Безлюдные улицы и закрытые магазины – так выглядит Милан на карантине. 11 марта 2020 г. 

© 2020 Carlo Cozzoli/Sipa via AP Images

Я американка, живущая в Милане. Телефон и почта ожидаемо разрываются от высказанных переживаний и комментариев о том, что происходящее в Италии – это разумно / избыточно / просто неизбежно (нужное подчеркнуть).

Италия вышла на второе место после Китая по числу случаев заражения коронавирусом: на 17 марта здесь зафиксировано 31 506 случаев (больных на сегодня – 26 062, умерших – 2 503). Неудивительно, что власти пошли на самые жесткие после Китая карантинные меры. Теперь их примеру следуют многие другие европейские страны, в первую очередь – Испания и Франция, подтягиваются и Штаты.

На 11 марта по всей стране были закрыты все бары, рестораны и большинство магазинов. Работают продовольственные магазины и аптеки, кое-где газетные киоски и, не забывайте – это Италия, табачные лавки. Всем предписано сидеть по домам, и улицы обычно шумного Милана непривычно пусты, а воздух необычно чист. В супермаркетах объявления напоминают о необходимости держаться в метре друг от друга, охрана следит за тем, сколько человек вошло и вышло. Недавно я стояла за молоком и пастой в очереди из 20 человек, заворачивавшей далеко за угол квартала, потому что все мы старались держать дистанцию. Среди молодежи многие перестали заходить к старшим, хотя по-человечески это бывает тяжело.

Одинокий жонглер в безлюдном миланском парке. По условиям карантина, итальянцам разрешено заниматься на открытом воздухе в одиночку. 15 марта 2020 г. 

© 2020 Judith Sunderland/Human Rights Watch

У меня трое сыновей: 11, 17 и 18 лет. С 21 февраля они ни разу не были в школе, это в Милане, а теперь еще и по всей стране школы и университеты закрыты как минимум до 3 апреля. У меня в WhatsApp буквально сотни сообщений: все пытаются понять, что происходит, разобраться с запутанными инструкциями дистанционного обучения и обменяться друг с другом смайликами в масках или смешными мемами. Один из лучших – это когда девушка в зимнем пальто говорит маме, что собирается погулять на кухне.

Только сейчас, через три недели с начала этой катастрофы, школы, где учатся мои сыновья, начинают по-настоящему вести онлайновые уроки, но это все довольно условно. У меня на всех детей в общей сложности 26 учителей, и пока онлайновые уроки пытаются вести только девять. Конечно, сыновья пошучивают на тему того, как здорово не ходить в школу, но я вижу, как у них загораются глаза во время видеозвонков с друзьями и учителями. Видно, что принудительные домашние каникулы не идут им на пользу, и я боюсь, как бы затянувшееся безделье не обернулось отставанием в учебе.

Моим сыновьям повезло: у них есть компьютеры, интернет и родители, которые помогают осваивать программу. А для кого-то закрытие школы становится настоящей трагедией. Младшие остаются без того самого горячего обеда в школьной столовой. У средних может не быть дома интернета или не оказаться под рукой компьютера в нужный момент, либо у них не будет родителей или родственников, способных помочь разобраться с онлайновыми платформами, на которых работают учителя. Для тех старшеклассников, которые и раньше не видели большого смысла в учебе, это будет идеальным предлогом, чтобы бросить школу вообще.

Очередь в миланский супермаркет 12 марта 2020 г. 

© 2020 Judith Sunderland/Human Rights Watch

В условиях нынешней эпидемии определенные ограничения свободы передвижения могут быть неизбежными. Речь идет не только о школьниках, которым приходиться сидеть дома, но и о многих других, по которым все это бьет особенно сильно. Это пожилые, люди с инвалидностью, работающие семьи, оставшиеся без зарплаты, наконец – разного рода арестанты. Женщины, которых в социальном обслуживании, здравоохранении и образовании большинство, с большой вероятностью столкнутся с дополнительной нагрузкой по уходу за детьми и будут подвергаться повышенному риску заражения. Для не имеющих документов мигрантов и ищущих убежища едва ли не единственной возможностью попасть к врачу будет вызов «скорой» в экстренных случаях. Бездомным теперь некуда податься, поскольку центры дневного пребывания и бесплатные кухни прекратили работу из-за карантина.

По всей Италии, включая СИЗО недалеко от нас, арестанты в переполненных тюрьмах и их семьи протестуют против запрета свиданий и условного освобождения и требуют расширить применение домашнего ареста. Серьезному риску массового заражения подвергаются люди, которые содержатся в забитых под завязку иммиграционных изоляторах в антисанитарных условиях. Выходцы из Китая, как, впрочем, и любой человек, похожий на китайца, становятся изгоями, их оскорбляют, на них нападают, их бизнес становится токсичным и рушится.

Итальянское правительство обдумывает пакет финансовых мер, которые могли бы смягчить последствия карантина, в том числе для семей с низким доходом и тех, у кого возникли проблемы с уходом за детьми. Не исключено принятие адресных мер поддержки работодателей и работников, чтобы люди могли уходить в оплачиваемый отпуск и не попадали бы под увольнение, хотя вопрос о гарантиях фрилансерам, временным и сезонным рабочим пока не прояснен.

Самодельный плакат на мосту через канал: «Все будет хорошо». Милан, 15 марта 2020 г.

© 2020 Judith Sunderland/Human Rights Watch

Было бы неплохо узнать больше о том, что правительство намерено сделать для борьбы с расизмом, защиты прав тех, кто находится за решёткой, обеспечения нуждающихся продовольствием и медикаментами и доступа к информации и профилактической медицинской помощи для мигрантов, а также для отслеживания и помощи учащимся, которым приходится особенно нелегко.

И все же, даже окутавший Милан мрачный туман не лишил людей чувства солидарности и решимости. 13 марта у нас в городе и по всей стране итальянцы выходили к окнам и на балконы и азартно, с огоньком и задором, пели песни, играли кто на чем или просто колотили по кастрюлям. И мы тоже это делали. Расходясь на безопасное расстояние, люди становятся ближе, поскольку таким образом они проявляют ответственность, чтобы оградить тех, для кого инфекция опаснее всего, и чтобы поддержать работающую на пределе возможностей систему общественного здравоохранения с ее врачами и медсестрами, которые уже несколько недель не видели отдыха. Коронавирус стал серьезным стресс-тестом для этой системы, но он же наглядно продемонстрировал важность наличия эффективной и доступной медицинской помощи.

Задним числом легко давать рекомендации, но все же, возможно, если бы власти отреагировали оперативнее и с самого начала четко обозначили, что необходимо делать, то самых драконовских ограничений можно было бы избежать. Не исключено, что вирус распространялся бы медленнее, а нам не пришлось бы сидеть по домам взаперти, если бы оповещение сработало лучше, а население сразу ориентировали бы на профилактику, включая перевод на удаленную работу и запрет массовых скоплений людей.

Но что есть, то есть. Вместе со всеми я буду как можно дольше оставаться дома, держать дистанцию при походе в магазин и до бесконечности мыть руки. И трепаться по скайпу с друзьями, которые живут за пару домов от меня.