Нефть и забастовки

Нарушения трудовых прав в нефтяном секторе Казахстана

Краткое содержание

image001.jpg

Карта Казахстана и Мангистауской области. © 2012 Хьюман Райтс Вотч

В мае 2011 г. тысячи работников нефтегазового сектора Казахстана прекратили работу в рамках трех отдельных трудовых забастовок в компаниях нефтяного сектора на западе страны. В то время как предшествовавшие забастовкам трудовые споры развивались независимо друг от друга, во всех трех компаниях работники и представлявшие их профсоюзы видели в забастовке последний шанс разрешить давние претензии работников по таким вопросам, как низкие зарплаты и вмешательство менеджмента в профсоюзную деятельность. В своем реагировании на забастовки и в ходе предшествовавших им попыток работников разрешить трудовой спор иными средствами власти Казахстана и руководство трех компаний различным образом нарушали основополагающие права работников, включая права на свободу ассоциации, на коллективные переговоры, на свободное выражение мнений и на забастовку.

Этот доклад, основанный на интервью с работниками нефтяного сектора Казахстана, которые участвовали в забастовках на западе страны в 2011 г., документирует нарушения прав человека со стороны компаний и властей Казахстана в предзабастовочный период и во время забастовок в нефтесервисной компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» (ЕРСАЙ) и в нефтеразведочных  и добывающих компаниях «Каражанбасмунай» (КБМ) и «Озенмунайгаз» (ОМГ). Три забастовки начались в мае 2011 г. и продолжались каждая от полутора  до семи месяцев. Эти длительные забастовки были беспрецедентными для богатого нефтью Казахстана – страны, которая позиционирует себя как имеющая стабильный инвестиционный климат и надежный торговый партнер.

Казахстан является крупнейшим государством Центральной Азии с самыми высокими темпами экономического роста в регионе, которым он обязан крупным запасам природных ресурсов, таких как нефть, газ, уголь и уран. Последние десять лет Казахстан ежегодно привлекает миллиарды долларов прямых иностранных инвестиций, в том числе из США, Великобритании и России, большая часть которых идет в нефтегазовый сектор. В последние годы почти 40% доходной части бюджета обеспечивается за счет продажи нефти. На январь 2011 г. Казахстан занимал 11-е место в мире по доказанным запасам нефти, большая часть которых находится на западе страны в полупустынной местности вдоль каспийского побережья.

В частности, в этом докладе документировано, как три компании и правительство Казахстана нарушали права нефтяников на свободу ассоциации, на организацию и на ведение коллективных переговоров. Руководство ЕРСАЙ и КБМ ограничивало доступ профсоюзных лидеров на свою территорию и отказывало работникам в предоставлении помещения для проведения общих собраний. В КБМ отказались признать результаты выборов нового и.о. председателя профсоюза. Все три компании увольняли  сотни работников после того, как те приняли участие в мирных забастовках. В докладе также документировано, как местные власти применяли административные санкции в отношении членов профсоюза в отместку за законную профсоюзную деятельность и как профсоюзного юриста осудили на шесть лет заключения за выступления перед работниками по вопросам неравенства в оплате труда. Более того, правительство Казахстана ввело неоправданные законодательные ограничения на свободу собраний и прав на забастовку для казахстанских нефтяников. Эти действия грубо нарушают права работников на свободу ассоциации, на организацию и на коллективные переговоры.

На протяжении ряда месяцев, предшествовавших забастовкам, работники ЕРСАЙ, КБМ и ОМГ пытались заявить о своих претензиях, включая требования о повышении заработной платы, либо через профсоюзы в попытке добиться рассмотрения требований примирительной комиссией, либо напрямую в индивидуальном порядке – руководству компании. Право на коллективные переговоры закреплено в конвенциях Международной организации труда, участником которых является Казахстан, и в национальном трудовом законодательстве. Три компании различным образом отказывались рассматривать требования работников в рамках примирительных процедур, которые могли бы привести к разрешению претензий работников. Не видя иного способа разрешить отраслевые споры, работники всех трех компаний начинали забастовку, объявление которой является основополагающим правом, которым работники могут воспользоваться для продвижения и защиты своих экономических интересов.

В каждом случае местные суды признавали забастовку незаконной, ссылаясь на несоблюдение работниками предусмотренного национальным законодательством порядка объявления законной забастовки, а также на норму Трудового кодекса, запрещающую забастовки на «опасных производственных объектах», которыми признаются и ЕРСАЙ, и КБМ, и ОМГ. Однако Хьюман Райтс Вотч считает, что национальное законодательство, регламентирующее забастовки в Казахстане, является очень обременительным, а тотальный запрет забастовок в определенных секторах экономики – слишком широким и нарушающим международные трудовые стандарты.

На основании судебных решений о признании забастовок незаконными местные власти предъявляли административные обвинения тем, кого они считали лидерами забастовщиков, и на несправедливых слушаниях, в ходе которых не обеспечивалось соблюдение процессуальных стандартов, приговаривали их к административному аресту. Власти также предъявили уголовные обвинения в «возбуждении социальной вражды» - состав настолько неконкретный и широкий, что может быть использован для криминализации законных форм реализации прав на свободу слова и на свободу собраний, - профсоюзному юристу КБМ, приговорив ее к шести годам заключения, и использовали ограничительное законодательство  о регулировании свободы собраний для уголовного преследования нефтяника ОМГ за организацию незаконной забастовки. В течение тех месяцев, пока работники бастовали, в трех компаниях было уволено в общей сложности более 2 тыс. человек, иногда с нарушением действующего законодательства.

Несмотря на судебные решения, работники не прекращали мирных забастовок. В июне 2011 г. власти прервали забастовку в ЕРСАЙ, пригрозив ее участникам облавами и привлечением к административной ответственности, если те не разойдутся. 16 декабря 2011 г. силы безопасности внезапно положили конец забастовке в ОМГ, после того как в Жанаозене вспыхнули столкновения между полицией и людьми, собравшимися на центральной площади, среди которых были и бастующие нефтяники. В тот день городская администрация запланировала торжества по случаю Дня независимости на центральной площади Жанаозена, где к тому моменту уже несколько месяцев ежедневно собирались бастующие нефтяники. После первых столкновений на площади в течение дня в городе было подожжено несколько зданий и разграблены магазины.

В ответ на насилие полиция открыла огонь, убив, по официальным данным, по меньшей мере 12 человек и ранив несколько десятков. Еще три человека умерли, десятки полицейских были ранены в ходе столкновений, как сообщала Генеральная прокуратура Казахстана. Сразу после этих событий президент Нурсултан Назарбаев ввел в Жанаозене чрезвычайное положение и поручил провести расследование. Он также распорядился создать правительственную комиссию для решения самых острых социально-экономических проблем в Жанаозене и трудоустройства уволенных нефтяников ОМГ и КБМ. В этот момент фактически прекратилась и забастовка в КБМ.

В течение нескольких месяцев после событий в Жанаозене власти развернули  уголовные преследования нефтяников, их сторонников и других, кто якобы участвовал в беспорядках в декабре 2011 г. Хьюман Райтс Вотч серьезно обеспокоена возможностью того, что власти воспользовались этими трагическими событиями как предлогом для сведения счетов с работниками, которые в предшествующие месяцы активно реализовывали свое право на забастовку.

27 марта 2012 г. начался суд по делу 37 нефтяников и других, обвинявшихся в организации или участии в массовых беспорядках. Несмотря на правдоподобные заявления многих подсудимых о том, что полиция и силы безопасности подвергали их в предварительном заключении недозволенному обращению и пыткам с целью принуждения к даче изобличающих показаний на себя или других лиц, власти отказались тщательно и беспристрастно расследовать эти заявления. 4 июня 34 подсудимым был вынесен обвинительный приговор, 13 человек были приговорены к различным срокам лишения свободы. Остальные были амнистированы, осуждены условно или оправданы.  Апелляционная инстанция оставила в силе все приговоры, за исключением одного осужденного, которому срок был сокращен с семи до пяти лет.

В январе – феврале 2012 г. власти также арестовали ряд нефтяников и активистов оппозиции, поддерживавших нефтяников во время забастовки, по обвинению в «возбуждении социальной вражды». Суд над лидером незарегистрированной оппозиционной партии «Алга!» Владимиром Козловым, членом оппозиционного движения «Народный фронт» Сериком Сапаргали и нефтяником из Жанаозена Акжанатом Аминовым начался 16 августа 2012 г.

В этом докладе приводятся документы и анализ по отраслевым трудовым спорам и забастовкам, которые предшествовали столкновениям в Жанаозене в декабре 2011 г., и оцениваются с точки зрения международных стандартов в области свободы ассоциации работников и коллективных переговоров законодательство и действия, к которым прибегали власти и соответствующие компании для противодействия забастовкам.

Продолжительность забастовок, и то обстоятельство, что изначальные требования работников всех трех компаний так и не были удовлетворены в полном объеме, а также кровавый финал забастовки в ОМГ – все это вызывает серьезные вопросы относительно существующих в Казахстане механизмов рассмотрения претензий работников и имеет серьезные последствия для международных компаний и правительств, заинтересованных в долгосрочных инвестициях в Казахстан. Массовые увольнения, которые последовали за забастовками, попытки властей разогнать забастовщиков и лишение профсоюзных свободы за участие в мирных забастовках  – все это нарушает права, гарантированные международным правом. Это также служит недвусмысленным сигналом профсоюзам и работникам во всем Казахстане о том, что они не могут рассчитывать на существующее в Казахстане законодательство для защиты этих прав.

Вместо того чтобы защищать права работников и развивать работоспособные механизмы коллективных и других переговоров, которые устраивали бы и работодателей и работников и пользовались бы доверием обеих сторон, власти Казахстана используют неконкретно сформулированное и ограничительное трудовое законодательство, чтобы преследовать работников и профсоюзных активистов за выдвижение требований, и не обеспечивают защиту прав работников, когда работодатели вмешиваются в законную профсоюзную деятельность. Хьюман Райтс Вотч направляла всем трем компаниям, где имели место забастовки, письма с предложением изложить позицию менеджмента. Аналогичный запрос был направлен Министерству труда и социальной защиты населения Казахстана. Мы получили ответы от ЕРСАЙ и ОМГ. Руководство КБМ и Министерство труда и соцзащиты нам не ответили.

«ЕРСАЙ Каспиан Контрактор»

ТОО «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», где произошла первая из трех документированных в этом докладе забастовок, представляет собой совместное предприятие «ЕРС холдингз» (Казахстан, дочернее предприятие Lancaster Group Kazakhstan) и Saipem International B.V. Последняя на 100% принадлежит  Saipem S.p.A (Италия), которой, в свою очередь, частично владеет итальянская Eni. Компания оказывает сервисные услуги нефтеразведочным и добывающим компаниям и располагает собственной производственной базой на верфи в селе Курык на западе Казахстана. В марте 2011 г. независимый профсоюз «Каракия» предъявил менеджменту ЕРСАЙ ряд требований, включая повышение заработной платы и невмешательство в дела профсоюза, - после того как компания ограничила профсоюзному лидеру доступ на свою территорию. Менеджмент отказался рассматривать требования профсоюзу «Каракия», сославшись на действующее трудовое законодательство, регулирующее отраслевые споры.

На протяжении нескольких недель после предъявления требований менеджменту ЕРСАЙ работников вызвали для дачи объяснений в отделы кадров и безопасности; в некоторых случаях работникам, подписавшим список требований, угрожали увольнением, если они не заявят, что не  участвовали в профсоюзном собрании, на котором эти требования были сформулированы. Работник ЕРСАЙ Ермек Е. (настоящее имя не разглашается) рассказывал Хьюман Райтс Вотч, как после этого собрания его вызвали в компанию для дачи объяснений и сотрудник полиции и начальник охраны сказали ему: «Ты в черном списке. Увольняйся». Притеснения и угрозы увольнения в отношении членов профсоюза за участие в законной профсоюзной деятельности составляют грубое нарушение свободы ассоциации, как она гарантируется международным правом.

Профсоюз «Каракия» не прекратил попыток добиться рассмотрения требований членов профсоюза руководством компании. Однако после неоднократных безуспешных попыток у работников сложилось убеждение, что единственным выходом для них осталась забастовка. В середине мая члены профсоюза «Каракия» и поддержавшие их требования другие работники ЕРСАЙ прекратили работу.

Местный суд признал забастовку в ЕРСАЙ незаконной, сославшись на запрет забастовок на «опасных производственных объектах», к которым относятся и нефтесервисные компании такого рода, а также на то, что работниками не были соблюдены требования законодательства о порядке реализации права на забастовку.

В конце мая, в попытке, как представляется, прервать забастовку, менеджмент ЕРСАЙ закрыл доступ на верфь в Курыке, вынудив работников, которые жили на верфи при вахтовом графике, спать на улице и лишив их возможности пользоваться туалетом и душем. В июне  суд временно лишил свободы пятерых членов забастовочного комитета и приостановил на полгода деятельность профсоюза «Каракия» за проведение незаконной забастовки, что прямо нарушает права работников на проведение мирной забастовки.

Менеджмент ЕРСАЙ сообщил Хьюман Райтс Вотч, что «в компании существует многолетняя история конструктивных и коллективных переговорных отношений» и что она «уважает и соблюдает права работников на создание профсоюзов». В компании утверждали, что пытались встречаться с профсоюзом «Каракия» до начала забастовки, однако оставили без комментариев утверждения о том, что членов этого профсоюза вызывали, опрашивали и притесняли после профсоюзного собрания в марте 2011 г.

«Каражанбасмунай»

АО «Каражанбасмунай», где с мая по декабрь 2011 г. проходила вторая из документированных в этом докладе забастовок, представляет собой совместное предприятие китайской государственной CITIC Group и АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз», мажоритарным акционером которой является казахстанская государственная нефтегазовая корпорация НК «КазМунайГаз». Примирительные процедуры между менеджментом КБМ и Профсоюзом работников Каражанбас прервались в январе 2011 г., когда компания отказалась допустить профсоюзного юриста и независимого профсоюзного активиста к участию в трудовом арбитраже по рассмотрению требований работников о повышении заработной платы. Примерно через неделю группа лиц избила нескольких членов профсоюза, как представляется – из мести за профсоюзную активность последних. Акты притеснений и запугиваний могут оттолкнуть членов профсоюза от участия в законной профсоюзной деятельности и в силу этого являются нарушением права работников на организацию.

Утратив доверие к своему председателю, члены профсоюза провели общее собрание, на котором большинство проголосовало за его отставку. Менеджмент КБМ не разрешил профсоюзу использовать корпоративный конференц-зал для общих собраний и не допускал профсоюзного юриста к встречам с членами профсоюза на нефтепромысле – действия, которые нарушают право работников на ассоциацию, включающее право на участие в законной профсоюзной деятельности и право на защиту от антипрофсоюзной дискриминации. Руководство компании также не признало право профсоюза свободно выбирать своих лидеров, отказавшись признать легитимность профсоюзного голосования и отказав вновь избранному и.о. председателя в доступе в профсоюзный офис в главном офисе КБМ в Актау. Это подтолкнуло работников к началу частичной голодовки в начале мая 2011 г. Примерно через неделю члены профсоюза начали забастовку.

Местный суд признал забастовку незаконной, сославшись на то же ограничительное законодательство, что и в случае с ЕРСАЙ. Власти штрафовали работников за участие в забастовке, а в августе, в нарушение международных норм о правах человека, привлекли к уголовной ответственности юриста Профсоюза работников Каражанбас Наталью Соколову по обвинениям в «возбуждении социальной вражды» за выступления перед работниками по вопросам неравенства в оплате труда, приговорив ее к шести годам лишения свободы (хотя впоследствии она была освобождена).

Руководство КБМ не ответило на письмо Хьюман Райтс Вотч с просьбой изложить позицию компании относительно трудового спора и отраслевых отношений с Профсоюзом работников Каражанбас.

«Озенмунайгаз»

«Озенмунайгаз» является филиалом компании РД КМГ, на 100% принадлежащим государству, и базируется в городе Жанаозен на западе Казахстана. В конце мая 2011 г. около двух десятков работников ОМГ начали индивидуальные голодовки протеста против уменьшения заработной платы. В апреле работники разослали менеджменту компании, местным властям и правительственным инстанциям письма с претензиями по поводу уменьшения заработной платы. В ответ представители департамента труда и социальной защиты населения на майской встрече в областном центре Актау заявили нескольким работникам, что их требования необоснованны. Около двух десятков работников в индивидуальном порядке письменно уведомили менеджмент компании и местные власти о своих требованиях за десять дней до начала голодовки. В ответ, вместо того чтобы рассмотреть их требования в рамках примирительных процедур, ОМГ вновь сообщила им о «безосновательности и нелигитимности» их требований.

Руководство ОМГ  в письме Хьюман Райтс Вотч утверждало, что действовало в соответствии с законом и что после получения от работников уведомления о намерении объявить голодовку «по получении претензий с объявлением голодовки в мае 2011 г. представители руководства компании, включая генерального директора и его заместителя, ежедневно встречались с работниками ОМГ для разъяснения системы оплаты труда и безосновательности их претензий, что было [впоследствии] подтверждено решениями судов». Компания также сообщила Хьюман Райтс Вотч, что предлагала начать диалог за столом переговоров в рамках действующего законодательства, регламентирующего трудовые споры.

В конце мая, когда работники начали голодовку, еще несколько тысяч нефтяников ОМГ стихийно прекратили работу в знак солидарности. Как и в случае с двумя другими забастовками, местный суд признал ее незаконной на том основании, что работниками не был соблюден порядок проведения законной забастовки и что ОМГ относится к «опасным производственным объектам». Власти штрафовали участников голодовки и предъявили уголовные обвинения нефтянику Акжанату Аминову в организации забастовки по телефону, а августе 2011 г. приговорили его к году лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

В начале июля полиция с применением силы разогнала нефтяников и задержала участников голодовки, после чего работники переместились на центральную площадь г. Жанаозен. МОТ указывает, что власти могут прибегать к силе во время забастовки только в кризисной ситуации, когда существует серьезная угроза закону и порядку. Несмотря на мирный характер забастовки работников ОМГ, Хьюман Райтс Вотч документировано, как полицейские при задержании дубинками били одного из работников по ногам и выкручивали руки другим. В последующие месяцы двое забастовщиков подверглись насильственным нападениям неизвестных лиц, как представляется – из мести за участие в забастовке. Власти начали расследования, но пока никто к ответственности не привлечен.

*     *     *

Права на организацию, на ведение коллективных переговоров и на забастовку прямо вытекают из основополагающего права на свободу ассоциации. Это не означает, что работники имеют право на безусловное удовлетворение своих коллективных требований или что они имеют право одержать победу в забастовке на своих условиях. Однако работодатели должны уважать, а правительство – защищать права работников в том виде, как они установлены национальным законодательством и международными стандартами. Как документировано в этом докладе, позиция, занятая в этом отношении менеджментом «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз», а также правительством Казахстана не выдерживает никакой критики.

С тем чтобы обеспечить работникам пользование их правами в полном объеме, правительство Казахстана должно безотлагательно предпринять шаги, чтобы гарантировать полное уважение трудовых прав. Власти Казахстана должны немедленно изменить Трудовой кодекс, законы «О профессиональных союзах» и «О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций»,приведя  их в полное соответствие с международными нормами в области коллективных переговоров, свободы ассоциации и права на забастовку. Власти должны уточнить и сузить запрет забастовок, ограничив его только теми отраслями, которые относятся к жизнеобеспечивающим в узком смысле, как это предусмотрено конвенциями МОТ. Правительство должно оградить профсоюзных активистов и членов профсоюзов от вмешательства в их деятельность со стороны национальных и международных компаний. Попытки подавления профсоюзной деятельности должны незамедлительно и тщательно расследоваться, а виновные – привлекаться к ответственности. Власти также должны воздерживаться от манипулирования уголовным законом для судебного преследования законных действий работников и профсоюзов, которые защищены международными нормами о правах человека в области свободы слова, собраний и ассоциации.

Компании, которые осуществляют операционную деятельность в Казахстане, включая названные в этом докладе «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озменмунайгаз», должны обеспечивать, чтобы все их работники имели полную информацию о своих правах и способах их реализации и чтобы профсоюзы имели возможность свободно и без неоправданного вмешательства реализовывать свои права на ассоциацию и коллективные переговоры. Компании также должны разработать или пересмотреть существующие внутрикорпоративные трудовые кодексы, предусмотрев в них защиту трудовых и других прав работников, занятых в компаниях, их субподрядчиках, дочерних компаниях и других контрагентах.

Международные партнеры Казахстана должны настаивать на соблюдении этой страной международных норм о правах человека и трудовых правах, участником которых является Казахстан. Эти партнеры, включая Евросоюз и США, должны призывать правительство Казахстана к уважению прав граждан на свободу ассоциации и собраний и права на забастовку, а также к обеспечению того, чтобы любые будущие трудовые споры регулировались в соответствии с международными нормами о правах человека. Европейскому союзу, с которым Казахстан в настоящее время стремится к развитию отношений через расширенное соглашение о партнерстве и сотрудничестве, принадлежит особенно важная роль в формулировании конкретных и измеримых улучшений в области прав человека, которые власти должны предпринять перед заключением указанного соглашения. Другие акторы, включая инвестирующий в Казахстан международный бизнес, должны обеспечивать, чтобы их работники в Казахстане и профсоюзы не подвергались притеснениям или вмешательству в деятельность, направленную на защиту прав членов своих профсоюзов.

Рекомендации

Правительству Казахстана

В области права на свободу ассоциации

  • Уважать права лиц на ассоциацию, организацию, создание профсоюзов и мирные собрания с другими вне зависимости от того, совпадают ли выражаемые ими взгляды с политическими взглядами правительства Казахстана.
  • Уважать и поощрять свободу ассоциации работников и права работников на создание независимых профсоюзов, проведение забастовок и коллективных переговоров с работодателем, как того требуют обязательства Казахстана по Международному пакту о гражданских и политических правах, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, а также в рамках членства в МОТ.
  • Обеспечить работникам возможность регистрации независимых профсоюзов  местного, регионального или общенационального уровня без неоправданных сложностей или проволочек.
  • Обеспечить независимым профсоюзам возможность свободно осуществлять свои профсоюзные права, не допуская неоправданного вмешательства компаний в работу профсоюзов и обеспечивая реализацию запрета дискриминации, содержащегося в Законе «О профессиональных союзах», который ограждает лиц, принадлежащих к профсоюзу, от «ограничения трудовых, социально-экономических, политических, личных прав и свобод граждан, гарантируемых законодательством».
  • Изменить Трудовой кодекс 2007 г., с тем чтобы привести его в соответствие с конвенциями МОТ № 87 и № 98 посредством снятия широких ограничений и запретов на право на забастовку, кроме тех случаев, когда забастовка может «создать угрозу жизни, безопасности или здоровью всего населения или его части», а также четко прописав положения о коллективных переговорах, чтобы работники, работодатели и посредники могли понимать положения законодательства и с легкостью соблюдать их.
  • Обеспечить защитные гарантии для профсоюзов и их членов в том виде, как они закреплены в Законе «О профессиональных союзах», Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и в конвенциях МОТ № 87 и № 98.
  • Зарегистрировать межотраслевой профсоюз «Жанарту».

В области обеспечения уважения прав человека со стороны бизнеса

  • Обеспечить уважение международных трудовых стандартов всеми частными, государственными и иностранными компаниями и предприятиями в Казахстане.
  • Провести тщательное и беспристрастное расследование действий менеджмента «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз», который нарушал права работников, включая конкретные случаи вмешательства в законную профсоюзную деятельность, угроз и притеснений в отношении работников и массовых увольнений, как описано в этом докладе. Эти расследования должны учитывать все профильные национальные и международные правовые стандарты и должны обеспечивать установление тех должностных лиц, которые утверждали и осуществляли политику или действия, нарушавшие права работников. Признанные ответственными должны быть привлечены к судебному преследованию по всей строгости закона.

Сотрудничество с международными механизмами

  • Оперативно и утвердительно ответить на запрос приглашения посетить Казахстан, направленный спецдокладчиком ООН по свободе ассоциации и собраний, и обеспечить полное сотрудничество с ним в период подготовки и осуществления посещения, а также в последующий период, в том числе посредством оперативной реализации подготовленных по его итогам рекомендаций.
  • Направить приглашения посетить Казахстан старшим должностным лицам МОТ для проведения брифингов с нефтяниками на западе Казахстана по вопросам свободы ассоциации и коллективных переговоров, в том числе с профсоюзами корпоративного уровня в нефтегазовом секторе.
  • Обеспечить надлежащее исполнение разработанного в ходе рабочего визита МОТ на запад Казахстана в марте 2012 г. плана действий по повышению уровня знаний среди членов профсоюзов, налаживанию социального диалога и нормализации повседневной деятельности профсоюзных организаций в нефтяном секторе Мангистауской области.

В области обеспечения эффективных проверок и расследований

  • Обеспечить учет инспекцией труда и экономическими судами международных норм в области трудовых прав при применении действующего трудового законодательства посредством:
  • Расширения полномочий инспекции труда, с тем чтобы она могла в полном объеме расследовать заявления о нарушениях трудовых прав, такие как вмешательство менеджмента в профсоюзную деятельность.
  • Обеспечить укомплектование инспекции труда достаточным числом сотрудников с надлежащим уровнем подготовки для рассмотрения нарушений трудовых прав.
  • Обеспечить наличие текстов профильных конвенций МОТ, включая конвенций № 87 и № 98, на русском и казахском языках во всех экономических судах и инспекциях труда.
  • Провести тщательное и беспристрастное расследование всех заявлений о применении силы со стороны полиции  в ходе разгонов массовых протестов бастующих нефтяников и других.
  • Провести тщательные и беспристрастные расследования заявлений о недозволенном обращении и пытках, которые делались подсудимыми на процессе по делу 37 нефтяников и других, и привлечь виновных к ответственности.
  • Провести тщательное и беспристрастное расследование нападения в январе 2011 г. на членов Профсоюза работников Каражанбас Асланбека Айдарбаева, Тлекбая Досмагамбетова и Куаныша Сисенбаева.
  • Обеспечить, чтобы расследования, начатые по фактам нападений на нефтяников Жанар Сактаганову и Естая Карашаева и журналистов Асана Амилова и Оркена Бисенова, носили тщательный и беспристрастный характер, включали все необходимые следственные действия и обеспечили установление личности виновных.

В области неправомерного применения слишком широких уголовных норм

  • Немедленно прекратить неправомерное применение слишком широких и неконкретно сформулированных уголовных норм, таких как обвинение в «возбуждении социальной вражды» или в «призывах к насильственному свержению конституционного строя», для задержания и ареста трудовых активистов и других лиц, отстаивающих трудовые права или распространяющих информацию о них.
  • Отменить или изменить состав «возбуждение социальной вражды» по статье 164 УК РК, с тем чтобы привести его в соответствие с международными нормами о правах человека.
  • Обеспечить беспристрастный и справедливый суд лидеру оппозиционной партии «Алга!» Владимиру Козлову, оппозиционному активисту Серику Сапаргали и нефтянику Акжанату Аминову.

Международным партнерам Казахстана, в том числе членам Евросоюза и США

  • Последовательно ставить вопросы о нарушениях трудовых прав в Казахстане на самом высоком уровне.
  • Призывать правительство Казахстана в полном объеме законодательно и на практике защищать международно признанные права работников, включая право на свободу ассоциации и право на организацию и коллективные переговоры.
  • Настаивать на немедленном прекращении правительством Казахстана задержаний, притеснений или арестов трудовых активистов и других лиц, распространяющих информацию о трудовых правах, включая тех, кто арестован по уголовным обвинениям в «возбуждении социальной вражды».

Международной организации труда

  • Направить из Женевы миссию высокого уровня для постановки перед правительством Казахстана вопросов о и привлечения его внимания к международно охраняемым правам работников на создание профсоюзов, коллективные переговоры и забастовку.
  • Предложить правительству представить четкий график реформирования Трудового кодекса в интересах приведения его в соответствие с конвенциями МОТ № 87 (о свободе ассоциации и защите права на организацию) и № 98 (о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров).
  • Настоятельно призывать  правительство Казахстана выполнить рекомендацию Комитета по свободе ассоциации от 1996 г. о принятии мер по изменению 5-й статьи Конституции в интересах снятия запрета на получение национальными профсоюзами финансовой помощи от международных профсоюзных объединений, а на переходный период – не препятствовать получению такой помощи, как было предусмотрено Комитетом при рассмотрении жалобы на правительство Казахстана, поданной Центром независимых профсоюзов Казахстана, Report No. 305, Case(s) No(s). 1834.

Национальным компаниям и иностранным компаниям, инвестирующим в предприятия в Казахстане

  • Обеспечить, чтобы независимые профсоюзы имели возможность свободно реализовывать свои права, в том числе посредством:
    • Допуска профсоюзных лидеров на рабочие мечта членов профсоюза без вмешательства или неоправданных ограничений.
    • Разрешения профсоюзам пользоваться конференц-залами для проведения общих собраний после работы или, с согласия менеджмента, в рабочее время без вмешательства или неоправданных ограничений.
  • Обеспечить, чтобы все работники были в полном объеме информированы и подготовлены относительно своих прав и способов их реализации, посредством обеспечения доступности информации о трудовых правах, например, размещая ее открыто на рабочем месте.
  • Разработать или пересмотреть существующие внутрикорпоративные трудовые кодексы, предусмотрев в них защиту трудовых и других прав работников, занятых в компаниях, их субподрядчиках, дочерних компаниях и других контрагентах. Привлекать профильное экспертное содействие как необходимое для разработки кодексов, которые соответствовали бы правам человека.
  • Разработать механизмы мониторинга соблюдения такого кодекса, включая независимый мониторинг.

Методология

Хьюман Райтс Вотч проводила исследование нарушений свободы ассоциации, собраний и права на забастовку в Казахстане с августа 2011 г. по март 2012 г. Нами были проинтервьюированы 64 нефтяника, адвоката и представителя гражданского общества. Эта цифра включает только тех лиц, от которых мы получили достаточную и профильную информацию.

В августе и октябре 2011 г. Хьюман Райтс Вотч осуществила два исследовательских выезда в Казахстан. В августе мы побывали в Актау и Жанаозене. В октябре проводились интервью в Актау, Жанаозене и Курыке. Хьюман Райтс Вотч были проинтервьюированы в общей сложности 50 бастующих нефтяников относительно развития их трудовых споров и последующих забастовок, а также случаев притеснений, с которыми они сталкивались. Дополнительные интервью проводились с адвокатами и представителями НПО в Алматы и по телефону. Целью этих дополнительных интервью было ознакомление  с экспертной позицией относительно правовых стандартов в области права на забастовку, свободы собраний и ассоциации, а также относительно общей ситуации с правами человека в Казахстане.

Телефонные и очные интервью проводились на русском языке сотрудником Хьюман Райтс Вотч, свободно владеющим русским языком, и консультантом Хьюман Райтс Вотч, свободно владеющим русским и казахским языками, который в ряде случаев обеспечивал перевод с казахского на русский. В нескольких интервью с переводом помогали нефтяники, владеющие и русским, и казахским.

Большинство интервью проводились индивидуально и приватно, хотя некоторые интервью проводились в присутствии других лиц. Хьюман Райтс Вотч также было проведено пять  групповых интервью. В Жанаозене мы общались с группой из примерно 30 –50 нефтяников на площади Ынтымак и провели одно групповое интервью с двумя нефтяниками. В Актау мы провели три групповых интервью: два – с двумя нефтяниками, одно – с четырьмя нефтяниками.

С несколькими людьми мы общались дважды или трижды, задавая дополнительные вопросы или получая последнюю информацию о забастовке и притеснениях нефтяников.

Собеседникам не предлагалось никаких стимулов для участия в интервью. Со стороны Хьюман Райтс Вотч не давалось никаких обещаний личных услуг или выгод для  тех, кого мы интервьюировали для этого доклада, и мы прилагали все усилия, чтобы все собеседники осознавали совершенно добровольный и конфиденциальный характер интервью.

Собеседники передавали Хьюман Райтс Вотч другие материалы, такие как копии судебных документов и официальных писем работников в компании. Консультант Хьюман Райтс Вотч переводил интересующие документы с казахского языка на русский. Мы также изучили профильные законы, правила и юриспруденцию.

Хьюман Райтс Вотч направляла всем трем затронутым документированными в этом докладе трудовыми спорами и забастовками нефтяным компаниям конкретные вопросы относительно документированных нами нарушений с предложением высказать свою позицию по конкретным утверждениям. Мы также писали Министерству труда и социальной защиты населения и Saipem S.p.A. Ответы получены от «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» и «Озенмунайгаз», они приводятся в приложении. Ответов от  «Каражанбасмунай» и аффилированных компаний, Saipem S.p.A. и Министерства труда и социальной защиты населения мы не получили.

Во время второй поездки Хьюман Райтс Вотч на запад Казахстана в октябре 2011 г. наши сотрудник и консультант подверглись опросу, слежке и угрозам административных санкций со стороны властей. В частности, на блокпосту у Жанаозена машина Хьюман Райтс Вотч была остановлена полицией, и человек в штатском стал расспрашивать сотрудников Хьюман Райтс Вотч о цели приезда в Жанаозен. Этот человек лишь мельком показал свое удостоверение нашему сотруднику, не дав ознакомиться с ним, и заявил, что если выяснится, что она разговаривала с какими-либо нефтяниками на центральной площади Жанаозена, то местные власти сочтут это участием в «незаконном протесте» и примут соответствующие меры. В самом Жанаозене за Хьюман Райтс Вотч велась плотная и агрессивная слежка, из-за которой мы были вынуждены отказаться от нескольких интервью с нефтяниками, чтобы не создавать опасность для собеседников.

Многие люди, которых мы интервьюировали для этого доклада, просили не обнародовать их имен, опасаясь последствий. Во многих случаях в ссылках на интервью в докладе используются псевдонимы с целью сохранения инкогнито собеседников и ограждения их от негативных последствий из-за общения с нами. Использованные псевдонимы представляют собой имя и первую букву фамилии, совпадающую с первой буквой имени. В тех случаях, когда мы приводим настоящее имя, в докладе указаны полное имя и фамилия.

Доклад не претендует на исчерпывающий охват, и в нем не ставится задача документировать нарушения трудовых прав кроме тех, которые имели место в упоминаемых здесь трех конкретных компаниях и в определенный период для каждой компании. Однако выводы этого доклада полезны для понимания того, как ограничительное трудовое законодательство и несовершенство государственного регулирования соблюдения компаниями действующего трудового законодательства ограничивают и подрывают права работников на свободу ассоциации, собраний и на забастовку во всех секторах экономики Казахстана.

I . Общие сведения

Нефть и газ: основа казахстанской экономики

Располагающий значительными запасами нефти, Казахстан демонстрирует одни из самых высоких темпов роста на постсоветском пространстве. Он является крупнейшим государством Центральной Азии с оценочной численностью населения в 17,5 млн. человек. На востоке Казахстан граничит с Китаем, на севере – с Россией, на юге – с Кыргызстаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Однако при всех экономических успехах после обретения независимости в 1991 г., основным движущим фактором которых служит нефтегазовый сектор, ситуация с правами человека в Казахстане, в том числе в области прав работников, до сих пор остается неблагополучной.

Казахстан входит в двадцатку крупнейших мировых производителей нефти, а в Евразии занимает второе место после России. По экспертным оценкам, на его долю приходится свыше 3% общемировых извлекаемых запасов нефти. [1] В 2011 г. там добывалось в среднем порядка 1,6 млн. баррелей в день. Нефтяные поступления служат главным источником дохода Казахстана, в 2010 г. они обеспечивали около 11,5% ВВП. По заключению Управления энергетической информации США, в случае полного освоения трех крупнейших месторождений Казахстан мог бы в течение следующего десятилетия войти в пятерку ведущих мировых нефтедобывающих стран. [2] Правительство осознает необходимость диверсификации экономики, однако при этом дает понять, что намерено продолжать инвестировать в нефтяной сектор и расширять его: по некоторым оценкам, за несколько лет прирост может превысить 100 млрд. долл. США. [3]

Экономическая политика после 1991 г. последовательно направлена на полную интеграцию в мировую экономику. Казахстан подает себя как стабильного и надежного партнера для инвесторов и признается таковым Всемирным банком, поднявшись на 11 позиций до 47 места из 183 в рейтинге Doing Business 2012 года по условиям ведения бизнеса и защите инвестиций. [4]

Экономический рост Казахстана подпитывается значительными прямыми иностранными инвестициями, в том числе из Евросоюза, США, России и Китая. [5] Только за 2011 г. их общий объем составил 18 млрд. долл. США. [6] Накопленный объем с 1993 г. превышает 136 млрд. долл., по этому показателю Казахстан занимает второе место в СНГ. [7] В последние годы основная часть прямых иностранных инвестиций шла в добывающие отрасли (75,25% в 2010 г.), главным образом – в нефтедобычу. [8]

Несмотря на высокие темпы экономического роста в Казахстане, которые после 2000 г. в среднем составляют около 8% в год, и общее снижение показателей бедности с 46,7% в 2001 г. до 6,5% в 2010 г., по официальным данным, проблема бедности в сельской местности остается актуальной для всех регионов. [9] Особенно остро проблема бедности стоит в Мангистауской области на западе страны, хотя этот нефтегазоносный регион занимает второе место по добыче нефти в 2003 – 2011 гг., уступая только соседней Атырауской области. [10] В 2010 г. в Мангистауской области уровень бедности достигал 21,2% - самый высокий показатель по Казахстану. [11]

В некоторых западноказахстанских городах по-прежнему отсутствует базовая инфраструктура, включая твердое покрытие дорог, электричество и водопровод. Моногорода, такие как Жанаозен, встречаются довольно часто. Полузасушливый климат затрудняет выращивание культур, что негативно сказывается на стоимости жизни, поскольку местным жителям приходится доплачивать за транспортные расходы в цене продовольствия, доставляемого из других регионов.

Работа в добывающих отраслях обычно связана с опасными условиями, включая воздействие химических веществ в составе воздуха (иногда, возможно, ядовитых) или работу с опасными механизмами. Нефтяникам и газовикам на западе Казахстана также приходится выдерживать неблагоприятные климатические условия, когда летом температура воздуха поднимается до +45 С.

Аналитики, в том числе из МВФ,  рекомендуют Казахстану диверсифицировать экономику, чтобы избавиться от нефтяной зависимости, и указывают на отсутствие со стороны правительства вложений части поступлений от нефти в развитие местных территорий. [12] В 2011 г. МВФ отмечал: «Ключевой вызов [стоящий перед Казахстаном] – это обеспечить, чтобы плоды нефтяного богатства доходили до широких слоев населения». [13] МВФ указывает на «относительную ограниченность» прямого воздействия нефтяного сектора на ненефтяной рост, а также на то, что «прямые выгоды от развития нефтяной отрасли получают лишь немногие смежные отрасли, такие как транспорт и связь». [14]

Нефтяные компании в Казахстане

В нефтегазовом секторе в Казахстане работают десятки иностранных компаний, в том числе несколько крупнейших западных, ряд которых начали инвестировать в нефтедобычу в этой стране еще в начале 1990-х гг. [15] Национальная нефтегазовая компания АО НК «КазМунайГаз» была создана в 2002 г. В последние годы правительством предпринимаются целенаправленные усилия по возвращению долей в нефтяных компаниях, проданных иностранным инвесторам в 1990-х гг. [16] В настоящее время государство имеет заметные позиции во многих компаниях, работающих на западе Казахстана, в том числе в двух из трех компаний, затронутых трудовыми спорами в 2011 г.

АО НК «КазМунайГаз» (НК КМГ) является мажоритарным акционером АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» (РД КМГ), которая занимается разведкой и добычей нефти и газа из национальных месторождений. РД КМГ принадлежит 50% АО «Каражанбасмунай» (КБМ,  нефтедобывающая компания - одна из трех компаний, затронутых трудовыми спорами, которые рассматриваются в этом докладе).[17] Вторая половина КБМ принадлежит CITIC Oil & Gas Holdings Limited – 100-процентной дочерней компании CITIC Resources Holding Limited, мажоритарным акционером которой является китайская государственная инвестиционная корпорация CITIC Group Corporation.[18]

В КБМ работает примерно 4 тыс. человек.[19] На декабрь 2010 г. оценочные доказанные запасы нефти у этой компании составляли 317,2 млн. баррелей.[20] Аффилированные с КБМ компании ТОО «ТулпарМунайСервис» (ТМС) и ТОО «АргымакТрансСервис» (АТС) занимаются бурением, строительством, транспортом и другим обслуживанием на разрабатываемом КБМ нефтяном месторождении Каражанбас примерно в 200 км от Актау. ТМС и АТС также на долевых началах принадлежат РД КМГ и CITIC Resources.

Вторая компания, которая рассматривается в этом докладе, - «Озенмунайгаз» (ОМГ) на 100% принадлежит РД КМГ и обеспечивает основную часть ее нефтедобычи. В 2011 г., по данным РД КМГ, на ОМГ приходилось 74% основных запасов и 64% основной добычи.[21] В 2010 г. ОМГ и другой актив РД КМГ –  АО «Эмбамунайгаз» (ЭМГ) обеспечивали весь заявленный объем поступлений РД КМГ – 609 млрд. тенге (USD 4,1 млрд.), годом ранее – 485 млрд. тенге (USD 3,2 млрд.) На 1 мая 2011 г. численность работников составляла 9 071 человек.[22]

Третья компания, о которой идет речь в этом докладе, - это ТОО «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», которая представляет собой совместное предприятие, созданное на паритетных началах в 2003 г. ТОО «ЕРС холдингз» (Казахстан, , дочернее предприятие Lancaster Group Kazakhstan) и Saipem International B.V. (Нидерланды). Последняя на 100% принадлежит  Saipem S.p.A (Италия), которой, в свою очередь частично владеет итальянская Eni.[23] ЕРСАЙ выступает сервисным подрядчиком по предоставлению помощи, технического обслуживания и материалов для добывающих предприятий в Казахстане. В апреле 2011 г. там работало 2 564 человека, из которых 1 270 – на производственной базе в селе Курык на каспийском побережье в Мангистауской области. Там собирается оборудование, в том числе бурильное, для работ в море.[24]

Социальная ответственность бизнеса

Международное право возлагает основную ответственность за уважение, защиту и соблюдение прав человека на правительство Казахстана, однако определенные обязательства в этой области несут и частные компании, включая нефтегазовые.

Ответственность бизнеса в части прав человека, включая права работников, все в большей степени признается международным правом и другими нормами. [25] Это включает, как минимум, обязанность уважать все права человека, а также дополнительные обязанности относительно гарантий по определенным направлениям. [26] В соответствии с этим любой бизнес должен иметь адекватные политику и процедуры по предупреждению нарушений и реагированию на них.

Базовый принцип ответственности корпораций за соблюдение прав человека, включая соблюдение прав работников, получил широкое международное признание. Детализация этого принципа содержится в Руководящих принципах для многонациональных компаний Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), профильных резолюциях Совета ООН по правам человека, Глобальном договоре ООН, различных многосторонних отраслевых инициативах и кодексах поведения отдельных компаний.

Так, бывшим спецпредставителем Генерального секретаря ООН по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях и других предприятиях профессором Джоном Ругги были разработаны Рамки ООН, касающиеся «защиты, соблюдения и средств правовой защиты», а также Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, которые были одобрены Советом ООН по правам человека в 2008 и 2011 гг. соответственно. В них отражены ожидания, что компании должны обеспечивать соблюдение прав человека, избегать соучастия в нарушениях и надлежащим образом исправлять допущенное. Предполагается, что бизнес должен проявлять должную заботу о правах человека в интересах выявления, предупреждения и смягчения последствий своей деятельности для прав человека и соответствующим образом отчитываться об этом. [27]

Организация экономического сотрудничества и развития устанавливает нормы ответственного социального поведения для многонациональных компаний, включающие концепцию должной заботы и ключевые трудовые стандарты Международной организации труда (МОТ). В своих Руководящих принципах для многонациональных компаний ОЭСР призывает компании во всех отраслях «уважать права работников, занятых в многонациональной компании, на создание профсоюзов и представительных организаций по собственному выбору или вхождение в них», а также «уважать права работников … [на признание таких организаций] для целей коллективных переговоров и участвовать в конструктивных переговорах … с такими представителями в интересах достижения соглашений относительно условий занятости». Помимо этого, Руководящие принципы ОЭСР призывают компании «уважать права человека, что означает, что они не должны посягать на права человека других и должны принимать меры в отношении неблагоприятных последствий для прав человека, к которым они причастны», в том числе проявляя «должную заботу о правах человека» и работая в интересах исправления неблагоприятных последствий для прав человека, которые вызваны их деятельностью или которым их деятельность способствовала. [28]

Глобальный договор ООН предполагает добровольное принятие корпорациями обязательств соблюдать десять «общепризнанных принципов в области прав человека, труда, экологии и противодействия коррупции». Принцип 1 гласит: «Деловые круги должны поддерживать и уважать защиту провозглашенных на международном уровне прав человека», что увязывается с рассматривавшимися выше Рамками ООН, касающимися «защиты, соблюдения и средств правовой защиты». В частности, в рамках этого принципа бизнес не должен посягать на права других, иными словами – должен воздерживаться от причинения негативных последствий пользованию правами человека», а также проявлять должную заботу о правах человека. Принцип 3 гласит:  «Деловые круги должны поддерживать свободу объединения и реальное признание права на заключение коллективных договоров». Из этого следует, среди прочего, ожидание, что компании будут «обеспечивать всем работникам возможность создания профсоюза по собственному выбору и вступления в него, не опасаясь запугиваний или репрессалий», а также «обеспечивать нейтральную политику и процедуры в отношении профсоюзов, которые не приводили бы к дискриминации в отношении лиц по признаку их отношения к профсоюзам или их профсоюзной деятельности». [29]

Международная организация труда в своей Трехсторонней декларации принципов, касающихся многонациональных корпораций и социальной политики, также предлагает многонациональным корпорациям и другим компаниям определенные стандарты «в области занятости, профессиональной подготовки, условий труда и быта и трудовых отношений», включая отдельные положения, касающиеся свободы ассоциации, права на организацию и права на ведение коллективных переговоров. [30] Комитет МОТ по свободе ассоциации указывает, что «уважение принципа свободы ассоциации требует от органов государственной власти большой сдержанности при вмешательстве во внутренние дела профсоюзов. Еще более важно, чтобы такую сдержанность проявляли работодатели». [31]

Профсоюзное движение в Казахстане

В начале 1990-х гг., после распада Советского Союза, в Казахстане появились независимые профсоюзы. После шахтерских забастовок конца 1980-х гг. по всему Казахстану начали создаваться независимые профсоюзы. [32] Примерно в это же время работники малых предприятий и кооперативов в Алматы и Алматинской области создали независимый профсоюз «Бирлесу». [33] К 1991 г. этот и другие независимые профсоюзы объединились в Центр независимых профсоюзов Казахстана, на базе которого впоследствии была создана Конфедерация свободных профсоюзов Казахстана (КСПК), которая существует и в настоящее время. В частности, в 1991 г. после шахтерских забастовок 1989 – 1991 гг. был образован независимый общенациональный профсоюз – Конфедерация свободных профсоюзов Казахстана (КСПК). В 1990 г. на базе советского Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов было создано второе общенациональное объединение работников – Федерация профсоюзов Республики Казахстан (ФПРК), которое до сих пор остается крупнейшим в стране. [34] В 2004 г. в результате выделения из КСПК возникла Конфедерация труда – третье общенациональное объединение.

Несмотря на эти события, профсоюзное движение в Казахстане остается слабым, а сохранение традиций контролируемых государством советских профсоюзов приводит к тому, что многие объединения не обеспечивают эффективного представительства интересов работников в отношениях с работодателями. В дополнение к этому ограничительное и неконкретно сформулированное законодательство ограничивает возможности работников по ведению коллективных переговоров и реализации права на забастовку, что приводит к подрыву их усилий по отстаиванию своих интересов через независимые профсоюзы.

ФПРК сохраняет тесные связи с правительством, а ее председатель Сиязбек Мукашев занимает свой пост с 1992 г. Общий членский состав за период независимости значительно сократился – с более 7 млн. в 1990 г. до примерно 2 млн. в 2005 г. [35] На 2011 г. ФПРК заявляла свою численность на уровне 2 млн. Как следует из информации на сайте, федерация объединяет  14 региональных и 26 отраслевых профсоюзов в различных секторах, включая строительство, телекоммуникации, железнодорожный транспорт и нефтегазовый сектор. [36]

Президент КСПК Сергей Белкин, избранный в 2003 г., продолжает участвовать в рабочем движении Казахстана, но подвергается критике со стороны некоторых активистов за недостаточную независимость от государства. Так, в феврале 2009 г. КСПК наряду с различными проправительственными партиями, включая президентскую «Нур Отан», подписала меморандум о «сотрудничестве в период глобального экономического кризиса» и поддержала мораторий на организацию и проведение митингов, шествий, пикетов и протестов. [37] В КСПК входит пять региональных профсоюзов, четыре отраслевых профсоюза (горнодобывающий сектор, здравоохранение, образование) и еще 86 других профсоюзов. [38] Относительно членской базы или общего числа членов достоверная информация практически отсутствует.

И ФПРК, и КСПК стремятся к более заметному участию в международном профсоюзном движении и в 2009 г. подали заявки на прием в Международную конфедерацию профсоюзов. Статус полноправного члена они не получили, ФПРК стала ассоциированным членом. В марте 2012 г. президент Конфедерации труда России Борис Кравченко выступил против принятия ФПРК на 6-м заседании исполкома Всеевропейского совета профсоюзов в Брюсселе, в том числе из-за того, что бастующие нефтяники на западе Казахстана «оказались без какой бы то ни было поддержки со стороны крупнейшего профсоюзного объединения Республики Казахстан». [39] В СМИ сообщалось, что эта позиция была поддержана и другими профсоюзами, которые были представлены на заседании. [40]

В условиях отсутствия профсоюзов, которые могли бы эффективно представлять права работников на местном, региональном и национальном уровне, в последние годы некоторые группы работников стали прибегать к самоорганизации, регистрируя независимые объединения или пытаясь отстаивать свои интересы через стихийные забастовки, двух- или трехчасовые предупредительные забастовки, несанкционированные забастовки, голодовки или иные коллективные действия. [41] Несмотря на определенные успехи таких выступлений, они в значительной степени происходят за рамками предусмотренных законодательством Казахстана норм о коллективных переговорах. [42]

В мае 2009 г. представители различных независимых групп работников и независимых профсоюзов со всего Казахстана собрались в Алматы с целью укрепления рабочего движения в Казахстане. В ноябре 2010 г. эта группа представила в Минюст документы на регистрацию общенационального межотраслевого профсоюза «Жанарту». Однако Минюст под различными техническими предлогами неоднократно отказывал в регистрации, последний раз – в августе 2011 г. После пятого отказа председатель «Жанарту» Есенбек Уктешбаев обжаловал позицию Минюста как безосновательную. Однако в ноябре Медеуский районный суд Алматы поддержал решение Минюста об отказе в регистрации. [43] В начале апреля 2012 г. «Жанарту» вновь – уже в шестой раз – подал документы на регистрацию. На момент подготовки этого доклада профсоюз «Жаранту» еще не был зарегистрирован. [44]

Давлению со стороны властей подвергаются также активисты и журналисты, которые поддерживают работников или освещают события в этой области. Так, 22 марта 2010 г. журналист независимой газеты «Свобода слова» Игорь Лара, писавший о мартовской забастовке в Жанаозене, был избит тремя неизвестными у своего дома в Актобе на западе Казахстана. Как сообщали «Репортеры без границ», нападавшие не взяли ничего из личных вещей, ограничившись словами: «Привет из Жанаозена». [45]

Правовое регулирование отношений между работником и работодателем и трудовых прав в Казахстане все еще не в полной мере отвечает международным нормам, несмотря на экономическое развитие страны за последние 20 лет. Судебная система, будучи зависимой от исполнительной власти, также не обеспечивает эффективного и независимого рассмотрения нарушений трудовых прав. [46] Некоторые недостатки законодательства и практики в области урегулирования трудовых споров признаются и официальными лицами Казахстана. Так, недавно назначенный председателем правления Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» Умирзак Шукеев, говоря о системных проблемах в этой сфере, отмечал «отсутствие адекватных механизмов и процедур решения трудового конфликта …, слабо развиты институциональные механизмы… Недостаточно сильны позиции профсоюзов». [47] В нефтегазовом секторе Казахстана заняты сотни тысяч работников по всей стране, однако национальное законодательство оставляет властям и работающим в стране компаниям широкие возможности для ущемления их прав, охраняемых международными договорами, многие из которых ратифицированы Казахстаном.

II . Свобода ассоциации в международном праве и законодательстве Казахстана

Профессиональные союзы в Республике Казахстан (профсоюзы) - это самостоятельные, с фиксированным индивидуальным членством общественные объединения, добровольно создаваемые гражданами на основе общности их профессиональных интересов для представления и защиты трудовых, а также других социально-экономических прав и интересов своих членов, охраны и улучшения условий труда.
—Закон РК «О профессиональных союзах», статья 1 [48]
Несколько месяцев конфронтации в Западном Казахстане свидетельствуют о недееспособности нынешней институциональной системы разрешения трудовых конфликтов в этой стране.
—Шэрон Барроу, генеральный секретарь Международной конфедерации профсоюзов [49]

За последние полвека выработан всеобъемлющий комплекс документов международного права в области защиты прав работников. Как член Международной организации труда, Казахстан обязан соблюдать и поощрять основополагающие права, закрепленные в Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда. [50] Для него также являются юридически обязывающими нормы Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах в области свободы собраний, ассоциации и выражения мнений. [51] Правительство обязано принимать разумные и надлежащие меры, в том числе законодательного, регулирующего, следственного и судебного характера, в зависимости от ситуации, в интересах обеспечения соблюдения прав работников компаниями и работодателями.

В Казахстане приняты законы, гарантирующие право на создание профсоюзов, ведение коллективных переговоров и забастовку. Эти законы также запрещают дискриминацию в отношении членов профсоюза. Однако трудовое законодательство Казахстана по многим важным параметрам не отвечает международным стандартам и, поэтому, не обеспечивает защиты прав работников таким образом, чтобы эти права могли быть в полном объеме реализованы на практике. Более того, некоторые положения Трудового кодекса Казахстана прямо противоречат международным стандартам в области прав человека.

Международные стандарты в области трудовых прав

Казахстан ратифицировал целый ряд конвенций МОТ, в том числе 87-ю - о свободе ассоциации и защите права на организацию, которая гласит, что «организации работников вправе вырабатывать собственные уставы и правила и свободно избирать своих представителей» и что «государственные органы должны воздерживаться от любого вмешательства, которое ограничивало бы это право или затруднило бы его законную реализацию». [52] Казахстан также ратифицировал конвенцию МОТ № 98 о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров, которая гласит: «Работники должны пользоваться надлежащей защитой от актов антипрофсоюзной дискриминации в отношении их занятости… Такая защита должна особенно применяться в отношении действий, направленных на … подведение под увольнение или на иное предвзятое отношение к работнику в силу его участия в профсоюзе или в профсоюзной деятельности». [53]

Казахстан также несет обязательства по Международному пакту о гражданских и политических правах, [54] который гарантирует право на свободу ассоциации и собраний, а также по Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, [55] который охраняет конкретные права в области свободы ассоциации и участия в профсоюзах, в том числе:

  • Право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил соответствующей организации.
  • Право профессиональных союзов функционировать беспрепятственно без каких-либо ограничений, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для защиты прав и свобод других.
  • Право на забастовки.

Недопустимость вмешательства работодателя в свободу ассоциации

Комитет МОТ по свободе ассоциации, который рассматривает жалобы организаций работников и работодателей на членов МОТ и юрисдикция которого признается Казахстаном, неоднократно подчеркивал важность наличия законодательной базы, которая запрещала бы вмешательство работодателей в права работников на организацию и ведение коллективных переговоров, а также предусматривала бы адекватные санкции и обеспечительные механизмы. [56]

За полувековое рассмотрение тысяч жалоб, поданных в рамках конвенций № 87 и № 98, Комитет обозначил целый ряд таких «актов вмешательства», которые включают создание атмосферы запугивания и страха, препятствующей нормальному становлению профсоюзной деятельности, давление или угрозы мести в адрес работников за участие в профсоюзе или в законной профсоюзной деятельности вплоть до принуждения таким образом к выходу из профсоюза. [57] Как показано в этом докладе, все эти приемы применяются работодателями и местными властями с целью воспрепятствовать попыткам работников организоваться и вести коллективные переговоры.

Трудовое законодательство Казахстана

В марте 2007 г. в Казахстане был принят всеобъемлющий Трудовой кодекс, в котором были детально прописаны вопросы урегулирования трудовых споров и права на забастовку. [58] ТК и закон «О профессиональных союзах» подтверждают право на свободу ассоциации и право на ведение коллективных переговоров и признают право работников на организацию и образование профсоюзов, или объединений работников. Конституция РК признает право на коллективные переговоры, включая право на забастовку. [59]

Процедурам урегулирования трудовых споров между работодателем и работниками, включая право последних на забастовку, посвящена глава 32 Трудового кодекса. В феврале 2012 г. в него были внесены изменения и дополнения, формально призванные упростить порядок коллективных переговоров, однако в действительности не снимающие многих системных нестыковок с международными нормами в области свободы ассоциации и права на забастовку. Этот аспект рассматривается ниже.

В соответствии с законом «О профессиональных союзах» профсоюзы «имеют право представлять и защищать права и интересы своих членов …, рассматривать индивидуальные трудовые споры и участвовать в разрешении коллективных трудовых споров (конфликтов) в соответствии с законодательством, заключать … коллективные договоры», а также «организовывать и проводить в установленном законом порядке собрания, митинги, уличные шествия, демонстрации, забастовки». [60]

Тот же закон гласит: «Запрещаются любые действия, целью которых является прямо или косвенно подчинить профсоюзы каким-либо органам и организациям или ограничить их в правах, а также препятствующие предусмотренной законом и уставом (иными основополагающими документами) деятельности профсоюзов». [61]

Защита и исправление

Правительство Казахстана несет обязательства по обеспечению соблюдения международных стандартов и национального законодательства в части защиты работников от нарушений. В системе Министерства труда и социальной защиты населения существует инспекция труда, отвечающая за контроль за соблюдением работодателями трудового законодательства, включая рассмотрение обращений и жалоб от работников и работодателей. [62]

Отдельные лица могут также обращаться в прокуратуру, которая осуществляет общий надзор за соблюдением законодательства, в полицию или напрямую в суд по определенным вопросам. [63] Существует также возможность обращения к уполномоченному по правам человека, если заявитель считает, что его права нарушены должностным лицом (с некоторыми исключениями) или коммерческой организацией. [64]

Ограничения на свободу ассоциации и коллективные переговоры

Хотя трудовое законодательство Казахстана формально предусматривает право работников на организацию и создание профсоюзов, власти и работодатели могут с легкостью воспрепятствовать реализации этих прав на практике. Статья 4 закона «О профессиональных союзах» гарантирует работникам право на создание профсоюзов и устанавливает, что «воспрепятствование созданию профессионального союза, а равно противодействие его деятельности преследуются по закону». Отдельно в законе прописаны права профсоюза, включая право представлять своих членов в трудовых спорах и коллективных переговорах:

Профессиональные союзы имеют право представлять и защищать права и интересы своих членов, … рассматривать индивидуальные трудовые споры и участвовать в разрешении коллективных трудовых споров (конфликтов) в соответствии с законодательством, заключать соглашения и коллективные договоры. [65]

Свобода ассоциации

Свобода ассоциации гарантируется Конституцией и целым рядом законов Республики Казахстан, однако на практике профсоюзы сталкиваются с определенными ограничениями, которые противоречат международным нормам.

Для регистрации нового областного или национального профсоюза необходимо провести собрание инициативной группы в составе не менее 10 граждан, принять устав и избрать руководство, после чего подается заявка в Минюст о регистрации общественного объединения. [66] Общественное объединение, или профсоюз, должно представлять детальные сведения о своей деятельности, и власти могут наложить штраф или приостановить  деятельность профсоюза в случае осуществления неуставной деятельности.

Несмотря на относительную несложность создания профсоюза, как говорилось выше, независимый общенациональный межотраслевой профсоюз «Жанарту» неоднократно сталкивался с проблемами. Финансирование профсоюза может оказаться проблемой. Конституция и законодательство Казахстана об общественных объединениях запрещают деятельность в стране иностранных профсоюзов. [67] Это включает запрет на финансирование местных профсоюзов со стороны иностранных юридических лиц, таких как международные организации или профсоюзы, а также физических лиц. [68] Комитет экспертов МОТ по вопросам применения конвенций и рекомендаций, официально отвечающий за мониторинг соблюдения основных документов организации, в своих замечаниях по Казахстану неоднократно отмечал:«Законодательство, запрещающее получение национальным профсоюзом финансовой помощи от международной организации работников, в которую он входит, ущемляет принципы, касающиеся права на участие в международных организациях работников». [69]

Комитет также указывает, что «все национальные организации работников и работодателей должны иметь право получать финансовую помощь от международных организаций работников и работодателей соответственно, вне зависимости от наличия или отсутствия у них членских отношений с последними». [70]

Проблемы регистрации или финансирования профсоюзов в этом докладе отдельно не рассматриваются, ниже анализируется вмешательство работодателей и властей в деятельность уже зарегистрированных профсоюзов.

Коллективные переговоры

Право на коллективные переговоры, включая право на забастовку, регламентируется главами 30 – 32 Трудового кодекса РК. [71] В феврале 2012 г. в него были внесены поправки,  призванные снять часть излишних ограничений на коллективные переговоры, существовавших на момент документированных в этом докладе нарушений. Однако до настоящего времени трудовое законодательство о порядке урегулирования коллективных трудовых споров остается громоздким, а иногда и нечетким, что позволяет компаниям уклоняться от добросовестных усилий по разрешению коллективных трудовых споров.

Так профсоюзу для начала коллективного трудового спора требуется провести собрание с участием не менее половины общего числа работников предприятия. Это положение неоднократно критиковалось Комитетом экспертов МОТ, который несколько раз предлагал правительству Казахстана снизить порог участия для начала коллективного трудового спора. [72]

Согласно действующей редакции ТК, в случае невозможности проведения собрания с участием не менее половины общего числа работников «представительный орган работников имеет право утвердить свое решение, собрав подписи более половины работников в поддержку выдвинутых им требований». [73] Однако на практике сбор подписей не является работоспособной альтернативой. В законе не раскрывается, в каком именно случае может идти речь о «невозможности». Неконкретность формулировки оставляет менеджменту возможность отказаться признать легитимность собранных подписей как законную альтернативу решению общего собрания работников.

Предъявленные работниками требования менеджмент обязан рассмотреть в течение трех рабочих дней. В случае невозможности немедленного разрешения спора в трехдневный срок создается примирительная комиссия с равным участием представителей работодателя и работников. Порядок и сроки рассмотрения требований определяются по взаимному соглашению. В случае достижения решения оно оформляется протоколом, который подписывается обеими сторонами и имеет для них обязательную силу. В противном случае для дальнейшего разрешения спора создается трудовой арбитраж.

Трудовой арбитраж создается в пятидневный срок в составе не менее пяти человек с участием членов республиканской, отраслевой или региональной комиссий по регулированию социально-трудовых отношений. Количество членов трудового арбитража, его персональный состав, порядок рассмотрения трудового спора определяются соглашением сторон. В состав трудового арбитража включаются представители общественных объединений, государственный инспектор труда, специалисты, эксперты и другие лица.

Закон не предусматривает процедур урегулирования ситуации, когда стороны не могут прийти к взаимному согласию по процедуре примирения и/или арбитража, срокам рассмотрения требований или персональному составу арбитража. Хьюман Райтс Вотч считает, что это нечеткое законодательство и отсутствие регулирующих процедур ущемляет право работников на оперативное и эффективное рассмотрение их требований.

Ограничения права на забастовку

Право на забастовку не является абсолютным в международном праве и, соответственно, может подлежать определенным ограничениям. Однако Комитет МОТ по свободе ассоциации, контролирующий соблюдение членами МОТ применимых международных норм, «разъяснял, что [право на забастовку] является правом, на пользование которым работники и их организации (профсоюзы, федерации и конфедерации) вправе рассчитывать», что любые ограничения этого права «не должны быть чрезмерными» и что «законная реализация права на забастовку не должна влечь за собой предвзятые санкции любого рода, что подразумевает акты антипрофсоюзной дискриминации». [74]

Право на забастовку гарантируется Конституцией и Трудовым кодексом Казахстана. [75] Однако для признания забастовки законной работники обязаны исчерпать вышеописанные громоздкие и длительные примирительные процедуры. В случае несоблюдения работниками этих условий, в том числе «в случае объявления без учета сроков, процедур и требований, предусмотренных настоящим Кодексом», суд может признать забастовку незаконной. [76]

Комитет МОТ по свободе ассоциации указывает, что в тех случаях, когда национальное законодательство предусматривает исчерпание «примирительных и посреднических процедур в качестве обязательного условия для объявления забастовки …, [т]акие механизмы должны, однако, преследовать единственную цель содействия переговорам: они не должны быть настолько сложными или медлительными, чтобы законная забастовка стала невозможной на практике или утратила свою эффективность». [77] В Казахстане Трудовой кодекс, вместо того чтобы содействовать переговорам, налагает обременительные условия, которые крайне затрудняют проведение работниками законной забастовки.

В соответствии с законодательством Казахстана «работники могут принять решение о проведении забастовки, если посредством примирительных процедур не удалось добиться разрешения коллективного трудового спора, а также в случаях уклонения работодателя от примирительных процедур либо невыполнения соглашения, достигнутого в ходе разрешения коллективного трудового спора». [78] Для того чтобы забастовка была законной, решение должно быть принято большинством голосов собранием с  участием не менее половины общей численности работников компании. [79] В редакции ТК до февраля 2012 г. работники были обязаны письменно информировать работодателя о дате начала забастовки по меньшей мере за 15 дней, с указанием времени, даты, места проведения, а также продолжительности и числа участников. [80] В действующей редакции работодатель уведомляется не позднее чем за пять рабочих дней, продолжительность забастовки заранее указывать не требуется. cv

В дополнение к обременительному порядку регулирования трудовых споров в Казахстане существует широкий запрет на забастовки. В соответствии с национальным законодательством забастовки запрещены, в частности, на железнодорожном транспорте и в гражданской авиации, на всех «опасных производственных объектах», а также «в иных случаях, предусмотренных законами Республики Казахстан». [81]

В соответствии с законодательством Казахстана о промышленной безопасности к «опасным производственным объектам» относятся такие, на которых производятся, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются или уничтожаются воспламеняющиеся, взрывчатые, горючие, окисляющие или токсичные вещества. Теоретически, под это определение может подпадать любая компания нефтяного сектора Казахстана и любая другая, где хранятся токсичные или воспламеняющиеся вещества. [82]

Такое широкое и нечеткое определение отраслей, где запрещены забастовки, составляет явное нарушение права работников на забастовку. [83] Комитет МОТ по свободе ассоциации считает, что, по общему правилу, нефтяной сектор не относится к жизнеобеспечивающим отраслям в строгом понимании этого термина и не является службой, «перерыв в функционировании которой мог бы создать угрозу жизни, личной безопасности или здоровью всего населения или его части». [84] При этом Комитет относит нефтяной сектор к числу тех, где «минимальное согласованное функционирование могло бы поддерживаться в случае забастовки». [85]

Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, отслеживающий соблюдение государствами-участниками соответствующего Пакта, в своих заключительных замечаниях по Казахстану 2010 г. «с обеспокоенностью отмечал ограничения, налагаемые Государством-участником на право на забастовку». [86] Комитет настоятельно призвал правительство привести национальное законодательство в соответствие с Пактом и конвенциями МОТ.

Несмотря на все эти ограничения, к забастовке прибегают все больше профсоюзов и групп работников в различных секторах экономики. [87] Однако забастовки, объявляемые вне рамок законодательства Казахстана, обычно признаются местными судами незаконными, как в случае с теми, которые рассматриваются в этом докладе.

Последствия участия в незаконной забастовке

В соответствии с трудовым законодательством Казахстана работники, принимающие участие в законной забастовке, не подлежат дисциплинарным взысканиям и увольнению. [88] Однако в отношении организаторов или участников незаконной забастовки могут быть применены дисциплинарные санкции за отсутствие на рабочем месте более трех часов подряд – вплоть до увольнения, [89] либо штраф, задержание или лишение свободы в административном или уголовном порядке за нарушение законодательства о массовых митингах, собраниях, пикетах и протестах. [90]

По принятой в феврале 2012 г. редакции Трудового кодекса работник также может быть уволен в случае «продолжения работником участия в забастовке после доведения до его сведения решения суда о признании забастовки незаконной либо о приостановке забастовки». [91] МОТ указывает, что «увольнение работников в связи с забастовкой, которая является законной формой профсоюзной деятельности, составляет серьезную дискриминацию в области занятости и противоречит Конвенции № 98», [92] которая гарантирует работникам «надлежащую защиту от актов антипрофсоюзной дискриминации в отношении их занятости». [93] Любые санкции за участие в незаконной забастовке должны быть соразмерны тяжести правонарушения или степени вины. Хьюман Райтс Вотч считает, что увольнение за реализацию права на забастовку не является соразмерным дисциплинарным взысканием.

Власти также могут привлекать участников забастовок в общественных местах к ответственности по административному и уголовному кодексам Казахстана в связи с нарушением порядка организации и проведения мирных собраний. В соответствии с Кодексом РК об административных правонарушениях это влечет штраф до 50-ти месячных расчетных показателей (около USD 550) или административный арест до 15 суток.[94] В соответствии с национальным законодательством участие в забастовке в общественном месте, может быть также квалифицировано как уголовное преступление, «если это деяние повлекло нарушение работы транспорта, причинило существенный вред правам и законным интересам граждан и организаций».[95] Максимальное наказание – до года лишения свободы.

МОТ настаивает на том, что санкции должны быть соразмерными тяжести правонарушения и что «власти не должны прибегать к лишению свободы за один лишь факт организации мирной забастовки или участия в ней». [96] МОТ считает уголовные санкции за участие в мирных забастовках избыточным наказанием. [97]

Кроме того, МОТ признает санкции за участие в забастовках допустимыми только в том случае, когда само национальное законодательство отвечает международным стандартам свободы ассоциации. Комитет экспертов указывает: «Санкции в связи с забастовочными действиями, в том числе увольнение, могут применяться только в случае соответствия запретов забастовок принципам свободы ассоциации». [98] Как рассматривалось выше, законодательство Казахстана в области свободы ассоциации, включая коллективные переговоры и право на забастовку, нарушает международные нормы.

III . Нарушения свободы ассоциации и других прав в нефтяном секторе Казахстана

Если говорить о нашем профсоюзе, то компания нас полностью игнорировала. Компании не нужен был профсоюз, который открывал бы людям глаза, давал бы юридические консультации, куда люди могли бы прийти за защитой. Им проще, когда рабочие ничего не знают и просто вкалывают - молча.
—Член профсоюза «Каракия», имя не разглашается

Вмешательство в профсоюзную деятельность и забастовка в АО «Каражанбасмунай»

В нефтедобывающей компании «Каражанбасмунай» (КБМ) работает примерно 4 тыс. человек, компания ведет разведку и разработку месторождения «Каражанбас» примерно в 200 км от Актау – административного центра Мангистауской области. Аффилированные с КБМ компании ТОО «ТулпарМунайСервис» (ТМС) и ТОО «АргымакТрансСервис» (АТС) занимаются бурением, транспортом и техническим обслуживанием в интересах компании. Работники всех трех компаний являются членами Профсоюза работников Каражанбас.

8 мая 2011 г. сотни членов Профсоюза работников Каражанбас в КБМ, ТМС и АТС объявили частичную голодовку после того, как длительные переговоры с менеджментом о повышении заработной платы не принесли результата и менеджмент отказался признать новое руководство профсоюза. 17 мая работники начали забастовку на том основании, что они были не в состоянии выполнять производственные задачи, и в связи с нерешенностью трудового спора. Сотни человек продолжали бастовать на протяжении всего лета – осени, за это время менеджмент КБМ уволил около тысячи работников за участие в незаконной забастовке. [99]

Безрезультатное завершение примирительных процедур

С ноября 2010 г. по январь 2011 г. требования работников о повышении заработной платы рассматривались в рамках примирительной комиссии Профсоюзом работников Каражанбас и менеджментом КБМ, ТМС и АТС. [100] В январе комиссия согласилась, что нерешенные вопросы относительно тарифных коэффициентов будут в соответствии с Трудовым кодексом переданы в трудовой арбитраж. [101]

13 января 2011 г. на общем собрании Профсоюза работников Каражанбас были утверждены три представителя в состав арбитража, в том числе профсоюзный юрист Наталья Соколова. [102] Однако на следующий день председатель профсоюза Ербосын Косарханов единолично подписал с менеджментом соглашение, согласно которому Соколова исключалась из состава арбитража. [103]

Когда члены профсоюза узнали, что Соколова не вошла в состав трудового арбитража, у них возникли сомнения в готовности Косарханова отстаивать интересы профсоюза и они стали требовать от него изменить соглашение, с тем чтобы включить Соколову. [104] За день  до первого заседания арбитража Косарханов направил менеджменту письмо, в котором подтвердил решение профсоюза о включении Соколовой в состав арбитража и предложил добавить от профсоюза известного активиста из Актау Мухтара Умбетова, чтобы уравнять с числом представителей, выдвинутых менеджментом. [105]

В соответствии с ТК РК состав и численность трудового арбитража определяются «соглашением сторон», однако кодекс ничего не говорит о том, каким образом должна разрешаться ситуация, когда стороны не пришли к соглашению. [106] 21 января Соколова и Умбетов пришли в центральный офис КБМ в Актау, где должно было проходить заседание трудового арбитража. Однако представители компании, сославшись на соглашение от 14 января между менеджментом и Косархановым и на то обстоятельство, что пять членов арбитража уже присутствуют, отказались допустить к участию в заседании как Соколову, так и Умбетова. Последний рассказал Хьюман Райтс Вотч, как все это происходило:

[Первый вице-президент КБМ Каирбек] Елеусинов встретился с нами и резко и агрессивно заявил, что «этих людей» нужно снять с состава. Они, мол, не имеют права участвовать, всякие объяснения, причины приводил. Мы стали закон открывать, который объясняет, что это трудовой коллектив решает, кому участвовать… Вместо того чтобы обсудить это, Елеусинов вызвал охрану и полицию…, и нам пришлось уйти. [107]

В интервью СМИ позднее Елеусинов утверждал, что Соколова не могла участвовать в арбитраже, поскольку была «заинтересованным лицом», и обвинил профсоюз в сознательном препятствовании работе арбитража путем выдвижения требований о введении в его состав Соколовой и Умбетова. [108]

Однако, как отмечалось выше, Трудовой кодекс допускает участие в трудовом арбитраже широкого круга лиц, включая «представителей общественных объединений, государственного инспектора труда, специалистов, экспертов и других лиц». [109] Более того, как установил Комитет МОТ по свободе ассоциации, «важно, чтобы и работодатели и профсоюзы вели переговоры добросовестно и прилагали все усилия для достижения соглашения; более того, подлинные и конструктивные переговоры являются необходимым компонентом установления и поддержания отношений доверия между сторонами». [110] Отказ допустить к работе трудового арбитража Соколову или Умбетова вызывает вопросы относительно приверженности КБМ и ее аффилированных компаний добросовестному разрешению трудового спора.

1 февраля 2012 г. Хьюман Райтс Вотч направила КБМ и аффилированным компаниям письмо с предложением прокомментировать их действия в трудовом споре, однако мы не получили ответа ни от КБМ, ни от аффилированных компаний.

В ситуации разногласий относительно состава трудового арбитража его члены обратились с запросом к генеральному прокурору РК, попросив разъяснить соответствующие положения Трудового кодекса. Однако, как сообщалось в СМИ, 23 февраля Профсоюз работников Каражанбас решил прекратить трудовой спор. [111] Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники говорили, что Косарханов принял это решение, не поставив в известность членов профсоюза. [112]

Нападение на членов профсоюза

30 января 2011 г., примерно через неделю после коллапса арбитражной процедуры, группа лиц, среди которых, как утверждается, был председатель Профсоюза работников Каражанбас Косарханов, напала на троих членов профсоюза на автобусной остановке на нефтепромысле КБМ.

Вечером 30 января примерно 20 – 40 человек, один из которых имел при себе огнестрельное оружие, избила зампреда профкома Асланбека Айдарбаева, а также активистов Профсоюза работников Каражанбас Тлекбая Досмагамбетова и Куаныша Сисенбаева, сопровождая это угрозами. [113] Как сообщил Хьюман Райтс Вотч один из очевидцев, один из нападавших наставил на Тлекбая Досмагамбетова ствол, а Косарханов лично ударил Сисенбаева и угрожал активистам, говоря, что те не должны вмешиваться в дела арбитража. [114]

Опасаясь возможных последствий, никто из троих активистов поначалу не стал обращаться в полицию. Однако 14 февраля 2011 г. Сисенбаев написал заявление по факту нападения, в котором указал: «Люди, которые избили меня [30 января]: Ерболсын Косарханов и его водитель Кашкынбаев, и еще один незнакомец». [115] Полиция провела проверку, по итогам которой в возбуждении уголовного дела отказала. [116]

Власти обязаны эффективно расследовать нападение на членов профсоюза, в противном случае подрываются принципы, закрепленные в конвенциях МОТ о свободе ассоциации и коллективных переговорах. Применительно к атмосфере насилия, в которой происходят нападения на работников, Комитет МОТ по свободе ассоциации отмечает: «Все Государства несут бесспорную обязанность по формированию и поддержанию такого социального климата, где царит верховенство права как единственный способ гарантировать уважение и защиту жизни». [117]

Вмешательство в выборы нового профсоюзного лидера

После коллапса переговоров с менеджментом компании, в котором работники во многом винили Косарханова, и обвинений в адрес последнего о причастности к нападению на профсоюзных активистов, работники больше не верили в то, что Косарханов будет отстаивать их интересы. [118] Члены Профсоюза работников Каражанбас рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что на собраниях на нефтепромысле КБМ 9, 12 и 18 апреля 2011 г. члены профсоюза голосовали за отставку Косарханова с поста председателя и избрали исполняющим обязанности Асланбека Айдарбаева. [119]

МОТ ясно и неоднократно указывала, что профсоюзы должны иметь возможность свободно проводить выборы и что вмешательство в профсоюзные выборы или их итоги составляет ущемление свободы ассоциации, как она гарантируется международным правом. [120] Члены профсоюза также могут определять процедуру и способ голосования. Следовательно, голосование об отставке Косарханова, за которую высказалось явное большинство членов профсоюза, что отражено в протоколах собраний, должно было быть признано легитимным как менеджментом КБМ и аффилированных компаний, так и местными властями.

Однако руководство КБМ и аффилированных компаний, как представляется, не только отказалось признать легитимность голосования работников, но и вмешивалось в проведение самих выборов. Как рассказывали нам нефтяники, и 9, и 18 апреля администрация отказывалась предоставить профсоюзу конференц-зал, где до этого неизменно проводились профсоюзные собрания, а также отказывалась допускать на территорию компании профсоюзного юриста Наталью Соколову, хотя собрания проводились после окончания работы и, поэтому, не создавали помех для выполнения должностных обязанностей членами профсоюза. [121]

Сотням членов Профсоюза работников Каражанбас пришлось проводить свои собрания за пределами территории нефтепромысла КБМ. Член профсоюза Бауржан Б. рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Чтобы провести собрание, нам пришлось выйти за территорию КБМ. Это они и называют незаконным собранием. А что нам делать, если нам не дают помещение?» [122]

Другой работник сообщил Хьюман Райтс Вотч, что в мае, после решения профсоюза о смещении Косарханова с поста председателя, вице-президент КБМ по персоналу и административным вопросам заявил в телеэфире, что компания будет работать только с Косархановым, несмотря на недавнее голосование о его смещении. [123]

Нарастание напряженности и начало забастовки

В конце апреля 2011 г. Айдарбаев и Соколова с группой членов профсоюза направились в профсоюзный офис, который находится в центральном офисе КБМ в Актау, чтобы принять ключи, печать, устав и другие профсоюзные документы в рамках передачи полномочий избранному и.о. председателя Айдарбаеву, с тем чтобы профсоюз смог возобновить трудовой спор с менеджментом компании. [124] Однако охрана КБМ не пропустила их в здание. [125] Как рассказал Хьюман Райтс Вотч Алибек А., который сопровождал Айдарбаева и Соколову, после этого первый вице-президент КБМ Каирбек Елеусинов написал в прокуратуру заявление на нескольких работников, утверждая, что те участвовали в несанкционированном собрании. [126]

В связи с отказом Косарханова сдать руководство профсоюзом работники письменно обращались с просьбой вмешаться в ситуацию в целый ряд местных инстанций, в том числе полицию, прокуратуру и акимат, а также к менеджменту компании. Однако, как представляется, никаких эффективных мер, чтобы заставить Косарханова сдать профсоюзные документы и печать принято не было.

Отчаявшись из-за вмешательства компании в их попытки сместить Косарханова и отсутствия реагирования со стороны местных властей, 8 мая работники КБМ и аффилированных компаний объявили частичную голодовку с требованием ухода Косарханова. 12 мая работники провели еще одно общее собрание на нефтепромысле, куда охрана опять не пропустила Соколову. [127]

После того как эти попытки возобновить переговоры с КБМ и привлечь внимание к своим требованиям с помощью голодовки оказались безуспешными, члены профсоюза не видели для себя иного выхода, кроме как начать забастовку. Как заметил один нефтяник: «Люди устали заявлять требования и каждый раз на стенку натыкаться». [128] 17 мая работники КБМ и аффилированных компаний прекратили работу, начав забастовку, которая будет продолжаться семь месяцев. [129]

Забастовка и последующий период

Работники рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что после начала забастовки некоторые продолжали присматривать за скважинами, чтобы добыча не останавливалась, однако большинство смены не выходило. [130] Бастующие нефтяники предъявили менеджменту компании список требований, в котором фигурировали повышение заработной платы, пересмотр коллективного договора и невмешательство в доступ профсоюзного юриста Натальи Соколовой на территорию компании. В качестве демонстрации готовности начать с менеджментом переговоры по этим требованиям забастовщики назвали пятерых человек, готовых представлять их интересы в такой согласительной процедуре. [131]

Один из работников рассказал Хьюман Райтс Вотч о жесткой реакции компании и местных властей на забастовку:

Прокурор там был, все руководство [компании] было, полиция, охрана [КБМ] с дубинками… Мне не нравилось, что [полиция] пришли с автоматами, с пистолетами. У нас была мирная забастовка, мы хотели снять Косарханова, а они явились с автоматами. Мы не [преступники], не бандиты. [132]

17 мая представитель КБМ обратился в Тупкараганский районный суд с иском о признании забастовки незаконной. В иске были названы восемь «зачинщиков». [133] 20 мая суд признал забастовку незаконной в связи с несоблюдением работниками установленного законом порядка. В решении суда также содержалась ссылка на законодательный запрет забастовок на «опасных производственных объектах». [134]

Один из работников рассказал Хьюман Райтс Вотч, как ночью 20 мая представители менеджмента и суда сообщили бастующим нефтяникам о признании забастовки незаконной: «Где около 11-ти все начальство с представителями от Тупкараганского суда пришло, показали нам решение, сказали – забастовка незаконная… Мы продолжили бастовать». [135]

Как указывалось выше, порядок проведения законной забастовки в Казахстане является  очень обременительным и в силу этого не отвечает международным нормам о праве на забастовку. Более того, огульный запрет на забастовки в компаниях, отнесенных к «опасным производственным объектам», подрывает и ограничивает право работников на проведение мирных забастовок.

Нарушения права на справедливый суд в делах против нефтяников

В своем иске от 17 мая менеджмент КБМ указал имена восьми работников как «активных участников и представителей забастовщиков». При рассмотрении иска 20 мая суд не обеспечил соблюдение права на справедливое разбирательство.

Единственным из восьми названных в иске работников, который присутствовал на суде, был Маршалбек Жадигеров – член Профсоюза работников Каражанбас, вернувшийся в Актау со смены на нефтепромысле Каражанбас 18 мая. Хьюман Райтс Вотч не располагает сведениями относительно того, предпринимались ли судом какие-либо действия для информирования остальных семерых поименованных в иске лиц о выдвинутых против них обвинениях или о дате и времени слушаний.

Жадигеров рассказал Хьюман Райтс Вотч, что после возвращения домой со смены участковый сообщил ему, что его вызовут в суд, не сказав при этом, по какому поводу. Через два дня, утром 20 мая, двое полицейских доставили Жадигерова из Актау в Тупкараганский районный суд без разъяснения выдвинутых претензий и предъявления повестки. Суд вручил ему повестку непосредственно в зале заседаний. [136]

Жадигеров рассказал Хьюман Райтс Вотч, что на его просьбу предоставить адвоката председательствующий судья заявил, что для данного слушания адвокат не нужен. По словам Жадигерова, он понял, что обвиняется в подстрекательстве к забастовке в КБМ уже после начала слушаний. Он описывает слушания Хьюман Райтс Вотч:

Два адвоката [от КБМ] зачитывали [из документов], которые у них в руках были. Я сказал, что не понимаю. Они читали и читали, потом до меня дошло, что дело слушается между мной и работодателями. Я сразу встали и говорю: «Я не собираюсь отвечать за четыре тысячи человек». Хотел уйти, но полиция не выпустила. Я хотел остановить процесс, потому что не понимал, о чем все это. [137]

Профсоюзный юрист Наталья Соколова, присутствовавшая в тот день в суде, вызвалась представлять интересы Жадигерова, однако суд отказал ей в этом ходатайстве. [138] Тупкараганский районный суд признал забастовку незаконной, предписал немедленно прекратить ее и позднее в тот же день оштрафовал Маршалбека Жадигерова примерно на USD 100. [139]

Международный пакт о гражданских и политических правах обязывает государство гарантировать нормы о справедливом суде, включая процессуальные права обвиняемых в уголовных преступлениях. Такие гарантии включают, среди прочего, право быть в срочном порядке уведомленным о характере и основании предъявленного ему обвинения; иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься  с защитником; допрашивать свидетелей. [140] Обвиняемый по административному делу в Казахстане также пользуется процессуальными правами в интересах обеспечения справедливого рассмотрения, включая право иметь адвоката на слушаниях, знакомиться с материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и обжаловать решение суда. [141] На слушаниях 20 мая 2011 г. Жадигерову не были обеспечены эти права.

Несмотря на решение суда, работники не прекратили забастовку на нефтепромысле Каражанбас. В последующие недели еще два члена профсоюза, упомянутые в решении, (Ербол Утепов и Ерболат Койбагаров) за их якобы роль в забастовке были приговорены к краткосрочному административному аресту. [142] Утепов заявил Хьюман Райтс Вотч, что также требовал адвоката при рассмотрении его дела 10 июня, но ему было сказано, что адвокат не нужен:

Я попросил адвоката. Сказали, что слишком поздно. Как только я зашел [в суд], процесс начался. Я попросил адвоката, [суд] отказал… Потом решение вынесли арестовать меня на пять суток – вот и все… Не дали никакого шанса [защищаться]. [143]

В дополнение к этому 23 мая Тупкараганский районный суд оштрафовал профсоюзного юриста Наталью Соколову примерно на USD 150 в связи с якобы организацией несанкционированного собрания работников на нефтепромысле Каражанбас 17 мая – в день начала забастовки.[144]

Аресты и лишение свободы в отношении работников за участие в мирной забастовке могут быть квалифицированы как нарушение свободы ассоциации. Применительно к проведению мирных забастовок Комитет МОТ по свободе ассоциации отмечает: «Власти не должны прибегать к арестам и лишению свободы в связи с организацией мирной забастовки или участием в ней; такие меры влекут за собой серьезный риск нарушений и представляют большую угрозу свободе ассоциации». [145]

Международный пакт о гражданских и политических правах также устанавливает, что любое ограничение права на свободу собраний по соображениям общественной или государственной безопасности и общественного порядка должно толковаться насколько возможно узко: «Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц». [146]

Попытка пройти в профсоюзный офис 24 мая

В ответ на упорный отказ Косарханова передать печать и учредительные документы Профсоюз работников Каражанбас обратился к местным властям с жалобой на вмешательство в деятельность профсоюза и попросил полицию принять меры. 24 мая Наталья Соколова и несколько работников предприняли очередную попытку попасть в профсоюзный офис в центральном офисе КБМ, чтобы получить печать и документы. [147] Ильяс И., который был участником событий, рассказывает Хьюман Райтс Вотч:

Каждое утро около девяти мы собирались у офиса КБМ. 24 мая нефтяники вызвали Соколову… [Мы] решили, что человек 5 – 6, [Наталья] Соколова и сотрудники полиции пройдут в офис Косарханова [чтобы взять печать и документы]. Но охрана не пропустила их на территорию КБМ. [148]

По словам Ильяса И., местный участковый сказал бастующим нефтяникам, что во второй половине дня из полиции Актау пришлют сотрудника, чтобы сопровождать их в здание. [149] Однако этот сотрудник так и не появился; Ильяс И. сказал, что Айдарбаев и Соколова так и не получили доступа к профсоюзной печати и документам.

Препятствуя членам Профсоюза работников Каражанбас в доступе в их собственный офис с целью получения учредительных документов и печати профсоюза, которые необходимы для предъявления работодателю любых требований в законном порядке, КБМ подрывала право профсоюза на свободное проведение выборов и на выдвижение выбранными представителями требований от его имени – прав, которые охраняются конвенциями МОТ о коллективных переговорах. [150]

Шествие 5 июня

В попытке привлечь внимание к ситуации примерно через три недели после начала забастовки на КБМ бастующие нефтяники прошли от городского автовокзала Актау (откуда их отвозили на нефтепромысел Каражанбас) до администрации Мангистауской области (акимата), чтобы объявить голодовку.

Один из работников рассказал Хьюман Райтс Вотч, что 10 – 15 забастовщиков решили устроить голодовку перед акиматом, «чтобы люди обратили на нас внимание». Он рассказывал: «Требования были те же самые. Мы уже заявили им свои требования, но они не обращали внимания. На автовокзале стоять большого смысла не было, поэтому мы пошли к акимату, чтобы объявить [голодовку]». [151] В шествии приняли участие от 300 до 500 бастующих нефтяников. [152]

Работники, которые участвовали в шествии, рассказали Хьюман Райтс Вотч, что на подходе к зданию путь им преградили около 50 сотрудников правоохранительных органов и прокурор, им сказали, что дальше не пропустят. [153] Поскольку по тротуару им пройти не разрешили, толпа работников стала выходить на проезжую часть, несколько человек уселись на асфальт. Полицейские ответили агрессивным задержанием работников, десятки человек были доставлены в изолятор. [154]

Нефтяник Тараз Т., который принимал участие в шествии, рассказал Хьюман Райтс Вотч, как его задерживали трое полицейских: «Руки мне выкручивали. Я говорю: ‘Отпустите, я сам пойду, никуда не убегу, сам пойду’. Они меня не слушали». [155] Данияр Д., который также был среди работников, заявил Хьюман Райтс Вотч, что полицейские сбили его с ног, а потом за руки и за ноги отволокли  в стоявший неподалеку автобус. [156]

Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники говорили, что их продержали до утра, а на следующий день оштрафовали  по обвинениям в нарушении общественного порядка. По оценке Тараза Т., рассмотрение его административного дела заняло не более двух – трех минут. Он рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Судья этот вопрос задал: ‘Ты там был?’ – ‘Да’, - говорю. Вот и все, потом – решение [суда]. Два слова, две минуты – и штраф». [157]

Власти также предъявили уголовные обвинения в организации незаконного шествия Куанышу Сисенбаеву – активисту-нефтянику, который шел в голове колонны. 13 июля городской суд Актау приговорил его к 200 часам общественных работ. [158] В день марша, когда полиция стала задерживать его участников, Сисенбаев и еще трое в знак протеста нанесли себе резаные раны по аналогии с распространенной среди заключенных в Казахстане формой протеста. [159] Сисенбаев и еще один работник были госпитализированы. [160]

Право на свободу собраний закреплено в Международном пакте о гражданских и политических правах [161] и в Конституции Казахстана. [162] На практике, однако, свобода собраний в Казахстане ограничивается законом «О порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций в Республике Казахстан». [163] В соответствии с ним заявки на демонстрации должны подаваться в местную администрацию не позднее чем за десять дней до предполагаемой даты, «в заявлении указываются цель, форма, место проведения мероприятия или маршруты движения, время его начала и окончания, предполагаемое количество участников, фамилии, имена, отчества уполномоченных (организаторов) и лиц, ответственных за соблюдение общественного порядка, место их жительства и работы (учебы), дата подачи заявления». [164] Власти должны ответить не позднее чем за пять дней до времени проведения мероприятия, указанного в заявлении. Однако  на практике любое публичное мероприятие с политической окраской, скорее всего, не будет разрешено властями или будет разогнано полицией, если только оно прямо или косвенно не организовано самими властями или не проводится в поддержку правительственной политики. [165] Более того, в городах по всему Казахстану, включая Алматы, Астану и Караганду, местные власти отвели для массовых мероприятий специальные места, зачастую на значительном удалении от центра. В других местах, например – в центре, власти регулярно отказываются согласовывать публичные акции или разгоняют их.

Свобода собраний в Казахстане жестко контролируется. Если собрание или митинг проводятся без разрешения, власти могут предъявить его организаторам и участникам административные или уголовные обвинения. По статье 373 Кодекса РК об административных правонарушениях лица, нарушающие закон о свободе собраний, могут быть подвергнуты штрафу или аресту на срок до 15 суток. Статья 334 УК предусматривает до года лишения свободы за организацию или участие в незаконных собраниях или митингах.

Дело Натальи Соколовой

Юрист и защитник прав работников, 39-летняя Наталья Соколова была арестована 24 мая 2011 г. в Мангистауском районном отделе внутренних дел в Актау, куда она пришла на допрос по начатому против нее уголовному делу о «возбуждении социальной вражды». [166] Пока она находилась в полиции, на улице собралась группа бастующих нефтяников, чтобы выразить протест против отказа Косарханова сдать печать и учредительные документы профсоюза. Власти обвинили Соколову в организации этого «несанкционированного собрания», и к вечеру того же дня суд приговорил ее к восьми суткам административного ареста. [167]

По истечении срока ареста Соколову не освободили, а оставили под стражей, официально предъявив ей обвинение в «возбуждении социальной вражды». [168] Основой уголовных обвинений послужила жалоба менеджмента КБМ о том, что Соколова публично высказывалась о неравенстве в оплате труда нефтяников в КБМ и ОМГ на профсоюзных собраниях и в средствах массовой информации.

С октября 2010 г. и до ареста Соколова работала юристом Профсоюза работников Каражанбас, консультируя его членов относительно их прав и представляя профсоюз в примирительных процедурах в период трудового спора. Один из нефтяников говорит, что она пользовалась полным доверием членов профсоюза: «Люди звонили ей, потому что доверяли… Она не отказывается помочь. Можно позвонить ей в три часа ночи, если есть проблема, и она снимет трубку», - рассказывал он Хьюман Райтс Вотч. [169]

8 августа Соколова была приговорена к шести годам лишения свободы за «возбуждение социальной вражды» и «активное участие в незаконных собраниях». Ей также было запрещено в течение трех лет заниматься «общественной» деятельностью и занимать должности в общественных организациях, в том числе в профсоюзах.

Уголовный состав «возбуждение социальной вражды» в статье 164 УК РК сформулирован неконкретно и слишком широко, что позволяет использовать его для уголовного преследования законной реализации прав на свободу выражения мнений и свободу ассоциации в том виде, как они охраняются международным правом. Законы, предусматривающие ответственность за высказывания, которые провоцируют насилие, дискриминацию и вражду, должны уважать основополагающее право на свободу слова и считаются совместимыми с международными нормами о правах человека только в том случае, когда такое насилие, дискриминация или вражда представляются неминуемыми, а меры по ограничению высказываний – абсолютно необходимыми для предупреждения такого поведения. Более того, принцип законности в международном праве требует, чтобы преступления классифицировались и описывались точным и недвусмысленным языком, с тем чтобы каждый человек мог иметь представление о том, какие действия или бездействие влекут за собой ответственность, и мог поступать в соответствии с законом. Статья 164 УК РК не отвечает принципам необходимости или законности.

                                       

Осуждение Соколовой и лишение ее свободы за осуществление законной профсоюзной деятельности также существенно ограничило способность профсоюза адекватно представлять интересы своих членов. Более того, это послужило предупреждением членам Профсоюза работников Каражанбас и другим бастующим нефтяникам на западе Казахстана о последствиях, которыми чревато для них отстаивание собственных прав.

Имеются также серьезные опасения, что Соколовой, возможно, не был обеспечен справедливый суд. Ее муж Василий Чепурной, выступавший общественным защитником, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что председательствующий судья отказался приобщить к делу видеозаписи, которые могли бы свидетельствовать в пользу невиновности Соколовой, и отказался удовлетворить ее ходатайства о вызове ключевых свидетелей. [170] 26 сентября 2011 г. апелляционная инстанция оставила приговор без изменения, как представляется – посчитав неубедительными заключение независимой лингвистической экспертизы, свидетельские показания и видеоматериалы, представленные защитой на слушаниях.

6 марта 2012 г., когда Соколова отбыла примерно 9 месяцев срока наказания, Верховный суд заменил 6-летний приговор на три года условно, и на следующий день Соколова вышла на свободу. При этом ей по-прежнему запрещено заниматься «общественной деятельностью» и занимать должности в общественных объединениях сроком на три года.

Угрозы и притеснения в отношении членов Профсоюза работников Каражанбас

После начала забастовки 17 мая члены Профсоюза работников Каражанбас сталкивались с различными притеснениями, которые, как представляется, носили характер мести и преследовали цель не допустить дальнейшего участия работников в коллективных переговорах. Карательная избирательность в отношении профсоюзных активистов в связи с их законной профсоюзной деятельностью прямо нарушает права работников и противоречит принципам свободы ассоциации и коллективных переговоров, гарантированным международным правом.

Ночью 19 мая неизвестные подожгли дом и.о. председателя Профсоюза работников Каражанбас Асланбека Айдарбаева в поселке Шетпе примерно в 80 км от Актау. Работник, близко знающий Айдарбаева, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что Айдарбаев считал, что его дом, строительство которого к тому моменту еще не было завершено, подожгли из мести за его профсоюзную деятельность. [171] Власти возбудили уголовное дело, однако по состоянию на август 2011 г. подозреваемые не были установлены.

В конце июня Малик Мендыгалиев и еще двое работников КБМ отправились в Астану, чтобы лично вручить правительственным чиновникам письма с изложением требований работников. В столице Мендыгалиев также дал интервью СМИ. Он сообщил Хьюман Райтс Вотч, что неизвестные устроили погром в его квартире и в квартире одного из работников, который сопровождал его в Астану. Он описывает случившееся в интервью Хьюман Райтс Вотч:

[Неизвестные] облили бензином мою дверь и побили у меня окна. Я живу на первом этаже. Через час у товарища моего, который со мной был – нас трое в Астану ездило – у него такая же ситуация [в квартире] посреди ночи. Ему тоже облили дверь бензином и побили стекла. [172]

Мендыгалиев сообщил Хьюман Райтс Вотч, что власти возбудили уголовное дело, но подозреваемые не были установлены. [173]

По словам Мендыгалиева, он и еще несколько работников, которые участвовали в забастовках, также получали на мобильный телефон угрозы в адрес семьи. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что в какой-то момент после возвращения из Актау ему пришло угрожающее SMS-сообщение следующего содержания: «Не играй с огнем, подумай о детях».[174]

МОТ указывает, что «права организаций работников и работодателей могут быть реализованы только в атмосфере свободной от насилия, давления или угроз любого рода в отношении руководителей и членов этих организаций» и что «обязанность правительства – обеспечивать соблюдение этого принципа». [175] МОТ также отмечает, что «власти, в случае поступления информации о таких вещах [как угрозы в адрес профсоюза] должны немедленно проводить расследование с целью выявления и наказания виновных». [176]

Власти обязаны адекватно реагировать на угрозы в адрес членов профсоюза, проводя полное и беспристрастное расследование, способное обеспечить привлечение виновных к ответственности. Неспособность или нежелание обеспечить это будет нарушением основополагающего права на свободу ассоциации и права на организацию, как они гарантированы международным правом.

Спор относительно оплаты труда и забастовка в ПФ «Озенмунайгаз»

26 мая 2011 г. тысячи работников «Озенмунайгаза» - нефтедобывающей компании в Жанаозене начали стихийную забастовку, посчитав неконструктивным отношение компании к их давним претензиям относительно сокращения размера заработной платы, которую они  получали на руки. В то время как примерно  7,8 тыс.  из примерно 9 тыс. работников ОМГ являются членами корпоративного профсоюза,  трудовой спор в компании развивался не в рамках существующих профсоюзных структур, а по личной инициативе  отдельных работников. В интервью Хьюман Райтс Вотч работники говорили, что не верили в эффективное представительство руководством профсоюза их интересов перед менеджментом компании. [177]

После начала стихийной забастовки 26 мая 2011 г. сотни работников продолжали мирно бастовать около семи месяцев - до столкновений между людьми, собравшимися на центральной площади Ынтымак г. Жанаозен, среди которых были бастующие нефтяники, и полицией в День независимости Казахстана 16 декабря 2011 г. Как подробнее рассматривается ниже, после первых столкновений полиция и силы безопасности в ответ на насилие, включая грабежи и поджоги, применили боевые патроны, убив 12 человек. По официальным данным, в ходе столкновений погибли еще три человека, убитых со стороны полиции не было. 37 лицам власти предъявили обвинения в организации или участии в массовых беспорядках, на суде многие обвиняемые заявили, что в период следствия подвергались пыткам и недозволенному обращению с целью принуждения к даче изобличающих показаний на себя или на третьих лиц. [178]

Хотя трудовой спор в ОМГ развивался независимо от забастовки в КБМ, вопросы работников относительно тарифных коэффициентов и системы оплаты труда во многом пересекались.  Работники ОМГ также предварительно консультировались с юристом Профсоюза работников Каражанбас Натальей Соколовой по вопросу  коллективного договора и сокращения зарплат весной 2011 г.  Кроме того, уже после начала забастовок в ОМГ и КБМ бастующие выдвинули пятерых представителей от обеих трудовых коллективов для участия в совместных примирительных процедурах.

Спор относительно оплаты труда между работниками и менеджментом ОМГ

Претензии работников ОМГ относительно оплаты труда берут начало в феврале 2010 г., когда в компании была изменена система расчета. [179] В марте 2010 г. работники провели стихийную забастовку протеста против новой системы оплаты труда, суд признал ее незаконной, поскольку работники не исчерпали перед этим предусмотренных законом примирительных процедур. [180] Забастовка прекратилась после того, как менеджмент ОМГ согласился образовать двустороннюю комиссию для рассмотрения требований работников. [181] В июне 2010 г. новая система оплаты труда вступила в силу на основании дополнения к коллективному трудовому договору. Поначалу заработная плата работников при новой системе выросла, однако опрошенные нами представители работников объясняли, что через несколько месяцев они стали получать меньше, чем раньше. [182]

Работники ОМГ рассказали Хьюман Райтс Вотч, что пытались получить юридическую консультацию относительно изменений в системе оплаты труда. В частности, в марте 2011 г. они консультировались с юристом Профсоюза работников Каражанбас Натальей Соколовой. После этих консультаций работники ОМГ направили соответствующий запрос в различные правительственные инстанции, включая Министерство труда и социальной защиты населения и Генеральную прокуратуру. Они просили разобраться, в том числе – оценить выполнение компанией обязательств по оплате труда в порядке статьи 204 ТК РК. [183] Работники заявили Хьюман Райтс Вотч, что хотя они   не были приглашены руководством ОМГ к обсуждению претензий, .  Немногочисленная группа работников, среди которых были Наталья Ажигалиева, Роза Тулетаева и Акжанат Аминов, а также профсоюзный юрист Наталья Соколова, была приглашена на заседание межведомственной правительственной комиссии в Актау с участием вице-министра труда и социальной защиты Биржана Нурымбетова 13 мая 2011 г. [184] По их словам, вице-министр заявил им, что система оплаты труда, закрепленная в новом коллективном договоре, соответствует законодательству и не нарушает их прав. Наталья Ажигалиева заявила Хьюман Райтс Вотч, что на заседании комиссии им ясно дали понять, что никаких дальнейших изменений или поправок в коллективный договор в части, которая касается уменьшения размера оплаты труда, вноситься не будет. [185]

16 мая 2011 г. около 22 нефтяников ОМГ каждый отдельно направили менеджменту компании и местным властям уведомление о своем намерении объявить индивидуальную голодовку до тех пор, пока не будут выполнены их требования по заработной плате. [186] Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники говорили, что по получении этих уведомлений менеджментом ОМГ не было начато ни индивидуального, ни коллективного рассмотрения требований. [187] Отвечая в марте 2012 г. на запрос Хьюман Райтс Вотч о ситуации с трудовым спором в ОМГ, менеджмент компании подтвердил эту информацию:

После получения компанией заявлений о проведении голодовки от 22 работников производственных структурных подразделений компания направила отправителям заявлений официальные ответы за подписью действующего на тот момент директора производственного филиала «Озенмунайгаз» Ешманова К.Ж.,…в которых разъяснила необоснованность и нелегитимность требований работников и призвала вернуться на рабочие места. [188]

В том же ответе Хьюман Райтс Вотч менеджмент ОМГ также утверждал, что «После получения заявлений о начале голодовки в мае 2011 года представители руководства компании, включая генерального директора и заместителей генерального директора компании, на ежедневной основе встречались с работниками производственного филиала «Озенмунайгаз», разъясняли систему оплаты труда, необоснованность требований, что было подтверждено решениями судебных инстанций.». [189]

Через десять дней после обнародования намерения объявить голодовку, не видя других шансов на рассмотрение своих требований менеджментом ОМГ, 26 мая 2011 г. нефтяники ОМГ начали голодовку на территории нефтепромысла компании в нескольких километрах от Жанаозена. В тот же день тысячи нефтяников ОМГ стихийно прекратили работу в знак солидарности с требованием голодающих о повышении заработной платы. [190]

 

Забастовка и первые  репрессалии

С начала забастовки 26 мая и вплоть до начала июля в голодовке поочередно принимали участие приблизительно еще два десятка нефтяников. Обе группы забастовщиков: порядка двух десятков голодающих и сотни работников, стихийно прекративших работу в поддержку их требований, сидели на территории одного из нефтепромыслов ОМГ близ Жанаозена, пока в начале июля власти не попытались покончить с забастовкой, как описывается ниже.

Менеджмент ОМГ и представители РД КМГ, которые приезжали в Жанаозен и встречались с бастующими нефтяниками, настаивали на том, что готовы рассматривать требования работников исключительно в рамках действующего законодательства о коллективных переговорах и только после полного прекращения забастовки. В письме Хьюман Райтс Вотч руководство ОМГ утверждало, что «Компания неоднократно предлагала участникам незаконных акций протеста вернуться на рабочие места и продолжить диалог за столом переговоров в рамках трудового законодательства». [191] Однако, как рассматривалось выше, действующее законодательство о трудовых спорах не в полной мере защищает права работников, как того требуют международные нормы о труде и правах человека.

27 мая городской суд Жанаозена признал забастовку в ОМГ незаконной на том основании, что работниками не был соблюден порядок объявления законной забастовки по Трудовому кодексу, а также сославшись на то, что забастовки на «опасных производственных объектах», к которым относится и ОМГ, запрещены действующим законодательством. [192] Тотальный запрет забастовок на «опасных производственных объектах» несовместим с международными нормами о правах человека и труде, как рассматривалось выше.

После того как городской суд Жанаозена признал забастовку незаконной, местные власти, выдвинули административные обвинения против ряда бастующих нефтяников в связи с нарушением законодательства о мирных собраниях. 2 июня Максим Исенбаев, председатель профячейки одного из 15 производственных подразделений ОМГ, и нефтяник Акжанат Аминов были оштрафованы примерно на USD 200 каждый за нарушение законодательства о мирных собраниях.[193] Были оштрафованы и несколько других работников, которые участвовали в голодовке, в том числе Талгат Сактаганов, Наталья Ажигалиева и Роза Тулетаева; они на административных слушаниях не присутствовали. Один из работников сообщил Хьюман Райтс Вотч, что они узнали об этом только после того, как судебные исполнители предъявили им постановления на месте забастовки.[194] Неясно, какие меры принимались властями для своевременного информирования всех этих лиц о предъявленных обвинениях или об административных слушаниях.

Как отмечалось выше, обвиняемые по административным делам в Казахстане пользуются процессуальными правами, включая право на адвоката на слушаниях и на ознакомление с материалами дела, право представлять доказательства, заявлять ходатайства и обжаловать решение суда. Возможно, эти права не были обеспечены тем нефтяникам ОМГ, которые не присутствовали на административных слушаниях об участии в несанкционированных собраниях.

Силовой разгон мирных забастовщиков ОМОНом

Работники ОМГ рассказали Хьюман Райтс Вотч, что 8 июля омоновцы и другие сотрудники правоохранительных органов с применением силы разогнали нефтяников, прекративших работу на одном из производственных подразделений ОМГ. До этого забастовка с самого начала проходила мирно и организованно и не создавала опасности для здоровья и безопасности населения. Хьюман Райтс Вотч считает полицейскую операцию против мирной забастовки в ОМГ ущемлением прав работников на свободу ассоциации и собраний. МОТ указывает:

Власти должны прибегать к привлечению полиции в ситуации забастовки только в том случае, если имеется реальная угроза общественному порядку. Вмешательство полиции должно быть соразмерным угрозе общественному порядку, и правительства должны принимать меры к обеспечению того, чтобы компетентные власти получали адекватные инструкции, с тем чтобы избежать опасности избыточного насилия при попытке контролировать демонстрации, которые могли бы нарушить общественный порядок. [195]

Наталья Ажигалиева – нефтяник ОМГ, участвовавшая в голодовке с самого ее начала 26 мая, заявила Хьюман Райтс Вотч, что была свидетелем того, как 8 июля во время традиционной пятничной трапезы, или садака, на место забастовки прибыли несколько автобусов с полицией, которая без предупреждения приступила к силовому разгону работников и других собравшихся. Ажигалиева описывает Хьюман Райтс Вотч действия полиции:

Часа в четыре – в пять вечера приехали [полиция]… Омоновцы в полном снаряжении, с дубинками и шлемами… Прошли мимо голодовщиков в сторону сочувствующих, отрезали их от нас. Там были большие казаны с едой, и все это в большую кашу превратилось. Людей жестко выдавливали [полиция]. [196]

По словам Ажигалиевой, когда она увидела, что полицейские двинулись в сторону голодающих работников, она облила себя бензином и пригрозила поджечь себя, если полиция подойдет ближе, опасаясь, что ее и других могут задержать. Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники ОМГ оценивали, что 8 июля было задержано более десятка человек. Всех задержанных до конца дня отпустили. [197]

Ночью следующего дня, в первые часы 10 июля, омоновцы окружили продолжавших голодовку работников ОМГ. Работники рассказывали, что операция была проведена очень быстро и без предупреждения, в некоторых случаях полиция при задержании работников применяла силу. Рассказывает один из них: «Некоторые из нас очень слабые были… Им не нужно было выкручивать [руки]. Если бы они просто объяснили, то мы бы сами [встали], нормально… Некоторые реально слабые были, пролежав там столько дней… Кто с самого начал там был – совсем слабые. Еле ходили». [198]

Канат К., один из участников голодовки в ОМГ, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что проснулся от ударов омоновцев:

Где-то в четыре утра, я спал в машине – хэтчбэк. Ноги [свешивались] на бампере. Потом вдруг – шум громкий. Открываю глаза, а ОМОН бьет меня дубинками по ногам. Трое – по ногам… Потом уселись на меня, руки заломили и загрузили в автобус… Мы сидели [в автобусе], голову не поднимали. [199]

Другие участники голодовки говорили, что двум их товарищам омоновцы выкручивали руки с такой силой, что те получили вывих плеча, и что полиция при задержании заставляла всех смотреть вниз. [200] Участник голодовки Орман О. рассказывает Хьюман Райтс Вотч:

Часа в четыре утра пришли за нами [омоновцы]. Руки мне выкрутили, я не понимал, что происходит. Примерно трое меня за ноги схватили, руки выкрутили, голову вниз прижали, так что ничего не видел… Когда мы выходили из автобуса, голову поднимать тоже не разрешали. Мы шли руки за голову. [201]

Четверо работников ОМГ, задержанных той ночью полицией, рассказали Хьюман Райтс Вотч, что их и других участников голодовки, которых забрали полицейские, доставили в местную больницу на обследование. Через некоторое время те, у кого не было серьезных травм, ушли, чтобы присоединиться к другим бастующим нефтяникам, которые к тому времени переместились на центральную площадь Ынтымак г. Жанаозен.

Применение полицией силы для облавы на голодавших работников ОМГ посреди ночи и без предупреждения не отвечает международным принципам применения силы и ущемляет права работников на свободу ассоциации и собраний. Правоохранительные власти вправе регулировать публичные собрания в соответствии с международными стандартами охраны правопорядка. Принятый ООН Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка гласит: «Должностные лица по поддержанию правопорядка могут применять силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей». [202] Принятые ООН Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка также ограничивают применение силы при разгоне «противозаконных собраний»: «При разгоне противозаконных собраний ненасильственного характера должностные лица по поддержанию правопорядка избегают применения силы или, если это невозможно, ограничивают такое применение до необходимого минимума». [203]

Дело Акжаната Аминова

54-летний нефтяник Акжанат Аминов был задержан полицией 30 июня 2011 г. Ему были предъявлены уголовные обвинения в связи с продолжавшейся забастовкой работников ОМГ. [204] Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники говорили, что в месяцы, предшествовавшие майской (2011 г.) забастовке, Аминов играл активную роль в отстаивании прав работников и пользуется уважением среди работников ОМГ, которые обращались к нему за советом. Один из работников ОМГ назвал Аминова «человеком, который открыл нам глаза» и помог работникам осознать свои права. [205]

17 августа городской суд Жанаозена приговорил Акжаната Аминова к году лишения свободы условно с испытательным сроком два года за «организацию незаконного собрания» на том основании, что он руководил забастовкой по телефону, давая указания работникам. [206] Как следует из приговора, на суде Аминов объяснил, что «давал советы рабочим по телефону, но не мог предположить, что это составляет организацию [забастовки], он думал, что просто помогает рабочим восстановить нарушенные права». [207] По условиям приговора Аминов обязан соблюдать комендантский час и регулярно отмечаться в полиции.

Привлечение Аминова к уголовной ответственности за обсуждение с работниками по телефону мирной забастовки в ОМГ является несоразмерной санкцией за законную профсоюзную деятельность. В соответствии с принципами свободы ассоциации «уголовные санкции не должны применяться к кому-либо из работников за участие в мирной забастовке, поэтому лишение свободы не должно задействоваться ни при каких обстоятельствах: никто не должен быть лишен свободы или подвергаться уголовному наказанию за один лишь факт организация мирной забастовки или участия в ней». [208]

В феврале 2012 г. Аминов был арестован по обвинениям в «возбуждении социальной вражды» в рамках расследования властями жанаозенских событий 16 декабря. В июле 2012 г. ему были предъявлены дополнительные обвинения в «призывах к насильственному свержению конституционного строя». Аминов может получить до 12 лет лишения свободы.

Угрозы, притеснения и насилие в отношении нефтяников и их семей

На протяжении тех месяцев, пока работники ОМГ бастовали, нефтяники и их родственники сталкивались с различными актами насилия, угроз и притеснений. В ряде случаев нефтяники и их родственники также подвергались задержанию, некоторых приговаривали к краткосрочному административному аресту за правонарушения, которые они не совершали, что может свидетельствовать об адресном преследовании властями за участие в забастовках их самих или их родственников.

В соответствии с принципами, регламентирующими реализацию работниками их прав, работники имеют право на участие в трудовых акциях в «нормальных условиях с точки зрения соблюдения базовых прав человека и в атмосфере, свободной от насилия, давления, страха и угроз любого рода». [209]

Чтобы обеспечить такие «нормальные условия», власти должны обеспечивать оперативные и тщательные расследования по фактам насилия или притеснений в отношении работников, итогом которых является  привлечение виновных к ответственности. Однако по документированным Хьюман Райтс Вотч эпизодам притеснений и насилия в период семимесячной забастовки в ОМГ практически не просматривается свидетельств того, что полиция предпринимала какие-либо шаги помимо минимальных следственных действий для установления виновных и привлечения их к ответственности.

Насильственные нападения

Около 22:00 8 октября 2011 г. неизвестный ранил резиновой пулей бастующего работника ОМГ Жанар Сактаганову, которая вместе с оппозиционным активистом Айжангуль Амировой возвращалась домой с центральной площади Жанаозена, где они сидели с бастующими нефтяниками. [210] Сактаганова рассказывает Хьюман Райтс Вотч о нападении:

Когда мы выходили из магазина, я его сразу заметила. Он стоял на углу следующего дома – номер 61. Я хотела сказать Айжангуль, что там подозрительный тип - молодой, худой, но подумала про себя – ладно… Мы стали разговаривать и смеяться, а потом вдруг – БАМ [в меня выстрелили]. [211]

Сактаганова сообщила Хьюман Райтс Вотч, что власти возбудили уголовное дело по этому факту, однако с расследованием не спешили. По словам Сактагановой, когда через два дня ее и Амирову наконец вызвали в полицию для дачи показаний, один из сотрудников якобы обвинил их в том, что одна из них выстрелила в другую. [212] Лицо, совершившее преступление, до настоящего времени не установлено.

В пределах двух недель после этого нападению неизвестных подвергся еще один работник ОМГ. 26 октября 2011 г. неизвестный напал на бастующего работника и члена оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии «Азат» Естая Карашаева и выстрелил в него резиновой пулей, когда тот поднимался по лестнице к себе в квартиру. [213] Карашаеву потребовалась госпитализация. Власти начали расследование, однако на момент подготовки этого доклада полиция не установила лицо, совершившее преступление.

В отдельном эпизоде в тот же день в портовом городе Актау, примерно в 160 км от Жанаозена, двое алматинских журналистов видео-портала «Стан-ТВ» в середине дня подверглись нападению неизвестных, которые применили резиновые пули и бейсбольную биту. Асан Амилов и Оркен Бисенов приехали в Актау, чтобы освещать продолжавшиеся забастовки в Актау и Жанаозене. [214] После нападения им потребовалась госпитализация. Власти возбудили уголовное дело, однако на момент подготовки этого доклада никто так и не был привлечен к ответственности.

Власти обязаны расследовать насильственные нападения на членов профсоюза и журналистов таким образом, чтобы это обеспечивало привлечение виновных к ответственности. Описанные выше нападения в сочетании с неустановлением до настоящего времени кого-либо, кто может быть причастным к этому, и непривлечением их к ответственности создают то, что МОТ описывает как «ситуацию безнаказанности, которая усиливает атмосферу насилия и незащищенности и которая крайне негативно сказывается на реализации профсоюзных прав». [215]

В дополнение к документированным выше случаям в СМИ сообщалось об убийстве двух человек в Жанаозене в августе 2011 г. 29-летний работник аффилированной с ОМГ компании «Мунайфилдсервис» Жаксылык Турбаев был убит неизвестными на территории компании 3 августа – в день, когда он должен был участвовать в выборах председателя профсоюза. [216] 24 августа было найдено тело 18-летней дочери бастующего нефтяника ОМГ Жансауле Карабалаевой, которая за три дня до этого пропала без вести. [217] По каждому факту власти возбудили уголовное дело. В ноябре 2011 г. в СМИ сообщалось о задержании подозреваемых по обоим делам, в мае 2012 г. два человека были осуждены за убийство Карабалаевой. [218] Власти утверждают, что эти события не имеют отношения к трудовому спору в ОМГ, однако момент совершения преступлений способствовал нагнетанию атмосферы страха и незащищенности среди бастующих нефтяников.

Задержания и аресты

Задержание жен нефтяников

Около 18:00 12 июня группа из примерно девяти жен нефтяников собралась на автовокзале, откуда нефтяников обычно отвозят на нефтепромысел ОМГ. Пока они собирались недалеко от автовокзала, они заметили поблизости омоновский автобус. Вскоре после того как все собрались, две женщины со стороны, как представляется – связанные с полицией, затеяли перебранку с собравшимися. Айсулуу Амангельдиева, которая была среди собравшихся, рассказала Хьюман Райтс Вотч, как все происходило:

К нам подошла женщина… Стала кричать на нас, обзывать. Потом она пошла к полиции, поговорила с ними, они вместе посмеялись. Ясно было [мне], что она - с ними. В этот момент полицейский подбежал к нам, говорит: «Будете такой крик поднимать – неважно, что женщины – все равно всех заберем». … Потом [та женщина] … ударила ногой одну из тех, кто с нами стоял, стала кричать на нее. В этот момент полиция прибежала, набросились на нас, затолкали в автобус. [219]

В полиции жен нефтяников продержали несколько часов, потом отпустили. Одна женщина потребовала адвоката, но ее проигнорировали. Никому из этой группы не предъявлялось обвинений в каких-либо преступлениях, однако у всех сняли отпечатки пальцев и сфотографировали, а также заставили написать объяснительные по поводу ссоры. [220] По словам Амангельдиевой, полиция проигнорировала ее просьбы вызвать «скорую» для одной из старших женщин, которая страдала гипертонией и у которой отекла рука. [221]

Задержание Алии Тулетаевой, дочери бастующего нефтяника

13 августа власти в Жанаозене приговорили 25-летнюю дочь активиста-нефтяника Розы Тулетаевой Алию Тулетаеву к семи суткам административного ареста по обвинениям в «причинении телесных повреждений». 2 июля Алия дала полиции свидетельские показания по поводу инцидента в квартире коллеги ее матери – также участника забастовки. В тот день в квартиру этого человека зашла некая женщина и разбила несколько предметов посуды. Как представляется, это было провокацией. Тулетаева рассказала Хьюман Райтс Вотч, что дочь нефтяника позвала Алию на помощь. Та пришла, вызвала полицию и дала свидетельские показания.

Через месяц дело было передано в суд. За два дня до слушаний Алия, которая не участвовала в квартирной перебранке у соседей, получила повестку в суд в качестве «обвиняемой» в причинении «телесных повреждений», вместо того чтобы явиться в качестве свидетеля. Суд приговорил Алию к семи суткам административного ареста. Тулетаева сообщила Хьюман Райтс Вотч, что свидетельские показания ее дочери от 2 июля не фигурировали в суде и что она считает привлечение к ответственности ее дочери местью властей за ее собственную профсоюзную активность. [222]

Задержание нефтяника Натальи Ажигалиевой

Активист-нефтяник Наталья Ажигалиева, которая стала одним из лидеров забастовки, была задержана 8 сентября и приговорена к административному аресту по обвинениям в посягательстве на сотрудника полиции. Ее обвинили в попытке облить бензином полицейского 8 июля, когда сотрудники правоохранительных органов попытались пресечь забастовку нефтяников в ОМГ с помощью силового разгона работников и других собравшихся там.

Ажигалиева рассказала Хьюман Райтс Вотч, что 8 сентября, когда они с Айман Унгарбаевой, которая также участвовала в забастовке, на машине подъехали к дому последней, полиция «подбежала к машине, не представились, потом силой вытащили меня». [223] Айман Унгарбаева сообщила Хьюман Райтс Вотч, что когда ее 12-летний сын встал между ней и замначальника полиции, тот ударил ее сына по лицу и мальчику потребовалась медицинская помощь. [224]

По словам Ажигалиевой, ей не сразу сообщили о предъявляемых обвинениях:

Отвезли меня в ГУВД [Отдел внутренних дел г. Жанаозен], велели написать объяснительную. Но в связи с чем? Они мне ничего не объяснили. Я отказалась что-то писать или подписывать. [225]

Слушание ее дела состоялось через несколько часов после задержания. Ажигалиева попросила адвоката по выбору, однако суд отказал в удовлетворении этого ходатайства и назначил государственного адвоката. Суд также отклонил ее ходатайство о вызове свидетелей. 8 сентября суд приговорил ее к 15 суткам административного ареста за якобы попытку облить бензином сотрудника полиции во время полицейской операции 8 июля.

Арест и последующее лишение свободы Ажигалиевой осуществлялись в нарушение процессуальных прав, как они гарантированы международными нормами о правах человека. С учетом угрозы лишения свободы на 15 суток у Ажигалиевой, как минимум, было право «иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником» - права, которыми ей не было позволено воспользоваться на суммарном процессе,  организованном для ее осуждения. [226]

Ажигалиева сообщила Хьюман Райтс Вотч, что за время забастовки сталкивалась и с другими формами притеснений и угроз. Посреди ночи 17 августа неизвестные разбили окна в квартире ее матери, сопровождая это угрожающими выкриками. Когда она позвонила в полицию, там услышав адрес и имя, только рассмеялись и повесили трубку. [227]

Вмешательство в профсоюзную деятельность и забастовка на «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор»

11 мая 2011 г. работники «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» (ЕРСАЙ) – компании, которая обеспечивает сервис в разведке и добыче нефтяным компаниям на западе Казахстана, начали забастовку на верфи в селе Курык примерно в 70 км от Актау на западе Казахстана. К членам независимого профсоюза «Каракия», созданного в 2009 г. по инициативе работников, присоединились сотни коллег, которые поддержали их требования. В общей сложности, по оценкам, работу прекратили 700 человек.

На протяжении месяцев, предшествовавших забастовке, профсоюз «Каракия» неоднократно пытался начать официальный трудовой спор с ЕРСАЙ, однако менеджмент отказывался от переговоров, ссылаясь на то, что профсоюз не соблюдал положения Трудового кодекса о трудовых спорах. [228] Компания также вмешивалась в деятельность профсоюза, неоправданно ограничивая, в частности, доступ его председателю на верфь и применяя притеснения и угрозы в отношении членов профсоюза после того, как профсоюз «Каракия» представил менеджменту список своих требований.

ЕРСАЙ ограничивает контакты председателя профсоюза «Каракия» с работниками

В марте 2012 г. руководство ЕРСАЙ заверяло Хьюман Райтс Вотч, что «при организации нашей работы мы рассматриваем профсоюзы как эффективного партнера при согласовании долгосрочных справедливых условий для наших работников в соответствии с правилами и законодательством». [229] Однако эта позиция, как представляется, противоречит утверждениям членов профсоюза «Каракия», которые в интервью Хьюман Райтс Вотч рассказывали о вмешательстве компании в профсоюзную деятельность практически с того самого момента, когда профсоюз получил официальную регистрацию в апреле 2009 г. [230] Так, член профсоюза «Каракия» Абай Джантлеуов рассказывал Хьюман Райтс Вотч:

В апреле 2009 года нас зарегистрировали. Начиная с того года профсоюз стал говорить за нас… Профсоюз выбрал, в общем, лидером нашим Нурбека Кушакбаева. С того самого дня у нас проблемы. Нурбеку не дают работать. По акту работодателя, он может встречаться с рабочими только раз в месяц. [231]

Вскоре после регистрации профсоюза «Каракия» Кушакбаев направил ЕРСАЙ письмо с требованием предоставить ему регулярный доступ на верфь Курык для контактов с членами профсоюза, а также офисное помещение – как это было сделано менеджментом для другого профсоюза работников ЕРСАЙ – «Актау». [232] В полученном Кушакбаевым ответе от 14 августа 2009 г. говорилось: «Менеджмент ТОО «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», рассмотрев Ваше обращение, решил, что только во вторую пятницу каждого месяца Вам будет разрешено посещать место работы членов Вашего профсоюза на территории нашей Каспийской верфи ЕРСАЙ». [233] В письме от 17 сентября 2009 г. главе администрации (акиму) Каракиянского района, который 1 сентября обращался к менеджменту ЕРСАЙ с письмом в поддержку профсоюза «Каракия», компания еще более недвусмысленно заявила, что вопросы «права на проход на территорию ТОО «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», а также предоставления помещений определяются ТОЛЬКО менеджментом Компании». [234]

Как следует из коллективного договора, регулирующего отношения между профсоюзом «Каракия» и ЕРСАЙ, представители профсоюза имеют право встречаться с членами профсоюза на месте работы, хотя в договоре не указано, как часто такие встречи могут иметь место. [235] Члены профсоюза «Каракия» говорили Хьюман Райтс Вотч о своем ощущении, что компания неоправданно ограничивает контакты Кушакбаева с членами профсоюза:

[Руководители компании] не хотели пускать нашего председателя на территорию чаще, чем раз в месяц. Начальник отдела кадров издал приказ, что наш профсоюзный лидер может только заходить на … территорию ЕРСАЙ, к рабочим, чтобы защищать их права, только раз в месяц. Это просто нереально. [236]

Профсоюз «Каракия» подает в суд на ЕРСАЙ за незаконное вмешательство

Кушакбаев рассказал Хьюман Райтс Вотч, что после неоднократных безуспешных попыток договориться о более частом доступе на производственную территорию и о выделении офисного помещения на верфи Курык профсоюз «Каракия» подал иск о вмешательстве ЕРСАЙ в его деятельность.

Суд первой инстанции вынес решение в пользу профсоюза, указав, что «с целью выполнения требований закона … [Кушакбаев] должен иметь доступ на место работы его работников, в противном случае функция профсоюза теряет смысл». [237] Суд предписал ЕРСАЙ обеспечить Кушакбаеву свободный доступ на рабочие места членов его профсоюза и выделить ему офисное помещение на верфи Курык. Апелляционная инстанция оставила это решение в силе. [238] Однако в апреле 2011 г. кассационная инстанция отменила предыдущие решения по техническим основаниям и установила, что данные вопросы должны решаться путем переговоров. [239] Профсоюз обжаловал это решение в Верховном суде, который 1 июля 2011 г. отказался рассматривать апелляцию, оставив решение кассационной инстанции без изменения.

В своем письме Хьюман Райтс Вотч в марте 2012 г. в связи с вопросами, которые мы поднимали о действиях компании при разрешении трудового спора с профсоюзом «Каракия» руководство ЕРСАЙ признало, что регулировало доступ Кушакбаева на верфь, приводя следующие доводы:

Доступ на территорию компании регулируется в связи с тем, что: (i) производственная верфь, которая относится к опасным производственным объектам непрерывного цикла, обязана обеспечивать технику безопасности и (ii) любое отвлечение работников, занятых на опасных производственных объектах, в рабочее время может привести к несчастному случаю на производстве.[240]

Законодательство Казахстана не содержит отдельных норм, ограничивающих доступ профсоюзных представителей в компании, отнесенные к «опасным производственным объектам». Напротив, как национальное законодательство, так и международное право требуют, чтобы профсоюзным представителям был обеспечен доступ к членам профсоюза по месту работы. Закон РК «О профессиональных союзах» устанавливает, что профсоюзы вправе «посещать в лице своих представителей предприятия и рабочие места членов своего профсоюза». [241] Стандарты МОТ требуют, чтобы «представителям работников предоставлялся доступ на все рабочие места на предприятии, где такой доступ необходим, чтобы обеспечить им возможность выполнять их представительную функцию». [242] Ограничивая председателю профсоюза «Каракия» Нурбеку Кушакбаеву доступ к членам профсоюза по месту работы до одного раза в месяц, компания ЕРСАЙ вмешивалась в его способность эффективно представлять его работников, на что он имел право в соответствии с национальным законодательством и международными нормами. Это ограничение доступа Кушакбаева также составляет вмешательство в профсоюзную деятельность и нарушает международные нормы в области прав работников, как они закреплены в конвенциях МОТ, участником которых является Казахстан.

ЕРСАЙ ограничивает профсоюзную деятельность, отказывается от переговоров

По трудовому законодательству Казахстана, которое действовало на момент трудового спора профсоюза «Каракия» с менеджментом компании ЕРСАЙ, для начала примирительных процедур профсоюз должен был провести общее собрание работников и представить компании письменное уведомление об одобрении предъявляемых требований большинством голосов. Имея в планах передачу требований менеджменту ЕРСАЙ, председатель профсоюза «Каракия» предложил освободить членов профсоюза от работы 11 марта 2011 г. для участия в общем собрании. [243]

Менеджмент ЕРСАЙ отказал Кушакбаеву в разрешении на проведение общего собрания, разрешив только провести встречу с 19 членами профсоюза. [244] Желая провести общее собрание для обсуждения своих претензий, члены профсоюза решили проводить общее собрание «посменно» - во время обеда и перерывов на кофе, чтобы обсудить свои претензии и сформулировать свои требования. [245]

Во время перерывов на обед и кофе 11 марта члены профсоюза согласовали четыре пункта, которые им хотелось бы в первую очередь предъявить компании, а именно: 1) повышение заработной платы; 2) пересмотр коллективного договора; 3) равная оплата труда с иностранными работниками; 4) невмешательство в профсоюзную деятельность. [246] Работники рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что 217 членов профсоюза, поддержавших эти четыре пункта, подписали протокол общего собрания и на следующей неделе протокол общего собрания был письмом направлен менеджменту ЕРСАЙ. [247]

Однако менеджмент ЕРСАЙ не признал легитимность профсоюзного собрания. Несмотря на то что члены профсоюза собирались в нерабочие часы – во время перерывов на обед и кофе, компания обвинила профсоюз «Каракия» в проведении собрания в рабочее время. На требования профсоюза руководство компании ответило письмом, в котором указывалось, что профсоюзом не была соблюдена процедура выдвижения требований, предусмотренная национальным трудовым законодательством, поэтому нет оснований начинать с ним трудовые переговоры. [248] В письме Хьюман Райтс Вотч руководство ЕРСАЙ признало факт проведения собрания, подтвердив свою позицию, что оно проходило «в рабочее время». [249]

В соответствии с п. 8.4 коллективного договора между ЕРСАЙ и профсоюзом «Каракия» «Работодатель не препятствует законной деятельности Профсоюза и участию работников в профсоюзной деятельности». [250] Более того, в коллективном договоре прямо говорится, что работодатель «не вмешивается в профсоюзную деятельность и не допускает никаких действий, направленных на препятствование деятельности профсоюза». [251] Компания никоим образом не была обязана отпускать всех членов профсоюза «Каракия» на общее собрание в рабочее время, однако отсутствие с ее стороны предложения альтернативного времени для проведения общего собрания профсоюза – в нерабочее время, как то в обеденный перерыв, подрывает принципы свободы ассоциации и коллективных переговоров.

Угрозы и притеснения в отношении членов профсоюза «Каракия»

Члены профсоюза «Каракия» рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что после того как они направили менеджменту компании свои требования, всех 217 работников, подписавших перечень требований, вызывали для дачи объяснений в отделы кадров и безопасности ЕРСАЙ, некоторые сталкивались с притеснениями и угрозами. Члены профсоюза «Каракия» рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что им задавали общие вопросы относительно собрания 11 марта, некоторые утверждали, что от них требовали писать, что они вообще не участвовали в нем. [252]

Другой работник рассказал Хьюман Райтс Вотч, что у него было ощущение, что компания хочет заставить работников отозвать требования и сказать, что они не участвовали в собрании. «Это [казалось] важно для компании, чтобы люди отказались от своих слов, чтобы они [сказали], что не участвовали в собрании, - рассказывал он Хьюман Райтс Вотч. – В тот момент это было важнее, чем производство». [253] Еще один работник также рассказал Хьюман Райтс Вотч, что после того как его коллегу за один день несколько раз вызывали для объяснений, а менеджмент ЕРСАЙ угрожал ему, тот вышел из профсоюза. [254]

Другой работник, Ерлан Е., рассказал Хьюман Райтс Вотч, как компания оказывала на него давление, чтобы он обвинил профсоюзного лидера Нурбека Кушакбаева в том, что тот заставлял членов профсоюза ставить свои подписи под требованиями:

Потом вопросы стали задавать: где, как [собрание] проходило, как будто Нурбек [Кушакбаев] заставлял нас подписывать [протокол]. Говорили, мол, сознайся… Такой ответ хотели услышать, но я не дал эту версию. Хотели услышать, что Нурбек … заставил нас и что в рабочее время подписи собирал. [255]

Члены профсоюза «Каракия» стали отказываться являться по вызову руководства компании, после чего несколько человек вызвали в полицию в Курык – село примерно в 8 км от Каспийской верфи ЕРСАЙ. [256] Так, Ермек Е. рассказал Хьюман Райтс Вотч, что его неоднократно вызвали для дачи объяснений или написания объяснительных, которые могли быть использованы в юридических процедурах, в том числе в полицию в соседнем селе:

Сначала вызвали меня в офис, который на базе. Мы начинали работать утром, в половине девятого. Еще до девяти меня вызвали. Говорят: «Пиши объяснительную». Я спрашиваю: «О чем?» [Говорят]: «Зачем ты это начал?» Один раз я объяснительную написал, в офисе. Там полиция была. Угрожать стали, говорили: «Ты в черном списке, увольняйся». Потом вызвали [меня] в РОВД. [257]

Профсоюзный лидер Нурбек Кушакбаев рассказал Хьюман Райтс Вотч, как в конце марта его тоже вызвали в полицию в Курык:

Вызвали меня в полицию, попросили написать объяснительную. Спрашиваю: «На каком основании?» - «Вы организовали собрание». – «Да, организовал». – «Как Вы это сделали?» - «Какое вы имеете право вмешиваться в дела нашего профсоюза?» - «У нас заявления [работников на Вас]». [258]

Полиция собирала заявления, когда менеджмент и полиция вызвали членов профсоюза, участвовавших в общем собрании профсоюза «Каракия» 11 марта, для дачи объяснений и заставляли их писать заявления. Эти материалы впоследствии были использованы против Кушакбаева в деле против профсоюза «Каракия», которое привело к приостановлению его деятельности на полгода (см. ниже).

27 апреля более 100 членов профсоюза, утверждавших, что они подверглись угрозам и притеснениям со стороны отделов кадров и безопасности ЕРСАЙ, направили жалобу акиму Мангистауской области, в котором кратко изложили нарушения и просили власти вмешаться. [259] Кушакбаев рассказал Хьюман Райтс Вотч, что работники не получили ответа и что их претензии не расследовались. [260]

В письме менеджменту ЕРСАЙ Хьюман Райтс Вотч ставила ряд вопросов относительно обращения с членами профсоюза «Каракия» после их профсоюзного собрания, в том числе – на каком основании работники отделов кадров и безопасности компании вызвали и опрашивали членов профсоюза «Каракия». Однако ни один из этих вопросов не был затронут в том ответе, который мы получили из компании.[261] 5 июня 2012 г. Хьюман Райтс Вотч направила аналогичный запрос материнской компании ЕРСАЙ – Saipem S.p.A., вновь обозначив свою обеспокоенность в связи с заявлениями членов профсоюза «Каракия» о том, что их вызвали для дачи объяснений и что им угрожали, однако на момент подготовки этого доклада никакого ответа еще не поступало.

Систематические вызовы, расспросы и притеснения в отношении членов профсоюза «Каракия», которые участвовали в профсоюзном собрании и подписали перечень профсоюзных требований, составляют неоправданное вмешательство в законную профсоюзную деятельность, дискриминацию в отношении членов профсоюза и нарушение свободы ассоциации в том виде, как она охраняется международным правом. Проведение профсоюзного собрания в нерабочее время не представляет никакой угрозы общественному порядку или безопасности других работников и является основополагающим правом членов любого профсоюза. Комитет МОТ по свободе ассоциации указывает, что организация профсоюзных собраний является «неотъемлемым аспектом» профсоюзных прав и что «меры, принимаемые властями для обеспечения соблюдения закона, не должны, поэтому, препятствовать профсоюзам в организации собраний во время трудовых споров». [262]

Еще одна попытка вступить в примирительный процесс с менеджментом ЕРСАЙ

Поскольку первая попытка добиться рассмотрения его требований менеджментом ЕРСАЙ оказалась неудачной, профсоюз «Каракия» предпринял вторую попытку с той же целью и организовал собрание таким образом, чтобы не подвергать своих членов новым притеснениям. [263] Один из работников рассказал Хьюман Райтс Вотч о действиях профсоюза:

10 апреля мы провели общее собрание – конференцию. Мы не могли все собраться в одном месте [поскольку это не было разрешено менеджментом ЕРСАЙ], поэтому выбрали делегатов, и они голосовали от имени рабочих. Они провели конференцию, требования были те же самые. [264]

13 апреля профсоюз «Каракия» направил менеджменту ЕРСАЙ протокол конференции и подтвердил свою позицию о рассмотрении требований в рамках примирительных процедур. Однако менеджмент ЕРСАЙ отказался признать легитимность требований работников без предварительного ознакомления со списком работников, которые выбирали делегатов. [265] Профсоюз отказался представить такой список, поскольку его члены опасались, что это повлечет новые притеснения и давление со стороны компании. Один из членов профсоюза объяснял:

Мы не отправляли [протоколы выборов делегатов] в компанию. Почему? Потому что перед этим мы проводили собрание, и что случилось? Они всех вызывали, всех пугали. Мы не хотели, чтобы это повторилось, поэтому мы не дали им протоколов. [Мы хотели] избежать давления. [266]

Как установил Комитет МОТ по свободе ассоциации, «важно, чтобы и работодатели и профсоюзы вели переговоры добросовестно и прилагали все усилия [курсив – HRW.] для достижения соглашения; более того, подлинные и конструктивные переговоры являются необходимым компонентом установления и поддержания отношений доверия между сторонами».[267] Несмотря на неоднократные добросовестные усилия профсоюза «Каракия» вступить в переговоры с менеджментом компании ЕРСАЙ, со стороны последнего такого же ответа не последовало.

Работники начинают забастовку

В свете вмешательства менеджмента ЕРСАЙ в законные попытки профсоюза по организации общих собраний в качестве первого шага по выполнению требований законодательства для начала трудового спора с компанией, последующих притеснений со стороны менеджмента ЕРСАЙ и полиции, а также последовательного отказа компании вступать в примирительные процедуры по поводу требований профсоюза у членов профсоюза «Каракия» сложилось убеждение, что единственным выходом для них осталась забастовка.

20 апреля профсоюз «Каракия» выбрал пятерых человек для создания забастовочного комитета. На собрании делегаты высказывали свое отчаяние в связи с безуспешными попытками добиться рассмотрения профсоюзных требований менеджментом ЕРСАЙ. Один из работников эмоционально высказался: «Уже больше месяца, как мы заявили наши требования, но работодатель ничего не делает, только угрожает и давит на … рабочих». [268] Комитет проголосовал за начало забастовки и после собрания направил соответствующее уведомление менеджменту ЕРСАЙ.

В дополнение к этому примерно за две недели до начала забастовки письмом от 27 апреля профсоюз «Каракия» объявил о своем намерении начать забастовку и обратился с просьбой о содействии в урегулировании спора к акиму Мангистауской области, Совету профсоюзов, Департаменту труда и социальной защиты и прокуратуре Мангистауской области: «Мы искренне просим вас оказать содействие в проведении переговоров между Работодателем и представителями работников в связи со сложной ситуацией с целью разрешения трудового спора». [269] Кушакбаев рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Мы писали менеджменту. Послали им уведомление за 19 дней, потом – акиму, прокурору [Мангистауской] области, в Департамент труда, чтобы они приняли меры, чтобы в забастовке не было необходимости». [270]

Менеджмент ЕРСАЙ сообщил Хьюман Райтс Вотч, что до дня начала забастовки «Менеджмент Компании провел еще одну встречу с обоими Профсоюзами, вновь выразив готовность к открытому обсуждению». [271] Нурбек Кушакбаев, который принимал участие в этой встрече, пояснил Хьюман Райтс Вотч, что она носила «неофициальный» характер и, поэтому, не являлась официальным рассмотрением требований работников. [272]

11 мая члены профсоюза «Каракия» начали забастовку. К ним присоединились и другие работники ЕРСАЙ, которые поддерживали требования забастовщиков. В общей сложности на парковке у ворот Каспийской верфи ЕРСАЙ в Курыке собралось около 700 работников, где они продолжали бастовать около полутора месяцев, пока местные власти не прекратили забастовку.

16 мая на место забастовки явились судебные исполнители и объявили, что Специализированный межрайонный суд Мангистауской области вынес промежуточное определение по иску ЕРСАЙ о том, что работники должны приостановить забастовку до решения суда о ее законности. [273] Компания просила суд признать недействительными общие собрания профсоюза от 10 марта и 20 апреля, а забастовку, назначенную на 11 мая 2011 г., – незаконной. Через два дня, 18 мая, тот же суд вынес решение о признании забастовки незаконной. [274]

Как следует из судебного решения от 18 мая, профсоюз «Каракия» не выполнил требований к проведению законной забастовки, предусмотренных Трудовым кодексом. Суд также сослался на то, что ЕРСАЙ относится к «опасным производственным объектам», забастовки на которых запрещены действующим законодательством. [275]

Как рассматривалось выше, запрет забастовок в казахстанских компаниях, отнесенных к «опасным производственным объектам», нарушает право работников на забастовку и не отвечает международным нормам о свободе ассоциации и коллективных переговорах. Запрет на проведение забастовок в нефтяном секторе Казахстана носит слишком широкий характер и неоправданно ограничивает основополагающее право работников на забастовку.

Аресты членов забастовочного комитета, приостановление деятельности профсоюза «Каракия»

Несмотря на судебное решение о признании забастовки незаконной, работники продолжали бастовать, считая, что это единственный оставшийся у них способ разрешить трудовой спор. В течение последующих недель все пятеро членов забастовочного комитета (Аманжол Аманкельды, Абай Джантлеуов, Еркин Кангереев, Ермек Корганбаев и Нурбек Кушакбаев) были приговорены к административному аресту за неисполнение судебного решения о немедленном прекращении забастовки. [276]

20 мая членов забастовочного комитета Аманкельды, Джантлеуова и Корганбаева вызвали в суд для объяснения их действий в связи с незаконной забастовкой. Джантлеуов рассказал Хьюман Райтс Вотч, что они просили перенести слушания, чтобы на них мог присутствовать их адвокат, который в тот момент находился в Актау, однако судья отказал и рассмотрел дело в тот же день. [277] Все трое получили по пять суток административного ареста.

25 мая тот же суд приговорил четвертого члена забастовочного комитета – Еркина Кангереева к четырем суткам административного ареста за неисполнение судебного решения о признании забастовки незаконной. Кангереев только что отбыл пять суток административного ареста по делу о хулиганстве, когда его обвинили в оскорблении и нецензурной брани в адрес начальника охраны ЕРСАЙ 19 мая, что при определенных обстоятельствах может квалифицироваться законодательством Казахстана как «хулиганство». [278]

Как представляется, Кангерееву не был обеспечен справедливый суд по делу о «хулиганстве». Жумабек Ж.. – член профсоюза «Каракия», который был на суде по  делу Кангереева 19 мая, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что судья отказался удовлетворить ходатайство Кангереева о переносе заседания, с тем чтобы на нем мог присутствовать его адвокат, а также ходатайство о проведении слушаний на русском языке. [279] По словам Жумабека Ж.., суд предоставил Кангерееву назначенного защитника и поставил переводчиком  судебного секретаря. Кангерееву было предоставлено 20 минут на ознакомление с материалами дела – на казахском языке, которым Кангереев не владеет. [280]

Еще один член забастовочного комитета – Нурбек Кушакбаев, 15 июня был приговорен к 10 суткам административного ареста по той же статье о неисполнении судебного решения. [281]

14 июня 2011 г., за день до начала административного ареста Кушакбаева, Каракиянский районный суд Мангистауской области приостановил на полгода деятельность профсоюза «Каракия» и оштрафовал Кушакбаева на 105 804 тенге (около USD 715) по административному обвинению в «нарушении законодательства об общественных объединениях». Суд указал, что в соответствии с действующим законодательством для объявления забастовки профсоюз «Каракия» должен был провести собрание с участием не менее половины общего числа работников ЕРСАЙ. Проведя собрание с участием всего 217 работников, профсоюз «Каракия» не выполнил это требование и, соответственно, нарушил закон, начав забастовку.[282] На слушании Кушакбаев заявил суду, что решение бастовать было добровольно принято членами профсоюза, а его адвокат утверждал, что в действиях Кушакбаева не было ничего, что могло бы быть квалифицировано как административное нарушение.[283]

Лишение свободы руководителей забастовочного комитета и приостановление деятельности профсоюза «Каракия» на полгода – это избыточная и необоснованная реакция на попытки работников провести забастовку, тем более с учетом того, что само законодательство, на основании которого забастовка была признана незаконной, не отвечает международным нормам о трудовых правах. В соответствии с принципами свободы ассоциации:

Все санкции в отношении незаконных действий, связанных с забастовками, должны быть соразмерными тяжести правонарушения или степени вины, и власти не должны прибегать к лишению свободы за один лишь факт организации мирной забастовки или участия в ней. [284]

Другие попытки прервать мирную забастовку

Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники ЕРСАЙ говорили, что во время забастовки менеджмент компании и местные власти в Курыке притесняли их и пытались прервать их мирную забастовку.

27 мая 2011 г., примерно через две недели после начала забастовки работниками ЕРСАЙ и через девять дней после признания ее незаконной местным судом, менеджмент ЕРСАЙ распорядился закрыть вход на верфь Курык, перекрыв работникам доступ на производственную территорию,  в том числе в общежитие, где иногородние работники жили во время многодневной смены. В своем письме Хьюман Райтс Вотч в марте 2012 г. руководство ЕРСАЙ утверждало, что «забастовка с каждым днем принимала все более агрессивный характер» и что 27 мая «с целью обезопасить работников Компании, которые работали и проживали на ее объектах, а также избежать несчастных случаев на опасном производстве и обезопасить имущество Компании, Менеджмент решил перекрыть доступ на верфь Курык (выделено в оригинале - HRW).»[285]

Однако эта мера, как представляется, оказала противоположное воздействие на тех, кто мирно бастовал за пределами территории компании. Когда менеджмент ЕРСАЙ перекрыл доступ на верфь, бастующие нефтяники лишились туалета, чистой воды, а в случае с иногородними – временного жилья. [286] Один из работников описал Хьюман Райтс Вотч, как это происходило: «В то утро мы вышли, они закрыли дверь и заперли ее, а внутри поставили бульдозер и усилили охрану. Только у одних ворот было 25 – 30 человек охранников. И по периметру [верфи]». [287]

Другой работник объяснил, какие трудности вызвало закрытие производственной территории: «Они закрыли базу, закрыли ворота. [Работники] не могли пойти поесть, помыться. Кто на смене жил [на верфи] – они стали снаружи спать. Вы понимаете [как это ужасно было]?» [288]

Члены профсоюза «Каракия» рассказали Хьюман Райтс Вотч, что еще одним способом, к которому прибегли власти в попытке прервать забастовку, было перекрытие дороги, которая связывает Каспийскую верфь ЕРСАЙ с селом Курык в 8 км. В результате работники были вынуждены приносить воду и еду на место забастовки пешком. Байболсин Б. рассказывал Хьюман Райтс Вотч:

[Дорожная полиция] выставила другие блокпосты … [и] перекрыла дорогу…, так что наши машины не могли до нас добраться… Людям приходилось идти пешком, нужно было воду носить. Восемь километров пешком? Люди уставали на жаре. [289]

Примерно через полтора месяца после начала забастовки, 23 или 24 июня, к бастующим приехал местный прокурор в сопровождении около 20 сотрудников полиции, который угрожал посадить примерно 40 – 50 оставшихся забастовщиков, если они не разойдутся. Таким образом, работники были вынуждены прекратить забастовку под страхом ареста или крупного штрафа. [290]

По словам Джантлеуова, после того как полиция заставила работников прекратить забастовку, они продолжили собираться в различных местах в самом Курыке, однако их усилия остались безрезультатными. «Мы не могли собираться рядом с ЕРСАЙ. Поэтому собирались на кладбище [в Курыке]. За нами повсюду полиция ходила. Больше трех нельзя было собираться», - рассказывал он Хьюман Райтс Вотч. [291]

Массовые увольнения в ОМГ, ЕРСАЙ, КБМ и аффилированных компаниях

Массовые увольнения забастовщиков были общим явлением для всех трех компаний, после того как забастовки на западе Казахстана признавались незаконными местными судами. С мая по ноябрь 2011 г. в ЕРСАЙ, КБМ, ОМГ и аффилированных компаниях было уволено более 2 тыс. работников. [292]

В соответствии с Трудовым кодексом в редакции до февраля 2012 г. «при признании судом забастовки незаконной работодатель может привлечь к дисциплинарной ответственности работников, принимавших участие в организации или проведении забастовки». [293] Возможные дисциплинарные взыскания включают замечание, выговор, строгий выговор, расторжение трудового договора. [294] В феврале 2012 г. парламент Казахстана принял законодательство, позволяющее работодателю увольнять работника, продолжающего бастовать после уведомления о том, что тот участвует в незаконной забастовке. [295] Компании, которые рассматриваются  в этом докладе, увольняли работников за «отсутствие на работе без уважительной причины в течение трех и более часов подряд за один рабочий день (рабочую смену)». [296] Как указывало руководство ЕРСАЙ, «с мая по 30 июня были расторгнуты трудовые договоры с 223 работниками в связи с отсутствием, в соответствии с действующим трудовым законодательством РК». [297] В ОМГ с 26 мая по ноябрь 2011 г. был уволен 991 человек «по статье 54 Трудового кодекса Республики Казахстан». [298]

Однако международные стандарты недвусмысленно устанавливают, что «все санкции в отношении незаконных действий, связанных с забастовками, должны быть соразмерными тяжести правонарушения или степени вины». [299] Комитет МОТ по свободе ассоциации называет увольнение работников за участие в забастовке и отказ вновь принять их на работу «крайне серьезной мерой», которая «влечет за собой серьезный риск произвола и составляет нарушение свободы ассоциации». [300] Увольнение не является соразмерным дисциплинарным взысканием за реализацию права на забастовку даже в том случае, если забастовка местными судами признана незаконной, поскольку положения о проведении законной забастовки в Казахстане несовместимы с принципом свободы ассоциации, как документировано выше.

Хьюман Райтс Вотч также документировала случаи, когда бастующих нефтяников увольняли без соблюдения процедуры, предусмотренной собственным трудовым законодательством Казахстана. [301] Несколько работников КБМ и аффилированных компаний заявили Хьюман Райтс Вотч, что не получали уведомления об увольнении и узнали об этом из списков, вывешенных у главного офиса компании в Актау. В соответствии с национальным трудовым законодательством перед тем как расторгнуть с работником трудовой договор в связи с отсутствием на рабочем месте, работодатель обязан затребовать у работника объяснение. Один из забастовщиков в КБМ рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что узнал о своем увольнении в середине августа:

Меня уволили … незаконно. Мне никак об этом не сообщили. Просто вывесили мою фамилию в окне – на стене повесили, а я пришел и прочитал, и только тогда – через три месяца [после начала забастовки] я узнал, что уволен. [302]

Хьюман Райтс Вотч также документировала случаи, когда работники были вынуждены увольняться по собственному желанию под угрозой принудительного увольнения. Один уволенный работник ЕРСАЙ рассказывал, как сотрудник отдела кадров говорил ему: «Тебе здесь не работать [больше], но если хочешь устроиться в другую компанию – я напишу, что ты увольняешься по собственному желанию». [303]

В ОМГ руководство увольняло даже тех работников, которые сами не участвовали в забастовке, но в нерабочее время приходили навестить родственников и знакомых среди забастовщиков. Работница ОМГ с больше чем 20-летним стажем рассказывала Хьюман Райтс Вотч, как после начала забастовки она и ее коллеги ежедневно получали уведомления от руководства о недопустимости участия в трудовом протесте. [304] По ее словам, менеджмент издал приказ, которым под угрозой неких последствий запретил работникам появляться на месте забастовки даже в нерабочее время, включая выходные. Та же работница сообщила Хьюман Райтс Вотч, что в начале июля, примерно через две недели после ее посещения родственников на месте забастовки, ей по почте пришло уведомление об увольнении. [305]

До столкновений в середине декабря не было никаких признаков того, что какая-либо из  компаний (КБМ и аффилированные компании, ОМГ, ЕРСАЙ), в которых были забастовки, планировала восстанавливать уволенных работников. [306] Об этом же публично заявила РД КМГ – материнская компания КБМ и аффилированных компаний и ОМГ. [307]

В середине ноября 2011 г., примерно через полгода после начала забастовки, под эгидой Министерства труда и социальной защиты населения была организована трехстороння встреча правительственных чиновников, бастующих нефтяников и менеджмента ОМГ для обсуждения требований работников. Как сообщалось в СМИ, в ней приняли участие 10 забастовщиков, а также вице-министр труда и социальной защиты Биржан Нурымбетов, представитель РД КМГ Аскар Аубакиров, зам. акима Мангистауской области Аамангельды Айткулов, аким г. Жанаозен Орак Сарбопеев и представители Генеральной прокуратуры. [308] В СМИ сообщалось, что на встрече обсуждались пять основных требований, включая повышение заработной платы на основе тарифных коэффициентов и восстановление на работе уволенных работников. Однако за два дня 23 и 24 ноября участникам не удалось прийти к соглашению и подписать какой-либо итоговый документ. [309]

Сразу после столкновений в Жанаозене 16 декабря 2011 г. президент Назарбаев заявил СМИ, что в целом требования забастовщиков были обоснованными, и поручил создать комиссию для принятия срочных мер с целью устранения причин беспорядков. [310] 30 декабря вице-министр труда и социальной защиты Биржан Нурымбетов сообщил СМИ, что ему поручено возглавить комиссию по трудоустройству уволенных нефтяников ОМГ и КБМ и проверке законности увольнений. [311] Однако работникам ЕРСАЙ не было предложено обращаться в эту комиссию.

Позиция ЕРСАЙ и ОМГ относительно массовых увольнений

В письмах Хьюман Райтс Вотч руководство ЕРСАЙ и ОМГ утверждало, что принимало меры по информированию работников о том, что те участвуют в незаконной забастовке и, соответственно, могут быть уволены по действующему законодательству, а также что забастовщикам предлагалось вернуться к работе при условии прекращения незаконного трудового протеста. [312]

В письме от 2 марта 2012 г. руководство ЕРСАЙ сообщало, что любым увольнениям предшествовал целый ряд шагов со стороны компании, включая «публикацию разъяснительных материалов о последствиях участия в незаконной забастовке в общественных местах Каспийской верфи», а также посыл « [ряд ] сигналов бастующим работникам через СМИ (ТВ-ролики, интернет-портал)». [313] Компания также информировала Хьюман Райтс Вотч, что «каждому работнику была предоставлена возможность письменно объяснить свое отсутствие во время забастовки» перед тем, как расторгнуть с ним трудовой договор. [314]

Однако опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники ЕРСАЙ оспаривают утверждение менеджмента о том, что перед любым увольнением менеджмент запрашивал объяснение. Так, один из работников рассказал Хьюман Райтс Вотч, что впервые узнал о собственном увольнении через несколько дней после начала забастовки, когда услышал свое имя среди уволенных, список которых представитель менеджмента зачитывал на месте забастовки. [315] Другой работник заявил, что его уволили примерно через две недели после начала забастовки. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что лично в компанию не ходил, а получил уведомление об увольнении на дом. [316]

В своем письме Хьюман Райтс Вотч руководство ЕРСАЙ также прямо утверждало, что «решение Компании уволить сотрудников за отсутствие с мая 2011 г. не было основано на их членстве в каком-либо профсоюзе». Однако Комитет МОТ по свободе ассоциации указывает, что «в тех случаях, когда членов или руководителей профсоюза увольняют за реализацию ими права на забастовку, Комитет может сделать только один вывод – что они наказаны за свою профсоюзную деятельность и подверглись дискриминации». [317]

В письме ОМГ от 11 марта 2012 г. сообщалось, что «единственное требование, которое менеджмент предъявлял участникам незаконной акции протеста, сводилось к предложению вернуться к работе; более того работодатель гарантировал сохранение прежней должности и предлагал провести трудовые переговоры в рамках законодательства Республики Казахстан». [318] Компания также утверждала, что «перед расторжением трудового договора в связи с отсутствием [на рабочем месте ]   с работниками, которые принимали участие в незаконном протесте, с каждым работником неоднократно встречались представители созданных разъяснительных групп». [319] Как документировано выше, некоторые работники говорили Хьюман Райтс Вотч, что были уволены без предупреждения.

Из-за массовых увольнений и ограниченных возможностей альтернативной занятости многие работники оказались в отчаянном социально-экономическом положении, что усугубляло напряженную ситуацию на западе Казахстана, которая в итоге переросла в насилие 16 декабря 2011 г.

Нарушения права на свободу собраний сторонников бастующих нефтяников

На протяжении всего периода трудовых конфликтов на западе Казахстана власти использовали ограничительное законодательство о порядке организации и проведения мирных собраний, чтобы штрафовать и задерживать нефтяников. Власти также возбуждали административные дела против тех гражданских активистов и представителей оппозиции, которые пытались проводить демонстрации или высказываться в поддержку забастовщиков.

Задержание оппозиционных активистов в Жанаозене

В июне 2011 г. полиция задержала нескольких активистов оппозиции в Жанаозене и угрожала им административным арестом. Первого секретаря мангистауской областной организации Компартии Казахстана Нурияш Абдраимову 12 июня дважды задерживали за якобы нарушение законодательства о порядке организации и проведения мирных собраний. Она рассказывала Хьюман Райтс Вотч, что после ее короткой встречи с бастующими нефтяниками на центральной площади утром 12-го ее забрали работники городской прокуратуры и у нее сняли отпечатки пальцев и сфотографировали. «Они [сказали мне], что разрешения нет и что собрание незаконное, - рассказывала Абдраимова Хьюман Райтс Вотч. – Отозвали меня в сторону и потом с применением силы полиция меня в автобус посадила. Схватили меня за руки, подняли и – в автобус». [320]

Позднее в тот же день Абдраимову и еще двух оппозиционных активистов (Серика Сапаргалии Аулаш Унгарову) задержали на выходе из дома и доставили в полицию. [321] По словам Абдраимовой, Сапаргали допрашивали отдельно, а сама она, пока они были в полиции, подверглась неспровоцированному нападению со стороны женщины, которая, как представляется, действовала по указанию полицейских. Абдраимова рассказала Хьюман Райтс Вотч, что эта женщина наносила ей удары ногами и оскорбляла, однако сотрудники полиции не вмешивались и отказались взять у нее заявление. [322]

Задержание и избиение Бакыта Б.

По словам одного нефтяника, 19 или 20 июня несколько десятков работников ЕРСАЙ и их родственников собрались перед администрацией Каракиянского района в Курыке, требуя участия акима в урегулировании забастовки. Вместо того чтобы встретиться с людьми, аким покинул здание под прикрытием полиции. [323] Когда люди стали повышать голос и кричать на акима, полиция, задержала нескольких человек. [324] Нескольких участников оштрафовали за участие в несанкционированном собрании; Бакыт Б. – бастующий работник ЕРСАЙ, который был в толпе, чрез несколько дней получил пять суток административного ареста.

Бакыт Б. рассказал Хьюман Райтс Вотч, что в изоляторе его оскорбляли и избивали сотрудники полиции. Он описал условия содержания:

На третий день [моего ареста мои родственники] принесли мне еды из дома… Дежурный … пнул сумку с едой ногой. После этого я скандал поднял. Тогда все полицейские вокруг собрались… Их там было человек десять… Трое меня пихали, били. Потом двое держать стали, а третий бил… Минут через двадцать побои прекратились. Я вырвался, порезал себя [специально - бритвой]. [325]

Запрет пыток и другого недозволенного обращения с задержанными лицами закреплен в международном писаном праве, которое также требует, чтобы все заявления о таком обращении расследовались, а виновные привлекались к ответственности. [326] Статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию».

Бакыт Б. рассказал Хьюман Райтс Вотч, что когда он потребовал прокурора, чтобы передать ему жалобу, сотрудники полиции попытались отговорить его предавать дело огласке. [327] Позднее его адвокат подал иск на полицейских, участвовавших, как утверждалось, в избиении, и хотя суд обязал троих сотрудников выплатить компенсацию морального ущерба, к уголовной ответственности за недозволенное обращение они не привлекались. [328]

Задержание активиста Галыма Агелеуова в Актау

13 августа полиция Жанаозена временно задержала гражданского активиста Галыма Агелеуова, который вел мониторинг и освещение событий на западе Казахстана с июля 2011 г., и угрожала ему арестом за якобы за якобы организацию несанкционированного шествия у офиса ОМГ 6 августа. [329] Его продержали в полиции около часа, после чего отпустили. [330]

Задержание активистов оппозиционной партии в Актау

Власти в Актау оштрафовали оппозиционного активиста Нурияш Абдраимову и задержали лидера алматинской оппозиционной молодежной группы Жанболата Мамая, после того как те 8 августа выступили на собрании бастующих нефтяников у офиса КБМ в Актау. Мамай рассказал Хьюман Райтс Вотч, что когда его забрали 16 августа, полиция отобрала у него телефон и не разрешала никому сообщать ни о своем местонахождении, ни о предъявленных административных обвинениях. [331] Около 23:00 местный суд приговорил Мамая к 10 суткам административного ареста по обвинениям в участии в незаконном собрании и сопротивлении полиции. [332]

На следующий день, 17 августа, активисты Социалистического движения Казахстана Жанна Байтелова, Арман Ожаубаев и Дмитрий Тихонов вышли на пикет в поддержку бастующих нефтяников к офису партии «Нур Отан» в Алматы. Все они впоследствии были приговорены к административному аресту за участие в незаконном собрании. [333]

IV . После забастовки: столкновения и политически мотивированные аресты

Вопреки заявлениям президента Казахстана Назарбаева о том, что не следует смешивать забастовку нефтяников с массовыми беспорядками, вспыхнувшими в Жанаозене в середине декабря 2011 г., власти немедленно начали преследования наиболее активных нефтяников и их сторонников в рамках расследования декабрьских событий. [334] Некоторым нефтяникам было предъявлено обвинение в «организации массовых беспорядков», других арестовывали по обвинениям в «возбуждении социальной вражды». В дополнение к этому в январе 2012 г. обвинения в «возбуждении социальной вражды» были также предъявлены ряду оппозиционных активистов, в том числе лидеру незарегистрированной оппозиционной партии «Алга!» Владимиру Козлову, который ездил в Актау и Жанаозен, чтобы поддержать забастовщиков. В июне 2012 г. все нефтяники, которым в феврале было предъявлено обвинение в «возбуждении социальной вражды», были освобождены, а обвинения с них – сняты в связи с заявлениями о «деятельном раскаянии». [335] 16 августа власти продолжили уголовное преследование в отношении оппозиционных активистов Владимира Козлова и Серика Сапаргали, которые поддерживали нефтяников, и Акжаната Аминова.

События в Жанаозене 16 декабря

16 декабря 2011 г. в Жанаозене вспыхнули столкновения между полицией и людьми, которые в тот день собрались на центральной площади, - среди последних были и бастующие нефтяники. 16 декабря в Казахстане отмечается День независимости, и местные власти установили на площади сцену и юрты, чтобы отметить 20-летнюю годовщину. Около полудня начались торжества и возникли конфликты между полицией и нефтяниками на площади. В эфире различных информационных телепрограмм прошел видеосюжет о том, как 20 –30 человек в бордовых спецовках нефтяной компании забрались на сцену и стали крушить аппаратуру.

Хьюман Райтс Вотч не удалось независимо реконструировать ход событий в тот день и установить участников столкновений. В заявлении Генеральной прокуратуры от 16 декабря говорилось, что участники массовых беспорядков «перевернули новогоднюю елку, разрушили расставленные по случаю праздника юрты и сцену и подожгли полицейский автобус». [336] В тот день в Жанаозене было подожжено несколько зданий, в том числе офис ОМГ, разграблены магазины и банкоматы.

В ответ на насилие местная полиция и подтянутые в Жанаозен правительственные силы применили боевые патроны против гражданских лиц, в том числе бастующих нефтяников, убив, по официальным данным, 12 и ранив несколько десятков человек. Как следует из сообщений Генеральной прокуратуры, в ходе столкновений погибли еще три человека: двое – в результате телесных повреждений, один – от ожогов при пожаре. [337] Другие индивидуальные источники и гражданские группы называют намного большие цифры убитых. [338]

Один из нефтяников, находившийся на площади 16 декабря, рассказал Хьюман Райтс Вотч, как полиция стреляла в толпу после первых столкновений на площади:

Где-то через час [после начала столкновений] … 50 – 60 милиционеров [появилось]…, с этими щитами, «полиция» было написано. … Смотрю - они стреляют. Я думал – холостыми или … резиной… Но нет, оказалось – не холостые, не резиновые – боевыми патронами. Оглянулся вокруг – одному парню уже в ногу попало, орал. Там рядом с ним пожилой мужчина, инвалид, был, так его схватили, стали дубинками бить. У меня на глазах парня застрелили, он умер. … По прохожим стреляли, понимаете? [339]

17 декабря, на следующий день после столкновений, власти Казахстана ввели в Жанаозене чрезвычайное положение. С городом была также отключена связь, доступ к нескольким интернет-сайтам, включая Twitter, был блокирован на всей территории Казахстана до 20 декабря. В последующие дни Хьюман Райтс Вотч документировала заявления о произвольных арестах, недозволенном обращении и пытках в отношении  задержанных в полиции, а также о вымогательстве у жителей города со стороны полицейских. Эти сведения приводятся в письме Хьюман Райтс Вотч генеральному прокурору Казахстана, в котором поднимаются вопросы применения оружия на поражение и заявлений о пытках и недозволенном обращении, включая смерть 50-летнего Базарбая Кенжебаева, который был произвольно задержан 16 декабря, избит в полиции и через несколько дней после освобождения умер от внутренних повреждений. [340]

В этом докладе не рассматриваются в полном объеме нарушения прав человека в связи с применением в Жанаозене оружия на поражение со стороны правительства, а также в последующий период, включая случаи недозволенного обращения и пыток. Тем не менее, важно отметить, что нарушения трудовых прав в нефтяном секторе на западе Казахстана, как они документированы в этом докладе, служили фоном как для декабрьских столкновений, так и для развернутого правительством в начале 2012 г. преследования наиболее активных критиков, многие из которых активно поддерживали нефтяников.

Преследования активистов-нефтяников и представителей политической оппозиции

6 января 2012 г. власти арестовали активиста оппозиционной партии «Алга!» Айжангуль Амирову, которая играла заметную роль в поддержке бастующих нефтяников и активно общалась со СМИ и международными группами. Ей вменялись неконкретные уголовные обвинения в «возбуждении социальной вражды». Примерно через две недели, 23 января, в Алматы по аналогичным обвинениям были арестованы лидер оппозиционной партии «Алга!» Владимир Козлов и член оппозиционного движения «Народный фронт» Серик Сапаргали. В «возбуждении социальной вражды» власти также обвинили театрального режиссера и члена «Народного фронта» Болата Атабаева и лидера оппозиционной молодежной группы Жанболата Мамая. В разное время после начала забастовки в мае каждый из них приезжал в Жанаозен и публично выступал в поддержку бастующих нефтяников.

В заявлении Генеральной прокуратуры от 25 января 2012 г. говорится, что, по мнению властей, «одной из причин массовых беспорядков являлись активные действия отдельных лиц по склонению уволенных рабочих к продолжению акций протеста и жесткому противостоянию властям». В числе лиц, причастных к «разжиганию социальной розни» (так в оригинале – HRW.), названы Козлов, Амирова и Сапаргали.[341] В соответствии с международными нормами о правах человека побуждение уволенных работников к продолжению протестных действий является законной формой реализации права на свободу слова.

В феврале, также по обвинениям в «возбуждении социальной вражды» были арестованы шестеро нефтяников, из которых несколько человек были лидерами забастовщиков в ОМГ, в том числе Акжанат Аминов, которого в августе осудили на год условно за руководство «незаконной» забастовкой по телефону; активист забастовщиков Наталья Ажигалиева; Жанар Сактаганова и Естай Карашаев, каждый из которых подвергался нападению неизвестных в Жанаозене в октябре; активист-нефтяник Айман Унгарбаева; а также Аскар Искендеров. [342]

В июне 2012 г. нефтяники, которым вменялось возбуждение социальной вражды, были неожиданно освобождены со снятием с них обвинений в связи с «деятельным раскаянием» по статье 65 УК РК, за исключением Акжаната Аминова. Аналогичным образом в июле были освобождены со снятием обвинений Болат Атабаев и Жанболат Мамай.

Длительное следствие по делу о «возбуждении социальной вражды» в связи с событиями в Жанаозене в декабре 2011 г. характеризовалось секретностью и непрозрачностью. Комитет национальной безопасности, который вел следствие, так и не обнародовал никаких конкретных фактов относительно высказываний или действий, которые вменяются каждому из  трех активистов.

Уголовный состав «возбуждение социальной вражды» по статье 164 УК сформулирован настолько неконкретно и широко, что может использоваться и в действительности используется для криминализации свободы мнений, их выражения и ассоциации, которую государство обязано защищать по международным нормам о правах человека. Исходя из этого, Хьюман Райтс Вотч считает, что такие обвинения должны быть сняты с активистов политической оппозиции, которые находятся под судом, а сама статья – изменена или отменена.

В дополнение к уголовному преследованию указанных активистов власти возбудили дело об организации или участии в массовых беспорядках в отношении 37 человек, из которых 18 являлись  нефтяниками  ОМГ, принимавшие участие в семимесячной забастовке в 2011 г. [343] Суд над ними начался 27 марта 2012 г. Трое подсудимых - это нефтяники ОМГ, которые активно участвовали в забастовке и публично выступали для привлечения внимания к требованиям работников. Максат Досмагамбетов выступал на пресс-конференции в Москве в июне 2011 г. Талгат Сактаганов в конце сентября 2011 г. ездил в Польшу и рассказывал о забастовке на имплементационной встрече ОБСЕ по человеческому измерению. Роза Тулетаева на протяжении всех семи месяцев забастовки давала информацию и комментарии СМИ и представителям международных организаций.

4 июня 2012 г. городской суд Актау признал 34 из 37 подсудимых виновными в различных преступлениях, включая «организацию и участие в массовых беспорядках» и кражи. 13 человек получили тюремные сроки от трех до семи лет, в том числе Роза Тулетаева, Максат Досмагамбетов и Талгат Сактаганов - семь лет, шесть лет и четыре года соответственно. Из 21 освобожденного пятеро были амнистированы, 16 получили условные сроки от одного до трех лет. Трое подсудимых были оправданы по всем пунктам. [344] Тулетаевой по апелляции приговор был сокращен с семи до пяти лет, остальные оставлены без изменения.

Наблюдатели и журналисты сообщали, что на суде многие подсудимые заявляли, что во время следствия подвергались побоям, удушению, психологическому давлению и другому недозволенному обращению со стороны сотрудников правоохранительных органов, как представляется – с целью принуждения к даче изобличающих показаний на себя или на других. [345] Однако власти не провели беспристрастного и тщательного расследования этих заявлений, отмахнувшись от них после предварительной проверки, по итогам которой было установлено «отсутствие состава преступления в действиях сотрудников правоохранительных органов при реагировании на массовые беспорядки 16 декабря». [346]

Хьюман Райтс Вотч серьезно обеспокоена тем, что власти могли воспользоваться трагическими событиями 16 декабря как предлогом для сведения счетов с теми работниками, которые в предшествовавшие месяцы реализовывали свое законное право на забастовку. В частности, представляется, что власти выбрали для уголовного преследования тех самых нефтяников, которые, как считается, были руководителями или активными  участниками забастовок.

V . Роль «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай», «Озенмунайгаз»

В рамках исследований для этого доклада Хьюман Райтс Вотч 1 февраля 2012 г. направила письма директорам упоминаемых в этом докладе компаний, включая ЕРСАЙ, ОМГ и КБМ с аффилированными компаниями «ТулпарМунайСервис» и «АргымакТрансСервис». Копии направлялись материнским компаниям КБМ - CITIC Resources Holding Limited, мажоритарным акционером которой является китайская  государственная инвестиционная корпорация CITIC Group Corporation, и РД КМГ.

В июне 2012 г. мы также писали в Saipem S.p.A. – материнскую компанию ЕРСАЙ.[347] В этих письмах кратко излагались предварительные выводы Хьюман Райтс Вотч о нарушениях прав работников в контексте трудовых споров и отраслевых акций, которые имели место в соответствующих компаниях в 2011 г. Мы просили руководство компаний ответить на ряд вопросов, с тем чтобы в докладе была отражена позиция как работников, так и работодателей.

2 марта 2012 г. Хьюман Райтс Вотч получила ответ от ЕРСАЙ, в котором заявлялось, что компания рассматривает профсоюзы «как эффективного партнера при согласовании долгосрочных справедливых условий для наших работников в соответствии с правилами и законодательством», и указывалось на «многолетнюю историю конструктивных и коллективных переговорных отношений, берущую начало с момента создания компании в 2003 г.» (см Приложение) [348] Однако в компании не ответили на наши вопросы относительно притеснений членов профсоюза «Каракия» после их общего собрания 11 марта 2011 г. и о соблюдении компанией международных стандартов в области трудовых прав применительно к коллективным переговорам и праву на забастовку, ограничившись ссылкой на то, что отношения компании с профсоюзами регламентируются трудовыми договорами в соответствии с действующим законодательством. Компания не признала нарушения со своей стороны каких-либо прав работников и утверждала, что увольнения производились в соответствии с требованиями действующего законодательства и «не по признаку членства в каком-либо профсоюзе». [349]

11 марта 2012 г. Хьюман Райтс Вотч получила ответ ОМГ, в котором заявлялось, что в компании «давно сложилась практика регулирования условий труда посредством коллективных договоров» (см Приложение). Отвечая на вопрос Хьюман Райтс Вотч о шагах, предпринимавшихся менеджментом для добросовестного рассмотрения претензий работников относительно оплаты труда, ОМГ вновь озвучила свою позицию о том, что требования работников были необоснованными, и привела ссылки на ряд нормативно-правовых документов. В письме говорилось, что «единственное требование, которое менеджмент предъявлял участникам незаконной акции протеста, сводилось к предложению вернуться к работе», и перечислялись меры, принимавшиеся компанией с этой целью, включая объявление 10-дневного моратория на увольнения в июле. В ОМГ также утверждают, что «действия компании в сфере трудовых прав не противоречат международным стандартам в области коллективных и других переговоров и реализации права на забастовку», а также что «при найме работников компания не препятствует и не ограничивает их вступление в профсоюз или, тем более, не увольняет работника или не применяет к нему каких-либо иных мер в связи с его участием в профсоюзной деятельности». [350]

Хьюман Райтс Вотч не получила ответа от КБМ, ТМС и АТС.

Публичные обещания и обязательства в области защиты прав человека

Как рассматривалось выше, любой бизнес обязан уважать права человека. Некоторые компании, включая Saipem S.p.A. и НК «КазМунайГаз» - материнскую компанию КБМ, в той или иной степени отражают эти обязательства в своих внутрикорпоративных политиках. В Saipem S.p.A. существует этический кодекс, в котором правам человека отводится приоритетное место в операционной деятельности: «Как международная компания, а также в совместных предприятиях, Saipem выступает за защиту и поощрение прав человека, которые она считает неотъемлемым и основополагающим достоянием любой человеческой личности». Применительно к свободе ассоциации этический кодекс гласит: «Особое внимание уделяется признанию и обеспечению достоинства, свободы и равенства человеческих личностей, охране труда и свободе профсоюзной ассоциации» (курсив оригинала – HRW). Этический кодекс Saipem S.p.A. распространяется на все дочерние компании, или на «все те, которые в пределах их собственных полномочий и ответственности, осуществляют операционную деятельность в Италии и за рубежом в интересах достижения целей Saipem», в том числе – на «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор».[351]

Материнская компания самой Saipem S.p.A. – Eni S.p.A. также заявляет о приверженности защите и поощрению прав человека в соответствии с Рамками ООН, касающимися «защиты, соблюдения и средств правовой защиты». Свою приверженность правам человека Eni S.p.A. оформила корпоративными Руководящими принципами в области защиты и поощрения прав человека 2007 г., которые распространяются на «Eni и дочерние компании, которыми Eni прямо или косвенно владеет в Италии и за рубежом».[352]

В отношении свободы ассоциации в Руководящих принципах Eni S.p.A.  говорится, что Eni и ее дочерние компании выражают готовность «обеспечивать свободу ассоциации и эффективное признание права на коллективные переговоры посредством защиты права на создание организаций работников и на участие в таких организациях по собственному выбору в соответствии только лишь с правилами соответствующей организации – без проведения различий, предварительного согласования или вмешательства – в интересах защиты собственных интересов в области занятости и в других целях коллективных переговоров в соответствии с национальным законодательством и профильными конвенциями МОТ».[353]

Материнская компания КБМ и ОМГ – АО НК «КазМунайГаз» имеет этический кодекс, в котором декларируется «уважение прав человека», но не раскрываются обязательства компании в сфере трудовых отношений. [354]

Помимо этого, и Eni S.p.A., и АО НК «КазМунайГаз» взяли на себя конкретные обязательства в области прав человека в рамках участия в Глобальном договоре ООН. [355] Присоединившись к нему, они обязались обеспечивать уважение прав человека, включая права работников, в своей операционной деятельности. Как АО НК «КазМунайГаз» и ее дочерние компании, включая КБМ и ее аффилированные компании АТС и ТМС, так и дочерняя компания Eni S. p. A. «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» в равной мере несут обязательства по уважению прав человека в своей операционной деятельности.

По мнению Хьюман Райтс Вотч, государства должны вводить четкие требования к бизнес-структурам, с тем чтобы последние соблюдали свою ответственность по уважению прав человека при любых действиях компании в юрисдикции данного государства и чтобы была обеспечена правовая защита на тот случай, если нарушения все же происходят. Однако даже в отсутствие обязательных национальных требований любой бизнес, как мы считаем, должен предпринимать определенные шаги по соблюдению своих обязательств в области прав человека. Речь, в частности идет о том, что любой бизнес должен проявлять должную заботу о правах человека и учитывать возможные последствия своей деятельности в этой области, что может потребовать прекращения дальнейшей реализации той или иной бизнес-программы в случае, если ее негативных последствий не удастся избежать.

В качестве одной из составляющих такой должной заботы компании должны в обязательном порядке собственными силами или с привлечением стороннего исполнителя проводить заслуживающую доверия оценку последствий для прав человека, которая охватывала бы весь круг потенциальных проблем, включая риск для прав работников, и отражала бы широкий учет мнений затрагиваемых лиц и гражданского общества, включая профсоюзы. Бизнес также должен отслеживать последствия для прав человека в формате непрерывных внутренних процедур и периодических независимых обзоров и принимать меры по исправлению любых выявленных проблем. Важно, чтобы корпоративные процедуры должной заботы распространялись на деловые отношения. Например, компании должны проверять потенциальных деловых партнеров, чтобы не допускать установления деловых связей с физическими или юридическими лицами, нарушающими права человека, включая права работников, и включать обязывающие положения о правах человека в контракты со сторонами, участвующими в соответствующих деловых отношениях (например, поставщиками, подрядчиками, бизнес-партнерами).

В дополнение к этому бизнес-структуры должны обнародовать информацию о том, что ими делается в области прав человека, регулярно публикуя соответствующие отчеты, в том числе в отношении прав работников. В той мере, насколько механизмы примирения и исправления не в состоянии обеспечить адекватное реагирование на претензии, которые могут возникнуть у работников и других, компании должны в полном объеме сотрудничать с официально созданными механизмами обеспечения правовой защиты для пострадавших и ответственности для виновных, включая судебные каналы, если это целесообразно. Важно также, чтобы корпоративные процедуры должной заботы распространялись и на зарубежные операции, если бизнес носит транснациональный характер.

Компании также должны настоятельно призывать правительство к прекращению нарушений в отношении работников – членов профсоюза, которые реализуют свои права, и к приведению национального трудового законодательства в соответствие с международными нормами и договорами с участием Казахстана, а также призывать к расследованию нарушений.

VI . Роль международных партнеров Казахстана

Казахстан является стратегическим партнером для ряда стран, включая США, Германию, Россию и Китай. Сам Казахстан подает себя на международной арене как государство, которое характеризуется политической и экономической стабильностью, привержено демократическим реформам и является надежным международным партнером. На культивирование этого имиджа правительство затрачивает значительные средства: достаточно упомянуть, что в 2011 г. экс-премьер Великобритании Тони Блэр был нанят правительством для консультирования по различным аспектам внешней и внутренней политики. Астана незамедлительно парирует публичную критику политики и практики в области прав человека в Казахстане, декларируя устойчивый прогресс в этой сфере, а в  некоторых случаях не останавливается и перед жестким отпором, угрожая в ответ на критические замечания разрывом отношений с теми или иными партнерами. [356]

В январе 2012 г., через месяц после событий в Жанаозене, министр иностранных дел Ержан Казыханов опубликовал в журнале Foreign Policy статью, в которой утверждалось, что вспышка насилия – это не более чем проявление «болезни роста молодой демократии». [357] Автор характеризовал Казахстан как «динамично развивающуюся зрелую рыночную экономику, выступающую главным локомотивом роста в Центральной Азии», и напоминал читателям о том, что «приверженность [Казахстана] социально-экономическим и политическим реформам превратила его в ключевого союзника и торгового партнера США, России, Китая и Индии в этой стратегически значимой части света». [358] Действительно, Казахстан на протяжении долгого времени выстраивает двусторонние отношения с широким кругом международных партнеров, включая как Россию и Китай, имеющих серьезную заинтересованность  в обеспечении региональной безопасности и крупных запасах нефти в Казахстане, так и США и Евросоюз, которые стремятся диверсифицировать источники импорта энергоресурсов в обход России.

Однако заявления Казахстана о приверженности социальным и политически реформам звучат неубедительно на фоне серьезных и продолжающихся нарушений прав человека в этой стране. Взаимодействующие с Астаной международные актеры, в том числе ЕС, США и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, в прошлом году в определенных пределах критиковали ситуацию с правами человека в Казахстане, включая права на свободу собраний, религии и выражения мнений. Однако на фоне явного ухудшения ситуации с правами человека в Казахстане после председательства этой страны в ОБСЕ в 2010 г. критика со стороны его международных партнеров была, в лучшем случае, непоследовательной и мягкой. Даже в тех случаях, когда они высказывались по проблемам с правами человека, за этим не следовало каких-либо заметных политических выводов. Некоторые эксперты предполагают, что это отчасти может быть связано с тем обстоятельством, что эти партнеры в отношениях с Астаной отдают приоритет геостратегической важности Казахстана и его углеводородным ресурсам. [359]

Наступательная позиция в правах человека не противоречит и не должна противопоставляться стратегическим интересам международных партнеров Казахстана. В действительности, диверсификация источников импорта энергоресурсов или инвестирование в нефтяной сектор Казахстана и отстаивание принципов прав человека – это не взаимоисключающие вещи. Международные партнеры Казахстана должны проводить с Астаной последовательную работу и устанавливать конкретные целевые показатели с четкими временными рамками их достижения в интересах обеспечения того, чтобы правительство Казахстана исправляло ситуацию с правами человека и уважало основополагающие права и свободы.

Международные партнеры Казахстана должны решительно и публично побуждать Астану к наполнению реальным, практическим содержанием декларируемой правительством приверженности правам человека, в том числе через обеспечение полного уважения свободы ассоциации, собраний и выражения мнений, а также прав работников, таких как право на коллективные переговоры и на забастовку. Нужно также побуждать Казахстан к приведению национального законодательства в соответствие с международными нормами в области прав человека и труда.

Заявления международных партнеров в связи с нарушениями
трудовых прав

До событий в Жанаозене в середине декабря 2011 г. международные партнеры Казахстана несколько раз публично высказывались по вопросам нарушения свободы ассоциации, собраний и выражения мнений в связи с продолжительными мирными забастовками на западе страны.

В сентябре 2011 г., через четыре месяца после начала забастовок и через несколько недель после того, как профсоюзный юрист Наталья Соколова была осуждена на шесть лет лишения свободы за выступления по правам работников, Евросоюз выступил с заявлением о верховенстве права и стандартах прав человека в Казахстане. В частности, ЕС призвал Казахстан «соблюдать свои международные обязательства и обещания … в области свободы выражения мнений, ассоциации и собраний, включая право на организацию и на участие в профсоюзной деятельности». [360] Этот призыв был повторен в заявлении ЕС в ноябре 2011 г., в котором дополнительно выражалась «обеспокоенность в связи с положением бастующих работников, их семей и их адвокатов в Мангистауской области». [361]

США в сентябре 2011 г. «обозначили свою обеспокоенность в связи с … осуждением 8 августа на шесть лет заключения Натальи Соколовой». Однако в соответствующем заявлении прямо не выражалась обеспокоенность и не содержался призыв к правительству принять меры в отношении нарушений свободы ассоциации и собраний. [362]

Упущенный шанс: председательство Казахстана в ОБСЕ

В 2010 г. Казахстан председательствовал в ОБСЕ, однако утверждение его кандидатуры было крайне неоднозначным из-за неудовлетворительной практики правительства в соблюдении гуманитарных принципов организации. [363] В конце 2007 г. в ответ на соответствующие озабоченности государств-членов тогдашний министр иностранных дел Марат Тажин обещал, что правительство предпримет в преддверии председательства ряд реформ, включая изменение законодательства о СМИ и выборах и облегчение порядка регистрации политических партий. В феврале 2009 г. правительство в рамках этих обещаний осуществило несколько ограниченных реформ, однако до настоящего времени они не получили содержательного развития.

На протяжении всего срока председательства правительство сохраняло законодательство, ограничивавшее свободу СМИ и собраний, наказывало активистов за реализацию ими своего права на мирный протест, блокировало отдельные сайты и блоги и отказывалось зарегистрировать оппозиционную партию «Алга!». Власти также отвергали неоднократные призывы провести новое – независимое расследование ДТП с участием ведущего правозащитника страны Евгения Жовтиса, который был на неправосудном процессе приговорен к четырем годам лишения свободы за ДТП, повлекшее смерть человека. [364]

Несмотря на это, ключевые международные актеры, в первую очередь – члены ОБСЕ, без какой-либо критики поддержали Казахстан и сотрудничали с ним в преддверии и во время председательства Астаны в ОБСЕ в 2010 г. В целом, они не использовали ни само председательство, ни инициативу Казахстана о проведении в конце года в Астане саммита ОБСЕ, чтобы подтолкнуть давно назревшие реформы. В следующем за неоднозначным председательством году в Казахстане было принято законодательство по вопросам религии и СМИ, нарушающее нормы о правах человека.

Привилегированные партнеры: отношения между ЕС и Казахстаном

Европейский союз является ключевым партнером Казахстана и имеет все возможности, чтобы использовать тесные политические и экономические связи в интересах содействия реальным реформам в области прав человека. С момента оформления юридических рамок отношений Соглашением о партнерстве и сотрудничестве 1999 г. Казахстан последовательно развивает сотрудничество с ЕС. В настоящее время ведутся переговоры о заключении расширенного соглашения, предусматривающего для Казахстана привилегированный политический и экономический статус.

Еврокомиссар по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон заявила: «Успешное завершение переговоров будет зависеть от хода демократических реформ, в частности в области укрепления свободы выражения мнений и СМИ, свободы ассоциации и собраний и совершенствования избирательных процессов в интересах приведения их в соответствие с международными стандартами». [365]

Эта позиция была подтверждена в резолюции Европарламента по Казахстану от 15 марта 2012 г., в которой к Астане обращен призыв «предпринять все усилия для улучшения ситуации с правами человека в стране» и подчеркивается, что «продвижение переговоров по новому расширенному Соглашению о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном должно зависеть от прогресса в политических реформах». [366]

Перспектива повышения уровня отношений дает Евросоюзу уникальную возможность содействовать реформам в области прав человека в Казахстане посредством формулирования конкретных измеримых целевых показателей, которые власти этой страны должны реализовать до завершения переговоров по СПС. В числе таких показателей должны быть конкретные шаги по исправлению нарушений трудовых и других прав человека, на которые указывается в этом докладе.

Германия

Среди отдельных членов ЕС значительные и давние двусторонние связи с Казахстаном сложились у Германии. Казахстан занимает третье место среди поставщиков нефти этой стране и является ключевым энергетическим и торговым партнером Германии в Центральной Азии. Объем двусторонней торговли в 2010 г. составлял 5,8 млрд. долл. США. В последние годы Германия ищет возможности снизить зависимость своего импорта энергоресурсов от России, и неоднократно принимала у себя президента Назарбаева, последний раз – в феврале 2012 г. В ходе таких визитов канцлер Германии Ангела Меркель затрагивала проблемы прав человека, но при этом со стороны Берлина не наблюдалось каких-либо других заметных усилий, чтобы обращать внимание Астаны на проблемы с правами человека или побуждать к реформам, в особенности в преддверии председательства Казахстана в ОБСЕ в 2010 г.

В феврале 2012 г. Германия и Казахстан заключили 50 новых соглашений о сотрудничестве в области редкоземельных металлов и другого сырья, а также промышленности и технологий общим объемом на 4 млрд. долл. США. [367] Находясь в Берлине 8 февраля 2012 г., президент Назарбаев назвал это «прорывом» в двусторонних отношениях и заявил, что «Германия и Казахстан выходят на новый уровень стратегического партнерства с широкими перспективами». [368] Канцлер Меркель заявила журналистам, что на переговорах с президентом Назарбаевым поднимала вопросы прав человека. В СМИ приводились ее слова: «Разумеется, когда мы говорим об экономических интересах, мы также затрагиваем права человека и необходимость соблюдения демократических принципов». [369]

После такого «прорыва» у Германии есть все возможности, чтобы использовать свое стратегическое партнерство с Казахстаном для побуждения Астаны к соблюдению международных обещаний, а также для того, чтобы оказать весомую поддержку Евросоюзу в вопросе увязки развития сотрудничества с выполнением конкретных целевых показателей.

Великобритания

Еще одним ключевым партнером Казахстана является Великобритания, входящая в тройку лидеров по объему прямых иностранных инвестиций в эту страну. Британское посольство в Казахстане заявляет о поддержке «проектов, направленных на содействие ощутимому прогрессу в правах человека», [370] однако эти усилия, как представляется уступают по приоритетности экономическим интересам Великобритании, особенно в связи с той ролью, которую играет экс-премьер Тони Блэр, который в настоящее время выступает одним из самых активных лоббистов инвестиционной привлекательности Казахстана.

Правительство Казахстана наняло Тони Блэра и его партнеров в 2011 г. как консультантов по экономическим и другим вопросам. [371] Последней по времени промоакцией стало появление в апреле 2012 г. рекламного ролика, в котором Блэр превозносил высокие темпы экономического роста после обретения Казахстаном независимости. Его пресс-секретарь уверял СМИ, что в исходном интервью Блэр упоминал о необходимости политических реформ и правах человека в Казахстане, однако в ролике эти фрагменты демонстративно отсутствовали. [372]

Тесные и давние связи между США и Казахстаном

США являются давним и важным партнером Казахстана. За последние 20 лет они тесно сотрудничали по целому ряду вопросов, включая ядерное нераспространение, экономическое развитие и региональную безопасность. Американские компании одними из первых пришли в нефтяной сектор Казахстана в начале 1990-х гг.

Американские официальные лица на протяжении прошедшего года публично высказывались по ситуации с правами человека в Казахстане. Так, в январе 2012 г. зам. госсекретаря по Южной и Центральной Азии Роберт Блейк отмечал, что Казахстану нужно обеспечить большую свободу СМИ, независимость судебной власти, невмешательство в деятельность гражданского общества и законодательство, которое гарантировало бы свободные и справедливые выборы. [373] В марте 2012 г. в связи с Саммитом по ядерной безопасности в Сеуле президент Обама вспоминал историю тесного американо-казахстанского сотрудничества в региональной безопасности и торговле, [374] упомянув о своих планах обсудить «с президентом Казахстана усилия по дальнейшему расширению демократии и прав человека в Казахстане, что будет способствовать дальнейшему росту и процветанию в будущем». [375]

И все же, правительство США может и должно делать больше в интересах занятия более принципиальной позиции в своих двусторонних отношениях с Казахстаном. В апреле 2012 г. в Вашингтоне состоялся первый раунд двустороннего «диалога стратегического партнерства», направленного на углубление такого партнерства, но не сопровождавшегося установлением конкретных целевых показателей и четких временных рамок их реализации в контексте нового формата диалога.

Другие международные партнеры Казахстана

Казахстан поддерживает партнерские связи в двусторонних и многосторонних форматах как с Китаем, так и с Россией. Все три государства входят в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), созданную в 2001 г. для содействия экономическому развитию и региональной безопасности в Центральной Азии в качестве региональной альтернативы НАТО. Устав ШОС содержит упоминание о правах и основных свободах, которые Казахстан, Китай и Россия обязываются уважать. Однако все три государства настолько же сдержанно говорят о правах человека в своей внешней политике, насколько не спешат соблюдать свои обязательства относительно прав человека в собственных странах.

После распада СССР Казахстан и Россия сохранили тесные двусторонние связи по широкому кругу направлений. [376] В 2010 г. Россия, Казахстан и Беларусь создали Евразийский таможенный союз, направленный на облегчение взаимной торговли и создание в перспективе единого экономического пространства, несмотря на то что это создавало России определенные проблемы с вступлением в Всемирную торговую организацию, к которому она стремилась на протяжении последних 19 лет. [377] После распада СССР нефтяной экспорт Казахстана оказался в значительной степени зависимым от российской системы трубопроводов, хотя правительство и предпринимает усилия по диверсификации экспортной инфраструктуры нефти и газа, в том числе – в Китай. [378]   Несмотря на это, Россия стремится к сохранению своего почти монопольного положения транзитера казахстанской нефти в Европу.

Китай и Казахстан в последние годы сотрудничают по таким вопросам, как региональная безопасность, энергетика, строительство трубопроводов, а также развитие автомобильных и железных дорог. В июне 2011 г. председатель КНР Ху Цзиньтао и президент Назарбаев договорились о всеобъемлющем стратегическом партнерстве, подписав ряд двусторонних соглашений в области экономики, торговли и охраны окружающей среды. [379] Китай, будучи заинтересованным в диверсификации источников своего импорта нефти, стремится к наращиванию инвестиций в нефтяной сектор Казахстана. В феврале 2011 г. Казахстан и Китай подписали контракты на поставки урана и финансирование нефтяных проектов, в результате чего Китай занял второе место в структуре казахстанского импорта. [380]

Об авторах

Автором этого доклада является Мира Ритман, исследователь Отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. Она же выполняла основную часть исследований. В работе над докладом также принимали участие интерн Отделения по Европе и Центральной Азии Сейуорд Дарби (вопросы МОТ, стандартов трудовых прав, профсоюзного движения Казахстана) и Лайза Майсол, старший исследователь программы «Бизнес и права человека» (разделы «Общие сведения», «Роль ЕРСАЙ, КБМ и ОМГ).

Таня Локшина, старший исследователь Отделения по Европе и Центральной Азии, работала непосредственно в Жанаозене после событий декабря 2011 г., документируя нарушения прав человека, по которым Хьюман Райтс Вотч в феврале 2012 г. направляла письмо в Генеральную прокуратуру Казахстана.

Редакция: Джейн Бьюкенен, старший исследователь Отделения по Европе и Центральной Азии; Хью Уильямсон, директор Отделения по Европе и Центральной Азии; Арвинд Ганешан, директор программы «Бизнес и права человека», Эшлин Рейди, старший юрисконсульт; Том Портеус, зам. директора по программам Хьюман Райтс Вотч.

Редакционно-экспертные консультации: Вероника Сзенте Голдстон, директор Хьюман Райтс Вотч по правозащитному лоббированию в Европе и Центральной Азии; Ланс Компа, старший преподаватель Школы промышленных и трудовых отношений Корнельского университета; Евгений Жовтис, председатель Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности.

Подготовка к публикации: Кэтлин Мартин, сотрудник Отделения по Европе и Центральной Азии; Виктория Ким, координатор Отделения по Европе и Центральной Азии; Анна Лоприор, креативный менеджер и фоторедактор; Грейс Чои, директор по публикациям; Фицрой Хепкинс, обработка почты. Старший сотрудник Отделения по Европе и Центральной Азии Эрика Лэлли обеспечивала техническое сопровождение на всех этапах исследований и подготовки доклада. Перевод на русский – Игорь Гербич.

Хьюман Райтс Вотч глубоко признательна всем членам профсоюзов, активистам, адвокатам и нефтяникам, которые согласились встретиться с нами и ответить на наши вопросы.

Приложение

1)     Письмо Хьюман Райтс Вотч ЕРСАЙ Каспиан Контрактор от 1 февраля 2012 г.

2)    Письмо ЕРСАЙ Каспиан Контрактор Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

3)    Письмо Хьюман Райтс Вотч «Озенмунайгаз» от 1 февраля 2012 г.

4)    Письмо «Озенмунайгаз» Хьюман Райтс Вотч от 12 марта 2012 г.

5)     Письмо Хьюман Райтс Вотч Министерству труда и социальной защиты от 4 июня 2012 г.

Перевод с английского

1 февраля 2012 г.

Камилло Череза

Генеральный Директор

ТОО «Ер-Сай Каспиан Контрактор»

ул. Казыбек би, 41, офис 406

480100 г. Алматы Тел..: +7 7272 980186

Факс: +7 7272 980185

Уважаемый Господин Череза!

От лица Хьюман Райтс Вотч свидетельствую Вам свое уважение и имею честь сообщить, что в настоящее время мы готовим доклад о праве граждан Казахстана на свободу собраний и ассоциации, включая право на создание профсоюзов и ведение профсоюзной деятельности. Доклад оценивает соблюдение корпорациями и правительством международных стандартов в области свободы ассоциации работников в контексте трудовых споров и забастовок, которые начались в мае 2011 г. в нефтегазовом секторе Мангистауской области. В докладе рассматривается реакция властей и Вашей компании на действия работников по организации в профсоюзы и по ведению коллективных трудовых переговоров с акцентом на законодательство и практики, которые могут входить в противоречие с международными стандартами свободы ассоциации.

Как Вам, возможно, известно, Хьюман Райтс Вотч является неправительственной организацией, осуществляющей мониторинг и освещение ситуации с правами человека в более чем 90 странах по всему миру. В рамках исследований на местах мы собираем факты посредством опроса пострадавших от нарушений, местных правозащитников, экспертов по стране и официальных чиновников. Информация об этих нарушениях обнародуется в виде пресс-релизов, документов правозащитного лоббирования, а также докладов. За последние годы мы опубликовали доклады о правах работников в таких странах, как США, Китай, Тунис и Вьетнам.

Международные нормы, на которые ссылается вышеупомянутый доклад, включают декларации и конвенции Международной организации труда (МОТ), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. Как Вам, возможно, известно, в 2000 и 2001 гг. соответственно Казахстан ратифицировал Конвенцию МОТ № 87 о свободе ассоциации и защите права на организацию и Конвенцию МОТ № 98 о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров. Оба международных пакта были ратифицированы Казахстаном в 2006 г.

В ходе выездов в Мангистаускую область в середине августа и в конце октября 2011 г. Хьюман Райтс Вотч были опрошены работники компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», участвовавшие в забастовке, которая началась у верфи Курык 11 мая 2011 г., в том числе – члены независимого профсоюза «Каракия». Наши собеседники утверждали, что в предшествовавшие забастовке месяцы менеджмент вмешивался в дела профсоюза «Каракия» и притеснял его членов, а также что забастовщиков в массовом порядке увольняли.

Мы бы хотели обеспечить отражение в любых наших будущих материалах информации и позиций со стороны как работников, так и работодателей. Ниже приводятся некоторые предварительные результаты наших исследований, и мы надеемся получить Ваши ответы на наши вопросы и любую другую информацию, которую Вы сочтете нужным предоставить.

Общее вмешательство и ограничения в отношении деятельности профсоюза «Каракия»

Опрошенные нами члены профсоюза «Каракия» рассказывали о вмешательстве и ограничениях на деятельность в отношении этого независимого профсоюза со стороны менеджмента «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор».

По их словам, менеджмент налагал неоправданные ограничения в отношении профсоюзного лидера Нурбека Кушакбаева, разрешив ему появляться на верфи Курык только раз в месяц. Работники компании также указывали на дифференцированное отношение к другому профсоюзу – «Актау», которому на территории верфи был предоставлен офис с телефоном и компьютером, в то время как «Каракии» не было выделено ни помещения, ни оргтехники.

Как сообщили нам несколько членов профсоюза «Каракия», Кушакбаев оспорил эти ограничения в суде, и они были признаны незаконными в первой и второй инстанции (копии решений в досье Хьюман Райтс Вотч). Однако в кассационной инстанции «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» добилась отмены этих решений.

В связи с вышеизложенным были бы признательны за получение ответов на следующие вопросы:

  • На каком основании менеджмент ограничил доступ на территорию компании профсоюзному лидеру Нурбеку Кушакбаеву всего одним посещением в месяц?
  • Как в компании соотносят такое ограничение с обязательствами администрации в части уважения свободы ассоциации и права работников на создание профсоюзов и участие в них?
  • Почему профсоюзу «Актау» был предоставлен офис, а профсоюзу «Каракия» - нет?

Притеснения и допросы в отношении членов профсоюза «Каракия»

Опрошенные нами работники утверждали, что менеджмент «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» препятствовал проведению общих собраний профсоюзом «Каракия» и систематически запугивал членов профсоюза после общего собрания 11 марта 2011 г.

Как говорят члены профсоюза, Нурбеку Кушакбаеву, когда он 11 марта прибыл на верфь Курык, было отказано в разрешении на проведение собрания всех членов профсоюза «Каракия». Они рассказывали, как вместо этого встречались с Кушакбаевым во время перерывов на обед и кофе, чтобы обсудить профсоюзные требования о повышении заработной платы, пересмотре коллективного трудового договора, равенстве в оплате труда с иностранными работниками, а также о невмешательстве в деятельность профсоюза. Всего под этими требованиями подписались 217 работников, и на следующей неделе копия протокола собрания от 11 марта была направлена менеджменту компании.

По словам членов профсоюза «Каракия», после предъявления ими своих требований работников стали вызывать в отделы кадров и безопасности, где опрашивали и требовали писать заявления; в ряде случаев имели место притеснения и угрозы в отношении работников, чьи фамилии фигурировали в списке. Опрошенные нами работники «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» также отмечали, что в опросах работников на верфи Курык участвовали сотрудники местной полиции.

Со слов членов профсоюза «Каракия», им задавали общие вопросы относительно собрания 11 марта (где и когда оно проходило, сколько человек присутствовало и почему), а также требовали писать в заявлениях, что они не участвовали в общем собрании 11 марта. Один работник утверждал, что ему пригрозили срезать зарплату за якобы оставление рабочего места для участия в собрании, хотя последнее проводилось во время перерывов на обед и кофе, другие говорили, что некоторым работникам, которых вызывали для объяснений, угрожали увольнением.

Несколько опрошенных нами членов профсоюза также рассказывали, как после расспросов на верфи Курык сотрудниками полиции и представителями администрации компании их также вызывали для дачи объяснений в полицейский участок в Курыке – городе примерно в 8 км от одноименной верфи компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор». Один из работников утверждал, что активное участие в расспросах членов профсоюза «Каракия» принимал Магомед Башир из отдела кадров, который даже приезжал в полицию в Курык.

В связи с вышеизложенным были бы признательны за получение ответов на следующие вопросы:

  • Работники утверждают, что им не дали провести общее собрание 11 марта 2011 г. Не могли бы Вы объяснить, почему компания не разрешила профсоюзу провести общее собрание?
  • Почему впоследствии членов профсоюза «Каракия» вызывали в отделы кадров и безопасности для дачи объяснений относительно участия в собрании 11 марта 2011 г., а от некоторых требовали писать, что они не были на собрании? На каком основании менеджмент «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» требовал письменных объяснений от членов профсоюза «Каракия»?
  • Угрожали ли представители администрации компании увольнением членам профсоюза «Каракия» за участие в профсоюзной деятельности, такой как собрание 11 марта?
  • Имело ли место со стороны «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» обращение к местным правоохранительным органам о привлечении последних к опросу членов профсоюза относительно участия в собрании 11 марта на верфи Курык? На каком основании местная полиция участвовала в опросах членов профсоюза на территории компании и на каком основании местная полиция брала объяснения и требовала писать объяснительные от членов профсоюза «Каракия» относительно собрания 11 марта на территории верфи Курык?
  • Какие шаги были предприняты менеджментом «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» для добросовестного рассмотрения претензий профсоюза «Каракия», включая требования о повышении зарплаты и о равной оплате труда с иностранными работниками, а также пересмотр коллективного трудового договора?

Забастовка и увольнения ее участников

11 мая 2011 г. работники «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» объявили забастовку на верфи Курык. К членам профсоюза «Каракия» присоединились еще несколько сотен работников компании, поддержавшие их требования. Всего работу прекратили около 700 человек.

18 мая Специализированный межрайонный экономический суд Мангистауской области признал забастовку незаконной. Как следует из решения суда (копия в досье Хьюман Райтс Вотч), профсоюз «Каракия» не обеспечил соблюдения законодательства о забастовках по части 1 статьи 289 Трудового кодекса РК. Суд также признал «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» опасным производственным объектом, забастовки на котором запрещены частью 1 статьи 303 ТК РК.

Как разъяснили нам работники, 11 марта они провели общее собрание, а 10 апреля – конференцию делегатов, чтобы согласовать требования к менеджменту, передать их и начать примирительную процедуру. Однако менеджмент отказался, указав на невыполнение профсоюзом требований части 1 статьи 289 Трудового кодекса.

Однако, по нашему мнению, законодательство Казахстана о коллективных трудовых переговорах и праве на забастовку не отвечает международным стандартам. В то время как Конституция и Трудовой кодекс гарантируют право на забастовку, громоздкие и длительные примирительные процедуры и запрет забастовок в определенных отраслях серьезно ущемляют это право.

В своих заключительных замечаниях по Казахстану Комитет экспертов МОТ по вопросам применения Конвенций и Рекомендаций признал, что требование о проведении собрания с участием не менее половины от общего числа работников – членов профсоюза ущемляет право работников на коллективные трудовые переговоры: «Профсоюзы должны пользоваться свободой в определении процедуры предъявления претензий работодателю, а … законодательство не должно препятствовать деятельности профсоюза, обязывая его  созывать общее собрание каждый раз, когда возникает необходимость предъявления претензий работодателю».

В 2009 и 2011 г. Комитет экспертов МОТ предлагал Казахстану «принять необходимые меры для изменения статьи 289 Трудового кодекса, с тем чтобы обеспечить право профсоюзов на предъявление требований работодателю без предварительного одобрения общим собранием работников». Комитет предложил правительству информировать о мерах, принятых или планируемых в этой области, однако поправки в кодекс до сих пор не внесены.

Помимо этого, законодательство о запрещении забастовок «на опасных производственных объектах», как представляется, сформулировано туманно и, соответственно, накладывает потенциально широкие ограничения на право на забастовку. Комитет по свободе ассоциации неизменно указывает на то, что, по общему правилу, нефтяной сектор не относится к жизнеобеспечивающим отраслям в строгом понимании этого термина и не является службой, «перерыв в функционировании которой мог бы создать угрозу жизни, личной безопасности или здоровью всего населения или его части».[381]

Как рассказали нам члены профсоюза «Каракия», после начала забастовки начались увольнения ее участников. По их оценкам, не менее 400 человек были уволены или вынуждены уволиться.

В соответствии со статьей 304 ТК РК «при признании судом забастовки незаконной работодатель может привлечь к дисциплинарной ответственности работников, принимавших участие в организации или проведении забастовки». Однако МОТ указывает, что «увольнение работников в связи с забастовкой, которая является законной формой профсоюзной деятельности, составляет серьезную дискриминацию в области занятости и противоречит Конвенции № 98».[382] Даже в тех случаях, когда законность забастовки оспаривается, отмечает МОТ, «санкции могут применяться в связи с забастовками только при наличии нарушений таких запретов забастовок, которые сами по себе соответствуют принципам свободы ассоциации».[383] При этом любые санкции за незаконные действия, связанные с забастовками, должны быть соразмерны тяжести нарушения или вины. Увольнение за реализацию права на забастовку не является соразмерным «дисциплинарным взысканием».

Несколько из опрошенных Хьюман Райтс Вотч работников рассказывали, как их увольняли в порядке, который, как представляется, противоречит национальному трудовому законодательству. По ч. 2 статьи 73 ТК РК «работодатель обязан затребовать письменное объяснение от работника до применения дисциплинарного взыскания [курсив - HRW ]. … В случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт».

По словам одного из работников, он узнал о своем увольнении через несколько дней после начала забастовки – когда его имя на месте забастовки огласили в числе уволенных. Он говорит, что представители менеджмента несколько раз выходили к забастовщикам, чтобы зачитать списки уволенных. Другого работника, как тот утверждает, уволили примерно через две недели после забастовки. Он заявил нам, что лично не ходил в компанию, а узнал об увольнении из уведомления, которое пришло на дом.

В соответствии с трудовым законодательством Казахстана работодатель может расторгнуть трудовой договор по статье 62 ТК РК только после соблюдения условий, обозначенных в статье 73 («Порядок применения и обжалования дисциплинарных взысканий») и статье 74 («Сроки наложения дисциплинарных взысканий»).

В связи с вышеизложенным были бы признательны за получение ответов на следующие вопросы:

  • Прокомментируйте, пожалуйста, соблюдение компанией «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» международных стандартов в области трудовых прав в части коллективных переговоров и права на забастовку.
  • Сколько работников было уволено с 11 мая по 31 июня?
  • Сколько из уволенных были членами профсоюза «Каракия»? На каком основании они были уволены? Сколько принимали участие в забастовках?
  • Какие меры принимались менеджментом «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», для обеспечения того, чтобы каждому работнику, в отношении которого стоял вопрос об увольнении, делалось адекватное предупреждение и давалась возможность ответить на претензии со стороны менеджмента до расторжения с ним трудового договора?

Двое работников компании сообщили Хьюман Райтс Вотч, что примерно через 10 - 15 дней после начала забастовки менеджмент закрыл проход на верфь Курык, лишив работников доступа на базу, в том числе в общежитие для иногородних, работающих вахтовым методом. По словам одного работника, только у одних ворот было выставлено около двух десятков охранников. Еще один работник в интервью Хьюман Райтс Вотч привел случай, когда личные вещи одного из работников были вынесены из его комнаты в общежитии.

Не могли бы Вы объяснить, чем было вызвано решение администрации компании перекрыть доступ на территорию для забастовщиков, в том числе тех, которые проживали в общежитии на территории верфи Курык?

Были бы также признательны за сообщение некоторых общих сведений о компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», в том числе:

  • Какова общая численность работников компании в Казахстане?
  • Какова общая численность работников на верфи Курык в Мангистауской области?
  • Сколько всего работников зарегистрированы в качестве членов профсоюза «Каракия»?

Просим также предоставить копии внутренних нормативных документов компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» по вопросам взаимоотношений с профсоюзами.

Хьюман Райтс Вотч исходит из принципиальной важности справедливого, сбалансированного и достоверного освещения фактов. Мы заинтересованы в получении Вашего видения вышеописанных событий и Ваших разъяснений относительно того, насколько действия компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» на верфи Курык соответствуют международным нормам в области трудовых прав. Рассчитываем на Ваши комментарии по вышеуказанным вопросам и на любые дополнительные комментарии и материалы, которые Вы сочтете необходимым нам предоставить по этим вопросам.

Имеем честь просить о письменном ответе на это письмо не позднее 29 февраля 2012 г., с тем чтобы мы успели отразить Вашу позицию в готовящемся докладе Хьюман Райтс Вотч.

Благодарю Вас за внимание.

Искренне Ваш

Хью Уильямсон,

директор по Европе и Центральной Азии

Хьюман Райтс Вотч

CC:

Kassym Abzhanov, President

Lancaster Group Kazakhstan

172 Dostyk Avenue 050051 Almaty Republic of Kazakhstan

Tel.: +7 727 2619080 • Fax: +7 727 2619075

Rossano Tomaselli, Director

SAIPEM S.p.A. Branch Office, 41, Kazybek bi Street, Park Palace - Office 406, 480100 Almaty - REPUBLIC OF KAZAKHSTAN  Tel.: +7 7272 980186 • Fax: +7 7272 980185 

image002.jpg

image003.jpg

image005.jpg

Перевод с английского

1 февраля 2012 г.

Генеральный Директор

ОзенМунайГаз

Ул. Сатпаева 3

Жанаозен, Мангистауская область

Тел.: +7 72934 63279, 63982 Факс: +7 72934 63279

Уважаемый(ая) Господин/Госпожа!

От лица Хьюман Райтс Вотч свидетельствую Вам свое уважение и имею честь сообщить, что в настоящее время мы готовим доклад о праве граждан Казахстана на свободу собраний и ассоциации, включая право на создание профсоюзов и ведение профсоюзной деятельности. Доклад оценивает соблюдение корпорациями и правительством международных стандартов в области свободы ассоциации работников в контексте трудовых споров и забастовок, которые начались в мае 2011 г. в нефтегазовом секторе Мангистауской области. В докладе рассматривается реакция властей и Вашей компании на действия работников по организации в профсоюзы и по ведению коллективных трудовых переговоров с акцентом на законодательство и практики, которые могут входить в противоречие с международными стандартами свободы ассоциации.

Как Вам, возможно, известно, Хьюман Райтс Вотч является неправительственной организацией, осуществляющей мониторинг и освещение ситуации с правами человека в более чем 90 странах по всему миру. В рамках исследований на местах мы собираем факты посредством опроса пострадавших от нарушений, местных правозащитников, экспертов по стране и официальных чиновников. Информация об этих нарушениях обнародуется в виде пресс-релизов, документов правозащитного лоббирования, а также докладов. За последние годы мы опубликовали доклады о правах работников в таких странах, как США, Китай, Тунис и Вьетнам.

Международные нормы, на которые ссылается вышеупомянутый доклад, включают декларации и конвенции Международной организации труда (МОТ), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. Как Вам, возможно, известно, в 2000 и 2001 гг. соответственно Казахстан ратифицировал Конвенцию МОТ № 87 о свободе ассоциации и защите права на организацию и Конвенцию МОТ № 98 о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров. Оба международных пакта были ратифицированы Казахстаном в 2006 г.

В ходе выездов в Мангистаускую область в середине августа и в конце октября 2011 г. Хьюман Райтс Вотч были опрошены работники ПФ «Озенмунайгаз», которые участвовали в забастовке, начавшейся в УОС-5 26 мая 2011 г. Они утверждали, что администрация не рассмотрела должным образом их претензии по оплате труда, а после майского протеста уволила работников за участие в забастовке.

Мы бы хотели обеспечить отражение в любых наших будущих материалах информации и позиций со стороны как работников, так и работодателей. Ниже приводятся некоторые предварительные результаты наших исследований, и мы надеемся получить Ваши ответы на наши вопросы и любую другую информацию, которую Вы сочтете нужным предоставить.

Трудовой спор и забастовка в мае 2011 г .

Как утверждают опрошенные нами работники, истоки трудового спора, приведшего к голодовке и забастовке в ПФ «Озенмунайгаз» относятся к весне 2010 г., когда менеджмент ПФ распространял письменные уведомления о планах введения новой системы оплаты труда, предупреждая работников, что в случае несогласия они будут уволены.

В интервью Хьюман Райтс Вотч работники ПФ утверждали, что в ответ на это они начали забастовку 1 марта 2010 г. По словам опрошенных нами представителей работников, примерно через две недели – 19 марта бастующие и менеджмент согласились образовать президиум для рассмотрения претензий работников и предлагаемых изменений в оплате труда. После этого забастовщики вернулись на рабочие места.

В июне 2010 г. работники и администрация ПФ «Озенмунайгаз» подписали дополнительное соглашение о введении новой системы оплаты труда. Однако, как говорят работники, несмотря на заверения менеджмента в том, что новая система не скажется негативно на заработке и что будут введены тарифные коэффициенты, в действительности со временем общий заработок стал уменьшаться. В феврале 2011 г. был подписан новый трудовой договор, несмотря на возражения некоторых представителей работников против новой системы оплаты труда, которая закреплялась этим договором.

В апреле 2011 г. работники ПФ «Озенмунайгаз» направили запросы относительно новой системы оплаты труда менеджменту и в различные государственные инстанции, включая Министерство труда и социальной защиты населения. После этого небольшая группа работников была приглашена на встречу с заместителем министра Бектасом Нурумбетовым в Актау. В числе приглашенных были Наталья Ажигалиева, Роза Тулетаева и Акжанат Аминов. По сведениям, им было сказано, что система оплаты труда, закрепленная в дополнительном соглашении от июня 2010 г. и в коллективном трудовом договоре от февраля 2011 г. соответствует законодательству и не нарушает права работников.

Как заявил нам один из работников ПФ «Озенмунайгаз», работники решили объявить голодовку именно после этой встречи, на которой им недвусмысленно объяснили, что никакие изменения и дополнения относительно вопросов оплаты труда в коллективный трудовой договор вноситься не будут. Начиная с 16 мая около двух десятков работников подали соответствующие заявления менеджменту ПФ и местным властям.

26 мая от 10 до 20 работников начали голодовку в УОС-5, одновременно еще несколько сотен работников в знак поддержки прекратили работу. На следующий день городской суд Жанаозена признал забастовку незаконной. Как следует из решения суда (копия в досье Хьюман Райтс Вотч), работники не обеспечили соблюдения законодательства о забастовках по статьям 289-293 и 298-299 Трудового кодекса РК. Суд также сослался на часть 1 статьи 303 ТК РК, запрещающую забастовки на опасных производственных объектах.

Трудовой протест в ПФ «Озменмунайгаз» действительно мог не соответствовать требованиям законодательства, однако, по нашему мнению, само законодательство Казахстана о коллективных трудовых переговорах и праве на забастовку не отвечает международным стандартам. В то время как Конституция и Трудовой кодекс гарантируют право на забастовку, громоздкие и длительные примирительные процедуры и запрет забастовок в определенных отраслях серьезно ущемляют это право. К тому же у нас нет информации о каких-либо шагах со стороны менеджмента ПФ, которые свидетельствовали бы о добросовестном рассмотрении заявлений по меньшей мере 22 работников с изложением перечня претензий, касающихся оплаты труда.

В своем решении от 27 мая городской суд Жанаозена сослался на нарушение части 1 статьи 298 ТК РК: «Требования работников … формируются и утверждаются на общем собрании (конференции) работников при наличии не менее половины от общего числа работников организации большинством голосов участников собрания (конференции)».

В своих заключительных замечаниях по Казахстану Комитет экспертов МОТ по вопросам применения Конвенций и Рекомендаций признал, что требование о проведении собрания с участием не менее половины от общего числа работников – членов профсоюза ущемляет право работников на коллективные трудовые переговоры: «Профсоюзы должны пользоваться свободой в определении процедуры предъявления претензий работодателю, а … законодательство не должно препятствовать деятельности профсоюза, обязывая его  созывать общее собрание каждый раз, когда возникает необходимость предъявления претензий работодателю».

В 2009 и 2011 г. Комитет экспертов МОТ предлагал Казахстану «принять необходимые меры для изменения статьи 289 Трудового кодекса, с тем чтобы обеспечить право профсоюзов на предъявление требований работодателю без предварительного одобрения общим собранием работников». Комитет предложил правительству информировать о мерах, принятых или планируемых в этой области, однако поправки в кодекс до сих пор не внесены.

Помимо этого, законодательство о запрещении забастовок «на опасных производственных объектах», как представляется, сформулировано туманно и, соответственно, накладывает потенциально широкие ограничения на право на забастовку. Комитет по свободе ассоциации неизменно указывает на то, что, по общему правилу, нефтяной сектор не относится к жизнеобеспечивающим отраслям в строгом понимании этого термина и не является службой, «перерыв в функционировании которой мог бы создать угрозу жизни, личной безопасности или здоровью всего населения или его части».[384]

В связи с вышеизложенным были бы признательны за получение ответов на следующие вопросы:

·         Какие шаги были предприняты менеджментом ПФ «Оземунайгаз» для добросовестного рассмотрения претензий работников по системе оплаты труда после получения компанией заявлений по меньшей мере от 22 работников о намерении объявить голодовку?

Увольнения участников забастовки

Участники голодовки в интервью Хьюман Райтс Вотч утверждали, что были первыми среди уволенных на ПФ «Озенмунайгаз». Другие рассказывали нам об увольнениях после участия в забастовке.

В соответствии со статьей 304 ТК РК «при признании судом забастовки незаконной работодатель может привлечь к дисциплинарной ответственности работников, принимавших участие в организации или проведении забастовки». Однако МОТ указывает, что «увольнение работников в связи с забастовкой, которая является законной формой профсоюзной деятельности, составляет серьезную дискриминацию в области занятости и противоречит Конвенции № 98».[385] Даже в тех случаях, когда законность забастовки оспаривается, отмечает МОТ, «санкции могут применяться в связи с забастовками только при наличии нарушений таких запретов забастовок, которые сами по себе соответствуют принципам свободы ассоциации ».[386] При этом любые санкции за незаконные действия, связанные с забастовками, должны быть соразмерны тяжести нарушения или вины. Увольнение за реализацию права на забастовку не является соразмерным «дисциплинарным взысканием».

С мая 2011 г. на ПФ «Озенмунайгаз» за участие в забастовке были уволены сотни работников. В заявлении от 26 августа, размещенном на сайте головной компании - АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» указывалось: «Учитывая, что основной задачей Компании является обеспечение нормального производственного процесса …, РД КМГ была вынуждена продолжить увольнения не выходящих на работу участников незаконной акции протеста в соответствии с Трудовым кодексом РК».[387] В СМИ сообщалось об увольнении до 989 работников.[388]

Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники рассказывали, как их увольняли в порядке, который, как представляется, противоречит национальному трудовому законодательству. По ч. 2 статьи 73 ТК РК «работодатель обязан затребовать письменное объяснение от работника до применения дисциплинарного взыскания [ курсив - HRW ]. … В случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт». В соответствии с трудовым законодательством Казахстана работодатель может расторгнуть трудовой договор по статье 62 ТК РК только после соблюдения условий, обозначенных в статье 73 («Порядок применения и обжалования дисциплинарных взысканий») и статье 74 («Сроки наложения дисциплинарных взысканий»).

Одна из работниц рассказывала Хьюман Райтс Вотч, что через два после того, как она присоединилась к забастовщикам, ей позвонил начальник и сообщил ей, что она уволена. По словам еще одного работника, позвонивший ему начальник поинтересовался, намерен ли он выходить на работу или продолжить бастовать. Работник подтвердил свое намерение бастовать дальше, после чего по почте получил приказ об увольнении.

Другая работница, которая поначалу не участвовала в забастовке, заявила нам, что ей и ее коллегам почти каждый день напоминали о недопустимости участия в трудовом конфликте. По ее словам, в начале июля менеджмент ПФ «Озенмунайгаз» также издал приказ, которым работникам под угрозой неких последствий запрещалось появляться в месте забастовки даже в нерабочее время и в выходные. Наша собеседница рассказывала, что уже после появления этого приказа она побывала на месте забастовки, чтобы проведать родственника, и через две недели была уволена. Уведомление об увольнении она получила по почте.

После столкновений в Жанаозене 16 декабря 2011 г. была сформирована правительственная комиссия для создания новых рабочих мест и трудоустройства уволенных работников «Озенмунайгаз». 16 января 2012 г. в СМИ приводились слова генерального директора головной государственной нефтегазовой компании «КазМунайГаз» Алика Айдарбаева о том, что на двух вновь зарегистрированных предприятиях на западе Казахстана трудоустроено более 1,7 тыс. уволенных нефтяников из «Озенмунайгаз» и «Каражанбасмунай».

Принимая к сведению этот позитивный шаг со стороны властей Казахстана, имеем честь просить ответа на следующие вопросы относительно увольнений работников «Озенмунайгаз» в 2011 г.:

  • Сколько работников ПФ «Озенмунайгаз» было уволено с 26 мая по 30 ноября?
  • Какие меры принимались менеджментом ПФ «Озенмнайгаз» для обеспечения того, чтобы каждому работнику, в отношении которого стоял вопрос об увольнении, делалось адекватное предупреждение и давалась возможность ответить на претензии со стороны менеджмента до расторжения с ним трудового договора?
  • Применяются ли в ПФ «Озенмунайгаз» международные стандарты в области трудовых прав  в дополнение к нормам внутреннего трудового законодательства РК в части коллективных переговоров и права на забастовку?

Были бы также признательны за сообщение некоторых общих сведений о ПФ «Озенмунайгаз», в том числе:

  • Какова была общая численность работников на момент начала забастовки в мае 2011 г.?
  • Сколько производственных блоков входят в структуру компании?
  • Сколько зарегистрированных профсоюзов в настоящее время представляют интересы работников?
  • Сколько работников являются членами профсоюза?

Просим также предоставить любую информацию о предыдущих случаях забастовок и о том, как разрешались эти трудовые споры.

Наконец, просим прокомментировать приведенную выше хронологию трудового спора.

Хьюман Райтс Вотч исходит из принципиальной важности справедливого, сбалансированного и достоверного освещения фактов. Мы заинтересованы в получении Вашего видения вышеописанных событий и Ваших разъяснений относительно того, насколько действия ПФ «Озенмунайгаз» соответствуют международным нормам в области трудовых прав. Рассчитываем на Ваши комментарии по вышеуказанным вопросам и на любые дополнительные комментарии и материалы, которые Вы сочтете необходимым нам предоставить по этим вопросам.

Имеем честь просить о письменном ответе на это письмо не позднее 29 февраля 2012 г., с тем чтобы мы успели отразить Вашу позицию в готовящемся докладе Хьюман Райтс Вотч.

Благодарю Вас за внимание.

Искренне Ваш

Хью Уильямсон,

директор по Европе и Центральной Азии

Хьюман Райтс Вотч

Копия:

Алик Айдарбаев

Генеральный Директор

AO Казмунайгаз

Республика Казахстан, г. Астана, 010000, пр. Кабанбай-батыра, 19 Тел.: +7 (7172) 979 997

Факс: +7 (7172) 977 426

факс: +7 (7172) 97 60 00, 97 60 01, Эл Почта: info@kmg.kz

Директору по Европе и Центральной Азии

Хьюман Райтс Вотч

Хью Уильяисону

Уважаемый г-н Уильямсон!

Позвольте засвидетельствовать Вам свое уважение и поблагодарить организацию Human Rights Watch за постоянный интерес к вопросу о соблюдении прав граждан, а также за готовность вести конструктивный диалог со всеми заинтересованными сторонами.

Ниже приводим ответы на Ваши вопросы.

1. Какие шаги были предприняты менеджментом ОМГ для добросовестного рассмотрения претензий работников по системе оплаты труда после получения компанией заявлений, по меньшей мере, от 22 работников о намерении объявить голодовку?

После получения компанией заявлений о проведении голодовки от 22 работников производственных структурных подразделений компания направила отправителям заявлений официальные ответы за подписью действующего на тот момент директора производственного филиала «Озенмунайгаз» Ешманова К.Ж. (копии письма для сведения были направлены прокурору г.Жанаозен Тойжан М.С.), в которых разъяснила необоснованность и нелегитимность требований работников и призвала вернуться на рабочие места.

Копия письма работнику НГДУ-1 Ажигалиевой Н.Б. прилагается.

Необходимо отметить, что принципы новой системы оплаты труда, внедренной в компании в 2010 году после обсуждения и по согласованию с профессиональными союзами работников, неоднократно разъяснялись как на общих собраниях, так и в индивидуальном порядке. После получения заявлений о начале голодовки в мае 2011 года представители руководства компании, включая генерального директора и заместителей генерального директора компании, на ежедневной основе встречались с работниками производственного филиала «Озенмунайгаз», разъясняли систему оплаты труда, необоснованность требований, что было подтверждено решениями судебных инстанций. Компания неоднократно предлагала участникам незаконных акций протеста вернуться на рабочие места и продолжить диалог за столом переговоров в рамках трудового законодательства.

Заключения и судебные решения, подтверждающие необоснованность требований забастовщиков и незаконность забастовок:

·         Заключение межведомственной правительственной комиссии от 13 мая 2011 г.

·         Решение Жанаозенского городского суда от 24 мая 2011 г.

·         Заключение Министерства труда и социальной защиты населения РК

·         Разъяснения Генеральной Прокуратуры РК

·         Разъяснения Прокуратуры Мангистауской области

·         Решение Тупкарагаского районного суда от 20 мая 2011 г. (Каражбасмунай)

·         Решением Жанаозенского городского суда от 27 мая 2011 г. (Озенмунайгаз)

2. Сколько работников ОМГ было уволено с 26 мая по 30 ноября?

С 26-го мая по 30 ноября 2011 года, по ст.54 Трудового Кодекса РК (По инициативе работодателя трудовой договор с работником может быть расторгнут в случае отсутствия работника на работе без уважительных причин в течение трех и более часов подряд за один рабочий день (рабочую смену) в ПФ «Озенмунайгаз» было уволено 991 человек.

3. Какие меры предпринимались менеджментом ОМГ для обеспечения того, чтобы каждому работнику, в отношении которого стоял вопрос об увольнении, делалось адекватное предупреждение, и давалась возможность ответить на претензии со стороны менеджмента до расторжения ими трудового договора?

Необходимо отметить, что единственной просьбой, с которой менеджмент обращался к участникам незаконной акции протеста, было предложение вернуться на работу, при этом работодатель гарантировал сохранить рабочее место, и предлагал вести трудовой спор в рамках законодательства РК.

При этом до того как работники ПФ ОМГ, принимающие участие в незаконной акции протеста, были уволены за прогулы, с каждым из них неоднократно встречались представители специально созданных разъяснительных групп. Туда входили мастера, начальники цехов, работники отдела по социальной политике, кадровики, а также рядовые коллеги участников незаконной акции протеста. Они регулярно контактировали с сотрудниками, которые не выходят на работу, чтобы дать им исчерпывающую достоверную информацию о сложившейся ситуации и еще раз призвать рабочих проявить здравый смысл.

В ходе встреч участникам протеста объясняли нормы трудового законодательства и предоставляли для ознакомления письма из государственных органов, которые подтверждают соответствие всех выплат в Компании трудовому законодательству и отсутствие нарушений со стороны РД КМГ. Участников незаконной акции протеста призывали выйти на работу и решать все проблемы конструктивным путем, в рамках казахстанского законодательства.

Непосредственно перед расторжением трудового договора работодатель просил каждого работника написать объяснительную, в которой они могли изложить причину отсутствия на работе и, использовав предложение работодателя прекратить участие в акции протеста, сохранить таким образом свое рабочее место.

Кроме того, с 15 по 25 июля 2011 года был объявлен мораторий на увольнения, во время которого у каждого участника незаконной акции протеста была возможность вернуться на работу. Все это время продолжалась разъяснительная работа.

4. Какова была общая численность работников на момент начала забастовки в мае 2011 г?

По состоянию на 1 мая 2011 года численность ПФ «Озенмунайгаз» составляла 9071 человек.

5. Сколько производственных блоков входит в структуру компании?

В ПФ «Озенмунайгаз» 15 производственных структурных подразделений, из них:

5 производственных структурных подразделений основного производства (нефтедобывающие);

10 производственных структурных подразделений вспомогательного производства (обслуживающие нефтедобычу).

6. Сколько зарегистрированных профсоюзов в настоящее время представляют интересы работников?

По данным на 10.02.2012, в общественное объединение «Казнефтегазпрофсоюз» входит общественное объединение профсоюз работников ПФ «Озенмунайгаз», куда входят 18 профкомов или 91 цеховой комитет.

7. Сколько работников являются членами профсоюза?

Членами профсоюза в ПФ «Озенмунайгаз» являются 7 798 человек

8.Применяются ли в ОМГ международные стандарты в области трудовых прав в дополнение к нормам внутреннего трудового законодательства РК в части коллективных переговоров и права на забастовку?

Акционерное общество «Разведка Добыча «КазМунайГаз» (далее - Общество, компания, РД КМГ), являясь одной из  ведущих компаний в области разведки и добычи углеводородов в Казахстане, активно вовлечена в процесс создания долгосрочных экономических и социальных выгод для регионов нашей деятельности. В условиях рыночной экономики, где основной целью Общества является рост акционерной стоимости, компания осознает важность и значение вопроса трудовых отношений в качестве основного фактора долгосрочного роста бизнеса, поскольку включена в перечень градообразующих предприятий.

Исполнение ряда обязательств, возникших вследствие публичного размещения глобальных депозитарных расписок на Лондонской фондовой бирже, а также предпринимательская деятельность вкупе с социальной ответственностью определяют необходимость функционирования Общества исключительно в рамках правового поля.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах содержит перечень социально-экономических прав, включая трудовые права, среди которых закреплены профсоюзные права на объединения, забастовки и коллективные договоры. В соответствии с Пактом государства-участники обязуются в числе прочего обеспечить:  право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в них;  право профессиональных союзов на свободное функционирование; право на забастовки.

Конвенция Международной Организации Труда № 87 о свободе объединений и защите права объединяться в профсоюзы устанавливает право всех трудящихся и предпринимателей создавать по своему выбору организации или вступать в такие организации без предварительного на то разрешения, а также определяет серию гарантий свободы деятельности организаций без какого-либо вмешательства со стороны государственных властей. Конвенция Международной Организации Труда № 98 о применении принципов права на объединение в профсоюзы и на ведение коллективных переговоров дополняет Конвенцию №87 гарантиями применения принципов права на объединение путём запрещения различных видов антипрофсоюзной дискриминации со стороны работодателей. Конвенция о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров, 1949 г. (№ 98) предоставляет   защиту   против   дискриминационных   действий, направленных на ущемление свободы объединения, защиту организаций трудящихся и предпринимателей против вмешательства в дела друг друга, а также определяет меры с целью поощрения и развития коллективных переговоров.

Как показал проведенный анализ, в компании отсутствует практика удержания либо препятствования работников при приеме на работу от вступления в профсоюз, тем более увольнение или использование иного способа нанести ущерб работнику на том основании, что он принимает участие в профсоюзной деятельности. Кроме того, взаимоотношения РД КМГ и профсоюзов исключают возможность вмешательства в деятельность профсоюза с целью поставить под контроль работодателя.

Далее, согласно международным стандартам  конвенций международной организации труда №№ 87,98  в компании в полной мере развита многолетняя практика регулирования условий труда путем заключения коллективных договоров для каждого региона, ориентируясь на специфику производственной деятельности филиалов. Работники РД КМГ имею право вступать в профсоюзы на условии подчинения их уставам, которые зарегистрированы в установленном законом порядке. Кроме того, профсоюзы работников Общества имеют статус юридических лиц и осуществляют свою деятельность посредством аппаратов управления. При реализации  своих прав, профсоюз и Общество соблюдают законность. 

                 

В Трудовом кодексе реализовано право на забастовку, упомянутое  Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах,  как способ защиты работниками своих интересов в коллективном трудовом споре. Забастовка допускается, если посредством примирительных процедур не удалось добиться разрешения коллективного трудового спора, при этом подробно регламентирован порядок ее проведения. Вместе с тем, нормами Трудового кодекса предусматриваются случаи признания забастовки незаконной.

Забастовка работников ПФ «Озенмунайгаз» была признана незаконной в судебном порядке по следующим основаниям: не был соблюден порядок инициирования коллективного трудового спора, оформления и заявления требований;  были проигнорированы примирительные процедуры в примирительной комиссии и трудовом арбитраже; в соответствии со статьей 303 Трудового кодекса Респубики Казахстан забастовки в организациях, являющихся опасными производственными объектами, к которым относится Общество, признаются незаконными.

Решение суда о признании забастовки незаконной, вступившее в законную силу, подлежит немедленному исполнению. Однако, несмотря на это забастовка работников была продолжена. Отсутствие работников на работе фиксировалось путем составления соответствующих актов, проводилась разъяснительная работа, в том числе через средства массовой информации, объявлялся мораторий на расторжение трудовых договоров с целью предоставления работниками возможности выйти на работу без применения со стороны работодателей каких-либо санкций. Данные меры в полной мере доказывают стремление Общества добросовестно разрешить трудовой конфликт, избежав при этом применение мер дисциплинарного взыскания. Однако, несмотря на принятые меры, часть участников забастовки продолжили акцию протеста. В этой связи, исчерпав все возможные способы, работодатель вынужден был воспользоваться правом на расторжение трудовых договоров в связи с отсутствием работника на работе без уважительной причины в течении трех и более часов подряд за один рабочий день (рабочую смену) (ст. 54 Трудового кодекса).

Специфика международных норм в области защиты прав человека заключается в том, что они накладывают обязательства на частных лиц, находящихся под юрисдикцией государства- участника. Поэтому природа, функции и ограничения международно-правовой системы прав человека в свете этих взаимоотношений накладывают определенный отпечаток, как на существующие стандарты, так и на реализацию гарантируемых прав. В связи, с чем принятие некоторых региональных норм обусловлено необходимостью уделения соответствующего внимания национальному законодательству и правоприменительной практике с целью поддержания единообразия. Так, Трудовой кодекс Республики Казахстан, а также ранее ратифицированные соответствующими законами Республики Казахстан международные конвенции способствуют соблюдению баланса интересов работников и работодателей, и обеспечивают законодательное регулирование трудовых отношений, в том числе  профсоюзных прав и права коллективных договоров.

На основании вышеизложенного, полагаем возможным утверждать, что действия Общества в области трудовых прав не противоречат международным стандартам в части согласования и заключения коллективных договоров и реализации права на забастовку и совершены в рамках правового поля.

Советник по стратегическим коммуникациям Ербол Исмаилов

Перевод с английского

4 июня 2012 г.

Министру труда и социальной защиты населения

Республики Казахстан

Г.Абдыкаликовой

010000 Астана

ул. Орынбор , 8

Факс : + 7 7172 743608

>E-mail: mintrud@enbek.kz

Уважаемая Гульшара Наушаевна!

От лица Хьюман Райтс Вотч свидетельствую Вам свое уважение и имею честь сообщить, что в настоящее время мы готовим доклад о праве на свободу собраний и ассоциации в Казахстане, включая право на создание профсоюзов и ведение профсоюзной деятельности. Доклад оценивает соблюдение корпорациями и правительством международных стандартов в области свободы ассоциации работников в контексте трудовых споров и забастовок, которые начались в мае 2011 г. в нефтегазовом секторе Мангистауской области. В докладе рассматриваются реакция трех затронутых компаний и властей на действия работников по объединению в профсоюзы, по ведению коллективных переговоров и по организации забастовок, а также законодательство и практики, которые могут входить в противоречие с международными стандартами свободы ассоциации для работников.

Как Вам, возможно, известно, Хьюман Райтс Вотч является неправительственной организацией, осуществляющей мониторинг и освещение ситуации с правами человека в более чем 90 странах по всему миру. В рамках исследований на местах мы собираем факты посредством опроса пострадавших от нарушений, местных правозащитников, экспертов по стране и официальных чиновников. Информация об этих нарушениях обнародуется в виде пресс-релизов, документов правозащитного лоббирования, а также докладов. За последние годы мы публиковали доклады о нарушениях прав работников в таких странах, как США, Китай, Тунис и Вьетнам.

Международные нормы, на которые ссылается вышеупомянутый доклад, включают декларации и конвенции Международной организации труда (МОТ). Как Вам, возможно, известно, в 2000 г. Казахстан ратифицировал Конвенцию МОТ № 87 о свободе ассоциации и защите права на организацию, а в 2001 г. - Конвенцию МОТ № 98 о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров.

Там где государство признало обязательность для себя этих стандартов, они применяются ко всем работникам в данной стране – как гражданам, так и иностранцам. В большинстве случаев обязанности государства заключаются в том, чтобы обеспечивать соблюдение компаниями и работодателями прав работников посредством законов, регулирования, расследования, а при необходимости - и судебного преследования. В 2006 г. Казахстан ратифицировал Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах.

В ходе выездов в Мангистаускую область в августе и в октябре 2011 г. Хьюман Райтс Вотч были опрошены работники компаний «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз», которые участвовали в забастовках, начавшихся на западе Казахстана в мае 2011 г. Они заявляли о вмешательстве администрации в профсоюзную деятельность, о притеснении членов профсоюза и о массовых увольнениях работников, которые принимали участие в забастовке.

Мы бы хотели обеспечить отражение в любых наших будущих материалах информации и позиций со стороны как работников, так и правительства. Надеемся получить Ваши ответы на наши вопросы и любую другую информацию, которую Вы сочтете нужным предоставить.

Национальное законодательство

Трудовой кодекс РК регламентирует вопросы коллективных переговоров и признает право на забастовку. И Трудовой кодекс, и закон о профсоюзах подтверждают право на свободу объединения и право на коллективные переговоры и признают право работников на организацию и образование профсоюзов или объединений работников. Право на коллективные переговоры, включая право на забастовку, признается и Конституцией РК. В феврале 2012 г. в Трудовой кодекс были внесены изменения, как представляется – направленные на упрощение процедуры коллективных переговоров, однако в действительности не снимающие изначальных противоречий с международными нормами в области свободы ассоциации и права на забастовку.

В связи с вышеизложенным были бы признательны за ответы на следующие вопросы:

  1. Какие шаги предпринимало Министерство труда и социальной защиты населения до вступления в силу февральских поправок в Трудовой кодекс для учета мнения гражданского общества , включая правозащитные НПО и профсоюзы , о предлагаемых поправках в законодательство ?

  2. Какие шаги предпринимались Министерством труда и социальной защиты населения , чтобы обеспечить соответствие любых изменений Трудового кодекса международным договорам с участием Казахстана ?

Зарубежное финансирование профсоюзов

Законодательство об общественных объединениях запрещает деятельность в Казахстане иностранных профсоюзов, а иностранным юридическим лицам, таким как международные организации или профсоюзы – финансирование местных профсоюзов. Комитет экспертов МОТ по вопросам применения конвенций и рекомендаций, уполномоченный оценивать соблюдение конвенций и рекомендаций МОТ, в своих страновых замечаниях по Казахстану неоднократно указывал, что «законодательство, запрещающее принятие национальным профсоюзом финансовой помощи от международной организации работников, членом которой он является, - это посягательство на принципы, касающиеся права на вхождение в международные организации работников».

3.      Какие шаги предприняты Министерством труда и социальной защиты населения для приведения этого законодательства в соответствие с нормами международного права?

Регламентирование трудовых споров

При возникновении трудового спора между работодателем и работниками Трудовой кодекс РК предусматривает примирительные процедуры для его разрешения. В случае невозможности его разрешения примирительной комиссией вопрос передается в трудовой арбитраж в составе не менее пяти человек, создаваемый при участии членов национальной, отраслевой или региональной комиссий по регулированию социально-трудовых отношений. Количество членов трудового арбитража, его персональный состав, порядок рассмотрения трудового спора определяются соглашением между профсоюзом и работодателем. В состав трудового арбитража могут включаться представители общественных объединений, государственный инспектор труда, специалисты, эксперты и другие лица. Решение принимается простым большинством голосов, при разделении голосов поровну решающим является голос председателя.

В связи с вышеизложенным были бы признательны за ответ на следующий вопрос:

4.      В случае невозможности достижения между работниками и работодателем взаимного согласия относительно процедуры примирения и/или арбитража, сроков рассмотрения требований или состава трудового арбитража и возникновения тупиковой ситуации в примирении или арбитраже – какие способы имеются у работников для разрешения их требований?

Право на забастовку

Право на забастовку гарантируется Конституцией и Трудовым кодексом РК, однако чтобы она была законной, перед ее объявлением работники обязаны исчерпать громоздкие и длительные примирительные процедуры. В случае невыполнения работниками этих условий, в том числе «в случае объявления без учета сроков, процедур и требований, предусмотренных настоящим Кодексом», суд может признать забастовку незаконной.

В дополнение к этому в Казахстане существует широкий запрет на забастовки в определенных неназванных отраслях. В соответствии с национальным законодательством забастовки запрещены в различных отраслях, в том числе на железнодорожном транспорте и в гражданской авиации, на всех «опасных производственных объектах», а также «в иных случаях, предусмотренных законами Республики Казахстан». Забастовки, начавшиеся в мае 2011 г. в компаниях «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз», местными судами были признаны незаконными на том основании, что имели место на «опасных производственных объектах».

Комитет МОТ по свободе ассоциации установил, что, по общему правилу, нефтяной сектор не относится к жизнеобеспечивающим отраслям в строгом понимании этого термина или службой, «перерыв в функционировании которой мог бы создать угрозу жизни, личной безопасности или здоровью всего населения или его части». Таким образом, огульный запрет в Казахстане забастовок в организациях, отнесенных к «опасным производственным объектам», потенциально нарушает международные трудовые стандарты и международные договоры о правах человека с участием Казахстана.

5.      Не могли бы Вы прокомментировать действия Министерства труда и социальной защиты населения по устранению неоправданных ограничений права на забастовку в Казахстане и приведению законодательства о праве на забастовку в соответствие с конвенциями МОТ, участником которых является Казахстан?

Последствия участия в незаконной забастовке

В соответствии с трудовым законодательством Казахстана работники, которые участвуют в законной забастовке, не подлежат дисциплинарному взысканию и увольнению. Однако к организаторам или участникам незаконной забастовки могут быть применены дисциплинарные взыскания за отсутствие на рабочем месте более трех часов подряд – вплоть до увольнения. Помимо этого они могут быть подвергнуты штрафу, задержанию или лишению свободы по административным или уголовным нормам, регламентирующим публичные митинги, собрания, пикеты и протесты. В соответствии с принятыми в феврале 2012 г. поправками в Трудовой кодекс работник может быть уволен в случае «продолжения работником участия в забастовке после доведения до его сведения решения суда о признании забастовки незаконной либо о приостановке забастовки».

Санкции за участие в забастовке МОТ считает допустимыми только в тех случаях, когда само национальное законодательство соответствует международным стандартам свободы ассоциации. Как указывает Комитет экспертов, «санкции за забастовочную деятельность, включая увольнение, должны быть возможны только в том случае, когда запреты, касающиеся забастовок, соответствуют принципам свободы ассоциации».[389] МОТ также считает, что «увольнение работников в связи с забастовкой, которая является законной формой профсоюзной деятельности, составляет серьезную дискриминацию в области занятости и противоречит Конвенции № 98».

С учетом громоздкости и размытости законодательства, регламентирующего право на забастовку в Казахстане, - запрета забастовок во всех организациях, относящихся к «опасным производственным объектам», а также «в иных случаях, предусмотренных законами Республики Казахстан», - и, следовательно, его несоответствия принципам свободы ассоциации, введение в феврале 2012 г. законодательной нормы, позволяющей компании увольнять работника за участие в незаконной забастовке, составляет нарушение международных трудовых норм.

6.      Какие шаги намерено предпринять Министерство труда и социальной защиты населения для устранения этого нарушения и приведения законодательства Казахстана в соответствие с конвенциями МОТ, участником которых является Казахстан?

Забастовки в компаниях «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и « Озенмунайгаз»

На протяжении нескольких месяцев перед началом забастовок в мае 2011 г. работники компаний «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз» пытались озвучивать свои претензии, включая требование повышения заработной платы, либо через профсоюз, с тем чтобы требования были рассмотрены примирительной комиссией, либо напрямую менеджменту компании. Работники утверждают, что когда эти усилия по тем или иным причинам не обеспечивали удовлетворения их претензий, они объявляли голодовку или прекращали работу, чтобы привлечь внимание к своим требованиям.

В мае 2011 г. забастовки во всех трех компаниях были признаны местными судами незаконными в связи с несоблюдением работниками установленного национальным законодательством порядка проведения законных забастовок, а также законов, запрещающих забастовки в организациях, отнесенных к «опасным производственным объектам» (под последнее подпадают все три компании). Несмотря на эти судебные решения, работники «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз», убежденные в законности своих требований, не прекратили забастовки. Забастовка в компании «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» прекратилась в конце июня 2011 г., когда ее пресекли местные власти, в то время как нефтяники компаний «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз» продолжали бастовать до середины декабря, когда в Жанаозене произошли насильственные столкновения между гражданами, среди которых были и бастующие нефтяники, и полицией.

После событий в Жанаозене в СМИ 9 января 2012 г. приводились Ваши слова о том, что «Министерство [труда и социальной защиты населения] делало все что могло» в отношении продолжительных нерешенных трудовых споров. Однако с мая по ноябрь 2011 г. должностные лица Министерства труда и социальной защиты населения неоднократно публично заявляли о том, что требования работников являются необоснованными и незаконными, и, как представляется, почти ничего не предпринимали, чтобы вмешаться в ситуацию с целью помочь отрегулировать ее и содействовать нахождению решения между менеджментом компаний «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз» и бастующими работниками.

Так, в интервью Хьюман Райтс Вотч  работники утверждали, что 13 мая 2011 г. в Актау под руководством Министерства труда и социальной защиты населения проводилась встреча межведомственной рабочей группы с представителями бастующих нефтяников, среди которых были юрист «Профсоюза работников Каражанбас» Наталья Соколова и нефтяники «Озенмунайгаза» Акжанат Аминов, Роза Тулетаева и Наталья Ажигалиева. Опрошенные Хьюман Райтс Вотч работники говорили, что на этой встрече им было сказано, что их требования о повышении заработной платы признаны необоснованными и что новая система оплаты труда в компании «Озенмунайгаз» не противоречит трудовым нормам в Казахстане.

Через несколько недель после этой встречи, 2 июня 2011 г ., в СМИ приводились Ваши слова о том, что требования работников компании «Каражанбасмунай» «являются необоснованными и не соответствуют закону» и что менеджмент компании не совершал никаких нарушений трудового законодательства.

В связи с вышеизложенным были бы признательны за  ответы на следующие вопросы:

7.      Приглашались ли представители менеджмента компаний «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз» на межведомственную встречу в Актау 13 мая 2011 г.?

8.      Каковы были цель и итоги межведомственной встречи 13 мая?

9.      Обращались ли в период с мая по ноябрь 2011 г. бастующие нефтяники компаний «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор», «Каражанбасмунай» и «Озенмунайгаз» в Министерство труда и социальной защиты населения с просьбой о содействии в разрешении трудового спора и последующих забастовок? Если да, то как Ваше министерство реагировало на каждое из таких обращений?

10.  Какие шаги, если таковые имели место, предпринимались Министерством труда и социальной защиты населения для содействия диалогу между менеджментом и бастующими работниками по любой из трех забастовок в период мая – ноября 2011 г. с целью разрешения трудового спора в каждой из трех компаний?

Трехсторонняя встреча

В ноябре 2011 г., примерно через полгода после начала забастовки, Министерство труда и социальной защиты населения содействовало организации трехсторонней встречи между правительственными чиновниками, бастующими нефтяниками и менеджментом компании «Озенмунайгаз» для обсуждения требований работников. В СМИ сообщалось, что на встрече присутствовали замминистра труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов, представитель компании «Разведка Добыча «КазМунайГаз» Аскар Аубакиров, заместитель акима Мангистауской области Аманкельды Аиткулов, аким г. Жанаозен Орак Сарбопеев, представители Генеральной прокуратуры, а также десять бастующих нефтяников. Как сообщалось в СМИ, участники обсудили пять основных требований, включая увеличение оплаты труда на основе тарифных коэффициентов и восстановление на работе уволенных работников. Однако за два дня 23 – 24 ноября они не смогли прийти к соглашению, и никакого итогового документа подписано не было.

В связи с вышеизложенным были бы признательны за  ответы на следующие вопросы:

11. Кто был инициатором трехсторонней встречи и какова была ее цель?

12. Предпринимались ли Министерством труда и социальной защиты населения какие-либо шаги в развитие этой встречи в интересах дальнейшего содействия диалогу между менеджментом компании и бастующими нефтяниками с целью разрешения трудового спора? Были бы также признательны за предоставление дополнительной информации, в том числе по таким вопросам:

13. Какие инициативы предпринимаются в настоящее время или будут предприняты правительством на федеральном уровне для содействия развитию коллективных переговоров в Казахстане?

14. Не могли бы Вы предоставить Хьюман Райтс Вотч информацию относительно числа законных забастовок в Казахстане с 2007 г., когда в Казахстане был принят всеобъемлющий трудовой кодекс, регламентирующий право на забастовку? Не могли бы Вы также сообщить, сколько забастовок были признаны судами незаконными с 2007 г.?

Хьюман Райтс Вотч исходит из важности справедливого, сбалансированного и достоверного освещения фактов. Мы заинтересованы в получении Вашего видения вышеописанных событий и Ваших разъяснений относительно того, насколько действия Министерства труда и социальной защиты населения и его реагирование на забастовки в западном Казахстане в 2011 г. соответствуют международным нормам в области трудовых прав. Рассчитываем на Ваши комментарии по вышеуказанным вопросам и на любые дополнительные комментарии и материалы, которые Вы сочтете необходимым нам предоставить по этим вопросам.

Имеем честь просить о письменном ответе на это письмо не позднее 29 июня 2012 г., с тем чтобы мы успели отразить Вашу позицию в готовящемся докладе Хьюман Райтс Вотч. Ответ можно направлять по электронной почте williaa@hrw.org или по факсу +1 212-736-1300.

Благодарю Вас за внимание.

Искренне Ваш

Хью Уильямсон,

директор по Европе и Центральной Азии

Хьюман Райтс Вотч


[1]По итогам наращивания добычи нефти с 1992 по 2008 гг. Казахстан занимал 19-е место в мире. Подробнее см.: United States Energy Information Administration (USEIA), Country Analysis Briefs, Kazakhstan, Background; http://www.eia.gov/countries/cab.cfm?fips=KZ.

[2]Тенгиз, Карачаганак и Кашаган. Подробнее см.: United States Energy Information Administration (USEIA), Country Analysis Briefs, Kazakhstan, Background; http://www.eia.gov/countries/cab.cfm?fips=KZ.

[3]“China, Kazakhstan initiate oil, gas cooperation,” People’s Daily Online English, December 15, 2011, http://english.peopledaily.com.cn/90778/7677772.html; Bilqis Bahari, “Kazakhstan to tap oil expertise,” Business Times, March 5, 2012, http://www.btimes.com.my/Current_News/BTIMES/articles/kazgas/Article/.

[4] “AmCham Executive Director hails Kazakhstan's cooperation with investors,” Gazeta.kz, February 20, 2012, http://engarticles.gazeta.kz/art.asp?aid=357881. Уместно также отметить, что еще в 2005 г. Казахстан выразил готовность присоединиться к Инициативе по обеспечению прозрачности в добывающих отраслях (Extractive Industries Transparency Initiative (EITI), однако 15 февраля 2012 г. организация сочла, что он не «достиг необходимого уровня соблюдения требований» и продлила ему статус кандидата на полтора года. См.: “Minutes,” 19th EITI Board Meeting, EITI International Secretariat, Oslo,  March 22 2012, http://eiti.org/files/2012-03-22_Minutes_from_the_19th_Board%20meeting.pdf.

[5] По данным Международного валютного фонда, «добавленная стоимость в нефтяном секторе [Казахстана] обеспечивала 11,5% ВВП в 2010 г., в то время как на экспорт нефти приходилось почти 57% всего экспорта товаров и услуг». Подробнее см.: Ana Lucía Coronel,,  Dmitriy Rozhkov, and Ali and Raman, Al-Eyd,  “Republic of Kazakhstan Selected Issues,” IMF Country Report No. 11/151, June 2011, http://www.imf.org/external/pubs/ft/scr/2011/cr11151.pdf.

[6] Выступление Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева на встрече с главами зарубежных дипломатических миссий, аккредитованных в Казахстане. 2 марта 2012 г., http://www.akorda.kz/ru/page/vystuplenie-prezidenta-respubliki-kazakhstan-n-a-nazarbaeva-na-vstreche-s-glavami-zarubezhnykh-diplomaticheski.

[7] World Investment Report, Non-Equity Modes of International Production and Development, United Nations Conference on Trade and Development, New York and Geneva, 2011, p. 64.

[8] Coronel et al., III.b.

[9] В 2010 г. уровень бедности в сельской местности составлял 10%. World Bank, “Kazakhstan Overview,” http://www.worldbank.org.kz/en/country/kazakhstan/overview.

[10] Agency for Statistics of the Republic of Kazakhstan / Output of basic industrial products in the Republic of Kazakhstan / Basic indicators for 2003-2011, http://www.eng.stat.kz/digital/Industry/Pages/default.aspx.

[11] Агентство Республики Казахстан по статистике // Департамент статистики труда и уровня жизни. “Мониторинг доходов и уровня жизни населения в РК”, 2011, стр. 9. Это официальные данные правительства, реальный уровень бедности, вероятнее всего, намного выше. В своих заключительных замечаниях по Казахстану в июне 2010 г. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отдельно отмечал ситуацию в Мангистауской области, не приводя, однако, ссылок на источники своих данных: «Комитет глубоко обеспокоен высоким уровнем бедности в сельских районах и некоторых регионах, несмотря на макроэкономические достижения государства-участника. По имеющимся в распоряжении Комитета самым последним данным (по состоянию на 2006 год), по богатой нефтью Кызылординской области показатели бедности превысили 38,2%, по Акмолинской области они составили 25,1%, а богатой нефтью Мангистауской области они превысили 63,2%». Комитет по экономическим, социальным и культурным правам.  Рассмотрение докладов, представленных государствами-участниками в соответствии со статьями 16 и 17 Пакта. Заключительные замечания. Казахстан. 7 июня 2010 г.,  E/C.12/KAZ/CO/1.

[12] Как писала Financial Times, “решение Назарбаева использовать Национальный нефтяной фонд для поддержки национальной нефтекомпании озадачило экспертов. Они говорили, что лучше было бы потратить эти средства на проекты по диверсификации экономики». Isabel Gorst, “Kazakhstan: using the oil fund to diversify into… oil,” March 1, 2012, http://blogs.ft.com/beyond-brics/2012/03/01/kazakhstan-using-the-oil-fund-to-diversify-into-oil/#axzz1ntExFVQx.

[13] Coronel, et al., p. 27.

[14]Там же., p 28.

[15]В том числе: BG Group, Eni, ExxonMobil, ConocoPhilips, ЛУКОЙЛ.

[16] Megha Bahree,  “Are Western Oil Firms Acting As Colonialist Powers In Kazakhstan?” Forbes, October 11, 2010,

http://www.forbes.com/sites/meghabahree/2010/11/10/are-western-oil-firms-acting-as-colonialist-powers-in-kazakhstan/.

[17] АО РД КМГ / О компании / Корпоративное управление / Взаимоотношения с НК КМГ, http://www.kmgep.kz/rus/the_company/corporate_governance/relationship_with_nc_kmg/.

[18] CITIC Resources Holding Limited / Business Strategies, http://www.citicresources.com/eng/business/strategies.htm.

[19] Mangystau Oil & Gas Official Catalogue, November 2-4, 2010, p. 37, http://www.youblisher.com/p/63232.

[20] CITIC Resources Holdings Limited / Karazhanbas Oilfield, http://www.citicresources.com/eng/business/oil.htm.

[21] РД КМГ / О компании / Наша деятельность / Добыча, http://www.kmgep.kz/rus/the_company/our_business/production/.

[22] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012 г.

[23] ЕРСАЙ / Информация о компании, http://www.ersai.kz/company/index.

[24] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[25] В преамбулах к основным договорам указывается, что обеспечение прав человека является обязанностью не только государства, но и «каждого органа общества». В преамбулах Международного пакта о гражданских и политических правах и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах говорится, что их обеспечение является задачей «каждого отдельного человека». Последнее может включать как физических, так и юридических лиц, в том числе коммерческие предприятия. Широкий консенсус о наличии у бизнеса обязательств в области прав человека также отражен в различных стандартах и инициативах, как рассматривается ниже.

[26] Например, корпоративная ответственность в области прав ребенка несколько шире, чем общие обязательства, и включает обязанность защищать права ребенка. На бизнес, выполняющий общественную функцию, налагаются дополнительные обязательства. См., в частности: Committee on the Rights of the Child, “Annotated Outline for the General Comment on Child Rights and the Business Sector,” http://www2.ohchr.org/english/bodies/crc/docs/AnnotatedOutlineBroaderConsultations.doc.

[27] UN Human Rights Council, “Mandate of the Special Representative of the Secretary-General on the issue of human rights and transnational corporations and other business enterprises,” Resolution 8/7, A/HRC/RES/8/7; Совет по правам человека . Права человека и транснациональные корпорации и другие предприятия. Резолюция 17/4,  A / HRC /17/ L .17/ Rev .1.

[28] OECD Guidelines for Multinational Enterprises (2011 Edition): Recommendations for Responsible Business Conduct in a Global Context, May 25, 2011, http://www.oecd.org/document/28/0,3746,en_2649_34889_2397532_1_1_1_1,00.html. Как говорится в самом документе, «эти Руководящие принципы представляют собой рекомендации, которые правительства совместно адресуют многонациональным компаниям, и содержат принципы и стандарты модельной практики, отвечающей применимому праву и международно признанным стандартам».

[29] Сайт Глобального договора ООН: http://www.unglobalcompact.org/Languages/russian/index.html.

[30] Принята Административным советом Международного бюро труда на 204-й сессии (Женева, ноябрь 1977 г.), с поправками от ноября 2000 г. и марта 2006 г., пп. 7, 42-56.

 http://www.ilo.org/public/russian/region/eurpro/moscow/areas/standards/tripartite_declaration.pdf.

[31] International Labor Organisation. Freedom of Association. Digest of Decisions and Principles of the Freedom of Association Committee of the Governing Body of the ILO. Fifth (revised) edition, 2006, paras. 859, 761. Далее - ILO Digest of Decisions and Principles. Здесь и далее – цит. по неофициальному переводу с английского.

[32] Скайп-интервью Хьюман Райтс Вотч с Евгением Жовтисом 13 августа 2012 г.

[33]Там же. См. также: Ainur Kurmanov, “The current state of the trade union movement in Kazakhstan,” International ViewPoint, IV Online magazine: IV424, May 2010, http://www.internationalviewpoint.org/spip.php?article1862.

[34] NN, “Kazakhstan,” University of Warwick, 2005, www.warwick.ac.uk/russia/Intas/KazakhstanEng.doc.

[35] Maarten van Klaveren, Kea Tijdens, Melanie Hughie-Williams, Martin Nuria Ramos, “An Overview of Women’s Work and Employment in Kazakhstan; Decisions for Life MDG3 Project, Country Report No. 10,” University of Amsterdam/Amsterdam Institute for Advanced Labour Studies (AIAS), March 2010, para. 2.4.2.

[36] Информация с сайта ФПРК http://www.fprk.kz/?m=article&cid=10&lng=rus.

[37]Это распространяется и на забастовки. Копия меморандума в досье Хьюман Райтс Вотч. Политику социального партнерства в форме меморандумов проводит и ФПРК. См.: Kurmanov, “The current state of the trade union movement in Kazakhstan.”

[38]Единственный выход из конфликта в Мангистау – диалог всех сторон. Профсоюзы сегодня, 24 ноября 2011 г., http://www.unionstoday.ru/news/ktr/2011/11/24/15697.

[39]КТР категорически против принятия Федерации профсоюзов Казахстана в ряды МКП. Профсоюзы сегодня, 5 марта 2012 г., http://www.unionstoday.ru/news/direct-speach/2012/03/05/16195.

[40] Там же.

[41] 29 июня 2012 г. около 3 тыс. рабочих на заводе ArcelorMittal в Темиртау провели «предупредительную забастовку». См.: Nariman Gizitdinov, “ArcelorMittal Kazakh Steelworkers Hold Warning Strike Over Pay,” Bloomberg, June 29, 2012, http://www.bloomberg.com/news/2012-06-29/arcelormittal-kazakh-steelworkers-hold-warning-strike-over-pay.html. Другие примеры см. в: Kurmanov, “The current state of the trade union movement in Kazakhstan.”

[42] Так, в марте 2009 г. работники нефтесервисной компании «Бургылау» объявили стихийную забастовку с требованием ренационализировать компанию, сменить руководство и вернуть попавших под сокращение работников. Местным судом забастовка была признана незаконной, однако примерно через три недели компания согласилась принять обратно уволенных работников и сменить менеджмент. International Federation of Chemical, Energy, Mine and General Workers' Unions // “Kazakh Miners' Strike Ends with Significant Gains,” ICEM InBrief, October 16, 2006, http://www.icem.org/en/97-Sustainable-Development-Health-and-Safety/1994-Kazakh-Miners'-Strike-Ends-with-Significant-Gains.

[43] Копия отказа в регистрации в досье Хьюман Райтс Вотч. См. также: Собрание на съезде. Время, 12 ноября 2011 г., http://.time.kz.php?module=news&newsid=24494.

[44] Skype-интервью Хьюман Райтс Вотч с Айнуром Курмановым 11 апреля и 20 июня 2012 г.

[45] “Independent newspaper reporter badly beaten near his home,” Reporters Sans Frontières, March 24, 2010,  http://en.rsf.org/kazakhstan-bailiffs-attack-tv-reporter-inside-24-03-2010,36828.html.

[46] “Submission on the list of issues to Human Rights Committee consideration of the 1st Periodic Report of Kazakhstan 99th Session, 12 – 30 July 2010,” International Commission of Jurists, May 2010, p. 1, http://www2.ohchr.org/english/bodies/hrc/docs/ngos/ICJ_Kazakhstan99.pdf.

[47] Доклад главы АО «Самрук-Қазына» Умирзака Шукеева на VII международной HR-конференции, 5 марта 2012 г., http://sk.kz/news/view/3245. См. также: T. Nurmagambetov, “Measures to prevent labour disputes developed in Kazakhstan,” Trend, March 1, 2012, http://en.trend.az/regions/casia/kazakhstan/1998581.html.

[48] От 9 апреля 1993 г., действующая редакция.

[49] International Trade Union Confederation (ITUC), “Confrontation in Kazakhstan,” ITUC CSI IGB, December 16, 2011, http://www.ituc-csi.org/confrontation-in-kazakhstan.html.

[50] Принята Генеральной конференцией Международной организации труда на ее 86-й сессии, Женева, 18 июня 1998 года. Стандарты МОТ являются важным, но не единственным источником международных норм в области трудовых прав. Существует также широкий круг источников, касающихся свободы ассоциации, содержащих как юридически обязывающие, так и авторитетные рекомендательные нормы, в том числе декларации и конвенции ООН, резолюции ООН по вопросам бизнеса и прав человека, Руководящие принципы ОЭСР для многонациональных компаний, корпоративные кодексы социальной ответственности и пр.

[51] Пункт 3 статьи 2 Трудового кодекса РК устанавливает, что «если международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Кодексе, то применяются правила международного договора. Международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан, к трудовым отношениям применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона». ТК РК от 15 мая 2007 г., действующая редакция. Конституция РК имеет приоритет над международными договорами.

[52] Принята 9 июля 1948 г., вступила в силу 4 июля 1950 г., статья 3.

[53] Принята 1 июля 1949 г., вступила в силу 18 июля 1951 г., статья 2(1).

[54] Принят 16 декабря 1966 г., вступил в силу 23 марта 1976 г., ратифицирован Казахстаном 24 января 2006 г.

[55] Принят 16 декабря 1966 г., вступил в силу 3 января 1976 г., ратифицирован Казахстаном 24 января 2006 г.

[56] Комитет МОТ по свободе ассоциации отмечает: «Существующие в национальном законодательстве базовые нормы о запрете актов дискриминации по признаку участия в профсоюзе оказываются недостаточными, если не подкреплены процедурами, которые обеспечивали бы гарантию эффективной защиты от таких актов… Законодательство должно четко предусматривать вопросы обращения с жалобами и устанавливать достаточные запретительные санкции для актов антипрофсоюзной дискриминации, чтобы обеспечить практическую реализацию статей 1 и 2 Конвенции № 98». ILO Digest of Decisions and Principles, paras. 818, 822. Мандат Комитета распространяется на нарушения конвенций № 87 и № 98 о свободе ассоциации, праве на организацию и праве на ведение коллективных переговоров.

[57] ILO Digest of Decisions and Principles, paras. 35, 67, 514, 638, 772, 781, 786.

[58] Глава 32.

[59] Статья 24 действующей редакции.

[60] Статьи 4 и 10.

[61] Статья 18.

[62] Статьи 328 и 329 ТК РК.

[63] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Викторией Тюленевой, Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности. Алматы, 30 марта 2012 г.

[64] Порядок обращения к УПЧ: http :// www . ombudsman . kz / sityzens / poryadok . php .

[65] Статья 10.

[66] Закон РК «О профессиональных союзах», статья 8. Все профсоюзы в Казахстане регистрируются как «общественные объединения», отдельного порядка для профсоюзов как таковых не предусмотрено. Для регистрации профсоюза местного уровня заявка подается в областное управление Минюста.

[67] Часть 4 статьи 5 Конституции РК.

[68] Там же.

[69] CEACR: Individual Observation concerning Freedom of Association and Protection of the Right to Organise Convention, 1948 (No. 87) Kazakhstan (ratification: 2000), adopted 2011, published 101st ILC session (2012), https://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:13100:2972561075882633::NO:13100:P13100_COMMENT_ID:2698737:NO.

[70] Там же.

[71] Порядок заключения других договоров социального партнерства в этом докладе отдельно не рассматривается, он регламентируется в главе 30 ТК РК.

[72] В 2009, 2011 и 2012 гг. Комитет экспертов МОТ заявлял: «Комитет считает, что профсоюзы должны пользоваться свободой в регулировании порядка предъявления требований работодателю и что законодательство не должно препятствовать функционированию профсоюза, обязывая его созывать общее собрание каждый раз, когда возникает необходимость предъявления требования работодателю». CEACR: Individual Observation concerning Freedom of Association and Protection of the Right to Organise Convention, 1948 (No. 87) Kazakhstan (ratification: 2000) Published: 2011.

[73]Статья 289.

[74] Bernard Gernigon, Alberto Odero, Horacio Guido, ILO Principles Concerning The Right to Strike, 2000, p 11.

[75] Часть 3 статьи 24 Конституции РК, статья 298 ТК РК.

[76] Подпункт 3 пункта 1 статьи 303 ТК РК.

[77] General Survey of the reports on the Freedom of Association and Protection of the Right to Organise Convention and the Right to Organise and Collective Bargaining Convention, Report III (Part 4B), International Labour Conference, 81st Session, 1994, Geneva, para. 171.

[78] Пункт 1 статьи 298 ТК РК.

[79] При невозможности проведения собрания (конференции) работников представительный орган работников имеет право утвердить свое решение, собрав подписи более половины работников в поддержку проведения забастовки. Пункт 2 статьи 298 ТК РК.

[80] Статья 299 ТК РК, старая редакция.

[81] Пункт 1 статьи 303 ТК РК.

[82] Закон РК «О промышленной безопасности на опасных производственных объектах» от 3 апреля 2002 г., действующая редакция, статья 3. В СМИ приводились слова гендиректора РД КМГ Аскара Балжанова: «Строго говоря, забастовки на нефтяных месторождениях вообще запрещены». См.: Наладим прежний ритм работы. Огни Мангистау, 1 октября 2011 г., http://ogni.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=4975&Itemid=3.

[83] В своих замечаниях по Казахстану 2011 г. Комитет МОТ по свободе ассоциации предложил правительству разъяснить, какие именно отрасли подпадают под эту норму: «Комитет запрашивает у Правительства дополнительную информацию относительно того, какие организации подпадают под категорию опасных производственных объектов и какие именно работники подпадают под категорию тех, для которых право на забастовку в силу этого ограничено. Комитет также просит Правительство указать все другие категории работников, право которых на забастовку ограничено другими законодательными актами и представить копии последних».

[84]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 587; Bernard Gernigon, Alberto Odero and Horacio Guido, ILO Principles Concerning The Right to Strike, 2000.

[85]  ILO Digest of Decisions and Principles, para. 624. В частности, по мнению Комитета, минимальное функционирование «было бы уместным в качестве возможной альтернативы в ситуациях, когда существенное ограничение или полный запрет забастовочных действий не представляются оправданными и когда, не ставя под сомнение права на забастовку для большинства работников, можно было рассмотреть возможность обеспечения удовлетворения базовых нужд потребителей и безопасного или непрерывного функционирования объектов.  Там же., para. 607

[86]Комитет по экономическим, социальным и культурным правам.  Рассмотрение докладов, представленных государствами-участниками в соответствии со статьями 16 и 17 Пакта. Заключительные замечания. Казахстан. 7 июня 2010 г., п. 22, E/C.12/KAZ/CO/1.

[87] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Айнуром Курмановым (по телефону) 5 марта 2012 г.

[88] Статьи 302 и 305 ТК РК.

[89] Подпункт 6 пункта 1 статьи 54 ТК РК.

[90] Статья 304 ТК РК. Статья 72 ТК РК предусматривает следующие виды дисциплинарных взысканий: замечание, выговор, строгий выговор, расторжение трудового договора  работодателем. За организацию незаконных забастовок или вмешательство в работу предприятия во время чрезвычайной ситуации также предусмотрена уголовная ответственность по статье 335 УК РК – до года лишения свободы.

[91] Подпункт 19 пункта 1 статьи 54 ТК РК.

[92] ILO Digest of Decisions and Principles, paras. 660-661.

[93] Конвенция МОТ № 98, статья 1.

[94] Кодекс РК об административных правонарушениях от 30 января 2001 г., действующая редакция, статья 373.

[95] Уголовный кодекс РК от 16 июля 1997 г., действующая редакция, статья 334.

[96] ILO Digest of Decisions and Principles, para. 668.

[97] «Уголовные санкции не должны применяться к кому-либо из работников за участие в мирной забастовке, поэтому лишение свободы не должно задействоваться ни при каких обстоятельствах: никто не должен быть лишен свободы или подвергаться уголовному наказанию за один лишь факт организация мирной забастовки или участия в ней». Complaint against the Government of United States presented by the Transport Workers Union of America AFL–CIO (TWUA) and the Transport Workers Union of Greater New York, AFL–CIO, Local 100 (Local 100), Case No. 2741, para. 772.

[98] CEACR: Direct Request concerning Freedom of Association and Protection of the Right to Organise Convention, 1948 (No. 87) Kazakhstan (ratification: 2000), adopted 2003, published 92nd ILC session (2004), https://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=1000:13100:2864798693954451::NO:13100:P13100_COMMENT_ID:2224882.

[99] После событий в Жанаозене в середине декабря власти объявили о создании правительственной комиссии по созданию новых рабочих мест для трудоустройства уволенных нефтяников «Озенмунайгаза» и «Каражанбасмуная» - см. ниже.

[100] Работники требовали применения отраслевого коэффициента 1,8 в соответствии с постановлением правительства № 548 от 9 июня 2008 г., подписанным премьером К.Масимовым, а также территориального коэффициента 1,7 для Мангистауской области. По статье 204 ТК РК «оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными (особо вредными), опасными условиями труда, устанавливается в повышенном размере по сравнению с оплатой труда работников, занятых на работах с нормальными условиями труда». Копии протоколов примирительной комиссии в досье Хьюман Райтс Вотч.

[101] Тарифные коэффициенты применяются к базовой ставке в качестве компенсации за работу в определенных отраслях или на определенных территориях.

[102] В состав арбитража от профсоюза были утверждены: юрист Наталья Соколова, президент Конфедерации Свободных профсоюзов Казахстана Сергей Белкин и председатель отраслевого профсоюза работников горнорудной, угольной и металлургической промышленности "Достойный труд" Валерий Чайка.

[103] Интервью Хьюман Райтс Вотч с членами Профсоюза работников Каражанбас в августе 2011 г.; копия соглашения в досье Хьюман Райтс Вотч.

[104] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 8 августа 2011 г.

[105] Копия письма в досье Хьюман Райтс Вотч. В соглашении о составе трудового арбитража, которое было подписано Косархановым 14 января, значились четыре представителя от менеджмента.

[106] Статья 293 ТК РК.

[107] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 24 октября 2011 г.

[108] Каирбек Елеусинов: «Мы считаем трудовой спор завершенным». Огни Мангистау, 29 марта 2011 г., http://ogni.kz/index.php?option=content&task=view&id=4080.

[109]Пункт 2 статьи 293 ТК РК.

[110] Complaint against the Government of United States presented by the Transport Workers Union of America AFL–CIO (TWUA) and the Transport Workers Union of Greater New York, AFL–CIO, Local 100 (Local 100), Case No. 2741, para 765. См. также: ILO Digest of Decisions and Principles, para. 935.

[111] Единственный выход из конфликта в Мангистау – диалог всех сторон. Профсоюзы сегодня, 24 ноября 2011 г., http://www.unionstoday.ru/news/ktr/2011/11/24/15697.

[112] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бауржаном Б. Актау, 14 августа 2011 г.

[113] Там же. Протоколы собраний Профсоюза работников Каражанбас от 9 и 18 апреля упоминают об этом нападении, называя в числе нападавших Ербосына Косарханова. Протоколы в досье Хьюман Райтс Вотч.

[114] Там же.

[115] Копия заявления в досье Хьюман Райтс Вотч.

[116] Интервью Хьюман Райтс Вотч с бывшим работником КБМ, имя, место и дата не разглашаются.

[117]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 58.

[118] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 14 августа 2011 г.

[119] Интервью Хьюман Райтс Вотч с работниками КБМ, АТС и ТМС в августе – октябре 2011 г. Наши собеседники рассказывали, что на собрании 12 апреля Косарханова попросили отчитаться о расходовании 32 млн. тенге (около USD 215 тыс.) и что тот не смог представить подробные записи и квитанции. Решение о смещении Косарханова принималось большинством голосов членов профсоюза на общих собраниях, как того требует профсоюзный устав. Копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[120] МОТ указывает, что «определение порядка избрания своих лидеров является прерогативой организаций работников и работодателей, и власти должны воздерживаться от какого-либо неоправданного вмешательства в реализацию организациями работников и работодателей права свободно избирать своих представителей, которое гарантировано конвенцией № 87». ILO Digest of Decisions and Principles, para. 390.

[121]Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 8 августа 2011 г.

[122] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 14 августа 2011 г.

[123] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Саматом С. Актау, 19 октября 2011 г.

[124] В качестве подтверждения решения профсоюза о смещении Косарханова с поста председателя они принесли с собой копии протоколов профсоюзных собраний с результатами голосования. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 8 августа 2011 г.

[125] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 14 августа 2011 г.

[126] Там же. Хьюман Райтс Вотч также ставила этот вопрос в письме менеджменту КБМ, однако ответа мы не получили.

[127] По словам опрошенных нами  работников, через два дня после объявления частичной голодовки замдиректора административно-кадрового департамента КБМ сообщил работникам, что 12 мая состоится собрание, на котором Косарханов должен будет ответить на их претензии. Однако 12 мая Косарханов на собрании не появился. Работники возобновили голодовку и продолжали ее до того момента, когда заявили, что уже не в состоянии работать. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бауржаном Б. и Алибеком А. Актау, 14 и 8 августа 2011 г. соответственно.

[128] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Жандозом Ж. Актау, 19 октября 2011 г.

[129] Число бастующих постепенно уменьшалось и менялось в разную сторону на протяжении семи месяцев забастовки. Во время посещения Актау в августе сотрудник Хьюман Райтс Вотч наблюдал у офиса КБМ 150 – 200 забастовщиков.

[130] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Саматом С. Актау, 19 октября 2011 г.

[131] Копия письма в досье Хьюман Райтс Вотч. 12 мая работники также направили письма с изложением обстоятельств частичной голодовки и своих требований, а также с просьбой создать примирительную комиссию в государственные органы, включая президентскую администрацию и Генеральную прокуратуру. Копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[132] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Саматом С. Актау, 19 октября 2011 г.

[133] Копия искового заявления в досье Хьюман Райтс Вотч.

[134] Статья 303 ТК РК. Копия судебного решения в досье Хьюман Райтс Вотч.

[135] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ерболом Утеповым. Актау, 10 августа 2011 г.

[136] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Маршалбеком Жадигеровым. Актау, 10 августа 2011 г.

[137] Там же.

[138] Там же.

[139] Там же.

[140] Статья 14.

[141] Кодекс РК об административных правонарушениях, статья 584.

[142] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ерболом Утеповым. Актау, 10 августа 2011 г.

[143] Там же.

[144] Копия решения суда в досье Хьюман Райтс Вотч.

[145] ILO Digest of Decisions and Principles, para. 671.

[146] Статья 21.

[147] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ильясом И. Актау, 21 октября 2011 г.

[148]Там же.

[149]Там же.

[150] ILO Digest of Decisions and Principles, para.389.

[151] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Даулетом Д. Актау, 24 октября 2011 г.

[152] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Данияром Д. Актау, 10 августа 2011 г.

[153] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Данияром Д. и Аблаем А. Актау, 10 августа 2011 г.

[154] Там же.

[155] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 24 октября 2011 г.

[156] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 10 августа 2011 г.

[157] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 24 октября 2011 г.

[158] Часть 2 статьи 334 УК РК, копия приговора в досье Хьюман Райтс Вотч.

[159] “Two dead in Kazakh prison riot,” BBC News, August 12, 2010, http://www.bbc.co.uk/news/world-asia-pacific-10951308.

[160] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 8 августа 2011 г.

[161] Статья 21: «Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц».

[162] Статья 32: «Граждане Республики Казахстан вправе мирно и без оружия собираться, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Пользование этим правом может ограничиваться законом  в интересах государственной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья, защиты прав и свобод других лиц».

[163] От 17 марта 1995 г., в редакции от 20 декабря 2004 г.

[164]Статья 3.

[165] Sergey Duvanov, “Monitoring Freedom of Assembly in Kazakhstan: June-December Interim Report,” Kazakhstan International Bureau for Human Rights and Rule of Law, January 2012.

[166] Часть 3 статьи 164 УК РК.

[167] Копия решения в досье Хьюман Райтс Вотч.

[168] Часть 3 статьи 164 УК РК.

[169] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бауржаном Б. Актау, 8 августа 2011 г.

 

[170] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 9 августа 2011 г.

[171] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алибеком А. Актау, 8 августа 2011 г.

[172] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 8 августа 2011 г.

[173] Там же.

[174]Там же.

[175]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 44.

[176] Там же, para. 184.

[177] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[178] Подробнее см. пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 23 апреля 2012 г. «Казахстан: приостановить суд, расследовать заявления о пытках», http://www.hrw.org/ru/news/2012/04/23-1.

[179]Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой (Жанаозен, 22 октября 2011 г.) и Розой Тулетаевой (Актау, 24 октября 2011 г.) См. также: Simon Pirioni, “Striking Kazakh oil workers push past union to win concessions,” Power Money and People, March 28, 2010, http://spirani.wordpress.com/2010/03/28/striking-kazakh-oil-workers-push-past-union-to-win-concessions/.

[180] Суд оштрафовал около 20 работников, которым вменялась организация незаконной забастовки. Копия решения городского суда Жанаозена в досье Хьюман Райтс Вотч.

[181] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой. Жанаозен, 22 октября 2011 г.

[182] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой (Жанаозен, 22 октября 2011 г.) и Розой Тулетаевой (Актау, 24 октября 2011 г.) В феврале 2011 г. был утвержден новый коллективный договор, сохранивший систему оплаты труда, несмотря на возражения некоторых представителей работников об уменьшавшемся размере зарплаты «на руки».

[183] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой (Жанаозен, 22 октября 2011 г.) и Розой Тулетаевой (Актау, 24 октября 2011 г.) Письмо в досье Хьюман Райтс Вотч.

[184] Там же.

[185] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой. Жанаозен, 22 октября 2011 г.

[186] Копия перечня требований в досье Хьюман Райтс Вотч.

[187] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Максатом Досмагамбетовым. Жанаозен, 11 августа 2011 г.

[188] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012 г., цит. по неофициальному переводу.

[189] Там же.

[190] В решении суда от 27 мая о признании забастовки незаконной численность бастующих указывалась на уровне 1 тыс. человек. Со временем число забастовщиков уменьшалось. На момент нашего посещения места забастовки в августе 2011 г. на центральной площади Жанаозена сидело 200 – 250 работников.

[191] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012, цит. по неофициальному переводу.

[192] Копия в досье Хьюман Райтс Вотч. Это решение было вынесено через несколько дней после решения суда от 24 мая о признании требований работников необоснованными.

[193] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Айнуром А. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[194] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Арманом А. Жанаозен, 12 августа 2011 г. Как следует из копии судебного решения, 4 июня Роза Тулетаева была признана виновной в нарушении закона о порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций по части 1 статьи 373 Кодекса об административных правонарушениях и оштрафована на 30 240 тенге (около USD 200). Из судебного документа по уголовному делу в отношении Акжаната Аминова, который ссылается на предыдущие административные санкции, применявшиеся к нему и другим бастующим нефтяникам, следует, что другие работники привлекались к административной ответственности в виде штрафа по статье 373 КоАП: «Действия Ажигалиевой Н., Сактаганова Т., Ермаганбетова С., Чалаева Б., Тулетаевой Р. и других активных участников забастовки 26.05.2011 не подпадают под квалификацию статьи части 2 статьи 334 УК РК, однако подпадают под признаки административного правонарушения по части 1 статьи 373 КоАП…, в соответствии с которой активные участники забастовки привлекались к административной ответственности». Копия документа в досье Хьюман Райтс Вотч.

[195]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 647.

[196] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[197] Там же.

[198] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Маратом М. Жанаозен, 22 октября 2011 г.

[199] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 13 августа 2011 г.

[200] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бекжаном Б. Жанаозен, 13 августа 2011 г.

[201] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 13 августа 2011 г.

[202] Принят резолюцией 34/169 ГА ООН от 17 декабря 1979 г., статья 3.

[203] Приняты 8-м Конгрессом ООН предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г., принцип 13.

[204] Часть 2 статьи 334 УК РК.

[205] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Натальей Ажигалиевой. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[206] Копия приговора в досье Хьюман Райтс Вотч.

[207] Там же .

[208] Complaint against the Government of United States presented by the Transport Workers Union of America AFL–CIO (TWUA) and the Transport Workers Union of Greater New York, AFL–CIO, Local 100 (Local 100), Case No. 2741, para. 772.

[209]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 35.

[210] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Жанар Сактагановой. Жанаозен, 22 октября 2011 г.

[211] Там же.

[212] Там же.

[213] В Жанаозене ранен резиновой пулей активист забастовщиков. Радио Азаттык, 27 октября 2011 г., http://rus.azattyq.org/content/zhanaozen_estai_karashaev/24372910.html.

[214] “Kazakhstan: Violent attack against human rights defenders and journalists Asan Amilov and Orken Bisenov,” Frontline Defenders, November 7, 2011, http://www.frontlinedefenders.org/cases/kazakhstan-violent-attack-against-human-rights-defenders-and-journalists-asan-amilov-and-orken.

[215]ILO Digest of Decisions and Principles, para 52.

[216] “Zhaksylyk Turbaev, a trade-union activist murdered,” Open Dialogue Foundation, August 30, 2011,

http://www.odfoundation.eu/en/urgents/300/zhaksylyk_turbaev_trade_union_activist_murdered.

[217] “Daughter of an oil industry worker, murdered,” Open Dialogue Foundation, August 30, 2011, http://www.odfoundation.eu/en/urgents/302/daughter_of_an_oil_industry_worker_murdered.

[218] Полиция Мангистау раскрыла громкое убийство нефтяника в Жанаозене. Актау Бизнес, 1 ноября 2011 г., http://www.aktau-business.com/2011/11/01/policiya-mangistau-raskryla-gromkoe-ubiystvo-neftyanika-v-zhanaozene.html; Приговор по делу об убийстве дочери активиста нефтяников. Радио Азаттык, 3 мая 2012 г.,

http://rus.azattyq.org/content/zhansaule_karabalaeva_kudaibergen_karabalaev_zhanaozen/24568628.html.

[219] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[220] Там же.

[221] Там же.

[222] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Розой Тулетаевой.  Жанаозен, 13 августа 2011 г.

[223] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 24 октября 2011 г.

[224] Интервью Хьюман Райтс Вотч по телефону 8 сентября 2011 г.

[225] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 24 октября 2011 г.

[226]ILODigestofDecisionsandPrinciples, para 102; Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 14.

[227] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 24 октября 2011 г.

[228] Профсоюз «Каракия» не провел общего собрания с участием не менее половины общей численности работников ЕРСАЙ, как было предусмотрено пунктом 1 статьи 289 ТК РК в редакции до февраля 2012 г.

[229] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[230] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абаем Джантлеуовым. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[231] Там же.

[232] В интервью Хьюман Райтс Вотч Нурбек Кушакбаев и другие работники утверждали, что профсоюзу «Актау» на верфи Курык был предоставлен офис с оргтехникой. Однако менеджмент ЕРСАЙ в письме Хьюман Райтс Вотч это отрицал: «Компания не принимала на себя обязательств по предоставлению офисного помещения и не предоставляла его ни одному из профсоюзов». Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[233] Письмо замдиректора ЕРСАЙ по кадрам Юсри Хаттаба председателю профсоюза «Каракия» Нурбеку Кушакбаеву от 14 августа 2009 г., копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[234] Выделено в оригинале. Письмо замдиректора ЕРСАЙ по кадрам Юсри Хаттаба акиму Каракиянского района от 17 сентября 2009 г., копия  в досье Хьюман Райтс Вотч.

[235] Коллективный договор от 1 июля 2009 г., к которому профсоюз «Каракия» присоединился 1 июля 2010 г. на основании подписания Дополнительного соглашения о приложении к Коллективному договору, п. 8.2.8, копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[236] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Байболсином Б. Актау, 9 августа 2011 г.

[237] Решение Специализированного межрайонного экономического суда Мангистауской области от 23 декабря 2010 г., копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[238] Решение Мангистауского областного суда от 8 февраля 2011 г., копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[239] Решение Мангистауского областного кассационного суда от 11 апреля 2011 г., копия  в досье Хьюман Райтс Вотч.

[240] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[241]Статья 10.

[242]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 1104. Следующий пункт (1105) гласит: «Представителям профсоюза, которые не работают на предприятии, но среди членов профсоюза которых есть работники предприятия, должен предоставляться доступ на предприятие».

[243] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нурбеком Кушакбаевым, дата и место не разглашаются.

[244] Письмо замдиректора ЕРСАЙ по кадрам Юсри Хаттаба председателю профсоюза «Каракия» Нурбеку Кушакбаеву от 4 апреля 2011 г., копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[245] Интервью Хьюман Райтс Вотч с работниками ЕРСАЙ и с Ермеком Е. (Актау, 19 октября 2011 г.)

[246] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ерланом Е. (Актау, 19 октября 2011 г.) и Нурбеком Кушакбаевым (дата и место не разглашаются).

[247] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Байболсином Б. (Актау, 9 августа 2011 г.) и Абаем Джантлеуовым (Жанаозен, 12 августа 2011 г.)

[248] Письмо замдиректора ЕРСАЙ по кадрам Юсри Хаттаба председателю профсоюза «Каракия» Нурбеку Кушакбаеву от 4 апреля 2011 г., копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[249] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[250] Коллективный договор от 1 июля 2009 г., к которому профсоюз «Каракия» присоединился 1 июля 2010 г. на основании подписания Дополнительного соглашения о приложении к Коллективному договору, копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[251] Там же, п. 8.7.

[252] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Жумабеком Ж. (Актау, 9 августа 2011 г.), Абаем Джантлеуовым (Жанаозен, 12 августа 2011 г.) и Досымом Д. (Курык, 20 октября 2011 г.)

[253] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Досымом Д. Курык, 20 октября 2011 г.

[254] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Жумабеком Ж. Актау, 9 августа 2011 г.

[255] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 19 октября 2011 г.

[256] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нурбеком Кушакбаевым, дата и место не разглашаются.

[257] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 19 октября 2011 г.

[258] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нурбеком Кушакбаевым, дата и место не разглашаются.

[259] Копия жалобы в досье Хьюман Райтс Вотч.

[260] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нурбеком Кушакбаевым, по телефону, 13 апреля 2011 г.

[261] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[262]ILO Digest of Decisions and Principles, para. 131.

[263] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Досымом Д. Курык, 20 октября 2011 г.

[264] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абаем Джантлеуовым. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[265] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Досымом Д. Курык, 20 октября 2011 г.

[266]Там же.

[267] Complaint against the Government of United States presented by the Transport Workers Union of America AFL–CIO (TWUA) and the Transport Workers Union of Greater New York, AFL–CIO, Local 100 (Local 100), Case No. 2741, para 765. См. также: ILO Digest of Decisions and Principles, para. 935.

[268]Протокол собрания профсоюза «Каракия» от 20 апреля, копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[269] Письмо председателя профсоюза «Каракия» Нурбека Кушакбаева акиму Мангистауской области и др. от 27 апреля 2011 г., копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[270] Интервью Хьюман Райтс Вотч, дата и место не разглашаются.

[271] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[272] Интервью Хьюман Райтс Вотч, дата и место не разглашаются.

[273] Копия определения в досье Хьюман Райтс Вотч. Интервью Хьюман Райтс Вотч с членом забастовочного комитета. Курык, 20 октября 2011 г.

[274] Копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[275] Пункт 1 статьи 303 ТК РК.

[276] Статья 524 КоАП РК.

[277] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абаем Джантлеуовым. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[278] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Жумабеком Ж. Актау, 9 августа 2011 г.

[279] Там же.

[280] Там же.

[281] Статья 524 КоАП РК.

[282] Часть 2 статьи 374 КоАП РК. Копия решения в досье Хьюман Райтс Вотч.

[283] Копия судебного решения от 14 июня 2011 г. в досье Хьюман Райтс Вотч.

[284] ILO Digest of Decisions and Principles, para. 668.

[285] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[286] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Досымом Д. (Курык, 20 октября 2011 г.) и Ермеком Е. (Актау, 19 октября 2011 г.)

[287] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ермеком Е. Актау, 19 октября 2011 г.

[288] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Досымом Д. Курык, 20 октября 2011 г.

[289] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 9 августа 2011 г.

[290] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Байболсином Б. Актау, 9 августа 2011 г.

[291] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Жанаозен, 12 августа 2011 г.

[292] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012 г. В письме утверждается, что был уволен 991 работник по статье 54 ТК РК. В октябре 2011 г. работники КБМ говорили Хьюман Райтс Вотч, что число уволенных достигло 993. Руководство ЕРСАЙ информировало Хьюман Райтс Вотч, что на 30 июня было уволено 223 человека, хотя опрошенные нами работники говорили примерно о 400, которых уволили или вынудили уволиться.

[293] Статья 304. (в редакции до февраля 2012 г.)

[294] Статья 72 ТК РК (в редакции до февраля 2012 г.).

[295] Подпункт 19 пункта 1 статьи 54 ТК РК.

[296] Подпункт 6 пункта 1 статьи 54 ТК РК (в редакции до февраля 2012 г.).

[297] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[298] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012 г.

[299] ILO Digest of Decisions and Principles, para. 668.

[300] ILO Digest of Decisions and Principles, para. 666. См. также пп. 661, 662.

[301] В соответствии с пунктом 2 статьи 73 ТК РК «работодатель обязан затребовать письменное объяснение от работника до применения дисциплинарного взыскания. … В случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт». В соответствии ТК расторжение трудового договора по инициативе работодателя осуществляется в порядке статей 73 (порядок применения и обжалования дисциплинарных взысканий) и 74 (сроки наложения дисциплинарных взысканий).

[302] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Русланом Р. Актау, 24 октября 2011 г.

[303] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ермеком Е. Актау, 19 октября 2011 г.

[304] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Асель А. Жанаозен, 13 августа 2011 г.

[305] Там же.

[306]Ранее, в июне, проблему уволенных нефтяников пыталась решить мангистауская организация партии «Нур Отан», создав общественный совет по содействию альтернативному трудоустройству. Однако работники настаивали на законности своих требований, включая восстановление на прежнем месте работы, и продолжали бастовать. «Нур Отан» займется трудоустройством уволенных из-за забастовок нефтяников. Tengri News, 30 июня 2011 г., http://tengrinews.kz/kazakhstan_news/nur-otan-zaymetsya-trudoustroystvom-uvolennyih-iz-za-zabastovok-neftyanikov--191767/.

[307] Уволенные за прогулы на работе восстанавливаться не будут. Огни Мангистау, 8 октября 2011 г., http://ogni.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=5023&Itemid=9.

[308] В городе Жанаозен второй день идет «трехсторонняя встреча» бастующих, их бывших работодателей и власти, Лада, 24 ноября 2011 г., http://lada.kz/aktau_news/society/1244-v-zhanaozene-vtoroy-den-idet-trehstoronnyaya-vstrecha-bastuyuschih-ih-byvshih-rabotodateley-i-vlasti.html. После столкновений в Жанаозене в середине декабря 2011 г. в отношении Айткулова и Сарбопеева были возбуждены уголовные дела.

[309] “Представители бастующих нефтяников города Жанаозен отказались подписывать протокол трехсторонней встречи”, Лада, 27 ноября 2011 г.,  http://lada.kz/aktau_news/society/1264-bastuyuschie-neftyaniki-zhanaozenya-razocharovany-primiritelnaya-komissiya-okazalas-razyasnitelnoy.html.

[310] “Non-paper: Understanding and Responding to Zhanaozen,” Embassy of the Republic of Kazakhstan in Brussels, Press & Information Section, http://www.kazakhstanembassy.be/index.php/en/press-a-information/20-non-paper-understanding-and-responding-to-zhanaozen.

[311] Комиссия по трудоустройству создана в Жанаозене. Новости – Казахстан, 30 декабря 2011 г., http://www.newskaz.ru/regions/20111230/2415458.html. Большинство уволенных нефтяников воспользовались предложением правительственной комиссии, однако около 50 уволенных работников КБМ продолжили бастовать и в 2012 г., настаивая на рассмотрении их первоначальных требований. «И год спустя у офиса «Каражанбасмуная» стоят протестующие. Радио Азаттык, 16 мая 2012 г., http://rus.azattyq.org/content/karazhanbasmunai_zabastovka_zhanaozen_neftyaniki_/24581524.html

[312] 1 февраля 2012 г. Хьюман Райтс Вотч направляла письмо КБМ с просьбой предоставить информацию о мерах, принимавшихся компанией по обеспечению соблюдения законодательства перед увольнением бастующих нефтяников, однако ответа мы так и не получили.

[313] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[314] Там же.

[315] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ермеком Е. Актау, 19 октября 2011 г.

[316] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Досымом Д. Курык, 20 октября 2011 г.

[317] ILO Digest of Decisions and Principles, para. 662.

[318] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012 г., цит. по неофициальному переводу.

[319] Там же. В письме разъясняется, что «в состав таких групп входили эксперты, начальники отделов, работники отдела социальной политики, кадровики, а также работники, аналогичные тем, которые участвовали в незаконных протестах». Они регулярно контактировали с работниками, которые не вышли на работу, чтобы доводить до них всестороннюю и достоверную информацию о ситуации и в очередной раз предлагать проявить здравый смысл».

[320] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 21 октября 2011 г.

[321] См. также: “Kazakh Activists Supporting Striking Oil Workers Under Pressure,” Radio Free Europe/Radio Liberty, June 13, 2011, http://www.rferl.org/content/kazakh_activists_supporting_striking_oil_workers_under_pressure/24233981.html. Сапаргалы был арестован 23 января, ему предъявлены обвинения в «возбуждении социальной вражды» и в «призывах к насильственному свержению конституционного строя».в связи с его якобы ролью в событиях в Жанаозене 16 декабря.

[322] Интервью Хьюман Райтс Вотч. Актау, 21 октября 2011 г.

[323] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бакытом Б. Курык, 20 октября 2011 г.

[324] Там же.

[325] Там же.

[326] Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., вступила в силу 26 июня 1987 г., Казахстан присоединился 26 августа 1998 г., в статье 15 гласит: «Каждое Государство-участник обеспечивает, чтобы любое заявление, которое, как установлено, было сделано под пыткой, не использовалось в качестве доказательства в ходе любого судебного разбирательства, за исключением случаев, когда оно используется против лица, обвиняемого в совершении пыток, как доказательство того, что это заявление было сделано».

[327] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бакытом Б. Курык, 20 октября 2011 г.

[328] Как сообщил Бакыт Б. Хьюман Райтс Вотч, каждого из троих сотрудников обязали выплатить ему по 100 тыс. тенге (USD 675), но никого из них не уволили.

[329] 6 августа от 50 до 100 женщин пришли к офису ОМГ в Жанаозене, чтобы задать директору вопросы в связи с забастовкой.

[330] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Галымом Агелеуовым. Жанаозен, 13 августа 2011 г.

[331] Skype-интервью Хьюман Райтс Вотч 24 февраля 2012 г.

[332] Статьи 373 и 355 (ч. 2) КоАП РК.

[333] Статья 373 КоАП РК.

[334] Нурсултан Назарбаев прямо говорил об этом 17 и 22 декабря. В заявлении о введении чрезвычайного положения в Жанаозене 17 декабря президент сказал: «При этом считаю, что трудовой спор нефтяников нельзя смешивать с деяниями бандитствующих элементов, которые хотели воспользоваться ситуацией для своих преступных замыслов». Выступление Н.Назарбаева на заседании Совета безопасности 17 декабря 2011 г., http://www.akorda.kz/en/news/2011/12/segodnya_v_akorde_pod_predsedatelstvom_glavy_gosudarstva. Последний доступ - 18 декабря 2011 г. На момент сдачи доклада в печать данный сюжет на официальном сайте президента отсутствовал как на английском, так и на русском языке. Цит. по: Президент Казахстана Н.Назарбаев прокомментировал беспорядки в Жанаозене. Zakon.kz, 17 декабря 2011 г., http://www.zakon.kz/4463374-prezident-kazakhstana-n.nazarbaev.html.

[335] Статья 65 УК РК.

[336] Заявление генерального прокурора Республики Казахстан Даулбаева А.К. от 16 декабря 2011 г., http://www.prokuror.kz/rus/novosti2/?cid=0&rid=4193.

[337] Текст выступления официального представителя Генеральной прокуратуры Республики Казахстан Суиндикова Нурдаулета 22 февраля 2012 г., http://www.prokuror.kz/rus/novosti2/?cid=0&rid=4302.

[338]Елена Костюченко. Жанаозен. «Новая газета», 20 декабря 2011 г., http://www.novayagazeta.ru/politics/50191.html.

[339] Интервью Хьюман Райтс Вотч по телефону, имя не разглашается, 21 декабря 2011 г.

[340] См. пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 22 декабря 2011 г. «Казахстан: оградить задержанных от пыток и недозволенного обращения», http://www.hrw.org/ru/news/2011/12/22; Письмо генеральному прокурору о событиях в Жанаозене и Шетпе от 1 февраля 2012 г., http://www.hrw.org/ru/news/2012/02/01-0.

[341] Заявление генерального прокурора Республики Казахстан по событиям, имевшим место в г. Жанаозен 16.12.2011 года, http://www.prokuror.kz/rus/novosti2/?cid=0&rid=4281.

[342] Список задержанных лиц, которым предъявлено обвинение по статье 164 УК РК, составлен прокуратурой г. Жанаозен. Копия в досье Хьюман Райтс Вотч.

[343] Часть 1 статьи 241 УК РК.

[344] Подробнее см. пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 5 июня 2012 г. «Казахстан: нефтяники осуждены на неправосудном процессе», http://www.hrw.org/ru/news/2012/06/05-1.

[345] Подробнее см. пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 23 апреля 2012 г. «Казахстан: приостановить суд, расследовать заявления о пытках», http://www.hrw.org/ru/news/2012/04/23-1.

[346] Заключения Департамента собственной  безопасности МВД РК от 26 апреля и 2 мая 2012 г. Копии в досье Хьюман Райтс Вотч.

[347] Структура собственности ЕРСАЙ, ОМГ, КБМ и ее аффилированных компаний ТМС и АТС детально рассматривается в разделе «Общие сведения».

[348] Письмо генерального директора «ЕРСАЙ Каспиан Контрактор» Камилло Черезы Хьюман Райтс Вотч от 2 марта 2012 г.

[349] Там же.

[350] Письмо советника по стратегическим коммуникациям ОМГ Ербола Исмаилова Хьюман Райтс Вотч от 11 марта 2012 г., цит. по неофициальному переводу.

[351] “Saipem Code of Ethics,” http://www.saipem.com/site/Home/CorporateGovernance/ComplianceCommitteeandModel231.html.

[352] “Eni Guidelines on the Protection and Promotion of Human Rights,” Eni S.P.A, Circular No. 257, 17.4.2007, http://www.eni.com/en_IT/attachments/sostenibilita/linee_guida_diritti_umani_eng.pdf.

[353] Там же.

[354] Кодекс корпоративной этики АО НК «КазМунайГаз», утвержден решением Правления от 30 апреля 2007 г., протокол № 61, http://www.kmg.kz/upload/company/kodeks_korp_etiki_rus.pdf. 

[355] “Social Responsibility of JSC NC KazMunaiGaz,” UN Global Compact Participants and Stakeholders, http://www.unglobalcompact.org/COPs/detail/811; “Participant Information: Eni,” UN Global Compact Participants and Stakeholders, http://www.unglobalcompact.org/participant/3359.

[356] Так, когда мониторинговая миссия ОБСЕ обнародовала свою предварительную оценку парламентских выборов в Казахстане в январе 2011 г., признав их «не соответствовавшими демократическим принципам», Казахстан пригрозил «отказаться от приглашения таких миссий в дальнейшем». Nariman Gizitdinov, “Kazakh President Threatens to Halt OSCE Vote Monitoring Missions,” BloombergBusinessweek, March 2, 2012, http://www.businessweek.com/news/2012-03-02/kazakh-president-threatens-to-halt-osce-vote-monitoring-missions.

[357] Yerzhan Kazykhanov, “Steady Strides,” Foreign Policy, January 26, 2012, http://www.foreignpolicy.com/articles/2012/01/26/steady_strides?page=full.

[358]Там же.

[359] Joanna Lillis, “Will There Be a Central Asian Spring?,” Foreign Policy, January 26, 2012, http://www.foreignpolicy.com/articles/2012/01/24/will_there_be_a_central_asian_spring; Luca Anceschi, “Oil riches fuel West's muted reaction to Kazakhstan's dubious poll,” The Age, April 7, 2011, http://www.theage.com.au/opinion/politics/oil-riches-fuel-wests-muted-reaction-to-kazakhstans-dubious-poll-20110407-1d5ly.html.

[360] OSCE Permanent Council, “EU statement on the rule of law and human rights issues in Kazakhstan,” No. 878, Vienna, September 2, 2011, http://eeas.europa.eu/delegations/vienna/documents/eu_osce/permanent_council/2011/20110901_878_human_right_issues_in_kazakhstan_en.pdf.

[361] OSCE Permanent Council, “EU statement on Kazakhstan,” No. 886, Vienna, November 8, 2011, http://eeas.europa.eu/delegations/vienna/documents/eu_osce/permanent_council/2011/20111103_886_statement_on_kazakhstan_en.pdf.

[362] United States Mission to the OSCE, “Statement on the Imprisonment of Natalya Sokolova, the Blocking of Websites and the Transfer of Prison Authority in Kazakhstan,” September 1, 2011, Vienna, http://iipdigital.usembassy.gov/st/english/texttrans/2011/09/20110901122736su0.701299.html#axzz1XakIzOiu.

[363] По этой причине кандидатура Казахстана не прошла в 2005 и 2006 гг.

[364] 17 февраля 2012 г. Евгений Жовтис был освобожден по амнистии.

[365] “Statement to the European parliament on Kazakhstan on behalf of HR Catherine Ashton delivered by Danish Foreign Minister Villy Søvndal,” March 15, 2012, Brussels, http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/EN/foraff/123941.pdf.

[366] European Parliament, “European Parliament resolution of 15 March 2012 on Kazakhstan,” March 15, 2012, http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P7-TA-2012-0089+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN.

[367] Melissa Eddy, “Germany and Kazakhstan Sign Rare Earths Agreement,” New York Times, February 8, 2012, http://www.nytimes.com/2012/02/09/business/global/germany-and-kazakhstan-sign-rare-earths-agreement.html.

[368] “Kazakhstan, Germany Enter New Stage of Partnership,” Astana Calling, Issue #222, February 10, 2012, http://portal.mfa.kz/portal/page/portal/mfa/resources/Pictures/AstanaCallingPDF2012/Astana%20Calling%20021012.pdf.

[369] Melissa Eddy, “Germany and Kazakhstan Sign Rare Earths Agreement,” New York Times, February 8, 2012, http://www.nytimes.com/2012/02/09/business/global/germany-and-kazakhstan-sign-rare-earths-agreement.html.

[370] Сайт посольства Великобритании в Астане, http://ukinkz.fco.gov.uk/en/about-us/working-with-kazakhastan/human-rights-Kazakhstan-Kyrgyzstan/human-rights.

[371] AFP, “Kazakhstan hires Tony Blair as star consultant to attract investment,” Al Arabiya News, October 24, 2011, http://english.alarabiya.net/articles/2011/10/24/173509.html; Jason Lewis, “Oil rich dictator of Kazakhstan recruits Tony Blair to help win Nobel peace prize,” The Telegraph, October 29, 2011, http://www.telegraph.co.uk/news/politics/tony-blair/8857689/Oil-rich-dictator-of-Kazakhstan-recruits-Tony-Blair-to-help-win-Nobel-peace-prize.html. Проходила также информация о том, что в 2009 г. правительство Казахстана наняло профессиональных лоббистов в США, чтобы те, среди прочего, пропагандировали среди конгрессменов «прогресс Казахстана в области прав человека». См.: Justin Elliott, “Meet Bahrain’s Best Friend in Congress,” The Washington Current, April 2, 2012, http://www.thewashingtoncurrent.com/2012/04/meet-bahrains-best-friend-in-congress.html.

[372] “Tony Blair's star turn in Kazakhstan video,” BBC News, April 24, 2012, http://www.bbc.co.uk/news/uk-politics-17827773.

[373] Assistant Secretary of Bureau of South and Central Asian Affairs Robert O. Blake, Jr., “Remarks for the Atlantic Council Conference on Twenty Years of Kazakhstan’s Independence and U.S.-Diplomatic Relations,” January 31, 2012, http://iipdigital.usembassy.gov/st/english/texttrans/2012/02/20120201113659su0.5150067.html#axzz1rFz6DVl1.

[374] Как следует из справки Конгресса США, «с 2009 г. Казахстан разрешил воздушный и наземный транзит войск и снаряжения США и НАТО в рамках северного транзитного коридора обеспечения операций по стабилизации в Афганистане. Jim Nichol, “Kazakhstan: Recent Developments and U.S. Interests,” Congressional Research Service, June 1, 2011.

[375] “Remarks by President Obama and President Nursultan Nazarbayev of the Republic of Kazakhstan Before Bilateral Meeting,” US Embassy in Kazakhstan, March 26, 2012, http://kazakhstan.usembassy.gov/st-03-26-12.html.

[376] Yelena Zabortseva, “Kazakhstan’s bilateral economic relations with Russia: a robust partnership?” BASEES 2010 Annual Conference, http://www.paceprojects.co.uk/Zabortseva%20U%20%20of%20Sydney.pdf; “The Next Stage of Russia's Resurgence: Central Asia,” EurasiaNet (Stratfor), February 15, 2012, http://www.eurasianet.org/node/65007. У Казахстана с Россией большая протяженность общей границы, в стране существует многочисленное русскоязычное меньшинство.

[377] Konstantin Rozhnov, “Will a new customs union hurt Russia's WTO bid?,” BBC News, June 30, 2010, http://www.bbc.co.uk/news/10448760. 22 августа 2012 г. Россия стала 156-м членом ВТО.

[378] Evgeny Vinokurov, “The Evolution of Kazakhstan's Position on Relations with Russia in 1991-2010,” Eurasian Development Bank, March 2010, http://mpra.ub.uni-muenchen.de/22187/1/MPRA_paper_22187.pdf.

[379]Chinese, Kazakh presidents hold talks on partnership,” Xinhua, June 13, 2011, http://news.xinhuanet.com/english2010/china/2011-06/13/c_13926971.htm.

[380]Kazakh leader's China visit to yield energy deals,” Kyiv Post, February 22, 2011, http://www.kyivpost.com/news/russia/detail/97817/#ixzz1uAfbKKxl.

[381] Digest of principles, 587; ILO Principle Concerning The Right to Strike, 2006.

[382] ILO 2006 Digest, para. 661

[383] ILO 2006 Digest, para. 668

[384] Digest of principles, 587; ILO Principle Concerning the Right to Strike, 2006.

[385] ILO 2006 Digest, para. 661

[386] ILO 2006 Digest, para. 668

[387] http://www.kmgep.kz/rus/news/press_releases/?cid=0&rid=638

[388] http://ogni.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=5023&Itemid=9

[389] CEACR: Direct Request concerning Freedom of Association and Protection of the Right to Organise Convention, 1948 (No. 87) Kazakhstan (ratification: 2000), adopted 2003, published 92nd ILC session (2004), https://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=1000:13100:2864798693954451::NO:13100:P13100_COMMENT_ID:2224882.