На протяжении всего 2017 г. все стороны вооруженного конфликта на востоке Украины неоднократно нарушали Минские соглашения 2015 г., вступая в боестолкновения, которые создавали угрозу для гражданского населения и гражданской инфраструктуры. С обеих сторон сохранялась тотальная безнаказанность за пытки и незаконные содержания под стражей связанные  с конфликтом. Правительство не смогло или не захотело привлечь к ответственности тех, кто совершал нападения на журналистов. Происходило дальнейшее ограничение медийного плюрализма, свободы выражения мнений и ассоциации, причем наличие новых законопроектов дает основания предполагать, что эта тенденция продолжится. В Крыму российские власти преследовали проукраинских активистов и крымских татар за их мирное несогласие с оккупацией полуострова.

Военные действия на востоке Украины

Вооруженный конфликт на востоке Украины между правительственными силами и поддерживаемыми Россией сепаратистскими вооруженными группами продолжается уже четвертый год. В конце января – начале февраля обе стороны вели массированные обстрелы населенных районов, что повлекло значительные повреждения гражданской инфраструктуры и жертвы среди гражданского населения. По данным Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ), на середину ноября 2017 г. были убиты или ранены 425 гражданских лиц – больше чем за весь 2016-й год.

В апреле в результате подрыва автомобиля СММ на мине погиб фельдшер из мониторинговой миссии.

Украинские власти предприняли ряд позитивных шагов по облегчению перехода через линию разграничения для гражданских лиц, однако положение людей по прежнему оставалось сложным из-за отсутствия на пунктах пропуска, особенно со стороны неподконтрольной украинскому правительству, санитарно-гигиенических условий и другой инфраструктуры, минных полей и продолжающихся обстрелов, а также длительного ожидания в очереди в условиях критических температур.

Жестокое и унижающее достоинство обращение и произвольное содержание под стражей

Поддерживаемые Россией де-факто власти самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) продолжали практиковать произвольные задержания и насильственные исчезновения, удерживая гражданских лиц под стражей в течение недель без каких-либо контактов с адвокатом, родственниками и внешним миром. Местные службы безопасности действуют в условиях вседозволенности, и при отсутствии законности задержанные оказываются предельно уязвимы.

В феврале в Донецке два российских активиста подверглись насильственному исчезновению и в течение двух недель удерживались местными органами безопасности, после чего были отпущены без каких-либо объяснений.

В мае военный трибунал в Донецке приговорил ученого с проукраинскими взглядами Игоря Козловского к двум годам и восьми месяцам тюрьмы по сфабрикованному делу о хранении оружия. Обстоятельства ареста Козловского,  его длительное содержание  под стражей в полной изоляции и использование явно сфабрикованного обвинения – все это указывало на наличие в деле политических мотивов.

В июне в Донецке сотрудники местной госбезопасности произвольно задержали и подвергли насильственному исчезновению регулярно писавшего для Радио Свобода проукраинского блогера Станислава Асеева, который на момент подготовки этого обзора все еще находился под стражей.

К концу 2016 г. были отпущены все лица, тайно содержавшиеся под стражей в Харьковском управлении Службы безопасности Украины (СБУ), однако руководство СБУ продолжало отрицать причастность службы к практике тайного содержания под стражей и к насильственным исчезновениям. Расследование этих практик, начатое Главной военной прокуратурой Украины, никаких видимых результатов не принесло.

В августе сотрудники СБУ в Днепропетровской области незаконно задержали и подвергли пыткам Дарью Мастикашеву. Позднее ей было предъявлено обвинение в государственной измене, заключавшееся, по версии следствия, в том, что она вербовала ветеранов АТО для совершения террористических актов на территории  России, ответственность за которые ФСБ затем планировала бы возложить на Киев. На момент подготовки этого обзора к ответственности за непозволительное обращение с Мастикашевой никого не привлекли.

Верховенство закона, ответственность за прошлые нарушения

По-прежнему нерешенным оставался вопрос об ответственности по фактам нарушений и преступлений, совершенных в период событий Евромайдана в 2014 году, которые привели к смене украинского правительства, и во время массовых беспорядков в Одессе в 2014 г.

В сентябре суд в Одессе оправдал всех 19 человек, проходивших по делу о массовых беспорядках 2 мая 2014 г., когда в результате столкновений между сторонниками и противниками Евромайдана 48 человек погибли и более 200 получили ранения. Все 19 подсудимых были противниками Евромайдана, пятеро из них с 2014 г. содержались под стражей. Суд отметил, что обвинение «даже не попыталось доказать их вину». СБУ немедленно предъявила двум из оправданных обвинение в сепаратизме и получило судебную санкцию на заключение их под стражу. Во время оглашения приговора толпа украинских националистов предприняла попытку ворваться в зал. В результате использования ими слезоточивого газа и камней пострадало около 20 сотрудников полиции. Было начато расследование, однако к ответственности никто не привлечен. Один подозреваемый из числа сторонников Евромайдана находится на свободе и ожидает суда.

Продолжаются два судебных процесса в отношении бывших сотрудников милицейского спецподразделения «Беркут», которые обвиняются в гибели и ранениях протестующих в феврале 2014: несколько фигурантов скрываются, другие неоднократно не являлись в суд. Еще один судебный процесс над пятью бывшими сотрудниками «Беркута» в настоящее время ведется Киеве по аналогичным обвинениям. В июле был задержан бывший сотрудник «Беркута» Сергей Лобода, на момент подготовки этого обзора ему была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

7 апреля суд в Киеве приговорил семерых бывших бойцов добровольческой роты «Торнадо» к различным срокам лишения свободы от 8 до 10 лет, а их командира – к 11 годам, за пытки и изнасилования гражданских лиц. Еще четверо получили условные сроки.

Свобода выражения мнений и свобода СМИ

Ссылаясь на необходимость противостоять российской агрессии в Донбассе и антиукраинской пропаганде, правительство предприняло ряд шагов по ограничению свободы выражения мнений и свободы СМИ.

В марте президент Петр Порошенко подписал закон, обязывающий активистов и журналистов, которые расследуют факты коррупции, публично декларировать личное имущество – по аналогии с государственными чиновниками. 10 июля президент внес в парламент пакет поправок, предусматривающий отмену этого требования, но вместо этого, вводящий неоправданно обременительную отчетность, для всех общественных организаций и сотрудничающих с ними лиц.

15 мая президент подписал указ, которым по соображениям национальной безопасности запретил работать в Украине крупным российским компаниям и их интернет-сайтам. Под этот запрет попали популярные у населения русскоязычные социальные сети; програмное обеспечение для бухгалтерского учета и лингвистической информации, сайты многих российских телеканалов и других СМИ, а также поисковик «Яндекс» с его многочисленными сервисами.

В июне суд отменил вынесенное в 2016 г. решение об оправдании журналиста Руслана Коцабы, который обвинялся в шпионаже и госизмене за призывы к бойкоту мобилизации. На момент подготовки этого обзора дело рассматривалось повторно.

Власти так и не предприняли никаких реальных шагов по расследованию деятельности проправительственного сайта «Миротворец», который в 2016 – 2017 гг. публиковал персональные данные журналистов, работающих на неконтролируемых украинским правительством территориях. Некоторые должностные лица публично выступали в поддержку действий администрации ресурса.

В июле – августе Службой безопасности Украины за якобы «антиукраинскую пропаганду» несколько иностранных журналистов были высланы из страны,  несколько не получили разрешение на въезд, в том числе трое из России и двое из Испании.

Убийство в 2016 г. известного журналиста Павла Шеремета остается нераскрытым, как и нападения в том же году на студию телеканала «Интер», который имеет репутацию пророссийского.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

В стране был предпринят ряд важных шагов, направленных на  улучшение обеспечения защиты и инклюзивности лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интресексуалов (ЛГБТИ). В феврале Министерство охраны здоровья предложило ввести медицинский формуляр для выбора семейного врача, который оставляет человеку право не указывать пол.

Правоохранительные органы обеспечили безопасность Маршей равенства в Киеве и  в Одессе, однако на бытовом уровне гомофобия и трансфобия по-прежнему широко распространены в обществе.

В мае 2017 г. в Харькове около 30 молодых людей напали на ЛГБТИ-активистов, организовавших акцию по случаю Международного дня борьбы с гомофобией. Нападавшие сожгли радужный флаг, один активист и два сотрудника полиции получили травмы. Четверо нападавших были задержаны.

Паллиативная помощь

Ежегодно от острой боли страдают десятки тысяч онкобольных на поздних стадиях рака. Принятые за последние годы изменения нормативно-правовой базы, включая обеспечение доступности перорального морфина для таких пациентов, реализованы не в полном объеме. Работники здравоохранения не обладают надлежащими знаниями и навыками в области лечения боли или попросту не хотят менять привычные практики.

Крым

Сохранялась кризисная ситуация с правами человека в Крыму, сложившаяся после оккупации полуострова Россией в 2014 г. Российские власти подавляли любые проявления публичной критики российской политики в отношении Крыма и преследовали противников оккупации в уголовном порядке. Большинство независимых журналистов и правозащитников были вынуждены покинуть полуостров, а немногие оставшиеся подергаются постоянному давлению со стороны властей.

Из-за своей проукраинской позиции объектом репрессий со стороны российских властей стали крымские татары, которые подвергаются уголовным преследованиям из-за безосновательных обвинений в сепаратизме и в совершении преступлений террористической направленности. Крымские татары, которые выходят на мирные одиночные пикеты, протестуя против задержаний и уголовных дел, также подвергаются задержаниям и штрафам.

11 сентября российский суд в Крыму после несправедливого процесса приговорил известного крымско-татарского лидера Ахтема Чийгоза к восьми годам лишения свободы по делу об организации массовых беспорядков. В августе в Симферополе 76-летнему крымскому татарину Серверу Караметову дали десять суток административного ареста за «неповиновение полиции», когда тот вышел на одиночный пикет, протестуя протия суда над Чийгозом.

Ахтем Чийгоз является заместителем председателя Меджлиса – высшего исполнительного органа крымских татар. В сентябре еще один заместитель председателя Меджлиса, Ильми Умеров, был осужден по делу о сепаратизме, поводом для которого послужило его заявление в интервью о том, что Крым должен быть возвращен Украине. В 2016 г. Верховным судом России Меджлис крымско-татарского народа был признан «экстремистской организацией», и его деятельность была запрещена. 25 октября, по итогам российско-турецких переговоров, российские власти передали Чийгоза и Умерова Турции. 27 октября они прибыли в Киев.

В январе российские власти задерживали адвокатов Чийгоза и Умерова – Николая Полозова и Эмиля Курбединова. Курбединову присудили десять суток административного ареста по выдуманному обвинению в экстремизме, Полозова ФСБ отпустило через несколько часов после ареста.

22 сентября 2017 г. суд в Симферополе приговорил журналиста Николая Семену к двум с половиной годам условно за статьи с критикой российской оккупации Крыма.

По данным Крымской правозащитной группы, с 2013 по 2016 гг. число учащихся в классах с преподаванием на украинском языке упало с 13 589 до 371. Проукраинские активисты сталкивались с давлением со стороны местных правоохранительных органов, «рекомендовавших» не проводить мирные культурные и политические мероприятия. В августе  Крым покинул один из немногих таких оставшихся активистов – Леонид Кузьмин.

Ключевые международные акторы

В сентябре глава СММ ОБСЕ Эртугрул Апакан призвал стороны конфликта на востоке Украины «обратить первоочередное внимание на защиту гражданского населения» и «отказаться от практики размещения личного состава и военной техники в жилых районах и вблизи них, а также прекратить применение неприцельного вооружения … в районах проживания гражданского населения».

Верховный комиссар Организации Объедененных Наций по правам человека в своем сентябрьском докладе осудил неоднократные нарушения режима прекращения огня на Донбассе как действия имеющие тяжелые последствия для гражданского населения. В другом своем докладе в том же месяце он обозначил, что ситуация с правами человека в Крыму «серьезно ухудшилась в условиях российской оккупации».

В июне Евросоюз ратифицировал соглашение об ассоциации с Украиной, включая зону свободной торговли, и ввел для украинцев безвизовый режим. В Брюсселе неизменно жестко реагировали на нарушения в Крыму и со стороны, поддерживаемых Россией вооруженных групировок, на территориях Донецкой и Луганской областей. В рамках двустороннего диалога с Киевом по правам человека Евросоюз выражал обеспокоенность по таким вопросам, как свобода СМИ, предупреждение пыток и другим актуальным проблемам. На июльском саммите ЕС-Украина, европейская сторона подчеркивала необходимость проведения более решительных антикоррупционных реформ. Однако готовность Евросоюза ставить перед украинскими партнерами вопросы прав человека нередко уступала интересам общего развития отношений с Киевом. За исключением жесткой реакции на инициативы украинского правительства, направленные против антикоррупционных активистов, ЕС оказался неспособным повлиять на политику правительства в отношении свободы выражения мнений и объеденений.

В ходе июльского визита в Киев госсекретарь США Рекс Тиллерсон подчеркивал важность антикоррупционных и судебных реформ как «важнейших условий успеха Украины».