В ситуации с правами человека в Беларуси в 2013 г. существенных изменений к лучшему не произошло. Власти подавляют практически все формы инакомыслия и используют ограничительное законодательство и недобросовестные практики для ущемления свободы ассоциации и собраний. Журналисты подвергаются произвольным арестам и задержаниям. За решеткой остаются восемь политзаключенных, освобожденные состоят на учете в правоохранительных органах и продолжают подвергаться различным ограничениям, касающимся, в частности, свободы передвижения. Работа гражданских групп существенно ограничена. В 2013 г. белорусские суды приговорили к смерти двух человек.

Свобода СМИ, нападения на журналистов

Большинство СМИ контролируются государством, а немногие оставшиеся независимые журналисты и СМИ притесняются властями. В 2013 г. милицией было арестовано 22 журналиста, освещавших публичные протесты. По меньшей мере четверо были приговорены к краткосрочному аресту по административным обвинениям. Власти нередко запрещают журналистам освещать публичные протесты и шествия, а также открытые судебные заседания.

В марте власти в очередной раз отказали в регистрации базирующемуся в Польше спутниковому телеканалу БЕЛСАТ, известному своими критическими материалами о ситуации в Беларуси. Правоохранительные органы предупредили сотрудничающих с каналом белорусских журналистов, что в случае продолжения работы на незарегистрированное иностранное СМИ они могут быть привлечены к административной ответственности.

В мае прокуратура вынесла предупреждение журналисту Радио Свобода Олегу Груздиловичу после публикации им книги о взрыве в минском метро в 2011 г. В предупреждении указывалось на сомнения Груздиловича относительно результатов официального расследования, по итогам которого два человека были обвинены в теракте, приговорены к смерти и казнены в 2012 г. Прокуратура предупредила Груздиловича, что его могут лишить журналистской аккредитации, если он не прекратит распространение «ложной информации».

В апреле суд по обращению регионального управления Комитета государственной безопасности (КГБ) признал «экстремистским» фотоальбом «Пресс-фото Беларуси – 2012» и предписал уничтожить весь тираж. Фотографии в альбоме касались широкого круга тем, от новостей до искусства и включали снимки применения милицией силы против протестующих. КГБ утверждал, что альбом содержит «сознательно искаженные» факты о Беларуси и подрывает «национальную честь и достоинство» страны. В ноябре 2012 г. белорусские таможенники конфисковали весь тираж альбома на литовско-белорусской границе.

Двумя позитивными моментами были разрешение белорусскими властями в июне визита в страну представителя ОБСЕ по свободе СМИ и регистрация в мае 2013 г. независимого ежемесячника «ARCHE-Пачатак», которому в предыдущие годы четырежды отказывали в регистрации. В марте был разблокирован банковский счет издания, замороженный в октябре 2012 г. в связи с уголовным расследованием его финансовой деятельности, по итогам которого никаких нарушений выявлено не было.

В июне КГБ сняло уголовные обвинения с блогера Антона Суряпина, которого в 2012 г. обвинили в содействии незаконному пересечению границы, после того как он разместил в своем блоге фотографии акции протеста за свободу выражения мнений.

В марте власти прекратили уголовное расследование в отношении журналиста телеканала БЕЛСАТ Андрея Почобута, обвиненного президентом Александром Лукашенко в клевете. В июле суд снял все ограничения с журналиста «Новой газеты» Ирины Халип в связи с двухлетним условным приговором 2011 г. по делу о «массовых беспорядках». Суд подтвердил отсутствие необходимости в возобновлении этих ограничений. Приговор Ирине Халип, как представляется, был местью за ее критическое освещение протестов в Минске в декабре 2010 г.

Свобода ассоциации

Белорусское законодательство предусматривает широкий перечень оснований для отказа в регистрации неправительственной организации (НПО) и устанавливает за участие в незарегистрированной группе уголовное наказание до двух лет лишения свободы. Власти активно задействуют это законодательство и обременительные требования к отчетности НПО, а также проводят внезапные проверки НПО. Эти действия вынуждают гражданские группы функционировать на грани закона. Незарегистрированные группы не имеют возможности официально арендовать офисное помещение и нередко становятся мишенью рейдов органов госбезопасности.

В 2013 г. по меньшей мере трем активистам власти выносили предупреждение в связи с участием в незарегистрированных группах. В июне власти выдвинули безосновательные уголовные обвинения против набожного католика Алексея Щадрова в связи с якобы созданием им незарегистрированной религиозной организации посредством открытия в своем доме приюта с молитвенной комнатой для бездомных. Милиция дважды (в феврале и апреле) врывалась к Щадрову в дом. В феврале была конфискована его религиозная литература. В сентябре уголовное дело в отношении Щадрова было закрыто.

В июле парламент принял поправки в законы о политических партиях и общественных объединениях, однако не ослабил драконовских ограничений для НПО. Депутаты отказались провести слушания по предложенным 25 белорусскими НПО поправкам в законодательство, в том числе относительно упрощения порядка регистрации НПО.

Свобода собраний

В 2013 г. власти жестко ограничивали свободу собраний: большинство запрещались, в ходе некоторых милиция применяла к участникам собраний избыточную силу.

На протяжении года, десятки мирных протестующих приговаривались к краткосрочному аресту (некоторые - неоднократно). В апреле милиция «в превентивном порядке» задержала четверых активистов-экологов, чтобы лишить их возможности принять участие в минском марше к годовщине чернобыльской аварии 1986 г. Во время этой акции, носившей мирный характер, милиция жестоко избила одного протестующего и задержала четырех освещавших ее журналистов.

В августе милиция задержала двух членов правозащитного центра «Весна», раздававших открытки в поддержку их осужденного к лишению свободы руководителя Алеся Беляцкого. Суд оштрафовал каждого на 3 млн. белорусских рублей (около USD350) за нарушение порядка организации публичных мероприятий.

Притеснение гражданских групп

В октябре 2012 г. Хозяйственный суд Минска вынес решение о ликвидации группы по мониторингу мест лишения свободы «Платформа» в связи с якобы нарушениями налогового законодательства. В ноябре апелляционная инстанция заочно утвердила это решение, проигнорировав ходатайство группы о присутствии на слушаниях ее представителей.

В марте должностные лица Министерства по налогам и сборам попытались арестовать имущество Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) – старейшей в стране правозащитной организации на основании якобы неуплаты налогов с иностранных грантов, полученных в 2002 – 2003 гг. В предыдущие годы власти предпринимали попытки ликвидировать БХК за якобы нарушения налогового законодательства и выносили группе предупреждения о нарушении законодательства о неправительственных организациях, как представляется – в отместку за ее правозащитную деятельность.

В феврале, после второй безуспешной попытки зарегистрироваться, предпринятой группой «ГейБеларусь», выступающей за права лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров, власти развернули кампанию против ЛГБТ. Милиция проводила рейды в гей-клубах в различных городах, правоохранительными органами были взяты объяснения по меньшей мере у 60 членов группы.

Лишение свободы критиков и оппозиционеров

На момент подготовки этого обзора за решеткой остаются 8 политзаключенных, в том числе руководитель правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий, с 2011 г. отбывающий срок по политически мотивированным обвинениям в уклонении от уплаты налогов. Они подвергаются ограничениям в доступе к адвокату, произвольным административным наказаниям и недозволенному обращению.

В числе арестованных в 2013 г. был оппозиционный политический активист Андрей Гайдуков, лидер незарегистрированного Союза молодых интеллектуалов. В июле он был осужден по обвинениям в попытке сотрудничества с иностранными спецслужбами, что, возможно, было связано с его попытками получить американский правительственный грант на финансирование своей деятельности. Суд приговорил его к полутора годам лишения свободы.

Бывшие политзаключенные, которые были помилованы или освобождены досрочно, остаются под надзором милиции, что позволяет последней регулярно брать у них объяснения. Ни один из них не был полностью восстановлен в гражданских и политических правах: им запрещено баллотироваться на выборах или занимать государственные должности и они обязаны соблюдать ограничения, препятствующие активизму, включая соблюдение режима пребывания дома, запреты на участие в демонстрациях и обязанность информировать власти о любой смене места жительства – все административные правонарушения. Совершение в течение года трех административных правонарушений может повлечь новый уголовный приговор.

Смертная казнь

Беларусь остается единственной страной в Европе и Центральной Азии, где применяется смертная казнь. В 2013 г. белорусские суды приговорили к смерти трех человек. В октябре Верховный суд отменил один из таких приговоров (по делу об убийстве), постановив, что дело должно быть расследовано повторно.

Осужденным к смертной казни в Беларуси отказано в праве проститься с родственниками, семье заранее не сообщается о дате приведения приговора в исполнение, место захоронения не разглашается.

На момент подготовки этого обзора, ни один смертный приговор, вынесенный в 2013 г., в исполнение не приводился.

Ключевые международные акторы

На протяжении всего года власти Беларуси не предпринимали активных попыток изменить на международной арене статус страны как государства-изгоя. В преддверии саммита «Восточного партнерства» в ноябре 2013 г. Евросоюз показал готовность к налаживанию диалога с правительством Беларуси, приостановив запрет на въезд в отношении министра иностранных дел, что дало последнему возможность в июле прибыть в Брюссель с первым белорусским визитом высокого уровня в штаб-квартиру ЕС после репрессий 2010 г.

Принятая в сентябре Европарламентом рекомендация евроинститутам по политике Евросоюза в отношении Беларуси предлагала использовать важную возможность в связи с ноябрьским саммитом для постепенного улучшения отношений с этой страной. Однако работа над соглашениями об облегчении визового режима и реадмиссии так и не была возобновлена, в связи с сохранением в Беларуси политзаключенных и отсутствием со стороны правительства этой страны шагов в направлении улучшения ситуации с правами человека. В сентябре еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Штефан Фюле отмечал, что в условиях использования смертной казни, сохранения политзаключенных и притеснения гражданских активистов в Беларуси «едва ли можно говорить о каком-либо заметном прогрессе».

В своем первом и резко критичном докладе о Беларуси, который был опубликован в мае, страновой спецдокладчик ООН Миклош Харашти назвал ограничения прав человека в этой стране «системными и систематическими». В июне Совет ООН по правам человека проголосовал за продление мандата спецдокладчика, которого белорусские власти не признавали с момента его назначения, отказывая ему в визе.

В июне представитель ОБСЕ по свободе СМИ призывала белорусские власти заняться решением проблем ограничительного национального законодательства в этой области.