Дело французского суда проливает свет на репрессии Ташкента
4 июля 2011 г
Узбекистан  широко известен своими жестокими нарушениями прав человека, в том числе репрессиями против свободы слова. Такие политические фигуры как Каримова никогда не должны иметь возможность злоупотреблять законами о клевете с тем, чтобы прекратить открытые и критические дебаты о действиях
правительства.
Мира Риттманн, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии

(Париж, 1 июля 2011 г.) - Решение французского суда от 1 июля 2011 г. отклонить иск о клевете, поданный дочерью президента Узбекистана против французского онлайнового новостного агентства,   указывает на наличие репрессий в Узбекистане в ответ на критику, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Парижский суд по делам прессы отклонил иск, поданный Лолой Каримовой, дочерью президента Узбекистана Ислама Каримова, против Rue89. Каримова требовала возместить моральный ущерб, нанесенный ей статьей, опубликованной Rue89 в мае 2010 г., где она называется дочерью «диктатора Каримова» и утверждается, что она «обеляла имидж Узбекистана» при помощи благотворительных мероприятий.

«Узбекистан  широко известен своими жестокими нарушениями прав человека, в том числе репрессиями против свободы слова», - заявила Мира Риттманн, сотрудник Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. «Такие политические фигуры как Каримова никогда не должны иметь возможность злоупотреблять законами о клевете с тем, чтобы прекратить открытые и критические дебаты о действиях правительства».

Узбекские власти используют фиктивные иски с тем, чтобы заставить журналистов замолчать, а также угрожают и преследуют их иными способами. Двое ташкентских телевизионных журналистов, протестовавших против цензуры и коррупции, были уволены, задержаны и оштрафованы; в настоящее время они объявили голодовку.

Каримова подала иск в августе 2010 г., требуя компенсацию  в размере  30 000 евро (43 000 американских долларов) за статью озаглавленную «СПИД: Узбекистан применяет репрессии дома, но афиширует себя в Каннах».  В статье говорится, что Каримова заплатила актрисе Монике Беллучи 190 000 евро (272 000 американских долларов) за появление на благотворительном мероприятии.

Слушания по делу о клевете прошли 19 мая. Две хорошо известные  узбекские правозащитницы, находящиеся в  изгнании, выступали свидетелями защиты - Мутабар Таджибаева, бывшая политзаключенная и руководитель узбекской правозащитной группы «Клуб пламенные сердца», и Надежда Атаева, глава расположенной во Франции  правозащитной организации «Права человека в Центральной Азии». В своих показаниях Таджибаева подробно описала случаи неоднократного ненадлежащего обращения с нею, включая сексуальное насилие, во время ее пребывания в заключении в Узбекистане с 2005 по 2008 г.г.

«Узбекские власти неоднократно осуждали журналистов в Узбекистане по фиктивным обвинениям в клевете только лишь за написание статей, которые воспринимались властями как критичные или оскорбительные», -  сказала Риттманн. «Это было бы ужасной ошибкой правосудия, если бы парижский суд по делам прессы сразу же не отклонил бы обвинения в клевете против Rue89».

Серьезные нарушения прав человека правительством президента Каримова  хорошо задокументированы. Пытки и ненадлежащие обращение являются систематическими в системе уголовного правосудия. Оппозиционные политические партии не могут свободно работать в Узбекистане и,с момента обретения независимости  в 1991 г., в Узбекистане не прошло ни одних выборов, признанных международными наблюдателями свободными и справедливыми.

Более двенадцати правозащитников и других активистов гражданского общества находятся в тюрьмах по сфабрикованным обвинениям,  у многих из них из-за плохих тюремных условий имеются серьезные проблемы со здоровьем. Другие активисты сталкиваются с угрозами и преследованиями. Правительство жестко ограничивает свободу выражения мнений.  В речи, посвященной Дню прессы и средств массовой информации, отмечаемому в Узбекистане 27 июня,  Каримов говорил о необходимости укрепления среды, благоприятной для деятельности средств массовой информации и разработке законов, касающихся прозрачности и открытости, а также отметил растущую важность интернета. Однако на практике, независимые журналисты преследуются, задерживаются, и судятся по фиктивным уголовным обвинениям в клевете, которые могут повлечь за собой тюремный срок или огромный штраф. Вебсайты, содержащие информацию о животрепещущих темах,  либо критикующие правительство, регулярно блокируются в Узбекистане.

Двое ташкентских телевизионных журналистов были задержаны возле здания президентской администрации в день, когда президент произнес свою речь. Журналисты, Саодат Омонова и Малохат Эшанкулова, держали плакаты, объявляющие начало голодовки  в знак протеста против цензуры и коррупции на национальном узбекском телевидении и того факта, что их неоднократные просьбы о встрече с президентом были проигнорированы. Их задержали на пять часов и оштрафовали за проведение несанкционированного пикета.

5 мая полиция задержала ташкентского журналиста Василия Маркова и его коллегу Руслана Каримова в Кашкадарьинской области, где они проводили журналистское расследование сообщений о суицидах, вызванных нехваткой рабочих мест. Полиция продержала их 10 часов, а затем выслала из региона обратно в Ташкент, посадив в такси.

15 октября 2010 г. корреспондент радиостанции «Голос Америки», Абдумалик Бобоев был признан виновным в клевете, оскорблении и изготовлении или распространении материалов, представляющих угрозу общественной безопасности или общественному порядку, и оштрафован на сумму примерно в 11 000 американских долларов. В тот же месяц другой ташкентский журналист, Владимир Березовский, был признан виновным по схожим обвинениям за статьи, опубликованные на сайте Vesti.uz.

С августа 2010 г. Омонова и Эшанкулова выступали против цензуры и коррупции на национальном телеканале  Йошлар («Молодежь»), где они работали.

6 декабря, пытаясь привлечь внимание к проблеме, они провели акцию протеста на площади Независимости в Ташкенте. Три дня спустя они были уволены. В конце декабря они подали иск против телеканала за увольнение без причины. 31 мая суд вынес решение в пользу телеканала. Омонова и Эшонкулова подали апелляцию. Они неоднократно отправляли письма президенту касательно их обеспокоенности положением дел на телеканале, но не получили ответа.

Омонова рассказала Хьюман Райтс Вотч, что 27 июня сотрудники полиции и службы национальной безопасности в штатском окружили их в считанные минуты после того, как они развернули свои плакаты. Полиция отвезла их в участок Яккасарайского района, где их допросили и заставили написать объяснительную.

Пять часов спустя их доставили в суд Яккасарайского района, где они обе были оштрафованы на сумму в 60 минимальных зарплат (1700 американских долларов). Судья проигнорировал их ходатайства о переносе рассмотрения дела в связи с отсутствием их адвоката, и признал их виновными в нарушении статьи 201 Административного Кодекса РУз «нарушение порядка организации или проведения собраний, митингов, уличных шествий или демонстраций». Рассмотрение дела заняло примерно 15 минут. Они продолжают голодовку.