В 2015 г. вопиющее положение с правами человека в Узбекистане сохранилось. Десять лет спустя после того, как в Андижане правительственными войсками были убиты сотни, преимущественно, мирных демонстрантов, правительство Узбекистана продолжает отказывает жертвам в правосудии. В марте срок правления авторитарного режима президента Ислама Каримова, находящегося у власти 26 лет, был продлен еще на пять лет в результатe выборов, на которых, по мнению международных наблюдателей, не было никакой серьезной альтернативы и которые продемонстрировали нарушение конституции Узбекистана. Правительство лишает граждан свободы объединений, свободы выражения мнений и вероисповедания, задействуя разветвленный аппарат госбезопасности для сохранения жесткого контроля над населением.

Тысячи людей находятся в местах лишения свободы  по политически мотивированным обвинениям, широко распространены пытки, и власти систематически преследуют правозащитников, членов оппозиции и журналистов. Мусульмане и христиане, чья религиозная практика выходит за установленные государством жесткие рамки, подвергаются гонениям. Каждую осень власти принудительно отправляют миллионы взрослых на сбор хлопка, где люди живут в тяжелых условиях, - практика, приносящая правительству огромные прибыли.

Несмотря на продолжающиеся нарушения, Соединенные Штаты и Европейский Союз не смогли поставить условия, по которым продолжение связей с Узбекистаном зависело бы от улучшения положения в сфере прав человека.

Свобода выражения мнений; плюрализм

В авторитарном Узбекистане граждане не могут свободно выражать свои мнения о выборах, формировать политические партии, выдвигать независимых кандидатов или каким-либо иным образом обеспечивать прозрачный, демократический избирательный процесс.

На мартовских президенстких выборах Каримов баллотировался на четвертый пятилетний срок, несмотря на то, что по конституции в Узбекистане запрещено пребывание одного и того же лица на посту президента более двух сроков подряд. В заключительном докладе Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе отмечается, что в ходе выборов не было полноценных «политических дебатов и честной конкуренции», и что такие фундаментальные свободы, как свобода объединений, собраний и выражения мнений, были фактически свернуты.

Лишение свободы и притеснения критиков власти

Правительство держит за решеткой по политически мотивированным обвинениям тысячи человек ― в оновном, верующих, но также и правозащитников, оппозиционных активистов, журналистов и прочих предполагаемых критиков власти. Власти часто применяют пытки в отношении задержанных и произвольно продлeвают сроки их заключения. У многих заключенных серьезные проблемы со здоровьем.

В местах лишения свободы  находятся правозащитники Азам Фармонов, Мехринисо Хамдамова, Зульхумор Хамдамова, Исроилджон Холдоров, Гайбулло Джалилов, Нуриддин Джуманиязов, Матлюба Камилова, Ганихон Маматханов, Чуян Маматкулов, Зафарджон Рахимов, Юлдаш Расулов, Бобомурод Раззоков, Фахриддин Тиллаев, Акзам Тургунов. В заключении находятся и журналисты Солиджон Абдурахманов, Мухаммад Бекджанов, Гайрат Михлибоев, Юсуф Рузимурадов и Дилмурод Саидов.

В числе находящихся за решеткой оппозиционных активистов: Самандар Куканов, Кудратбек Расулов и Рустам Усманов. В заключении содержатся также религиозные деятели и другие предполагаемые критики власти. В их числе: Рухиддин Фахриддинов, Акрам Юлдашев, Нодирбек Юсупов, Дилором Абдукодирова, Ботирбек Ешкузиев, Бахром Ибрагимов, Даврон Кабилов, Эркин Мусаев, Даврон Тоджиев и Равшанбек Вафоев.

В апреле истекал девятилетний срок заключения правозащитника Азама Фармонова. За несколько недель до его освобождения, власти обвинили Фармонова в «нарушениях тюремного распорядка», не определив каких именно, ― широко распространенная практика, применяемая властями для произвольного продления сроков заключения политических узников, ― и оставили его в тюрьме. В мае власти продлили ему срок лишения свободы на пять лет.

В мае сотрудники милиции города Чиназе задержали главу местной правозащитной группы «Правозащитный альянс Узбекистана» Елену Урлаеву во время интервью с врачами и учителями, которых заставили собирать хлопок. В ходе 11-часового допроса, милиция и медицинский персонал принудительно ввели Елене Урлаевой седативные препараты и затем подвергли ее принудительному досмотру полостей тела, рентгену и иным видам жестокого и унизительного обращения. По их утверждениям, они искали флеш-карту от ее фотоаппарата.

В Узбекистане для поездок за рубеж все еще требуется выездная виза, и власти зачастую используют отказ в выдаче виз в качестве средства наказания диссидентов. В 2015 г. власти запретили выезд за рубеж художнику Вячеславу Ахунову, сравнившему в своих художественных работах Гульнару Каримову (дочь президента Каримова) с обезьяной. В последние годы выезд за рубеж был запрещен многим, в том числе активистам Шухрат Рустамову, Сергею Наумову, Саиду Курбанову, Елене Урлаевой и Уктаму Пардаеву.

В августе суд в Ташкенте оставил в силе заключение нижестоящей инстанции в отношении правозащитника Шухрата Рустамова, долговременного члена Правозащитного альянса: он был признан душевнобольным и приговорен к принудительному психиатрическому лечению. В настоящее время Рустамов обжаловал решение суда. В последние годы, в виде наказания за мирную политическую деятельность, власти подвергли принудительному психиатрическому лечению Елену Урлаеву, Джамшида Каримова, Аликула Сарымсакова и других правозащитников.

В ноябре власти освободили Мурод Джураева после 21 года заключения, oдин из политических активистов, дольше всего в мире находившихся в заключении. Бывший член парламента, обвиненный в заговоре с целью «свержения конституционного строя», Джураев неоднократно подвергался пыткам; его первоначальный 9-летний срок был произвольно продлен на 12 лет на основании таких абсурных обвинений, как, например, «неправильно чистил морковь» в тюремной кухне.

В декабре 2014 г. закрылся Uznews.net - независимый новостной веб-сайт посвященный Узбекистану, базировавшийся в Германии. Месяцем раньше, после того, как была взломана электронная почта редактора Галимы Бухарбаевой, были обнародованы имена десятка корреспондентов сайта, находившихся в Узбекистане. Редактор возлагает ответственность за содеянное на агентов госбезопасности Узбекистана.

Пытки

В Узбекистане пытки остаются широко распространенными и безнаказанными. Несмотря на введение в 2008 г. института Хабеас корпус, права задержанных нарушаются на всех этапах ведения дела и судебнго разбирательства. Правительство не выполнило содержательных рекомендаций по борьбе с пытками, предложенных Специальным докладчиком Организации Объединенных Наций по вопросу о пытках, Комитетом против пыток и другими международными организациями. Контролируемая государством коллегия адвокатов лишила адвокатского статуса тех защитников, которые занимаются политически мотивированными делами.

После принудительного возвращения шести узбекских беженцев из Норвегии в Узбекистан в декабре 2014 г., власти арестовали, подвергли пыткам и судили лиц просивших политическое убежище , предъявив им обвинение в терроризме и инкриминируя просмотр «экстремистских» видео в Норвегии. В феврале 2015 г. по государственному телеканалу был показан фильм с отрывками признательных показаний обвиняемых. На документальных кадрах отчетливо видно, что эти люди подвергались пыткам.

Андижанская бойня

13 мая исполнилось 10 лет с того дня, когда в Андижане правительственными войсками были убиты сотни, преимущественно, мирных демонстрантов. Вопреки многочисленным призывам разрешить независимое расследование бойни, узбекские власти продолжают утверждать, что этот вопрос «закрыт». В 10-ю годовщину Андижанской трагедии, Бюро по демократическим институтам и правам человека и бывший Верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур возобновили требования провести независимое расследование.

В 2015 г. Хьюман Райтс Вотч провели интервью с десятками узбеков, многие из которых находятся за пределами страны. Люди боялись открыто говорить об Андижане, опасаясь за себя и оставшихся в Узбекистане близких. Они рассказали, что их родных по-прежнему регулярно вызывают на допросы и заставляют подписывать заявления о том, что те, кто бежал за границу после андижанской расправы, являются террористами. Жена одного из андижанских беженцев рассказала, что после бойни ее допрашивали ежемесячно, допытываясь, среди прочего, о местонахождении мужа, и угрожая, что заставят ее заниматься проституцией в отместку за  участие мужа в акции протеста.

Принудительный труд

Организуемый  государством принудительный труд взрослых в хлопковой отрасли остается широко распространенным . В 2015 г. власти ввели для крестьян обязательный годовой план заготовок, а осенью принудительно отправили миллионы взрослых на сбор хлопка.

Учителя, врачи, медсестры, госслужащие и работники частного сектора были вынуждены собирать хлопок под угрозой увольнения с работы или потери заработной платы, пенсий или социальных пособий. Власти задерживали граждан, пытающихся сообщить об этих злоупотреблениях, и угрожали им.

В сентябре сотрудники милиции задержали правозащитниц Елену Урлаеву и Малохат Эшонкулову и в ходе 14-часового задержания подвергли их принудительному досмотру тела. 20 октября власти возбудили дело против активиста Дмитрия Тихонова в связи с его правозащитной деятельностью по обвинению в административном правонарушении. В тот же день дом Тихонова был сожжен, обстоятельства которого указывают на то, что к его организиции причастны власти. В результате пожара архив материалов со свидетельствами о принудительном труде были уничтожены. Неизвестные лицы украли дополнительные материалы из комнаты, которая не пострадала от огня.

Погибли как минимум шесть человек, по данным независимых наблюдателей, в 2015 г. в результате опасных условий труда во время сбора хлопка.

В результате десятилетнего международного давления, в 2015 г. власти Узбекистана, в отличие от 2014 г., не мобилизовали на сбор хлопка детей, однако при этом увеличили число мобилизованных взрослых. В нескольких  регионов власти все же заставили детей собирать хлопок в конце сбора урожая.

Свобода вероисповедания

Верующие, чья религиозная практика выходит за установленные государством рамки, подвергаются лишению свободы. По оценкам Инициативной группы независимых правозащитников, более 12 тыс. человек, несколько сотен из которых были осуждены еще в прошлом году находились в местах лишения свободы на август 2015 г. по непонятным  обвинениям, связанным с «экстремизмом» или «антиконституционной деятельностью». Власти также произвольно задерживают и в административном порядку штрафуют христиан, ведущие религиозную деятельность.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

За половые отношения между мужчинами по взаимному согласию предусмотрена уголовная ответственность до трех лет лишения свободы. Активисты сообщают, что милиция подвергает  геев к шантажу и вымогательству, угрожая им оглаской или тюрьмой. Представители сообщества ЛГБТ сталкиваются с глубоко укоренившимися гомофобией и дискриминацией.

Ключевые международные акторы

Во время июньского визита в Ташкент Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал правительство Узбекистана  выполнять свои международные обязательства в области прав человека, без которых, по его словам, «невозможны мир и развитие».

В июле 2015 г. Комитет ООН по правам человека подверг Узбекистан резкой критике всвоем  докладе, в том числе за политически мотивированные аресты, отсутствие ответственности за андижанскую бойню, систематические пытки и отсутствие сотрудничества с институтами ООН по правам человека. С 2002 г. правительство проигнорировало запросы на посещение страны, как минимум, 13 экспертов ООН по правам человека.

Соединенные Штаты углубили военное сотрудничество с Узбекистаном, несмотря на существующие в стране проблемы с правами человека и на то, что необходимость помощи Узбекистана в транзите американских военных грузов из Афганистана заметнo снизилась. В январе Госдепартамент заявил, что Узбекистан получит более 300 бронеавтомобилей типа MRAP (машины с повышенной противоминной и противозасадной защитой) и 20 бронированных ремонтно-эвакуационных машин, что является крупнейшей единоразовой передачей вооружений странам Центральной Азии, когда-либо осуществленной США.

Два комитета Конгресса по правам человека и Государственный департамент отметили 10-ю годовщину андижанских событий. В ноябре, Госсекретарь США Джон Керри, в ходе своей поездки по пяти странам Центральной Азии, встретился в Самарканде с президентом Каримовым. В то время, как в своей речи в Казахстане госсекретарь Керри подчеркивал, что правительства Центральной Азии должны соблюдать права человека, во время  своего посещения в Узбекистане  он не сделал никаких конкретных публичных заявлений по правам человека.

В июле Госдепартамент в своем докладе «Торговля людьми» (доклад о торговле людьми в мире) перенес Узбекистан из самой низкой, 3-й, категории во 2-ю, невзирая на факт ответственности правительства за систематическое  использование принудительного труда взрослых. Седьмой год подряд Госдепартамент квалифицирует Узбекистан как «страну, вызывающую особую озабоченность» из-за последовательных нарушений свободы вероисповедания, однако при этом Белый дом, ссылаясь на интересы национальной безопасности, задействовал мораторий на санкции,предусмотренные этими квалификациями.

Евросоюз выразил озабоченность по поводу нарушений прав человека в Узбекистане в марте и в июне на сессиях Совета ООН по правам человека, но в целом позиция ЕС по правам человека оставалась удручающе слабой. Европейская служба внешнеполитической деятельности никак не отметила десятую годовщину андижанской бойни - события, повлекшего за собой санкции ЕС в 2005-2009 гг. В отличие от этого, Европейский парламент эту годовщину отметил, сославшись на октябрьскую резолюцию 2014 г., подчеркивающую продолжающиеся нарушения в Узбекистане и призывающую учредить должность специального докладчика по Узбекистану в Совете ООН по правам человека.