Положительная риторика властей в вопросах прав человека в 2016 г. не подкреплялась реальным улучшением ситуации. В стране продолжает применяться смертная казнь. Активисты и критически настроенные журналисты по-прежнему подвергаются судебному преследованию. Наблюдалось дальнейшее ограничение свободы выражения мнений: было законодательно расширено определение «экстремизма», а также запрещено распространение среди несовершеннолетних определенной информации под надуманным предлогом их безопасности. Международные наблюдатели отметили некоторый прогресс на сентябрьских парламентских выборах 2016 г., призвав при этом к дальнейшим реформам.

Евросоюз, сославшись на освобождение политзаключенных и прогресс на выборах, отменил свои санкции, Европейский банк реконструкции и развития снял ограничения на кредитование государственных организаций. При этом власти Беларуси по-прежнему отказывались сотрудничать со спецдокладчиком ООН по Беларуси.

В октябре 2016 г. правительство утвердило план действий по выполнению рекомендаций договорных органов ООН и Совета по правам человека по итогам универсального периодического обзора. Консультаций с независимым гражданским обществом не проводилось, а сам документ носит общий характер, и в нем недостаточно отражены вопросы гражданских и политических прав.

Смертная казнь

Беларусь остается единственной европейской страной, где сохраняется смертная казнь. Никаких шагов по объявлению моратория или отмене смертной казни в 2016 г. не предпринималось.

В ноябре 2016 г. были казнены Иван Кулеш и Сергей Хмелевский. В апреле был приведен в исполнение смертный приговор, вынесенный в 2015 г. Сергею Иванову за убийство, - в то время как его жалоба ожидала рассмотрения Комитетом ООН по правам человека.

Смертные приговоры выносились: Геннадию Яковицкому – за убийство, Сергею Хмелевскому – за убийство трех человек, Сергею Острикову – за убийство двух человек и изнасилование. В апелляционной инстанции все они были оставлены без изменения.

Правозащитники и критики власти

В 2015 г. президент Александр Лукашенко помиловал шесть человек, осужденных по политически мотивированным делам, однако у них сохраняется судимость, что не позволяет им занимать государственные должности или баллотироваться на выборах. Они остаются под надзором милиции, и им запрещен выезд за рубеж.

В феврале 2015 г. юрист-правозащитник и руководитель Центра правовой трансформации Елена Тонкачева была вынуждена уехать из страны после того, как ей аннулировали вид на жительство и на три года запретили въезд. Она обжаловала трехлетний срок, однако в январе 2016 г. получила отказ. Второй отказ последовал в октябре 2016 г.

В январе в Минске по уголовному делу о хулиганстве за граффити в августе 2015 г. были оштрафованы на суммы, эквивалентные USD 300-500, молодежные активисты Максим Пекарский, Вадим Жаромский и Вячеслав Косинеров. Выбор в пользу привлечения к уголовной, а не административной ответственности местные активисты расценили как политически мотивированный. В марте апелляционная инстанция оставила приговор без изменения.

Основатель группы за права заключенных «Платформа инновэйшн» Михаил Жемчужный в 2015 г. получил шесть с половиной лет колонии по делу об умышленном разглашении сведений, составляющих служебную тайну. Дело было связано с публикацией информации о нарушениях в милиции, полученной им от одного из сотрудников. В июле Жемчужный заявлял, что администрация колонии отказывает ему в необходимой медицинской помощи и создает помехи направлению им надзорной жалобы на приговор.

В апреле суд в Минске признал 80-летнего Александра Лапицкого виновным в оскорблении Президента и других должностных лиц за многочисленные жалобы на осуждение его сына в 2011 г., а также за его заявления о том, что вина за взрыв в минском метро в 2011 г. лежит на Лукашенко. Суд признал Лапицкого «невменяемым» и назначил ему год принудительного психиатрического лечения. В ноябре, после исчерпания им всех возможностей обжалования, его отправили в стационар.

В сентябре 2016 г. Генеральная прокуратура отказала Туркменистану в выдаче бывшего диссидента и журналиста Чары Аннамурадова, приехавшего в Беларусь на отдых. Аннамурадов уехал из Туркменистана в 1999 г., спасаясь от преследований, и в 2003 г. получил убежище в Швеции.

Свобода собраний

С января по апрель милиция не разгоняла несанкционированные собрания и не задерживала их участников, однако по-прежнему привлекала их к административной ответственности с крупными штрафами.

В конце апреля госавтоинспекция и ОМОН в Минске разогнали ежемесячный велопробег «Критическая масса», задержав шесть человек, среди которых был неправительственный наблюдатель. Задержанных с применением силы уложили на пол милицейского автобуса и завалили сверху велосипедами. Они были привлечены к административной ответственности за нарушение общественного порядка и правил дорожного движения. В отношении Станислава Коновалова и Дмитрия Полиенко были также возбуждены уголовные дела о неповиновении сотрудникам милиции. Коновалова отпустили под подписку, впоследствии дело против него прекратили; Полиенко был заключен под стражу до октября, когда суд приговорил его к двум годам условно.

Свобода выражения мнений и нападения на журналистов

В начале 2016 г. возобновились преследования внештатных корреспондентов не зарегистрированных в Беларуси зарубежных СМИ, прекратившиеся с августа 2015 г., когда президент Александр Лукашенко публично пообещал разобраться в ситуации. В Гомельской области Константин Жуковский и Лариса Щирякова десять раз привлекались к административной ответственности за сотрудничество с польским телеканалом «Белсат». Они были оштрафованы на сумму, эквивалентную USD 250-300.

В июне Константин Жуковский и Алексей Атрощенко были задержаны милицией в Лоеве в Гомельской области, когда готовили видеосюжет о предприятии, работники которого жаловались на низкие зарплаты. Жуковский заявил об избиении в милиции и написал заявление. После этого его привлекли к административной ответственности и оштрафовали за нарушение общественного порядка, оскорбление сотрудников милиции и мелкое хулиганство.

В январе в Минске был избит и задержан милицией Павел Добровольский, снимавший задержание двух активистов, развернувших в суде растяжку «Нет политическим преследованиям!» Добровольский получил легкие травмы; служебная проверка установила, что применение к нему силы было правомерным. Его оштрафовали за неуважение к суду и неповиновение милиции. Сам Добровольский утверждал, что никакого сопротивления не оказывал.

В августе на закрытом заседании суд в Минске признал экстремистскими девять публикаций с информационно-аналитического сайта 1863x.com, нередко критикующего власть. Опираясь исключительно на заключение государственного эксперта, суд посчитал некоторый контент порнографическим и разжигающим национальную вражду. У администратора сайта Эдуарда Пальчиса и его адвоката была взята подписка о неразглашении. После того как в прошлом году в отношении Пальчиса было возбуждено уголовное дело, он уехал из Беларуси, однако в январе 2016 г. был задержан в России и в мае экстрадирован в Беларусь. Он оставался под стражей до октября, когда на закрытом процессе был осужден на год и девять месяцев ограничения свободы.

На конец августа Министерство информации без судебного решения заблокировало по меньшей мере шесть сайтов за якобы распространение информации о наркотиках. Ни один из владельцев сайта перед этим не получал никаких предупреждений. На конец июня Министерство также вынесло по меньшей мере 12 предупреждений восьми СМИ и четырем информационным сайтам. После двух предупреждений министерство вправе обратиться в суд с иском о закрытии.

В апреле в парламенте был в ускоренном порядке принят закон, расширяющий определение «экстремистской деятельности» и вводящий ряд новых уголовных составов, таких как «создание экстремистского формирования» и «финансирование деятельности экстремистского формирования». Активисты предупреждали о рисках злоупотребления неконкретными формулировками для подавления свободы слова.

В апреле был принят пакет поправок о защите детей от информации, «причиняющей вред их здоровью и развитию». Его неконкретные формулировки могут быть использованы для ограничения распространения нейтральной или положительной информации о лесбиянках, геях, бисексуалах и трансгендерах (ЛГБТ) как «дискредитирующей институт семьи».

Свобода ассоциации

Власти продолжали применять статью 193.1 УК, предусматривающую ответственность за участие в незарегистрированной организации, в то же самое время произвольно отказывая в регистрации неправительственным группам и политическим партиям.

В марте Верховный суд признал законным четвертый с 2011 г. отказ Минюста зарегистрировать правозащитное общественное объединение «За справедливые выборы». Ее основатели считают этот отказ произвольным и политически мотивированным.

В апреле Верховный суд признал законным шестой отказ Минюста зарегистрировать партию «Белорусская христианская демократия». В том же месяце министерство в пятый раз отказалось зарегистрировать оппозиционное политическое движение «Говори правду». С 2000 г. в Беларуси не была зарегистрирована ни одна политическая партия.

Парламентские выборы

Международные наблюдатели отметили некоторый прогресс на сентябрьских парламентских выборах 2016 г., призвав при этом к дальнейшим реформам. Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека признало, что выборы «были эффективно организованы, однако сохраняется ряд застарелых системных недостатков».

Накануне выборов Парламентская ассамблея Совета Европы призывала к реформам в интересах «обеспечения глубоко состязательной политической среды». Об этом же говорили и в Брюсселе. Спецдокладчик ООН по Беларуси отметил, что «выборы показали явное отсутствие политической воли поощрять и защищать права человека в Беларуси».

Ключевые международные акторы

Беларусь продолжала линию на политическое «сближение» с европейскими правительствами и институтами, встречая ответную готовность со стороны последних, несмотря на отсутствие ощутимых улучшений ситуации с правами человека.

Минск сохранял негативное отношение к назначению в 2012 г. спецдокладчика ООН по Беларуси (Миклош Харашти) и продолжал отказываться от сотрудничества с ним. В июне Совет ООН по правам человека продлил его мандат еще на год.

В феврале Евросоюз отменил санкции в отношении 170 физических и трех юридических лиц, сославшись на освобождение «всех оставшихся политзаключенных» и на отсутствие насилия во время президентских выборов 2015 г.

В марте Беларусь посетил спецпредставитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис, который встречался с официальными лицами и представителями политических партий и неправительственных групп. На международной конференции он призывал отменить смертную казнь, однако не высказывал публичного осуждения других нарушений прав человека.

В июне, впервые – в Минске, прошел третий раунд диалога по правам человека между Евросоюзом и Беларусью. Обсуждались вопросы свободы выражения мнений, собраний и ассоциации, выборы, смертная казнь, пытки и недозволенное обращение, права людей с инвалидностью. Относительно конкретных результатов на момент подготовки этого обзора информации не было.

В сентябре Европейский банк реконструкции и развития пересмотрел свою страновую стратегию по Беларуси и снял ограничения на финансирование государственных проектов. Банк отметил, что «ситуация с правами человека в стране не претерпела системных изменений и остается предметом обеспокоенности», однако заявил о «конструктивной роли» Беларуси в регионе и о демонстрации властями «большей открытости» к обсуждению прав человека.

Евросоюз, генеральный секретарь Совета Европы, докладчики ПАСЕ и глава БДИПЧ ОБСЕ неоднократно критиковали продолжающиеся казни в Беларуси и призывали объявить мораторий на смертную казнь.