Завеса секретности над следствием вызывает подозрения в наличии политических мотивов
3 июля 2012 г
Предъявление этим активистам дополнительных уголовных обвинений в условиях засекреченного следствия немедленно наводят на мысль о произволе властей. Если кто-то из этих людей совершил конкретное преступление – пусть власти скажут, что именно. В противном случае обвинения должны быть сняты, а активисты – немедленно освобождены.
Мира Ритман, исследователь по Центральной Азии

(Берлин) – Власти Казахстана должны немедленно обнародовать основания для выдвижения новых уголовных обвинений против оппозиционных активистов и нефтяника, принимавших активное участие в длительной забастовке на западе Казахстана в прошлом году, заявила Хьюман Райтс Вотч. 26 июня Комитет национальной безопасности Казахстана предъявил нескольким лицам обвинение в «призывах к насильственному свержению конституционного строя», что предусматривает до семи лет лишения свободы.
 
Туманный характер самого обвинения и завеса секретности, окружающая следствие – вплоть до отсутствия какой-либо информации о том, что конкретно вменяется активистам, дают веские основания опасаться того, что дело является произвольным и политически мотивированным, отмечает Хьюман Райтс Вотч.
 
«Предъявление этим активистам дополнительных уголовных обвинений в условиях засекреченного следствия немедленно наводят на мысль о произволе властей, - говорит Мира Ритман, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Если кто-то из этих людей совершил конкретное преступление – пусть власти скажут, что именно. В противном случае обвинения должны быть сняты, а активисты – немедленно освобождены».
 
Обвинения предъявлены лидеру незарегистрированной политической партии «Алга!» Владимиру Козлову, активисту оппозиционного движения «Народный фронт» Серику Сапаргали, известному театральному режиссеру Болату Атабаеву, молодежному активисту Жанболату Мамаю и нефтянику Акжанату Аминову, осужденному в августе 2011 г. за координацию участников незаконной забастовки, которую он якобы осуществлял по телефону.
 
Все они ранее обвинялись в «возбуждении социальной вражды» в связи с кровавыми столкновениями в Жанаозене 16 декабря прошлого года, которым предшествовала длительная забастовка нефтяников, требовавших увеличения оплаты труда.
 
Власти также выдвинули против Козлова и двух эмигрировавших оппозиционеров дополнительное обвинение в «создании или руководстве организованной группой с целью совершения одного или более преступлений». Как заявила Хьюман Райтс Вотч жена Козлова Алия Турузбекова, это обвинение, видимо, связано с официальной версией о том, что они составляли организованную преступную группу, ответственную за столкновения 16 декабря.
 
По последнему обвинению власти не обнародовали никакой информации, что конкретно вменяется активистам и Аминову. Их адвокатов заставили дать подписку о неразглашении.
 
В январе этого года КНБ начал уголовное дело о «возбуждении социальной вражды» против Козлова, Сапаргали, Атабаева и Мамая. Наряду с членом партии «Алга!» Айжангуль Амировой все они приезжали на запад Казахстана, чтобы поддержать бастующих нефтяников. Козлова и Сапаргали задержали, Атабаева и Мамая отпустили под залог. В феврале КНБ предъявил аналогичное обвинение Аминову и еще, как минимум, пятерым нефтяникам-забастовщикам из Жанаозена. По имеющейся у Хьюман Райтс Вотч информации, в июне Амирову и задержанных нефтяников, кроме Аминова, отпустили, сняв с них обвинения. Эта статья предусматривает до 12 лет лишения свободы.
 
Как сообщила нам Турузбекова, ее муж также обвиняется в «создании или руководстве организованной группой с целью совершения одного или нескольких преступлений». Это обвинение вместе с ним предъявлено члену координационного комитета партии «Алга!» Муратбеку Кетебаеву и бывшему председателю совета директоров казахстанского БТА Банка и соучредителю оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» Мухтару Аблязову (оба проживают в эмиграции). Максимальное наказание – 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.
 
15 июня Атабаев и Мамай были задержаны в Алматы после того, как суд санкционировал их арест за неявку на допрос в Жанаозене в связи с продолжающимся следствием.
 
Атабаев утверждает, что после ареста подвергся недозволенному обращению со стороны сотрудников КНБ. Об этом его адвокат сообщила казахской службе Радио Свобода после свидания с подзащитным 26 июня. В интервью адвокат указала, что заметила синяки и ссадины, в том числе вокруг левого глаза и на руках Атабаева. Она подтвердила эту информацию сотруднику Хьюман Райтс Вотч и отметила, что подала жалобу в городскую прокуратуру Жанаозена и прокуратуру Мангистауской области.
 
«Слишком много заявлений о недозволенном обращении и пытках за последние месяцы остались нерасследованными, - говорит Мира Ритман. – Этой безнаказанности необходимо положить конец. Властям следует начать с тщательного и беспристрастного расследования заявлений Атабаева о незаконном обращении и затем привлечь всех виновных к ответственности».
 
Длительное следствие по делу о «возбуждении социальной вражды» в связи с прошлогодними событиями в Жанаозене сопровождается секретностью и непрозрачностью, отмечает Хьюман Райтс Вотч. КНБ так и не обнародовал никаких конкретных фактов относительно высказываний или действий, которые вменяются каждому из фигурантов.
 
Подписка о неразглашении не позволяет адвокатам делиться информацией, составляющей «тайну следствия». Как объяснил Хьюман Райтс Вотч один из оппозиционных активистов,  под эту категорию может попадать «все, что тебе станет известно от следователя».
 
«Выдвижение серьезных уголовных обвинений против заметных оппозиционных активистов без обнародования конкретных фактов вызывает серьезные вопросы относительно работы следствия, - говорит Мира Ритман. – Авторитет власти зависит от прозрачности этого расследования».
 
Следует также отметить, что обвинения против активистов и нефтяника носят размытый и слишком широкий характер. Хьюман Райтс Вотч неоднократно призывала власти отменить состав «возбуждение социальной вражды» по статье 164 УК РК или привести его в соответствие с международными нормами о правах человека. Данный состав сформулирован настолько туманно и широко, что может использоваться и в действительности используется для криминализации законного поведения, защищаемого нормами о правах человек (например, законная реализация свободы выражения мнений и свободы ассоциации). Хьюман Райтс Вотч призвала немедленно освободить нефтяников и оппозиционных активистов, которые обвиняются по этой статье.
 
Использование размытого обвинения против активистов и нефтяников криминализует поведение, которое считается законным согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, ратифицированному Казахстаном в 2006 г., напоминает Хьюман Райтс Вотч.
 
«Призывы к насильственному свержению конституционного строя» - столь же туманный состав, противоречащий принципу законности, который, в соответствии с международными нормами о правах человека, требует, чтобы преступления были классифицированы и описаны точным и недвусмысленным образом, чтобы каждый человек мог составить представление о том, за какое действие или бездействие он может быть привлечен к ответственности, и мог бы поступать в соответствии с законом.
 
Законы, направленные на ограничение высказываний, подстрекающих к насилию, вражде и дискриминации, должны также учитывать фундаментальное право на свободу слова и считаются соответствующими нормам о правах человека только в том случае, если такие насилие, дискриминация или вражда представляются неминуемыми, а меры по их ограничению – абсолютно необходимыми для предупреждения такого поведения.
 

Справка

16 декабря 2001 г. в Жанаозене – городке нефтяников на западе Казахстана произошли столкновения между полицией и людьми на центральной площади, среди которых были и нефтяники, мирно бастовавшие к тому времени уже семь месяцев. По факту массовых беспорядков властями было возбуждено уголовное дело, 27 марта перед судом по обвинению об организации или участии в массовых беспорядках предстали 37 человек.
 
4 июня 34 из 37 подсудимых были признаны виновными, несмотря на многочисленные правдоподобные заявления о принуждении к даче показаний на предварительном следствии с помощью пыток или недозволенного обращения. 13 человек получили от четырех до семи лет лишения свободы, остальные были амнистированы, осуждены условно или оправданы.