В 2017 г. главным приоритетом участников сирийского конфликта стал разгром «Исламского государства» (ИГ). Дамаску при поддержке России, Ирана и «Хезболлы» удалось вернуть контроль над значительными территориями в центре и на востоке страны, в то время как поддерживаемые США Сирийские демократические силы взяли Ракку. Соперничество за получение и удержание контроля над территориями сопровождалось грубыми нарушениями прав человека и гуманитарного права, уже давно ставшими «визитной карточкой» этого конфликта.

По данным Всемирного банка, с 2011 г. в Сирии погибли свыше 400 тыс. человек; число беженцев и вынужденных переселенцев составило, по данным ООН, 5 и 6 млн человек соответственно. В ООН также оценивали, что по состоянию на июнь 2017 г. 540 тыс. человек все еще жили в условиях осады.

Сирийские правительственные силы неоднократно применяли химическое оружие против гражданского населения на контролируемых оппозицией территориях. При поддержке России и Ирана Дамаск в нарушение международного права совершал преднамеренные и неизбирательные нападения на гражданского население и гражданскую инфраструктуру, препятствовал доставке гуманитарной помощи, использовал голод как средство ведения войны и осуществлял принудительное перемещение населения. Режим также продолжал практиковать пытки и недозволенное обращение в отношении задержанных лиц и насильственные исчезновения.

Широкий спектр нарушений совершали и негосударственные вооруженные группировки. С их стороны имели место преднамеренные и неизбирательные нападения на гражданское население, похищения активистов и произвольное содержание их под стражей, применение избыточной силы для подавления протестов и вмешательство в доставку гуманитарной помощи. Сообщалось об использовании ИГ гражданских лиц в качестве «живого щита», а также противопехотных мин и самодельных взрывных устройств, что наносило значительный ущерб гражданскому населению и гражданской инфраструктуре.

Отмечен рост гражданских потерь в результате авиаударов возглавляемой США антиигиловской коалиции. По данным местной Сирийской сети за права человека, всего к сентябрю 2017 г. погибли 2 286 гражданских лиц. В отношении целого ряда авиаударов имеются сомнения в том, что коалиционными силами были приняты все разумные меры предосторожности для недопущения или сведения к минимуму случайных потерь среди гражданского населения.

Усилия по обеспечению ответственности через Совет Безопасности ООН по-прежнему блокировались, однако Генеральная Ассамблея в декабре 2016 г. приняла резолюцию о создании Международного беспристрастного и независимого механизма по содействию проведению расследований в отношении тех, кто несет ответственность за наиболее серьезные преступления по международному праву, совершенные в Сирийской Арабской Республике с марта 2011 года, и их судебному преследованию.

Преднамеренные и неизбирательные удары по гражданскому населению, новые случаи использования кассетных и зажигательных боеприпасов

Устойчиво продолжались нападения на гражданское население и гражданские объекты в Сирии, в том числе по медицинским учреждениям, школам и мечетям.

В ходе наступления на контролировавшуюся оппозицией часть Алеппо в конце 2016 г. сирийские правительственные и российские силы наносили неизбирательные авиаудары, в результате которых пострадали, в частности, несколько медицинских учреждений, и применяли зажигательные и кассетные боеприпасы. За период с 19 сентября по 18 октября сирийский мониторинговый Центр документирования нарушений зафиксировал гибель 446 гражданских лиц, включая 91 ребенка.

На юге страны благодаря локальным договоренностям о прекращении огня отмечалось снижение числа жертв среди гражданского населения, однако незаконные нападения все же имели место. Так, в июне в результате артиллерийских и авиаударов российских и сирийских правительственных сил по городку Тафас южнее Дераа в районе местной школы погибли 10 гражданских лиц.

В сентябре 2017 г. российские и сирийские правительственные силы начали наступление в провинции Идлиб. По данным Сирийской гражданской обороны, в результате авиаударов по нескольким городам и прилегающим территориям были разрушены по меньшей мере шесть больниц и пять центров гражданской обороны, погибли более 150 гражданских лиц.

Сирийские правительственные силы по-прежнему широко применяли кассетные боеприпасы по контролируемым оппозицией районам. С августа 2016 г. по июль 2017 г. местные активисты, спасатели и медики сообщали по меньшей мере о 238 таких случаях.

В 2017 г. Хьюман Райтс Вотч зафиксировала по меньшей мере 22 авиаудара с использованием зажигательных боеприпасов. В апреле 2017 г. мы задокументировали применение в районе Саракиба юго-западнее Алеппо кассетных авиабомб РБК-500 с зажигательными суббоеприпасами серии ЗАБ.

Препятствование доставке гуманитарной помощи, осады, принудительное перемещение населения

В 2017 г. продолжались осады населенных районов и препятствование доставке гуманитарной помощи со стороны правительственных и проправительственных сил и группировок вооруженной оппозиции. По оценкам Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, по состоянию на июнь 2017 г. в осажденных районах находилось около 540 тыс. гражданских лиц, преимущественно – в блокированной правительственными силами Восточной Гуте.

Вследствие резкого ухудшения в 2017 г. гуманитарной ситуации в осажденных оппозиционных анклавах несколько таких территорий пошли на предложенные правительством договоренности о прекращении огня и эвакуации.

В 2017 г. был достигнут ряд договоренностей о «примирении», включая подписанное в марте «соглашение по четырем городам», в рамках которого была проведена эвакуация из осажденных правительственными силами населенных пунктов Мадайя и Эз-Забадани в обмен на эвакуацию из осажденных оппозицией населенных пунктов Фуа и Кефрайя.  По заключению созданной Советом ООН по правам человека Независимой международной комиссии по расследованию событий в Сирии и Amnesty International, в ряде случаев такая эвакуация могла быть незаконной и могла составлять принудительное перемещение населения.

Незаконное использование химического оружия и токсичных химикатов

Сирийские правительственные силы продолжали использовать химическое оружие. С конца 2016 г. отравляющие вещества нервно-паралитического действия применялись по меньшей мере четыре раза: на востоке провинции Хама 11 и 12 декабря 2016 г., на севере той же провинции 30 марта и в Хан-Шейхуне (провинция Идлиб) 4 апреля 2017 г.

Клинические симптомы у пострадавших в Хан-Шейхуне указывали на применение фосфорорганического вещества нервно-паралитического действия. Погибли по меньшей мере 92 человека, в том числе 30 детей, сотни гражданских лиц пострадали.

В сентябрьском докладе Международной независимой комиссии ООН по расследованию событий в Сирии отмечалось, что ВВС Сирии применили зарин в Хан-Шейхуне, провинция Идлиб, в результате чего погибли десятки людей, большинство из которых составляли женщины и дети. По заключению комиссии, удар был нанесен самолетом СУ-22, которые имеются только у сирийских правительственных сил. В октябре был обнародован доклад Совместного механизма ООН-ОЗХО по расследованию случаев применения отравляющих веществ в качестве оружия в Сирии, в котором ответственность за химатаку в Хан-Шейхуне была возложена на Дамаск. Продление мандата СМР, истекавшего в ноябре, было заблокировано Россией в Совете Безопасности ООН.

Хьюман Райтс Вотч также задокументировала восемь случаев сброса хлора вертолетами сирийских ВВС во время наступления в восточном Алеппо, что свидетельствует о широкомасштабном и систематическом использовании этого отравляющего вещества в качестве оружия.

Авиаудары американской коалиции

В марте по меньшей мере 38 человек погибли в результате удара самолета ВВС США по мечети в селении Эль-Джина в провинции Алеппо. Американское командование заявило, что удар наносился по собранию членов «Аль-Каиды», однако местные жители утверждают, что все пострадавшие были гражданскими лицами, собравшимися на вечернюю молитву. Заявления американских военных после этого инцидента свидетельствуют о том, что они были не в курсе того, что здание, по которому наносился удар, было мечетью, что подходило время вечернего намаза и что в момент удара в здании проходила религиозная беседа.

США провели расследование и признали удар законным, при этом основания для такого вывода не были обнародованы, а само расследование велось без привлечения внешних акторов. Международная независимая комиссия ООН признала удар незаконным, поскольку американскими силами не были приняты все разумные меры предосторожности для сведения к минимуму жертв среди гражданского населения.

По данным базирующейся в Великобритании Сирийской обсерватории по правам человека, с начала наступления на Ракку в результате ударов коалиционной авиации погибло около 1 100 гражданских лиц.

Хьюман Райтс Вотч расследовала обстоятельства нескольких авиаударов в районе Ракки, в том числе 20 марта по школе в Эль-Мансуре, где размещались вынужденные переселенцы, и 22 марта по рынку и пекарне в Табке. В результате этих ударов погибли по меньшей мере 84 мирных жителя, в том числе 30 детей. Местные источники утверждают, что школа уже давно использовалась для размещения вынужденных переселенцев из других районов Сирии, а рынок в Табке функционировал в течение всей войны. Соответственно, можно предполагать, что коалиционным командованием не были приняты достаточные меры предосторожности для сведения к минимуму случайных потерь среди гражданского населения.

Насильственные исчезновения, случаи смерти в местах содержания под стражей, произвольные аресты и пытки

Произвольные задержания, недозволенное обращение и пытки в местах содержания под стражей и насильственные исчезновения по-прежнему носили массовый характер. В 2017 г. Сирийская сеть за права человека задокументировала более 4 252 случаев произвольного ареста, причем большинство таких арестов было совершено правительственными силами. По оценке того же источника, на август 2017 г. число пропавших без вести после задержания превышало 80 тыс. человек.

В августе жена отстаивавшего свободу выражения мнений программиста Басселя Хартабиля, арестованного правительственными силами в 2012 г., заявила, что получила подтверждение того, что ее муж был казнен еще в 2015 г., хотя официально об этом не сообщалось.

Также, сирийские власти практиковали произвольные аресты в рамках законодательства об уголовной ответственности за «противоестественные сексуальные отношения».

Нарушения со стороны негосударственных вооруженных группировок

«Хайят Тахрир аш-Шам»

В январе группировка «Джебхат Фатх аш-Шам», до заявленного разрыва с «Аль-Каидой» называвшаяся «Джебхат ан-Нусра», и еще ряд оппозиционных группировок образовали коалицию «Хайят Тахрир аш-Шам», которая стала доминирующей силой в провинции Идлиб. В течение 2017 г. ее боевики совершали широкий спектр нарушений, включая произвольное содержание под стражей гражданских лиц и местных активистов в Идлибе. Протесты населения, как сообщалось, боевики пресекали огнем на поражение. Кроме того, это группировка в нарушение международного гуманитарного права вмешивалась в доставку гуманитарной помощи.

На счету «Хайят Тахрир аш-Шам» также неоднократные теракты с использованием заминированных автомашин, направленные против религиозных меньшинств. В марте эта группировка взяла на себя ответственность за двойной теракт у кладбища Баб-эс-Сагир. Это известное место паломничества шиитов в южной части Дамаска. По данным Международной независимой комиссии ООН, тогда погибли 44 мирных жителя, в том числе 8 детей, и 120 пострадали.

«Исламское государство»

Утрата «Исламским государством» (ИГ) значительной территории никак не сказалась на интенсивности нарушений в отношении гражданского населения. В Ракке и других местах боевики ИГ использовали жителей в качестве «живого щита» и широко применяли противопехотные мины против наступавших на них сил.

В мае боевики ИГ атаковали преимущественно исмаилитское селение Акариб-эс-Сафи. Пытавшихся спастись жителей расстреливали на улицах снайперы, разместившиеся на водонапорной башне и на крышах домов. Всего, по данным Международной независимой комиссии ООН, было убито 52 человека, в том числе 12 детей, и ранено 100, в том числе две девочки, получившие тяжелые ранения в голову.

Совместный механизм по расследованию ООН-ОЗХО ранее устанавливал применение ИГ сернистого иприта против гражданского населения.

Другие вооруженные группировки

Боестолкновения между различными негосударственными вооруженными группировками создавали риски для гражданского населения. Международная независимая комиссия ООН задокументировала в городе Дераа гибель 11-летнего ребенка и разрушение гражданской инфраструктуры в результате неизбирательных артобстрелов со стороны вооруженных группировок. По оценкам комиссии, на контролируемых вооруженными группировками территориях, в том числе в Восточной Гуте, сохранялась практика пыток и произвольного содержания под стражей.

Территории, контролируемые курдской Партией демократического союза

На контролируемых ПДС территориях силы безопасности совершили серию рейдов по закрытию офисов оппозиционных партий, а также задерживали и притесняли представителей политической оппозиции и активистов. Большинству задержанных никаких обвинений не предъявлялось; как правило, через несколько месяцев их отпускали.

Хьюман Райтс Вотч получены сообщения о пытках и недозволенном обращении в местах содержания под стражей, подчиненных Сирийским демократическим силам (СДС) – воюющей с ИГ коалицией, ядро которой составляют курдские Отряды народной самообороны. Местные жители утверждают, что в нарушение стандартов справедливого судебного разбирательства людей в таких местах держали под стражей без обвинений. Местные активисты сообщали об ограничении свободы передвижения вынужденных переселенцев из провинций Ракка и Дейр-эз-Зор, которые в результате оказывались в лагерях на контролируемой СДС территории, и об усугублении гуманитарной ситуации среди вынужденных переселенцев.

Положение перемещенных лиц и принудительные эвакуации

Приграничные страны, в том числе Ливан, Иордания и Турция, предпринимали шаги по ограничению наплыва беженцев, создавая незаконные административные, юридические и даже физические барьеры. Продолжали поступать сообщения о случаях открытия турецкими пограничниками огня по сирийцам и нелегальным проводникам, пытавшимся попасть в Турцию. В одном из таких инцидентов в сентябре был убит трехлетний ребенок.

Ливан сохранял для сирийцев некое подобие визового режима и строгий порядок продления вида на жительство, что негативно сказывалось на свободе передвижения беженцев и на доступности для них образования и здравоохранения. Ухудшение положения беженцев в приграничном ливанском Арсале привело к тому, что почти 10 тыс. сирийцев вернулись в Идлиб. Этот процесс во многом проходил в рамках договоренностей между «Хезболлой» и различными сирийскими группировками, включая ИГ.

В течение первых пяти месяцев 2017 г. власти Иордании, несмотря на риски, ежемесячно депортировали в Сирию около 400 зарегистрированных беженцев. Еще порядка 500 человек каждый месяц возвращались в Сирию при невыясненных обстоятельствах. Власти не предъявляли высылаемым беженцам практически никаких содержательных претензий и не давали им возможности оспаривать депортацию или еще в Иордании обращаться за юридической помощью.

Ключевые международные акторы

Женевский процесс под эгидой ООН продолжался в вялотекущем режиме. В январе 2017 г. Россия, Иран и Турция провели в Астане встречу с участниками конфликта для поиска путей его деэскалации. Последующие встречи в астанинском формате и достигнутые в мае договоренности о зонах деэскалации привели к сокращению масштабов насилия, однако полной нормализации ситуации достигнуть не удалось. Режим прекращения огня неоднократно нарушался и Дамаском, и Россией, и другими акторами. В октябре Турция ввела в провинцию Идлиб значительный воинский контингент.

Дамаск продолжал нарушать резолюции СБ ООН, требующие обеспечить безопасную и беспрепятственную доставку гуманитарной помощи и прекращение «неизбирательного применения оружия в населенных районах, включая артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки, в частности использование ‘бочковых бомб’», а также покончить с практиками произвольных задержаний, исчезновений и похищений и освободить всех произвольно задержанных лиц.

В 2017 г. Россия вместе с Ираном продолжала оказывать Дамаску военную поддержку, параллельно торпедируя или с самого начала отвергая инициативы, направленные на содержательное реагирование Совета Безопасности на нарушения со стороны сирийского правительства.

США по-прежнему возглавляли международную коалицию по борьбе с ИГ в Ираке и Сирии и продолжали поддерживать Сирийские демократические силы, которые вели наступление на эту террористическую группировку. В апреле, после химической атаки в Хан-Шейхуне, США нанесли удар по сирийской авиабазе. В июле США, Иордания и Россия договорились о зоне прекращения огня на юге Сирии.

В декабре 2016 г. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о создании Международного беспристрастного и независимого механизма по содействию проведению расследований в отношении тех, кто несет ответственность за наиболее серьезные преступления по международному праву, совершенные в Сирийской Арабской Республике с марта 2011 года, и их судебному преследованию. Предполагается, что собранные доказательства будут использоваться судами, которые могут обладать соответствующей юрисдикцией в настоящее время или в будущем.

В апреле министры иностранных дел Евросоюза приняли европейскую стратегию в отношении Сирии, которая включает меры политического и гуманитарного характера и предусматривает усилия в интересах обеспечения ответственности за военные преступления и серьезные нарушения прав человека. В мае принятие этой стратегии приветствовал Европарламент, подчеркнув необходимость обеспечения ответственности на международном и национальном уровне.

В апреле Евросоюз проводил Брюссельскую конференцию о поддержке будущего Сирии и всего региона, в рамках которой доноры обещали выделить 5,6 млрд евро в 2017 г. и еще 3,5 млрд в 2018 – 2020 гг. В июне Еврокомиссия объявила о выделении 1,5 млн евро на нужды Международного беспристрастного и независимого механизма. В сентябре было объявлено о планах провести в Брюсселе весной 2018 г. вторую конференцию доноров.

В рамках универсальной юрисдикции органы полиции и прокуратуры в ряде стран, в том числе Швеции, Германии и Франции, проводили расследования в отношении отдельных лиц, по которым имеются заявления о причастности к тяжким преступлениям в Сирии, таким как пытки, военные преступления и преступления против человечности.