Существенного улучшения в ситуации с парвами человека в Казахстане в 2018 г. не наблюдалось. Власти не допускали мирных протестов против политики правительства. Профсоюзы по-прежнему были лишены возможности самостоятельно определять свою организационную структуру. Закон о профсоюзах 2014 г. остался без изменений, несмотря на обещания чиновников усовершенствовать его. Правозащитник Макс Бокаев продолжал отбывать тюремный срок. Одно из оппозиционных движений было запрещено судом как «экстремистское», а его активисты подвергались преследованиям. Устойчиво сохранялась безнаказанность за пытки и недозволенное обращение в местах досудебного содержания под стражей. Свобода слова находилась под давлением, независимые журналисты становились объектом притеснений и уголовного преследования.

Гражданское общество

Макс Бокаев, осужденный за мирный протест в мае 2016 г. против предложенных в земельный кодекс поправок, по-прежнему отбывал несправедливо назначенный ему пятилетний срок. В сентябре он был переведен в колонию в Актобе, на 1 000 км ближе к дому. В апреле осужденный вместе с Бокаевым в 2016 г. Талгат Аян получил условно-досрочное освобождение.

В июне осужденный по обвинениям в вымогательстве активист Вадим Курамшин получил право на УДО, после того как суд на три года сократил ему 12-летний срок. 17 августа он вышел на свободу.

Власти продолжали использовать расплывчатый и избыточно широкий уголовный состав «возбуждение розни» для преследования наиболее активных критиков. По данным Генеральной прокуратуры, обвинение по этой статье было предъявлено 57 лицам. В марте власти обвинили активистку из Шымкента Ардак Ашим в «возбуждении розни» за ее критические посты в социальных сетях и через суд отправили на принудительное психиатрическое лечение. В мае суд постановил снять с нее уголовную ответственность и освободил ее. В апреле было прекращено начатое еще в 2013 г. надуманное уголовное дело о «возбуждении религиозной розни» в отношении писателя-атеиста Александра Харламова. Он подал в суд на власти за жестокое обращение во время принудительной психиатрической госпитализации, и 10 июля суд присудил ему компенсацию в размере около 2 700 долларов США.

В июле в Павлодаре в отношении правозащитницы Елены Семеновой власти возбудили уголовное дело о «распространении заведомо ложной информации» и поместили ее под домашний арест. Незадолго до этого она выступала в Страсбурге перед депутатами Европарламента на тему условий содержания в местах лишения свободы. На момент подготовки настоящего обзора следствие продолжалось. 8 октября Семенову не выпустили в Страсбург на встречу с европейскими чиновниками. 9 октября неизвестные забросали ее дом бутылками с зажигательной смесью, известной как коктейль Молотова.

В сентябре суд постановил перевести на общий режим Наталью Уласик, которая за критику правительства в октябре 2016 г. была отправлена на принудительное психиатрическое лечение. Теперь ей разрешено на выходные уходить домой.

В июле уголовное дело о «распространении заведомо ложной информации» было возбуждено против адвоката Бауыржана Азанова, занявшегося резонансным делом о сексуальном насилии в отношении семилетнего мальчика. В связи с этим, Омбудсмен выразил обеспокоенность «по поводу правомерности возбуждения уголовного дела в отношении адвоката в рамках реализации им своих профессиональных прав и обязанностей». В октябре дело против Азанова было прекращено за отсутствием состава преступления.

Свобода СМИ

Независимые и оппозиционные журналисты по-прежнему подвергались притеснениям и произвольному задержанию, в отношении них также возбуждались надуманные уголовные дела. Власти блокировали сайты, в том числе доступ к социальным сетям. За период с января по июль, фонд защиты свободы слова «Адил соз» зафиксировал 18 случаев задержания, ареста, осуждения или ограничения на свободу журналистов. В марте осужденному журналисту Асету Мамаеву было отказано в условно-досрочном освобождении, хотя к тому моменту он уже отбыл треть шестилетнего срока тюремного заключения. В январе вступили в силу неоднозначные поправки в закон о СМИ.

В марте прокуратура Алматы возбудила уголовное дело о «распространении заведомо ложной информации», по которому проходят журналисты «Forbes Казахстан» и информационно-аналитического портала Ratel.kz. В том же месяце суд в Алматы вынес определение о блокировке Ratel.kz и его дочерних сайтов. На момент подготовки данного обзора следствие продолжалось.

Аресты и притеснения представителей оппозиции

В марте суд запретил незарегистрированное оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), признав его деятельность «экстремистской». Власти усилили преследования предполагаемых и реальных сторонников ДВК. С марта по ноябрь в отношении, по меньшей мере, 12 человек были возбуждены уголовные дела или они были привлечены к уголовной ответственности за поддержку или финансирование движения. В апреле уголовное дело о финансировании ДВК было возбуждено в отношении активиста Марата Тунгишбаева, в августе он был неправомерно экстрадирован из Кыргызстана в Казахстан. Следствие по его делу на момент подготовки настоящего обзора продолжалось. Тунгишбаев содержится в СИЗО в Алматы, его жена в августе заявляла, что ему не обеспечивается надлежащее лечение глаза, прооперированного еще до ареста.

Пытки

Безнаказанность пыток и недозволенного обращения в местах лишения свободы и досудебного содержания под стражей оставалась нормой, несмотря на заверения властей о политике нулевой толерантности в этой области. Спустя семь лет после столкновений в Жанаозене, которыми завершилась длительная забастовка нефтяников, правительство так и не обеспечило достоверного расследования заявлений о пытках со стороны лиц, задержанных и привлеченных к уголовной ответственности за участие в беспорядках.

В начале 2018 г. предприниматель Искандер Еримбетов, имеющий отношение к эмигрировавшему оппозиционному экс-банкиру Мухтарому Аблязову, правдоподобно заявил о недозволенном обращении и пытках после задержания. На фоне вызванного этим заявлением резонанса, включая обращения правозащитных групп к генеральному прокурору, было открыто предварительное следствие. В марте прокуратура Алматы прекратила дело, не выявив никаких доказательств преступления. В октябре Еримбетов был приговорен к семи годам лишения свободы по делу о мошенничестве в особо крупном размере.

Свобода собраний

Отказ властей в проведении мирных акций протеста против политики правительства оставался обычной практикой. Полиция пресекала даже одиночные несанкционированные пикеты, организаторы и участники протестов подвергались произвольному задержанию. 10 мая по всей стране были задержаны десятки людей, мирно протестовавших против пыток и лишения свободы по политическим мотивам. В июне суд в Талдыкоргане приговорил гражданина к трем дням ареста за несанкционированный протест против полицейского произвола.

Свобода религии

В сентябре парламент одобрил предложенные правительством поправки к закону о религиозной деятельности и религиозных объединениях, которые усиливают ограничения на религиозное обучение, прозелитизм и публикации с ужесточением санкций за нарушения. На момент подготовки данного обзора ожидалось их окончательное принятие в парламенте. Правозащитные и религиозные организации выражали обеспокоенность в связи с внесением этих поправок.

В первой половине 2018 г., по данным профильной мониторинговой организации Forum 18, 79 человек и религиозных общин в нарушение права на свободу религии или убеждений были привлечены к административной ответственности в виде штрафа или кратковременного запрета на религиозную деятельность. Три человека были приговорены к трем годам лишения свободы каждый за «организацию деятельности запрещенной религиозной организации».

Свидетель Иеговы Теймур Ахмедов, осужденный в мае 2017 г., в апреле вышел на свободу по президентской амнистии.

Трудовые права

В 2018 г. власти не принимали никаких мер для восстановления права независимых профсоюзов на ассоциацию. Решение о ликвидации Конфедерации независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК) отменено не было. В мае профсоюзные активисты Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов, осужденные в 2017 г. по политически мотивированным обвинениям, были освобождены условно-досрочно, но с сохранением запрета на профсоюзную деятельность. Запрет на руководство профсоюзом продолжал действовать и в отношении бывшего президента КНПРК Ларисы Харьковой. Сама конфедерация под новым названием «Конгресс независимых профсоюзов Казахстана» трижды безуспешно пыталась получить регистрацию в Минюсте. В сентябре в Шымкенте в отношении профсоюзного лидера Ерлана Балтабая было возбуждено уголовное дело о растрате профсоюзных средств. На момент подготовки настоящего обзора следствие продолжалось.

В 2018 г. трудовые права в Казахстане находились в фокусе международного внимания. В мае страну посетила трехсторонняя миссия Международной организации труда высокого уровня. В июне Торговый представитель США рассматривал жалобу на правительство Казахстана, поданную Американской федерацией труда – Конгрессом производственных профсоюзов. В АФТ-КПП утверждали, что Казахстан нарушает международные стандарты трудовых прав и предлагали США приостановить действие торговых привилегий. На момент подготовки данного обзора решения по жалобе еще не было. Жалоба Международной конфедерации профсоюзов, поданная в МОТ на правительство Казахстана в мае 2017 года, также оставалась на рассмотрении на момент подготовки настоящего обзора.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

В марте казахстанскийий квир-феминистский коллектив «Феминита», которая занимается правами лесбиянок, бисексуалок и квир-женщин и базирующийся в Алматы, опубликовал доклад, в котором задокументированы факты правонарушений в отношении женщин- ЛБК в Казахстане, включая оскорбления, унижения, преследования, незаконные увольнения и принудительные отставки. В августе сопредседатель этой группы Жанар Секербаева была в административном порядке оштрафована по делу о мелком хулиганстве за участие в фотосессии, посвященной дестигматизации менструации.

Дети с инвалидностью

Несмотря на заявленную приверженность расширению инклюзивного образования, при котором дети с инвалидностью учатся в обычной школе с остальными детьми, процесс шел медленно. Многие дети с инвалидностью все еще учатся в отдельных спецшколах или находятся на домашнем обучении, не получая никакого или почти никакого качественного образования. В обычных школах дети с инвалидностью, как правило, проходят обучение в отдельном кабинете и в ряде случаев, сталкиваются со стигматизацией и дискриминацией.

Беженцы и лица, ищущие убежища

В июле гражданка Китая, этническая казашка Сайрагуль Сауытбай, учительница начальных классов, которая публично рассказывала о лагерях «политического перевоспитания» в Синьцзяне, судом была признана виновной в незаконном пересечении границы, но не была выдворена в КНР. Сауытбай бежала из Синьцзяна в начале 2018 г., в октябре ей было отказано в предоставлении убежища в Казахстане.

Ключевые международные партнеры

В январе президент Нурсултан Назарбаев встречался в Вашингтоне с президентом США Дональдом Трампом. Судя по информации в публичном доступе, ни одной из сторон вопросы прав человека не поднимались. В опубликованном в апреле ежегодном докладе о ситуации с правами человека в зарубежных странах за 2017 г. Госдепартамент США отметил наличие в Казахстане среди прочих, таких проблем, как произвольные аресты и задержания и ограничительный порядок регистрации профсоюзов.

В декабре 2017 г. Европарламент ратифицировал подписанное в декабре 2015 г. Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Казахстаном и призвал Астану прекратить притеснения в отношении журналистов, активистов, профсоюзных лидеров и правозащитников, освободить несправедливо лишенных свободы и пересмотреть закон о профсоюзах и трудовой кодекс.

В феврале Инициатива прозрачности добывающих отраслей, объединяющая правительства, компании и неправительственные группы, отметила «содержательный прогресс» Казахстана, тем самым упустив возможность призвать власти страны к улучшению атмосферы для гражданского общества.