетельствовал о прямом участии российских сил в боевых действиях, что привело к перерастанию ситуации в международный вооруженный конфликт между Россией и Украиной.

С апреля по октябрь в результате военных действий более 450 тыс. человек, в том числе 16 тыс. – из Крыма, были вынуждены покинуть свои дома и перебраться в другие регионы Украины.

Со стороны российских официальных лиц и государственных СМИ имели место чрезвычайное искажение и манипуляция фактами, а иногда и использование вымышленной информации относительно этого конфликта. Правительство Украины, в свою очередь, избыточно ограничивало свободу СМИ, в том числе запрещая российские каналы и отказывая иностранным журналистам во въезде в страну.

После сентябрьской договоренности о прекращении огня между правительственными силами и пророссийскими боевиками парламентом был принят закон о введении на три года особого порядка самоуправления на контролируемой ополченцами территории и амнистии для ополченцев, не совершивших тяжких преступлений. В ноябре, после того как ополченцы провели в Донецкой и Луганской областях выборы, законность которых Киев не признал, президент Петр Порошенко предложил парламенту отменить упомянутый закон. В том же месяце он своим указом распорядился закрыть все государственные учреждения и прекратить банковское обслуживание на контролируемой ополченцами территории, а также перевод туда любых бюджетных средств.

В сентябре правительство Украины заявило о необходимости разработки новой военной доктрины, в которой Россия объявлялась бы «государством-агрессором», и перехода к курсу на вступление в НАТО, а в декабре внесло в парламент законопроект об отказе от внеблокового статуса.

Насилие в контексте «Евромайдана»

30 ноября и 1 декабря 2013 г. в Киеве спецподразделения милиции с применением силы разгоняли и жестоко избивали многочисленных мирных демонстрантов, которые протестовали против отказа Януковича от подписания политического и торгового соглашения с Евросоюзом. Некоторые протестующие были задержаны и избиты, будучи  под стражей милиции.

В столкновениях между милицией и вооруженными демонстрантами, которые находились среди протестующих, в период с 19-21 января по 18-20 февраля погибли более 100 человек, в том числе сотрудники милиции, значительное число людей были ранены. Милиция применяла резиновые пули, слезоточивый газ и боевые патроны против протестующих и уличных боевиков, вооруженных битами, огнестрельным оружием и самодельными взрывными устройствами. 18-20 февраля было убито по меньшей мере 98 человек, в том числе десятки - огнем снайперов, предположительно принадлежавших к украинским силам безопасности, хотя ряд бывших должностных лиц впоследствии утверждали, что за снайперами стояли организаторы «Евромайдана». На момент подготовки этого обзора расследование продолжалось.

Десятки журналистов подверглись нападениям милицейского спецназа, который пытался разгонять уличных боевиков и протестующих. Милиционеры избивали освещавших протесты журналистов, в ряде случаев целенаправленно применяя против них резиновые пули или светошумовые гранаты.

Украина не является участником Римского статута Международного уголовного суда (МУС), однако в апреле 2014 г. временное правительство сделало заявление о признании юрисдикции МУС в отношении предполагаемых преступлений, совершенных в стране в период с 17 ноября 2013 г. по 22 февраля 2014 г. На момент подготовки этого обзора прокурором МУС решался вопрос о наличии предусмотренных Римским статутом оснований для начала полноценного расследования.

Крым

В феврале не имевшие правового статуса так называемые силы самообороны при поддержке российских сил безопасности захватили по всему Крыму административные объекты и военные базы и установили на полуострове пророссийское руководство. После непризнанного референдума о статусе Крыма президент России Владимир Путин и руководители Крыма подписали соглашения, в которых заявлялось о вхождении Крыма и города Севастополя в состав Российской Федерации. Власти Украины и большинство международных акторов объявили этот референдум незаконным, - законного перехода суверенитета к России не произошло. На момент подготовки этого обзора Россия с точки зрения международного права остается для Крыма оккупирующей державой.

В феврале – апреле силы «самообороны» совершали серьезные нарушения, в том числе похищения, нападения, пытки и притеснения активистов, журналистов и других лиц, подозреваемых в симпатиях в Киеву.

Крымские татары – преимущественно мусульманское этническое меньшинство на полуострове - сталкивались с нарастающими притеснениями и преследованиями. С марта местные власти вынесли Меджлису (высшему представительному органу крымских татар) несколько предупреждений о недопустимости «экстремистской» деятельности и угрожали ему ликвидацией.

В апреле и июле соответственно власти на пять лет запретили въезд в Крым крымско-татарским старейшинам Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову. В сентябре власти арестовали все имущество и банковские счета управляющего делами Меджлиса благотворительного фонда под тем предлогом, что в его совет директоров входил Джемилев – гражданин Украины, которому запрещен въезд в Россию.

Полиция проводила обыски на предмет выявления «запрещенной литературы» в домах десятков крымских татар, а также в медресе и мечетях. В мае власти накануне 70-й годовщины депортации крымских татар запретили любые массовые мероприятия.

С марта из Крыма выехали свыше 16 тыс. человек, преимущественно – на материковую часть Украины.

Нарушения на востоке Украины

В мае – сентябре в Донецкой и Луганской областях сотни гражданских лиц погибли в результате обстрелов реактивной и ствольной артиллерии. Нарушения законов и обычаев войны происходили как со стороны пророссийских ополченцев, так и со стороны правительственных сил, неизбирательно обстреливавших населенные районы, в том числе – реактивными снарядами. Применение установок «Град» по густонаселенным районам имело место с обеих сторон.

После июня в нескольких районах востока Украины фиксировалось использование реактивных снарядов систем «Смерч» и «Ураган» с кассетной головной частью. Факты указывают на возможное применение кассетных боеприпасов всеми сторонами, однако установить ответственность по каждому конкретному эпизоду не представлялось возможным; предположительно можно говорить об ответственности украинских правительственных сил применительно к нескольким обстрелам Донецка в октябре. Ни Украина, ни Россия не являются участниками Конвенции по кассетным боеприпасам 2008 г. о всеобъемлющем запрещении этого оружия.

В апреле – сентябре активные боевые действия привели к полному коллапсу закона и порядка в нескольких контролируемых боевиками районах. Сотни людей, подозреваемых в симпатиях к Киеву, в том числе журналисты, чиновники местной администрации, политические и религиозные активисты, подверглись нападениям, избиениям и угрозам со стороны ополченцев; имели место несколько случаев внесудебной казни. Боевики также подвергали задержанных принудительному труду и похищали гражданских лиц с целью получения выкупа, используя их как заложников. В мае боевики захватили восьмерых военных наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и удерживали их в течение нескольких недель.

В мае украинские власти захватили «министра обороны» самопровозглашенной Донецкой Республики. На следующий день лидер украинской Радикальной партии размеcтил на своей странице в социальной сети фотографии задержанного - раздетого, в ссадинах и со связанными руками, заявив, что собирается обменять его на свергнутого президента Януковича. Власти Украины продержали этого человека до сентября, когда его обменяли на украинского военнослужащего в рамках обмена пленными между ополченцами и правительственными силами.

В ходе продолжавшейся антитеррористической операции украинскими спецслужбами и прокиевскими добровольческими батальонами было задержано по подозрению в причастности к вооруженному сопротивлению более тысячи человек: в ряде случаев срок задержания превышал 14 суток, а задержанные подвергались недозволенному обращению. В сентябре киевские власти начали уголовное расследование по заявлениям о преступлениях прокиевского батальона «Айдар», в том числе, как утверждалось, произвольных задержаниях, насильственных исчезновениях и пытках.

Ополченцы препятствовали работе освещавших конфликт журналистов. В некоторых случаях имели место физические посягательства на журналистов, которых боевики обвиняли в «тенденциозности». В июле лидеры боевиков запретили журналистам вести съемку в районах боевых действий и в общественных местах, угрожая в противном случае судом военного трибунала. Местные и международные журналисты подвергались со стороны ополченцев притеснениям, угрозам, избиению и похищению. На момент подготовки этого обзора большинство похищенных журналистов были освобождены, однако местонахождение по меньшей мере троих оставалось неизвестным.

13 журналистов подверглись насильственному исчезновению и произвольному задержанию со стороны прокиевских сил, которые нередко обвиняли их в пособничестве ополченцам. Например, в мае спецслужбы задержали двух российских журналистов и в течение недели держали их в полной изоляции, подозревая в пособничестве ополченцам. Впоследствии эти журналисты утверждали, что их избивали и угрожали им казнью.

С начала боевых действий погибли по меньшей мере семь работников СМИ.

Вынужденные переселенцы

По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), в результате вооруженного конфликта в Украине и Крыму свои дома были вынуждены покинуть по меньшей мере 450 тыс. человек; по информации российского правительства, на территорию России перешло около 814 тыс. человек. Власти Украины предпринимали усилия по обеспечению вынужденным переселенцам надлежащей защиты и помощи, однако структуры, которым было поручено координировать в регионах усилия по обеспечению вынужденных переселенцев жильем и социальной поддержкой, не обладали ресурсами для выполнения этих задач.

В октябре парламент принял закон, предусматривающий для вынужденных переселенцев определенный набор прав, включая право не подвергаться дискриминации и принудительному возвращению, и упростивший доступ к социально-экономическим услугам, включая регистрацию по месту жительства и пособия по безработице.

Свобода СМИ

В течение всего года на фоне нагнетания и поляризации политической риторики центральные власти избыточно ограничивали свободу СМИ. К сентябрю власти, борясь с тенденциозностью в подаче информации и российской пропагандой, запретили вещание в Украине 15 российских телеканалов, произвольно отказали во въезде по меньшей мере 20-ти и запретили въезд в страну на срок от трех до пяти лет 35-ти российским журналистам. За год из страны были выдворены по меньшей мере девять российских журналистов, освещавших вооруженный конфликт.

В марте члены одной из украинских националистических партий ворвались в редакцию одного из ведущих украинских телеканалов и набросились на и.о. его руководителя, которого несколько раз ударили и заставили написать заявление об отставке из-за освещения его каналом событий в Крыму. Власти начали по этому факту уголовное расследование, которое в сентябре было закрыто «за отсутствием доказательств». В том же месяцы спецслужбы провели рейд в киевской редакции считающегося пророссийским крупного информационного издания, заявив, что оно подозревается в попытке «подрыва территориальной целостности Украины».

После оккупации Крыма Россией считающиеся проукраинскими местные СМИ на полуострове стали подвергаться возрастающему риску. Власти выносили предупреждения критически настроенным журналистам и блогерам, обыскивали их дома, несколько человек были задержаны.

В июле российскими спецслужбами были взяты объяснения у редактора одной из ведущих крымско-татарских газет в связи подозрениями на публикацию «экстремистских» материалов. В сентябре спецслужбы провели рейд в редакции газеты, изъяли некоторые публикации последнего времени и угрожали закрыть издание.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

В отличие от прошлого года киевский Марш равенства – 2014 был отменен из-за опасений городских властей, что они не смогут обеспечить безопасность лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) и их сторонников.

В Украине стала распространяться российская политика санкционированной государством нетерпимости в отношении сообщества ЛГБТ. Имела место попытка принять законодательство, аналогичное российскому законодательству о «гей-пропаганде», которое направлено на запрет «пропаганды гомосексуальности», формирования любого «позитивного образа» геев, гей-парадов или демонстрации фильмов на ЛГБТ-тематику, таких как Milk.

Ключевые международные акторы

В течение всего года Евросоюз, США и другие ключевые акторы демонстрировали самую активную поддержку Украины, что не сопровождалось достаточным давлением по вопросам прав человека. Эти акторы осудили оккупацию Крыма Россией и поддержку Москвой боевиков на востоке Украины.

В июне президент Петр Порошенко заявил, что Россия и Украина находятся в состоянии войны, а августе обвинил Россию во вторжении. Более десятка государств выразили осуждение в связи с сообщениями об использовании кассетного оружия в Украине.

В марте Генеральная Ассамблея ООН 100 голосами при 58 воздержавшихся приняла резолюцию о территориальной целостности Украины, в которой подчеркивалось, что мартовский референдум в Крыму «не имеет законной силы» и «не может быть основой для любого изменения статуса Автономной Республики Крым или города Севастополя».

С начала конфликта на востоке Управление верховного комиссара ООН по правам человека и ОБСЕ создали мониторинговые миссии и направили в Украину своих наблюдателей, регулярно публикуя информацию о нарушениях прав человека. В июне Совет ООН по правам человека принял резолюцию о сотрудничестве и содействии Украине в области прав человека, призвав украинское правительство расследовать все заявления о нарушениях, а все заинтересованные стороны – содействовать доступу правозащитных наблюдателей, в том числе в Крым.

На протяжении года представитель ОБСЕ по свободе СМИ неоднократно выражала обеспокоенность ухудшением ситуации со свободой СМИ в Украине. В сентябре она призвала немедленно прекратить «недружественные действия» в отношении СМИ в Крыму, сославшись, в частности, на ситуацию вокруг еженедельника Меджлиса крымского-татарского народа, который с начала сентября подвергался запугиванию и давлению со стороны де-факто властей.

В апреле генеральный секретарь Совета Европы создал международную экспертную группу для мониторинга расследований преступлений, совершенных во время «Евромайдана», а также майских событий в Одессе. Парламентская ассамблея Совета Европы трижды проводила внеочередные дебаты по ситуации в Украине и в апреле приостановила право голоса российской делегации.

Комиссар Совета Европы по правам человека трижды посещал Украину. После сентябрьской поездки в Крым он призвал эффективно расследовать нарушения со стороны «сил самообороны» в марте. В феврале Киев посетила делегация Комитета по предупреждению пыток для оценки обращения с лицами, задержанными в период «Евромайдана».

В сентябре Европарламент и власти Украины ратифицировали Соглашение об ассоциации, предусматривающее политическое сближение и свободную торговлю между ЕС и Украиной. В ответ на российскую угрозу ужесточить торговый режим с Украиной в случае немедленного вступления соглашения в силу Украина и ЕС согласились отложить его реализацию до декабря 2015 г.