В течение всего года, несмотря на усилия международных и национальных акторов по прекращению вооруженного конфликта, обостренная ситуация на востоке Украины сохранялась. Части Донецкой и Луганской областей находились под фактическим контролем поддерживаемых Россией боевиков. Все стороны конфликта неоднократно нарушали нормы международного гуманитарного права. Введенные правительством Украины в январе 2015 г. ограничения на передвижение привели к перебоям с доставкой гуманитарной помощи, в том числе медикаментов, на затронутые конфликтом территории, в результате чего существенно ухудшилась гуманитарная ситуация для гражданского населения. По оценкам гуманитарных организаций, по состоянию на осень 2015 г. в помощи на востоке Украине нуждались свыше 5 млн. человек, из них 3 млн. относились к категории  наиболее уязвимых.

В августе, после того как парламент проголосовал за рассмотрение конституционной реформы, предполагающей предоставление особого статуса для контролируемых ополченцами территорий, в Киеве произошли беспорядки. Во время столкновений между ультраправыми демонстрантами и полицией от брошенной одним из протестующих гранаты пострадало более 100 человек, в том числе сотрудник полиции, который впоследствии умер от полученных ранений.

В октябре на контролируемой правительством территории Украины прошли местные выборы. Боевики отложили проведение выборов на подконтрольных им территориях до февраля 2016 г., потребовав от правительства введения для этих территорий расширенной автономии.

Военные действия на востоке Украины

По состоянию на осень 2015 г. в ходе конфликта погибли более 9 тыс. человек и были ранены более 20 тыс. К сентябрю оценочное число вынужденных переселенцев достигло 1,4 млн. человек, более 600 тыс. бежали за границу, преимущественно в Россию.

Сентябрьское перемирие в целом снизило интенсивность военных действий, однако спорадические боестолкновения продолжались. Обе стороны нарушали законы и обычаи войны. Имели место неизбирательные нападения, в том числе с использованием кассетных боеприпасов, которые сопровождались гибелью и ранением гражданских лиц. И проправительственные силы, и поддерживаемые Россией боевики размещали свои позиции и военные объекты в густонаселенных районах или поблизости от них, создавая угрозу для гражданского населения и гражданских объектов, включая школы, больницы и жилые дома. Имелись веские доказательства использования на востоке Украины нескольких видов противопехотных мин, однако на момент подготовки этого обзора было невозможно установить кем именно они использовались.

В отношении как ополченцев, так и проправительственных сил поступали заслуживающие доверия сообщения об их причастности к пыткам и жестокому и унижающему достоинство обращению с задержанными.

Жесткие правила пересечения линии соприкосновения, введенные украинским правительством в январе 2015 г., крайне затруднили доступ к жизненно важным медицинским и иным услугам, предоставляемым на контролируемой правительством территории, для гражданского населения. Они также препятствуют доставке гуманитарной помощи, что привело к острой нехватке медикаментов и медицинского оборудования на контролируемых ополченцами территориях. Возникший вследствие этого кризис здравоохранения катастрофическим образом сказался на положении ряда наиболее уязвимых категорий пациентов, в частности тех, кто проходил лечение от туберкулеза, ВИЧ и наркозависимости.

Верховенство закона, ответственность за прошлые нарушения

В вопросе о привлечении к ответственности лиц, причастных к нарушениям периода «Евромайдана» 2014 г., когда погибло более 100 протестующих и 13 сотрудников силовых структур и множество людей получили ранения, существенного прогресса не наблюдалось. Международная консультативная комиссия Совета Европы в своем мартовском докладе указала на медленное продвижение и низкое качество расследования, отметив «широко распространенное ощущение безнаказанности» в силовых структурах.

К позитивным моментам можно отнести создание в декабре специального следственного подразделения Генеральной прокуратуры, которому прямо поручено заниматься расследованиями, связанными с «Евромайданом». В Генпрокуратуре заявили, что установлены все высокопоставленные должностные лица, которые принимали решения во время тех событий, однако на момент подготовки этого обзора оставалось неясным, предъявлены ли кому-либо обвинения. По подозрению в убийствах протестующих 18 – 20 февраля 2014 г. были задержаны несколько сотрудников спецпоздразделения милиции специального назначения “Беркут”. На момент подготовки этого обзора дела двух из них слушались в суде. Многие потенциальные фигуранты расследований, как сообщалось, уехали из Украины.

По меньшей мере восемь человек остаются пропавшими без вести в связи с «Евромайданом».

Продолжаются судебные процессы по столкновениям 2 мая 2014 г. в Одессе, когда 48 человек погибли и более 200 получили ранения. Однако правоохранительные органы либо не могут, либо не хотят привлекать многих виновных к ответственности.

Позитивным моментом стало признание Украиной в сентябре юрисдикции Международного уголовного суда (МУС) в отношении преступлений, совершенных в стране после 20 февраля 2014 г. Украина пока не является участником Римского статута МУС, однако это признание в форме официальной декларации дает прокурору МУС возможность оценивать основания для расследования Судом нарушений периода вооруженного конфликта.

В февральской резолюции парламента, которая послужила основой для признания правительством юрисдикции МУС, делались попытки ограничить возможное расследование только расследованием предполагаемых преступлений со стороны России или поддерживаемых ею сил, однако прокурор МУС будет вправе оценивать действия всех сторон конфликта. Ранее правительство также признало юрисдикцию МУС в отношении преступлений, совершенных в период «Евромайдана», то есть с 21 ноября 2013 г. по 22 февраля 2014 г. В ноябре прокурор МУС сообщила, что имеющаяся информация не дает оснований считать, что преступления этого периода достигали уровня преступлений против человечности, отметив возможность пересмотра этого решения по вновь открывшимся фактам.

Свобода выражения мнений и свобода СМИ

К позитивным моментам относится принятие в апреле закона об открытых данных, который предполагает открытие архивов государственных ведомств и регулярное предоставление информации общественности. В июне парламент принял закон об открытии архивов КГБ периода советской Украины.

На этом фоне, однако, украинские власти, ссылаясь на «информационную войну с Россией», предпринимали неоднозначные шаги по ограничению свободы выражения мнений. Создание в декабре 2014 г. Министерства информационной политики совпало с появлением независимых сообщений о нарушениях со стороны проправительственных сил на востоке страны. Украинские блогеры и журналисты критиковали создание нового министерства, опасаясь, что это может привести к цензуре. В апреле Украина запретила все российские фильмы, снятые после января 2014 г., и все после 1991 г., создающие положительный образ российских военных. В августе власти обнародовали список из 38 книг (преимущественно российских авторов), запрещенных к ввозу на территорию страны, а также внесли в «черный список» нескольких российских певцов и актеров за занимаемую ими позицию по поводу конфликта на востоке Украины. В сентябре правительство расширило до 382 человек список лиц, которым запрещен въезд в страну. В их число попали 35 журналистов и блогеров из нескольких стран, включая Россию, Израиль и Великобританию.

В июне вступил в силу пакет законов о запрете нацистской и коммунистической символики и о введении уголовной ответственности за отрицание «преступного характера коммунистического тоталитарного режима» (до пяти лет лишения свободы). «Пропаганда» и нацизма, и коммунизма наказывается лишением свободы до 10 лет. Еще одним законом были признаны «борцами за независимость» националистические организации, которые в период Второй мировой войны воевали против Германии, но также сотрудничали с нацистами. Тот же закон ввел уголовную ответственность за постановку под сомнение законность их действий.

Из-за вооруженного конфликта и политической напряженности, вызванной информационной войной между Россией и Украиной, актуальной стала проблема безопасности и защищенности журналистов. В апреле в Киеве был застрелен известный пророссийский журналист, на момент подготовки этого обзора дело двух подозреваемых слушалось в суде. Почти все проукраинские журналисты, опасаясь преследования со стороны боевиков и самопровозглашенных властей, уехали из Донбасса и Крыма на контролируемые правительством территории. Самопровозглашенные власти на востоке отказывают в аккредитации тем иностранным корреспондентам, чьи материалы они считают «негативными». В июне де-факто власти в Донецке выслали корреспондента независимой российской «Новой газеты», после того как он был избит боевиками, недовольными его репортажами.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

ЛГБТ сообщество пользовалось большей поддержкой властей, чем в предыдущие годы, однако гомофобия и нетерпимость в обществе по-прежнему широко распространены.

В июне в Киеве прошел «Марш равенства». Несмотря на высказанные городскими властями опасения, что они не смогут обеспечить безопасность участников, президент Петр Порошенко публично поддержал проведение акции. В день мероприятия несколько десятков ультраправых активистов напали на примерно 300 участников марша, выкрикивая оскорбления и забрасывая их файерами. Полиция пыталась остановить нападавших. В результате пострадали девять сотрудников полиции, один получил тяжелые ранения.

В ноябре парламент принял поправку в трудовой кодекс, запрещающую дискриминацию по мотивам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Введение такой нормы было одним из условий введения безвизового режима с Евросоюзом. ЛГБТ-активисты заявили, что обеспокоены отсутствием аналогичного положения в новой редакции трудового кодекса, которая разрабатывалась в момент подготовки этого обзора.

В июне суд в Киеве признал незаконным отказ властей трансгендерному мужчине в юридическом признании гендерной идентичности, постановив, что заявитель не обязан доказывать факт прохождения процедуры стерилизации для того, чтобы изменить пол в документах. Это решение стало большой победой в борьбе против существующего в Украине юридического порядка изменения гендерной идентичности, который нарушает права трансгендеров, включая право на здоровье и запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания.

Крым

Общая атмосфера с правами человека в Крыму при российской оккупации остается репрессивной. Те, кто сохранил украинское гражданство и не принял российское, ограничены в доступе к образованию, занятости, социальной помощи. Реальных расследований по фактам насильственных исчезновений в 2014 г. крымских татар и проукраинских активистов власти не провели.

Власти продолжают принуждать к молчанию тех, кто их критикует и оказывают давление на крымских татар – этническое меньшинство, открыто выражающее недовольство действиями России в Крыму. В апреле был вынужден прекратить работу оппозиционно настроенный крымскотатарский телеканал ATR, который не смог в установленные сроки перерегистрироваться в соответствии с российским законодательством. Из эфира также были вынуждены уйти радиостанция Meydan и детский телеканал Lale, которые входят в один медиахолдинг с ATR. В мае крымским татарам вновь отказали в согласовании публичных мероприятий в Симферополе по случаю годовщины депортации крымских татар в 1944 г.

С сентября до момента подготовки этого обзора крымскотатарские активисты, выступающие против российской оккупации, при поддержке внутренних войск МВД, пограничников и «Правого сектора» блокировали дороги, соединяющие Крым с материком, чтобы перекрыть поставки продовольствия из Украины.

Ключевые международные акторы

В Москве продолжают отрицать прямое участие России в событиях на востоке Украины, несмотря на все большее количество фактов, свидетельствующих об обратном, включая заявления захваченных на украинской территории российских военнослужащих и наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ).

Союзники Украины в международном сообществе часто выступают против российской агрессии в Украине, однако гораздо реже публично критикуют нарушения со стороны украинского правительства. Тем не менее, ключевые международные акторы, включая ООН, Совет Европы (СЕ), ОБСЕ, США и Евросоюз, неоднократно призывали все стороны конфликта к соблюдению прекращения огня, предусмотренного Минскими соглашениями. Несколько европейских лидеров предупреждали Киев о недопустимости попыток возврата территории военным путем, опасаясь расширения военного участия со стороны России и дальнейшей эскалации конфликта.

В марте в рамках совместной инициативы с украинским правительством СЕ запустил в действие двухлетний план по поддержке выполнения Украиной ее обязательств в области прав человека.

В 2015 г. несколько докладчиков Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) проводили в Украине миссии по выявлению фактов. Комиссар СЕ по правам человека неоднократно посещал восточную Украину для оценки последствий конфликта для прав человека и публиковал детальные отчеты, призывавшие обе стороны к соблюдению норм международного гуманитарного права. В июне ПАСЕ поддержала доклад о пропавших без вести, призвав обе стороны конфликта объединить усилия для решения проблемы лиц, пропавших без вести во время конфликта.

Миссия ООН по мониторингу ситуации с правами человека в Украине и СММ ОБСЕ продолжали отслеживать и регулярно публиковать отчеты о ситуации с правами человека в стране. В майском отчете СММ акцентировалась необходимость защиты гражданского населения и обеспечения свободы передвижения в Донецкой и Луганской областях, украинскому правительству было рекомендовано оценить соразмерность последствий пропускного режима для гражданского населения интересам безопасности.

В январе Совет Евросоюза по иностранным делам осудил эскалацию боевых действий и призвал Россию использовать ее влияние на ополченцев для прекращения враждебных действий со стороны последних. Совет также призвал Киев признать в полном объеме юрисдикцию Международного уголовного суда в отношении преступлений, совершенных в 2014 – 2015 гг.

В январе 2015 г. Европарламент принял резолюцию с осуждением «агрессивной и экспансионистской политики» России в отношении Украины и с призывом к украинскому правительству продолжить работу по искоренению коррупции.

В июле Совет ООН по правам человека принял резолюцию, в которой приветствовал техническое содействие Украине со стороны Управления верховного комиссара ООН по правам человека и признал необходимость продолжения такого содействия и введения регулярного информирования Совета верховным комиссаром в формате интерактивного диалога по каждому отчету мониторинговой миссии. Первый такой брифинг состоялся на сентябрьской сессии Совета.