Президентские выборы 2017 г., победу на которых одержал Сооронбай Жээнбеков, стали вторым случаем мирной смены власти за период независимости с 1991 г. Международные наблюдатели признали выборы состязательными и в целом удовлетворительно организованными, отметив, тем не менее, такие нарушения, как использование административного ресурса, давление на избирателей и покупка голосов. В преддверии выборов власти запрещали публичные мероприятия в центре Бишкека и вводили ограничения на деятельность местных наблюдателей: в частности, на каждом избирательном участке было разрешено присутствовать только по одному наблюдателю от неправительственного сектора.

Правозащитник Азимжон Аскаров продолжал отбывать пожизненный срок, несмотря на несправедливый приговор и недозволенное обращение. Безнаказанность недозволенного обращения и пыток остается нормой. Наблюдалось ухудшение ситуации с медийной свободой в условиях, когда в отношении критически настроенных СМИ Генеральной прокуратурой выдвигались многомиллионные иски. Нескольким иностранным правозащитникам закрыт въезд в страну.

В апреле парламент в первом чтении одобрил проект закона об уполномоченном по правам человека, призванный привести этот институт в соответствие c Парижскими принципами, которые касаются статуса национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека. Конвенция ООН о правах инвалидов на момент подготовки этого обзора все еще не была ратифицирована.

Доступ к правосудию

Власти по-прежнему отказывали в правосудии жертвам межэтнического насилия на юге страны в июне 2010 г. и не предпринимали никаких шагов по пересмотру связанных с этими событиями уголовных дел, в которых присутствовали заявления обвиняемых о пытках. Тогда погибло свыше 400 человек, было разрушено значительное число домов, а реагирование органов правопорядка сопровождалось многочисленными случаями произвольного задержания, недозволенного обращения и пыток. Основная тяжесть последствий июньских событий пришлась на этнических узбеков.

В 2017 г. отмечались новые случаи насилия в зале суда. В апреле со стороны родственников и друзей убитого сотрудника милиции имели место рукоприкладство и угрозы в отношении ошских адвокатов Мухайо Абдурауповой и Айсалкын Карабаевой, а также их клиента – родственника двух мужчин, обвинявшихся в убийстве. На момент подготовки этого обзора никто не был привлечен к ответственности.

В марте 2017 г. Комитет ООН по правам человека установил, что четверо этнических узбеков с юга Кыргызстана были произвольно задержаны после июньских событий 2010 г. и подверглись недозволенному обращению или пыткам. Комитет предложил правительству расследовать заявления этих людей о пытках и обеспечить им адекватную компенсацию. На момент подготовки этого обзора никаких мер по исполнению решения Комитета со стороны правительства не последовало.

Гражданское общество

Правительство продолжало игнорировать решение Комитета ООН по правам человека от 2016 г., предложившего немедленно освободить правозащитника Азимжона Аскарова и отменить приговор по его делу, вынесенный на процессе, который сопровождался заявлениями подсудимого о пытках и насилием в зале суда. 24 января суд в Бишкеке по итогам повторного рассмотрения дела вновь приговорил Аскарова к пожизненному заключению. В сентябре суд в Базар-Коргоне признал незаконными попытки властей конфисковать дом семьи Аскарова.

В мае Верховный суд отказал в удовлетворении иска правозащитнице Толекан Исмаиловой, которая в 2016 г. вместе с коллегой Азизой Абдирасуловой подала в суд на президента Алмазбека Атамбаева за публичную дискредитацию. 30 октября суд в Бишкеке установил, что в январе Госкомитет национальной безопасности распространял заведомо ложную информацию о правозащитной группе «Бир дуйно» и предписал ГКНБ опубликовать опровержение в СМИ.

В июле власти закрыли въезд в страну российскому правозащитнику Виталию Пономареву, который перед этим принял участие в конференции «Борьба с экстремизмом и терроризмом и права человека». Продолжал действовать запрет на въезд в Кыргзыстан в отношении исследователя по Центральной Азии и директора бишкекского офиса Хьюман Райтс Вотч Миры Ритман.

Свобода выражения мнений

В марте – апреле Генеральная прокуратура подала пять исков о защите чести и достоинства Президента и распространении заведомо ложной информации против интернет-издания Zanoza.kg, его учредителя Нарына Идинова и редактора Дины Масловой, киргизской службы Радио Свобода и правозащитницы Чолпон Джакуповой.

Судебными решениями в качестве обеспечительной меры были заморожены банковские счета Идинова и Джакуповой и наложен арест на их имущество. Идинову, Масловой и Джакуповой было запрещено покидать Кыргызстан. В мае генеральный прокурор отозвала иск против Радио Свобода. В конце июня остальные иски были поспешно рассмотрены и удовлетворены, а в августе многомиллионные компенсации были подтверждены апелляционной инстанцией. 5 октября по иску о защите чести и достоинства суд в Бишкеке присудил тогда еще кандидату в президенты Сооронбаю Жээнбекову 10 млн сомов (USD 143 000) по иску к информационному порталу 24.kg и журналисту, в прошлом – депутату, Кабаю Карабекову. В ноябре судебным решением было запрещено покидать Кыргызстан главному редактору издания «Трибуна» Ырысбеку Омурзакову.

В июне в отношении журналиста-фрилансера и корреспондента российского информагентства «Фергана» Улугбека Бабакулова было возбуждено уголовное дело о разжигании межэтнической вражды. Поводом послужила его майская статья о нарастании в соцсетях националистических и антиузбекских настроений. 10 июня суд в Бишкеке предписал заблокировать доступ к ИА «Фергана» на территории Кыргызстана. Опасаясь за свою безопасность, Бабакулов в том же месяце уехал из страны.

22 августа суд в Бишкеке вынес решение о закрытии телеканала «Сентябрь» за распространение «экстремистских материалов». О заседании в редакции узнали за два часа до его начала. Канал связывают с оппозиционным политиком Омурбеком Текебаевым, осужденным в середине августа на восемь лет по делу о коррупции, которое его сторонники называли политически мотивированным.

29 сентября апелляционная инстанция заменила четырехлетний приговор Зулпукару Сапанову за разжигание межрелигиозной розни на два года лишения свободы условно, и он был освобожден из-под стражи. При вынесении первоначального приговора 12 сентября суд установил, что его книга «сводит к минимуму роль ислама как религии и создает негативное отношение к мусульманам».

Свобода собраний

Власти предпринимали шаги по ограничению свободы собраний. В феврале суд в Бишкеке на три недели запретил публичные мероприятия в Ленинском районе столицы, сославшись на необходимость обеспечения общественного порядка. В середине марта во время мирного шествия в защиту свободы слова были задержаны пятеро его участников.

В июле суд в Бишкеке запретил с 27 июля по 20 октября публичные мероприятия в центре столицы, в том числе на площади Ала-Тоо, сославшись на необходимость обеспечения безопасности в предвыборный период. 9 августа за нарушение этого запрета был задержан Ондуруш Токтонасыров, вышедший на одиночный пикет к зданию Центризбиркома. Ему вынесли предупреждение и отпустили.

8 ноября суд в Бишкеке запретил публичные мероприятия в центре до 1 декабря, сославшись на президентскую инаугурацию 24 ноября.

Пытки и недозволенное обращение

Безнаказанность пыток остается нормой, расследования по заявлениям о недозволенном обращении или пытках по-прежнему возбуждаются редко, с опозданием и не отличаются эффективностью. В феврале Коалиция против пыток, объединяющая 16 профильных кыргызстанских НПО, сообщила, что в 2016 г. органами прокуратуры было зарегистрировано 435 заявлений о недозволенном обращении, из них по 400 в возбуждении дела было отказано. Как отмечал представитель коалиции Сардар Багишбеков, в среднем прокуратура отказывается расследовать заявления о пытках более чем в 90% случаев.

Насилие в отношении женщин

В апреле был принят обновленный закон об охране и защите от семейного насилия, обязывающий милицию регистрировать любые заявления о насилии в семье и признающий такие виды насилия, как физическое, психологическое и экономическое (последнее включает ограничение доступа к финансовым ресурсам и другим активам или ограничение возможности пользоваться ими). Закон обязывает органы внутренних дел и суды реагировать на семейное насилие и гарантирует пережившим его право на убежище и психологическую и юридическую помощь. Некоторые положения закона прописаны недостаточно конкретно и не содержат гарантий для пострадавших. Несмотря на позитивные подвижки в законодательстве, на практике семейное насилие по-прежнему широко распространено. Обращаться за помощью или требовать защиты и правосудия пострадавшим мешают социальные установки на сохранение семьи, стигма, экономическая зависимость и боязнь мести со стороны причинителя насилия с одной стороны, а также неразвитость служб помощи и враждебное отношение и бездействие милиции – с другой.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры (ЛГБТ) по-прежнему сталкивались с недозволенным обращением, вымогательством и дискриминацией со стороны как государственных, так и негосударственных акторов. Безнаказанность таких нарушений широко распространена. Дискриминационный законопроект о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» формально оставался на рассмотрении в парламенте, хотя никакого движения не происходило.

За несколько дней до запланированной на 23 сентября мирной акции в офисе бишкекской группы за права ЛГБТ «Лабрис» без предупреждения появились пятеро сотрудников правоохранительных органов, которые «убедительно рекомендовали» отменить мероприятие. Организаторы отнеслись к этим угрозам со всей серьезностью и отменили акцию.

Терроризм и контртерроризм

Власти усилили антитеррористические мероприятия после громких терактов за рубежом, расследование которых указывало на причастность выходцев из Центральной Азии. Множество людей были арестованы за хранение неконкретно определяемых законом «экстремистских материалов», за что предусмотрена ответственность в виде лишения свободы от трех до пяти лет. По состоянию на август за преступления террористической или экстремистской направленности был осужден к лишению свободы 191 человек. Среди них было много этнических узбеков, которые заявляли, что были арестованы по ложному доносу или подброшенным милицией уликам и что в милиции подвергались пыткам и другому недозволенному обращению.

В декабре 2016 г. в рамках пакета конституционных поправок была принята общая норма, позволяющая лишать гражданства за участие в международных террористических организациях, однако соответствующий конституционный закон на момент подготовки этого обзора еще не принимался.

Ключевые международные акторы

В январе Евросоюз сдержанно отреагировал на повторный пожизненный приговор Азимжону Аскарову. В ходе встреч с президентом Атамбаевым в феврале и ноябре европейские лидеры воздержались от публичных призывов освободить правозащитника, никаких других публичных оценок дела Аскарова со стороны ЕС на момент подготовки этого обзора также не последовало.

В июне в Брюсселе прошел 8-й раунд ежегодного диалога по правам человека между ЕС и Кыргызстаном. Европейская сторона положительно оценила принятие нового закона о семейном насилии и призвала Бишкек обеспечить свободу СМИ, прозрачность президентских выборов и защиту прав этнических меньшинств. Относительно конкретных результатов на момент подготовки этого обзора никакой информации не было.

В ходе июньской встречи с президентом Атамбаевым генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш не стал поднимать вопрос о тревожных тенденциях в области свободы СМИ, сосредоточившись вместо этого на комплиментах в адрес Кыргызстана как государства, приверженного верховенству закона и защите прав человека, играющего роль «пионера демократии в Центральной Азии». С гражданскими активистами в Бишкеке он не встречался.

В апреле ОБСЕ объявила о планах с 1 мая понизить до статуса «программного офиса» уровень своего присутствия в Кыргызстане.