На фоне резонансных международных мероприятий, таких как всемирная выставка ЭСКПО-2017 и несколько раундов межсирийских переговоров, ситуация с правами человека внутри страны продолжала ухудшаться. Власти проводили курс на подавление независимой профсоюзной деятельности и продолжали практиковать политически мотивированные уголовные дела и другие формы давления в отношении критиков режима, включая журналистов. Несколько активистов и профсоюзных лидеров по-прежнему несправедливо лишены свободы. В правительстве обсуждаются поправки в законодательство, направленные, как представляется, на дальнейшее ограничение свободы религии. Устойчиво сохраняется безнаказанность пыток и недозволенного обращения с задержанными.

Гражданское общество

В январе 2017 г. налоговые органы обязали правозащитные группы «Международная правовая инициатива» и «Либерти» выплатить крупные штрафы по незадекларированным поступлениям, которые по закону не должны были облагаться налогом как гранты для неправительственных организаций. Обе группы безуспешно пытались обжаловать штрафы в суде.

Активисты Макс Бокаев и Талгат Аян, осужденные в ноябре 2016 г. в связи с протестами против реформирования Земельного кодекса на пять лет лишения свободы каждый, продолжали отбывать наказание. Бокаева в июле и октябре переводили в тюремную больницу в связи с ухудшением состояния здоровья. В апреле Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала произвольный характер лишения свободы обоих активистов и призвала власти освободить их и компенсировать причиненный ущерб.

29 октября активист Марат Жанузаков из Кокшетау подвергся нападению неустановленного лица и получил травму головы. Полиция по результатам проверки заявила, что Жанузаков травмировал себя вследствие падения. Сам активист связывал нападение со своими критическими постами в соцсетях.

Вадим Курамшин продолжал отбывать 12-летний срок, к которому был приговорен в декабре 2012 г. на суде, сопровождавшемся процессуальными нарушениями. Наблюдатели не исключали, что обвинительный приговор был местью за критику власти. Критиковавшая власть Наталья Уласик, которую суд в октябре 2016 г. отправил на принудительное психиатрическое лечение, по-прежнему находилась в стационаре.

Власти продолжали злоупотреблять расширительным и неконкретным уголовным составом «возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» для преследования активистов и других лиц. 1 августа в Алматы Олеся Халабузарь была осуждена по делу о возбуждении национальной розни за изготовление листовок против реформы Земельного кодекса. Продолжалось надуманное дело о возбуждении религиозной розни, инициированное в 2013 г. в отношении писателя-атеиста Александра Харламова. 25 октября в Алматинской области были оправданы четверо обвиняемых, которым вменялось возбуждение национальной розни посредством постов в социальных сетях Facebook и ВКонтакте.

Медийные ограничения

Независимые и оппозиционные журналисты по-прежнему подвергались притеснениям, насильственным нападениям и уголовному преследованию по надуманным обвинениям. В мае Рамазан Есергепов в результате нападения неустановленных лиц получил ножевое ранение в поезде, когда направлялся в Астану на встречу с представителями дипкорпуса. Сам он связывал произошедшее с его публичными призывами к санкциям в отношении казахстанских должностных лиц, причастных к нарушениям прав человека. По данному факту было возбуждено уголовное дело, однако на момент подготовки этого обзора к ответственности никто не привлекался. Представительство Евросоюза в Астане призвало провести оперативное и тщательное расследование и предать виновных суду.

В сентябре в Алматы главный редактор независимой газеты «Трибуна. Саяси калам» Жанболат Мамай был осужден по политически мотивированному делу об отмывании денег. Среди прочего ему было запрещено в течение трех лет заниматься журналистской деятельностью. Этот запрет вызывал критику со стороны представителя ОБСЕ по свободе СМИ Арлема Дезира.

В августе Верховный суд отменил судебные решения 2016 г. по иску о защите чести и достоинства против редактора и учредителя независимой газеты «Уральская неделя» Тамары Еслямовой, вернув дело в первую инстанцию на новое рассмотрение. В октябре суд первой инстанции вновь присудил компенсацию ущерба, однако уменьшил ее размер с 3,5 млн до 300 тыс. тенге (USD 900).

В ноябре по решению суда был условно-досрочно освобожден председатель Союза журналистов Казахстана и руководитель Национального пресс-клуба Сейтказы Матаев. Матаев и его сын Асет в октябре 2016 г. были осуждены по сомнительному делу о хищениях. Асет Матаев на момент подготовки этого обзора продолжал отбывать наказание.

На момент подготовки этого обзора в парламенте находились поправки в закон о СМИ и законодательство в сфере информации и коммуникаций, чреватые подрывом медийных свобод, в том числе – посредством введения в законодательство размытого понятия «пропаганда». В сентябре неправительственные группы, которые занимаются правами человека и правами СМИ, обратились к парламенту с открытым письмом, призвав вместо этого создать рабочую группу по подготовке нового закона о СМИ.

Трудовые права

В 2017 г. независимое профсоюзное движение подверглось целенаправленному разгрому. В январе суд ликвидировал Конфедерацию независимых профсоюзов Республики Казахстан, которой так и не удалось заново зарегистрироваться в рамках нового ограничительного закона о профсоюзах. В июле президент КНПРК Лариса Харькова по политически мотивированному уголовному делу о злоупотреблении полномочиями была приговорена к четырем годам ограничения свободы с запретом в течение пяти лет занимать руководящие должности в любых общественных организациях.

Январская голодовка примерно 400 нефтяников в Актау, протестовавших против ликвидации КНПРК, была признана судом незаконной. Почти 50 рабочих оштрафовали или обязали возместить ущерб работодателю. В апреле – мае участники этой голодовки Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов были приговорены к двум с половиной и двум годам лишения свободы с запретом заниматься профсоюзной деятельностью в течение двух и пяти лет соответственно.

В июне Комитет экспертов Международной организации труда по вопросам применения конвенций и рекомендаций по итогам третьего за три последних года рассмотрения нарушений права на ассоциацию в Казахстане рекомендовал правительству переработать закон о профсоюзах и обеспечить КНПРК возможность осуществлять деятельность. На момент подготовки этого обзора никаких мер по этим рекомендациям в Казахстане принято не было.

Свобода собраний

Власти Казахстана регулярно отказываются согласовывать публичные протесты против политики правительства. Несанкционированные акции полиция пресекает с применением силы, произвольно задерживая организаторов и участников и применяя к ним санкции. Так, в феврале были задержаны трое активистов за попытку организовать митинг в поддержку арестованного журналиста Жанболата Мамая. Одному из них суд назначил 15 суток ареста.

Пытки и недозволенное обращение

По прошествии шести лет после массовых беспорядков, которыми завершилась длительная забастовка нефтяников в Жанаозене, власти так и не провели заслуживающего доверия расследования заявлений о пытках со стороны лиц, задержанных в ходе событий и впоследствии привлеченных к уголовной ответственности.

В марте Комитет ООН по правам человека установил, что Жаслан Сулейменов, приговоренный в 2011 г. к восьми годам лишения свободы по делу о терроризме, подвергался пыткам и ему не были обеспечены эффективные средства правовой защиты. По заключению Комитета от 2014 г. по жалобе Расима Байрамова, задержанного в 2008 г. по подозрению в ограблении магазина, властями не было принято мер по привлечению виновных к ответственности.

Свобода религии

По данным профильной международной мониторинговой организации Forum 18, по меньшей мере 22 человека в нарушение права на свободу религии или убеждений были осуждены по делам о «возбуждении религиозной розни» или «участии в запрещенной организации». Из них 15 были членами «Таблиги Джамаат», пятеро работали или учились в Саудовской Аравии, двое принадлежали к Свидетелям Иеговы. В октябре Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям призвала немедленно освободить осужденного в мае последователя Свидетелей Иеговы Теймура Ахмедова.

В июле Алматинский областной суд оштрафовал протестантского пастора и пятерых иностранцев за незаконную миссионерскую деятельность. В марте и июне власти за нарушения ограничительного закона о религии на три месяца приостанавливали деятельность протестантских церквей и Свидетелей Иеговы, в августе – протестантской церкви в Усть-Каменогорске.

Предлагаемые правительством поправки в закон о религиозной деятельности и религиозных объединениях чреваты дальнейшим ужесточением ограничений и санкций в области религиозного обучения, прозелитизма и издания религиозной литературы. На момент подготовки этого обзора соответствующий законопроект еще не был внесен в парламент.

Права женщин и девочек

В июле президент Нурсултан Назарбаев подписал поправки в Уголовный кодекс о декриминализации побоев и причинения легкого вреда здоровью, в том числе в ситуациях семейного насилия. Уголовная ответственность за повторные нарушения при этом не предусмотрена.

Контртерроризм

В январе 2017 г. вступили в силу поправки в законодательство о противодействии терроризму и экстремизму, ужесточающие ограничения на выезд за рубеж в религиозных целях и усиливающую цензуру религиозной литературы. В октябре 2016 г. БДИПЧ ОБСЕ оценило эти поправки как неоправданно ограничивающие свободу передвижения, свободу выражения мнений и свободу религии.

В июле президент подписал поправки, предусматривающие лишение гражданства за совершение ряда преступлений террористической направленности и запрещающие независимым кандидатам баллотироваться на президентских выборах.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Многие лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры (ЛГБТ) вынуждены скрыватьсвою сексуальную ориентацию или гендерную идентичность, опасаясь дискриминации или других последствий. В тех редких случаях, когда они заявляют о нарушениях, власти нередко проявляют безразличие или враждебность. Трансгендеры для официальной смены пола в документах обязаны проходить унизительные и инвазивные процедуры, включая психиатрическое освидетельствование и принудительную стерилизацию. Алматинская группа «Феминита», которая занимается правами лесбиянок, бисексуалок и квир-женщин (ЛБК) на основании интервью с такими людьми в различных регионах Казахстана в 2016 – 2017 гг. сообщала о том, что со стороны полиции имеют место не только вульгарные, злобные и оскорбительные шутки, но и шантаж, а иногда и насилие.

Ключевые международные акторы

Многие международные партнеры Казахстана не использовали важные поводы, чтобы призвать правительство улучшить ситуацию с правами человека. Публичная критика в адрес Астаны по-прежнему звучала слабо.

В ходе свое июньского турне по Центральной Азии генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш говорил о Казахстане как о «столпе сотрудничества», воздержавшись от осуждения политически мотивированного уголовного преследования и лишения свободы активистов, журналистов и профсоюзных лидеров. С независимыми местными группами или активистами он не встречался.

Американские официальные лица в преддверии и во время ЭКСПО-2017 сохраняли приглушенную тональность относительно проблем с правами человека. В июне госсекретарь Рекс Тиллерсон высоко оценил приверженность страны «демократии, религиозной толерантности и свободе слова».

12 июля президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер встречался с Нурсултаном Назарбаевым по случаю 25-летия установления дипломатических отношений и для обсуждения политического и экономического сотрудничества. Он призвал Астану двигаться дальше по пути реформ в интересах верховенства права и обещал техническое содействие.

В августе Европарламент приступил к обсуждению ратификации Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном, которое было подписано в декабре 2015 г. На момент подготовки этого обзора дебаты продолжались.

Спецдокладчик ООН по вопросу о правах людей с инвалидностью Каталина Девандас по итогам сентябрьского посещения Казахстана положительно оценила заявленную приверженность правительства обеспечению прав людей с инвалидностью, одновременно отметив такие проблемы, как сохранение институционализации, отказ в дееспособности, принудительное лечение и отсутствие инклюзивного образования.