Замужество живущей в Танзании Шэрон Дж. в 14-летнем возрасте разрушило ее надежды на будущее: «Я мечтала учиться и стать журналистом. До сих пор, когда я смотрю новости или слушаю по радио как кто-то читает новости, мне очень больно, потому что мне бы хотелось, чтобы это была я».

Во всем мире, брак зачастую идеализируется как торжество любви, счастья и надежности. Но для Шэрон и многих других девочек замужество становится одним из самых худших событий. В развивающихся странах примерно одна из трех девочек выходит замуж в возрасте до 18 лет; одна из девяти - до достижения 15 лет.

Исследования Хьюман Райтс Уотч в Афганистане, Бангладеш, Малави, Непале, Южном Судане, Танзании и Йемене показывают, что ранний брак чреват тяжелыми последствиями на всю жизнь, зачастую полностью лишая девочек возможности реализовать широкий спектр прав человека, или же серьезно искажая и ограничивая эти права. Уход из школы до ее окончания с одной стороны способствует раннему замужеству, а с другой - является его результатом. В числе прочих последствий ранних браков: супружеские изнасилования, повышенный риск насилия в семье, ограниченный доступ к достойной работе, эксплуатация неоплачиваемого труда, а также целый ряд проблем со здоровьем из-за ранних беременностей и родов.

Положительным моментом является тот факт, что в настоящее время проблеме детских браков уделяется беспрецедентное внимание на международном уровне. Высокопоставленные государственные должностные лица, в том числе и главы государств, такие как премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина и бывший президент Малави Джойс Банда, открыто выступают за борьбу с детскими браками в своих странах.

Но изменения зачастую требуют времени и происходят постепенно, а обещания не всегда заканчиваются эффективными действиями. Шейх Хасина, поставив задачу искоренения детских браков в Бангладеш к 2041 г., в то же время попытался законодательно закрепить исключения для 16- и 17-летних в случае родительского согласия на брак, обеспечив тем самым широкую правовую лазейку для заключения детских браков в стране, где родительское принуждение дочерей к раннему замужеству – обычное явление. В апреле 2015 г., в Малави был принят новый закон, устанавливающий 18 лет как минимальный возраст вступления в брак; однако при этом, данный закон не отменяет положение конституции, не запрещающей напрямую браки с детьми до 15 лет и позволяющей 15-18-летним вступать в брак с согласия родителей.

Международные доноры, структуры Организации Объединенных Наций и общественные  организации, в том числе проект «Девочки не невесты», объединяющий более 500 организаций по всему миру, также сплотились для решения проблемы детских браков. Детские браки, подпитываемые бедностью и глубоко укоренившимися нормами, которые являются по своему характеру дискриминирующими в отношении девочек и занижающими их роль, не удастся искоренить, если всеобщее внимание, которым эта проблема пользуется сейчас, ослабнет, переключившись на очередную больную тему.

Нынешняя динамика событий может поспособствовать сохранению проблемы детских браков в качестве приоритета: ликвидация детских браков к 2030 г. обозначена в принятых на саммите ООН в сентябре 2015 г. «Целях в области устойчивого развития» (ЦУР) как ключевая задача по обеспечению гендерного равенства. Выполнение этой задачи требует сочетания различных подходов, которые, как показывает опыт работы с другими проблемами в области прав женщин, нелегки в реализации: необходимы долгосрочная целенаправленность политической воли и ресурсов, готовность признать особенности полового развития девочек-подростков и обеспечить их информацией и возможностью выбора, надежная координация действий в различных областях, включая образование, здравоохранение, правосудие и экономическое развитие.

Ликвидация корней детских браков

В браке я столкнулась с множеством проблем. Я была слишком молодая и не знала, как быть женой. Я была беременна, должна была обслуживать мужа, работать по дому, иметь дело с родней мужа и работать на ферме. Худшим был период, когда я была беременна; я должна была делать все и справляться с беременностью, когда я сама была еще ребенком.
Элина В., вышла замуж в 15 лет, Южный Судан

Основные причины детских браков в разных регионах и общинах различны. В некоторых странах, например, в Танзании, многие девочки, с которыми беседовали представители Хьюман Райтс Уотч, рассказали, что испытывали принуждение к браку после того, как забеременели. В других странах, таких как Бангладеш, родители торопятся выдать дочь замуж во избежание риска, что до вступления в брак она либо подвергнется сексуальному насилию, либо вступит в романтические отношения, или просто будет заподозрена в том, что состоит в романтических отношениях.

Общим же для различных регионов является тот факт, что большинство девочек, при их экономической зависимости, минимальном уровне самостоятельности или поддержки, а также в силу давления общественных норм, чувствуют, что у них не было другого выбора, кроме как подчиниться воле родителей. В ряде стран дискриминационные гендерные нормы, в том числе традиции, согласно которым девочка живет в семье мужа, в то время как мальчик остается со своими родителями и финансово поддерживает их, способствуют тому, что дочери воспринимаются как экономическая обуза, а сыновья – как перспективное капиталовложение.

Ограниченный доступ к получению качественного образования является еще одним проблемным фактором. Когда школы находятся слишком далеко, они слишком дорогие, или же дорога в школу слишком опасна, семьи зачастую забирают своих дочерей из школы или девочки сами бросают школу и, в результате, гораздо с большей вероятностью будут рано выданы замуж. Даже в случаях, когда школы доступны, отсутствие учителей и низкое качество образования может привести к тому, что ни девочки, ни их родители не считают, что на это стоит тратить время и средства. Девочек также могут не пускать в школу, потому что вместо этого они с раннего возраста должны работать - либо по дому, либо по найму. Эти факторы в сочетании с отсутствием поддержки со стороны школьного руководства или мужа и его семьи часто не позволяют замужним девушкам продолжать свое образование.

По словам многих девочек и их родственников, бедность и выкуп или приданое тоже могут подталкивать к раннему браку. Проблема наличия в семье "лишнего рта" подхлестывает решение некоторых родителей выдать своих дочерей замуж пораньше. В Бангладеш родители девочки должны обеспечить ей приданное при вступлении в брак, но и при этом чем младше девочка, тем меньше должно быть ее приданое. Эта ситуация приводит к тому, что некоторые бедные семьи считают, что если они не выдадут дочерей замуж рано, то окажутся вообще не в состоянии выдать их замуж.

В Южном Судане же наоборот: семья девочки получает выкуп со стороны жениха - либо деньгами, либо домашним скотом, что является важным вкладом в хозяйство. Например, Айен С. из округа Бор, рассказала: «Мой муж заплатил за меня 75 коров в качестве выкупа. Мы ни разу не разговаривали с ним до того, как поженились, он никогда не ухаживал за мной. Я очень горевала, когда я узнала о предстоящем замужестве. Я говорила отцу: "Я не хочу идти к этому мужчине". Но отец сказал: "Мне нравится его домашний скот, ты выйдешь за него замуж."»

У многих девочек ничтожно мизерный доступ к информации и медицинским услугам в области сексуального и репродуктивного здоровья – будь то вопросы как забеременеть, или надежные методы контрацепции, или дородовые услуги. В результате детские браки тесно связаны с ранними – и рискованными – беременностями и родами. Последствия могут быть фатальными: осложнения при беременности и родах являются второй ведущей причиной смертности девочек в возрасте от 15 до 19 лет по всему миру. В других случаях стресс физически незрелого организма при родах может привести к возникновению акушерских свищей – осложнению, при котором между влагалищем и мочевым пузырем или прямой кишкой образуется отверстие, что приводит к постоянному неконтролируемому выделению мочи и кала. Девочки, страдающие этим заболеванием, зачастую подвергаются остракизму, от них отказываются семьи и общины.

Еще одним фактором риска в браке является семейное насилие со стороны мужа или его семьи, включая психологическое, физическое и сексуальное насилие (супружеское изнасилование). В то время, как не все детские браки отмечены печатью семейного насилия, его риск увеличивается при большой разнице в возрасте между девочкой и ее мужем. Во многих странах супружеское изнасилование не является уголовным преступлением, но даже в тех случаях, когда это признается преступлением, у малолетних жен крайне ограничены возможности обратиться за помощью. В целом, недостаточная информация о своих правах, отсутствие доступа к услугам, особенно юридической помощи, дискриминирующие законы о разводах, наследовании и опеке, и отказ от них их собственных семей способствует тому, что многие девочки остаются в браке, в котором они подвергаются насилию, без каких-либо средств к спасению из этого капкана.

Вооруженные конфликты повышают риск детских браков и других видов насилия для девочек. Например, принудительное замужество - страшная тактика войны, применяемая экстремистскими группировками, такими как Исламское государство (ИГ) и нигерийская Боко Харам. Исследователи Хьюман Райтс Уотч интервьюировали езидских девочек, которые рассказывали чудовищные истории о том, как они были захвачены, разлучены с семьями, как их покупали и продавали в сексуальное рабство. Одна девушка, которой удалось сбежать, рассказала о том, как ее доставили в свадебное помещение, где находились еще 60 девочек и женщин, и боевики ИГ им объявили: «Забудьте о своих родных, отныне вы будете нашими женами, будете рожать наших детей».  

Свою роль в проблеме детских браков играют и экологические факторы. Бедные семьи, живущие в районах с высоким риском стихийных бедствий (в том числе и тех, которые происходят в результате климатических изменений), таких как Бангладеш, в качестве важного фактора, толкающего их выдавать своих дочерей замуж рано, называют обусловленную этим риском незащищенность. Например, гибель урожая в результате наводнения, или потеря земли могут усугубить бедность семьи, и родители говорят, что после стихийного бедствия или в ожидании такового они испытывают давление и стараются ускорить брак молодых дочерей.

Дальнейшие действия

В то время как детские браки наносят серьезнейший вред, преимущества ликвидации этой практики имеют далеко идущие позитивные последствия. Искоренение детских браков является стратегическим способом продвижения прав женщин и расширения возможностей в целом ряде областей: здравоохранении, образовании, трудовой занятости, свободе от насилия и участии в общественной жизни.

Но проблема детских браков сложная, и ситуация разнится по всему миру. Правительства, приверженные выполнению ЦУР, ставящих своей задачей искоренение детских браков к 2030 г., должны будут использовать целостный, комплексный подход, разработанный с учетом местных условий и специфики общин. И в то время как в некоторых местах количество детских браков начало падать, в других местах оно возрастает. Например, по сообщению общественных групп, растет количество детских браков среди сирийских беженцев в Иордании.

При решении проблемы детских браков ключевым является момент понимания какие типы мероприятий - и для кого - применимы. Лишь некоторые из растущего числа мероприятий по борьбе с детскими браками были подвергнуты должному контролю или оценке с целью узнать, какие из них заслуживают того, чтобы их перенять и распространить. В сводке расположенного в Вашингтоне (округ Колумбия) Международного центра исследований по проблемам женщин 2013 г. было показано, что оценка инициатив по борьбе с детскими браками была проведена только в 11 из 51 страны, где доля детских браков составляет больше 25%. Оценка 23 программ из 150 продемонстрировала свидетельства эффективности таких мер, как: 1) снабжение девочек информацией и системой поддержки; 2) обеспечение доступа девочек к качественному образованию; 3) просветительская работа с родителями и членами общин по вопросам детских браков; 4) предоставление экономических стимулов и поддержки семьям девочек; 5) создание и внедрение сильной законодательной базы, например, установление минимального возраста вступления в брак.

Международная организация практических исследований Совет по проблемам народонаселения провела тщательный, многолетний эксперимент, который показал следующее: в Танзании и Эфиопии в общинах, где проводилось экономическое стимулирование (к примеру, предоставление домашнего скота) семей в обмен на то, чтобы они не выдавали своих дочерей замуж и чтобы те ходили в школу, привело к тому, что девочки в возрасте от 15 до 17 лет вступали в брак со значительно меньшей вероятностью (две трети и 50 % соответственно) по сравнению с общинами, не участвующими в программе. В Эфиопии, в общинах, где девочкам от 12 до 14 лет предоставлялись бесплатные школьные принадлежности, вероятность вступления в брак была на 94% меньше, чем в контрольной группе сравнения. В общинах, вовлеченных в разъяснительно-воспитательную программу о значении образования девочек и о вреде детских браков, количество замужних девочек также меньше.

Наиболее эффективный посыл, на который откликаются общины и родители, - это информация о вреде раннего деторождения. Значит, доступ к информации о репродуктивном и сексуальном здоровье является ключевым фактором для подростков в процессе понимания своего тела, способствует формированию уважительного обращения и обоюдного согласия в отношениях, содействует предотвращению нежелательных беременностей.

Однако, в то время как правительства охотно продвигают мероприятия, получающие, как правило, широкую общественную поддержку (такие, как предоставление школьных принадлежностей), многие из них по-прежнему уклоняются от внедрения программ, которые могут вызвать негативную реакцию. Они избегают предлагать в школах комплексное преподавание полового воспитания или осуществлять его через другие общественные структуры. Они также не заботятся о том, чтобы как девочки-подростки, так и взрослые женщины, получали полную информацию о противозачаточных средствах и недорогой доступ к медицинским услугам, в том числе безопасным и легальным абортам. Усилия по искоренению детских браков не могут увенчаться успехом без более широкого признания половых особенностей девочек-подростков и их прав на принятие собственного, осознанного выбора, касающегося их тела, отношений и половой активности.

Правительства и доноры могут сплотиться вокруг идеи, что 12-летняя девочка должна быть в школе, а не замужем. Такие страны, как Канада, Нидерланды, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты возглавляют доноров по борьбе с пагубной практикой детских браков. Но задача заключается в том, могут ли они обеспечить условия для того, чтобы мероприятия по борьбе с детскими браками не были обособленными усилиями, оторванными от других инициатив, направленных на расширение возможностей женщин из бедных общин и способствующих распространению и продвижению образования и здравоохранения.

Правительства как стран-доноров, так и исполнителей, должны задавать себе много трудных вопросов. Входит ли в их образовательные программы специальная агитационно-пропагандистская просветительская работа среди замужних девочек? Включают ли государственные планы действий по борьбе с насилием в отношении женщин проблему детских браков? Как часто программы подготовки сотрудников полиции по вопросам насилия по гендерному признаку включают правоохранительные методы по пресечению браков до их заключения, или по принятию мер в отношении должностных лиц местных органов власти, которые подписывая свидетельства о браке несовершеннолетних девочек закрывают глаза на их возраст?

Такая координация особенно важна для обеспечения того, чтобы при распределении ресурсов и разработке программ в рамках осуществления масштабных задач ЦУР не были упущены перспективные возможности.

Усилия по искоренению детских браков также подразумевают привлечение к ответственности правительства стран с высоким уровнем детских браков, если они нарушают свои обязательства по международному праву. Согласно основным международным договорам в области прав человека, включая такие, как Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и Конвенция о правах ребенка, правительства обязаны бороться с детскими браками. В то время, как появляется все больше свидетельств эффективности ряда подходов на уровне общин, участие властей, деятельность правоохранительных органов и инициатив на государственном уровне являются ключевыми для обеспечения масштаба и долгосрочности результатов.

Слишком часто неправительственные организации и доноры поддерживают инновационные программы, но представители местной власти подрывают их результативность, игнорируя детские браки или даже содействуя им (например, за взятку меняя возраст в свидетельстве о рождении или о браке), а местная полиция не обеспечивает соблюдение законов, по которым детские браки являются преступлением. Подобным же образом, государства упускают решающие возможности, если государственные медицинские работники не могут говорить с подростками о половых вопросах и контрацепции, или же если от учителей и директоров государственных школ не требуют или не мотивируют их работать с девочками, которые бросают школу из-за замужества.

Один из самых ярких повторяющихся мотивов в исследованиях Хьюман Райтс Уотч о детских браках в различных странах – это то, как девочки, рано вышедшие замуж, отчаянно надеются на лучшее будущее для своих дочерей.

Калпана, которую представители Хьюман Райтс Уотч интервьюировали в Непале, не уверена сколько ей лет, но помнит, что вышла замуж после того, как у нее три или четыре раза были месячные. Сейчас у нее три дочери в возрасте пяти лет и младше. Калпана никогда не ходила в школу. «Мне и моим сестрам, чтобы зарабатывать деньги, пришлось работать на хозяев в поле, как только мы достаточно подросли, чтобы освоить работу, - рассказала она. - Я должна была выйти замуж, потому что мои родители так хотели. Я не хочу такого для своей дочки. Я необразованная, и я не знаю, как устроен мир .... Я не могу считать деньги. Я хочу, чтобы моя дочь была образованной и чтобы у нее была жизнь лучше, чем моя».

Реализация задача ЦУР по искоренению детских браков может увеличить шансы дочерей Kалпаны и дать им больше возможностей, чем было у их матери. Но понадобятся колоссальные усилия по координации действий, готовность к решению социально чувствительных проблем и последовательная целенаправленная политика и значительные ресурсы, прежде чем эта высокая цель приведет к реальным, весомым изменениям – для девочек и в деревне на юге Непала, где живет Kалпана, и в других точках земного шара.